слепой десятипальцевый метод быстрой печали


Октябрь следовал за мной и ускорял шаги, И стаи птиц над головой сужали всё круги (Как никотин сужал зрачки), и я надел очки, Чтоб успокоить сердца вой и печени скачки. Вокруг меня деревьев лес сменил район домов, И теплый воздух уходил из тела как любовь, Он по-английски уходил, с прощанием без слов, Но я давно к нему остыл, как остывает кровь. Я думал это не со мной, все это страшный сон, И я щипал себя рукой, чтоб испарился он. Но вместо этого лишь боль казалась все острей И явь шептала: «Это все реально, Алексей». И я не знал, куда иду, но чувствовал, что вниз. Земля казалась подо мной мне узкой как карниз. Октябрь сзади нагонял, на пятки наступал, Руками лез под воротник и в ухо хохотал. По коже тонкой ледяной моей скользила дрожь И в сердце острый непокой вонзался словно нож, Я шел, изрезанный тоской, и страхом истекал Всё жестко-холодно вокруг, как будто всё – металл. Я чувствовал, что впереди – нерадостный финал, И я хотел назад идти, но там октябрь стоял, Он сердце мне сжимал в груди, по каплям выжимал Мою безрадостную жизнь себе в пустой бокал. Вот он поднес его к губам, я понял - «Всё, конец, Я буду у него внутри между его сердец, Как опухоль, как рудимент, сиамский брат-близнец, Как будто против воли нас отправят под венец, Венец терновый, и за ним, совсем не видно звезд». Пока я думал, он к губам бокал свой преподнес. Пока я с любопытством ждал, какой он скажет тост, Он молча осушил бокал, и я в октябрь врос

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.