Oleg17

от ·
О Ж И Д А Н И Е
Ожидание боли сильнее, чем боль.
Мы боимся того, что в нас есть от детей;
И, когда кто-то там проиграет отбой,
Мы торопимся жить всё быстрей и быстрей,

от ·
Тихой заводи легкая зыбь Монотонно и нервно струится. В ожидании скорой грозы Бродят призраки. Мне не спится. В чехарду разношерстных мест Память нити вплела тугие, Чтобы вышел тугой замес Под названием «ностальгия». Мне не спрятаться в толще лет, Мысли плотной закрыв пеленою. Время – избранных амулет – Чуть устало играет со мною. Ночь. Расссвет. Угасанье звезд. Над водою туман невесомый… Хоть бы поезд меня увез От тоски по давно чужому. А закрытая дверь так манит… И куда ты, паскуда, щемишься? У безвременья паразит – Настоящего жалкий временщик. А под ложечкой сосет От несбывшихся надежд. Прожил задом наперед Жизнь кругами по воде. Вот, частушки уже в ход пошли – В плясовую, гори все печали! Не в капусте меня нашли, А в бадье с разносолами к чаю. Тихой заводи, мать ее, зыбь - Помочусь щас на рыбок беспечных! А вообще не хрен горькую пить, Если хочешь поплакать о вечном.

от ·
Я умирал уже тысячу раз: В снах и изменах, в тоске перепоя. Тысячу раз я испытывал страх, Когда душа замирала от боли; Тысячу раз – я был прав и не прав, Прося у Бога только покоя. Мертвенный свет скороспелой луны, Как у Булгакова – люди и тени… Все мы взаймы берем у весны Несколько строк и пару мгновений. Все мы – заложники вечной войны, Хоть расшиби себе лоб и колени. Я воскрешал не один раз на дню: От обещаний, от трели эфира��� А по ночам я любил ту луну, Мертвенно-бледно служившую миру. И если я проклят – то не прокляну В горло вцепившийся кашель вампира. Пусть я заложен тысячи раз, И никому уже не интересен В пьяном восторге чудной пересказ Лучших моих ненаписанных песен… …Щеки уже — отсырели до плесени, Но все равно я — маг и кудесник, Волхв и пророк – мне никто не указ! Только бы вот отступила тоска… Ну, а своих — Бог не предаст.

от ·
Мы любим – опрометчиво и глупо, Стыдясь нередко чувств своих, как слез; Даря любимым обещанья скупо И пробуя уснуть под стук колес. Мы любим – безнадежно и упрямо, Себя терзая страстною мольбой – И, щедро посыпая солью раны, Подчас боль ставим выше, чем любовь. Мы любим – монотонно и нелепо – Когда забыть труднее, чем понять, Что нет нужды зря ворошить прах склепа; Но память хочет все вернуть опять. Мы любим – задыхаясь от мгновений, Минутой вожделенною горя И просим у судьбы не исцеленья, А роковую близость алтаря. Мы любим. Цель оправдывает средства. И забываем, что любовь сама – Великое и вечное наследство, А не предлог - чтобы сойти с ума.

от ·
«Ах, как хочется жить красиво –
Зависть, злобу послав подальше…»
Строил я себе перспективы,
Не успев встать с утра пораньше.
Не ругаться по пустякам спьяну,

от ·
Бесприютная синяя даль, Что по-русски зовется небом… Убегающие города, Грязно-белым прикрытые снегом. Непроторенный путь наверх, Роковое стремление к чуду… Буйных песен и смех, и грех; Вещий сон – в никуда, ниоткуда. Все навеки в душе сплелось – Святость глаз и хмельная злоба. Видно, так на Руси повелось: Жизнь губить, да задаром чтобы. И любимый ответ: «Да иди ты…» По своим углам, да за печкой. «В рыло, так им, космополитам!» И огарок заместо свечки. Богоносцы и богоборцы, К небу храм – да на пепелище. Заплевали по-край колодцы… И куда ты, Русь, только мчишься? Дай ответ!.. Не дает ответа. Ни простить, ни грехи отринуть. Только голову – да на ветер, Да под плети тяжелые спину…

от ·
А я все также жажду тишины, Без треска барабанного соитья… Не для того, чтобы уйти затем в забытье И видеть полинявшей жизни сны, А чтоб услышать быстрых дней сюиту На клавишах застенчивой весны… Я жажду блага – просто тишины. И мне все также хочется понять Непостоянство времени и мыслей, Пространство – порождение Огня, И круг, сомкнувший все Любовью высшей; Пределы Веры, лепящей меня Так неизбывно в нынешнем и бывшем… Мне хочется так многое понять. Я ведаю, что я всегда в пути, И все ж ищу другую половину; И голову, прижатую к груди, Целую нежно, истово, невинно; И, говоря тихонько: «Уходи» — Ветрам холодным подставляю спину… Я должен этот путь пройти один. И это не проклятие, не рок, Не кара за былые прегрешенья, А безграничной Веры утешенье: Всему всегда начертан свой итог, И в Жизни наилучшие решенья Даруют одиночество и Бог; И тишина, распятая у ног, Отбрасывает мертвых звуков тени…

от ·
Ожидание боли сильнее, чем боль.
Мы боимся того, что в нас есть от детей;
И, когда кто-то там проиграет отбой,
Мы торопимся жить всё быстрей и быстрей,
Прикрываясь заблудшим словечком «любовь»

от ·
1. Ни хрена себе ночка:
По нам, сонным - шрапнелью...
Я увидел воочью,
Как свинцовой метелью
Мёртвых резало в стружку,

от ·
….И снова перрон. … И давит усталость. И стая ворон кружит над вокзалом, Меня провожая
с утра-спозаранку – Когда не играет «Прощанье Славянки» Я не суеверен – Они не нарочно. И всё же растерян, И всё же тревожно… К чему эти крики Летят в поднебесье – Скорей бы на стыке Уж спарились рельсы…. И поезд – союз Равнодушных вагонов – Увёз бы мою Душу к новым перронам. И в стуке колёс, В неурядицах мелких Родится вопрос: «А кто двигает стрелки»?

Вверх
{"userAgent":"CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)"}