Карина Кислицина

Карина Кислицина

176 карма
Омск

от·
С тобой сидеть и молчать о главном, смотреть, как жёлтыми субмаринами плывет сентябрь спокойно, плавно, с прожилками лета неповторимыми. Как небо плещет своим индиго, и облака – небольшими стаями, как птицы громким протяжным криком кричат о счастье незабываемом. Как утром в лужах плывут несмело багряно-солнечные кораблики, как осень чертит границы мелом и соблюдает закон гидравлики. И солнце плечи так жадно лижет, как будто перед большой разлукой. И так прекрасно сидеть на крыше с тобой в отсутствии лишних звуков.
Мы словно руферы - выше-выше, от магистралей большого города, а он так жадно туманом дышит, и он в предчувствии льда и холода
Нам тихо шепчет о чём-то истинном, о чём-то важном, но незамеченном. А ты, как будто читая мысли, целуешь нежно мои предплечья. И мне тебя нестерпимо мало. Я так устала минуты сцеживать. И провести бы черту финала, и больше запах твой не отслеживать в огромном городе с улиц проседью, где пахнет кофе, дождем, корицей.
Мне хочется лета, жары и сосен, и непременно – тебе лишь сниться холодной ночью обычной осени, где солнце в алом закате тонет. Ты ни о чём меня не попросишь, и лишь сильнее сожмешь ладони в своих горячих руках. Мой славный, мы будем на лучшее лишь надеяться. О главном… давай промолчим о главном. Смотри, как звезды над крышей светятся. Ты обнимаешь, и небо гаснет. И всё теряет былую важность. И я не знала, как всё опасно, тебя увидев в тот день. Однажды мы будем вместе не день, а вечность, И ничего нам не помешает. Я улыбнусь тебе. Бесконечность восьмёркой в небе ночном растает.
Молчать о главном
Читать дальше

от·
Что это было? Неважно, но было жарко –
Смотреть на тебя, касаться и обжигаться.
А солнце над нами чиркало зажигалкой,
И было безумием мне тогда не остаться.
Читать дальше

от·
Возврат в эту точку, гдЕ мы с тобой – «не врозь», Возврат в эту зиму, где было всему начало, Где семя - в обоих – доверия проросло. И дерево это цвело и не осыпалось. Где было: касание, вспышка, магнит такой, Что тянет сквозь километры бетонной толщи. И в сердце рождался тогда лишь у нас покой, Когда мы летели друг к другу сквозь эту толщу.
Возврат в это время, где небо в твоих глазах, Смешавшись с твоим изумрудным, казалось морем. Где мы отражались у вечности в зеркалах И строили сотни общих своих историй. Где было: несёшься сквозь пробки к тебе. Сквозь снег. Сквозь тонны проблем, разрядив их биением сердца. И столько уже мной написано о тебе. Что, если всё сжечь, то можно в мороз согреться.
Возврат в эту ночь, где только твой силуэт На белых, но тёплых стенах дрожит от счастья, Где свечи танцуют и близится томно рассвет, И очень не хочется с ночью такой прощаться. Где важно в течение дня мне твое «Алло», что согревает мне пальцы сквозь снег и трубку…
Но только теперь все дороги к тебе замело.
Амен
Читать дальше

от·
И лунный луч, скатившись по обоям,
Ложится вдруг на лица нам обоим,
И освещает одно действие простое:
Венок из рук плести. Не отпускать.
Читать дальше

от·
У нас всё прекрасно: каждый друг другом влеком,
Сахар смешался внутри с кофе и коньяком
Место, где встретимся: «не_сойди_с_ума
точка
Читать дальше

от·
Хочется глобус достать, ткнуть пальцем, закрыв глаза,
В любую из стран
Купить билеты, собрать багаж
И чтобы – только белая всегда была полоса,
Читать дальше

от·
Как улыбалось утро нам, помнишь, Джонни
Соль на ладонях белела, в бокалах - тоник,
Я всё смеялась: «Ты никогда не утонешь,
Такие как ты не тонут, такие, как ты не стонут,
Читать дальше
Показать больше
Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.