Once upon a time in Greece


Богиня моего склероза, Мнемозина,

меня до богадельни подвозила,

откуда я потом сбегал тайком

испить сивухи в кабаке "У Леты",

но это получалось только летом,

зимою богадельня под замком.


Я был отцом её десятой дочки.

Сказали Зевсу. Он отбил мне почки,

чтоб я не окрылял чужих богинь.

Мы долго бились в роще у Олимпа.

Я победил бы, но лахудры-нимфы

слепили очи ветками олив.


И вот я пал под идолом нерусским.

Очнулся, по преданиям, в Бобруйске.

По небу Феб гонял своих коней,

а я парил в эфире диэтила.

Под вечер Мнемозина приходила,

но шифровалась, будто не ко мне.


Я выжил. Дочь пропала. Мне сказали,

что видят её часто на вокзале,

где вдохновляет эллинов она.

Но я не верю этим грязным слухам

и лета жду. Тогда что было духу

бегу в кабак за амфорой вина.


Там пьют нектар собратья по искусству.

Им Дионис придал шестое чувство.

Зовут их Апеллес и Поликлет.

Мы говорим о темах и о музах.

Они напьются, после крышу грузят,

что на их долю муз в природе нет.


А вот поэты вовсе обнаглели:

Им мойры ткут рубашки с колыбели -

И восковой табличкой мне в пятак.

Мол, будь ты скульптор или же художник,

то полагаться на себя лишь можно,

а у поэтов этих муз - пятак.


Идите к Зевсу, - говорю им, - свины...

Но тут в кабак заходит Мнемозина

и прекращает творческий наш спор.

Везёт домой. Мне возникать не стоит -

Я сыт и пьян. И мой склероз со мною.

И боги спят.

И кончен разговор. 

Участие в конкурсах

Я только малость объясню в ст...
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.