Суррогатное псевдоматеринство


Я, кряхтя и охая, хватаясь за вспухший живот, встал с кровати и подошел к монитору, и там высвечивалась дата — 8 марта. Когда-то это был Международный женский день, праздник для прекрасной половины человечества, и пускай он отмечался не в каждой стране, однако ощущение того, что весь женщины всегда рядом с нами, можно смотреть на них, улыбаться им, обнимать и целовать — это вдохновляло мужчин на подвиги, на преодоление сложностей жизни, на созидательный труд. Поэмы, картины, скульптуры, кинофильмы — искусство воспевало женщину, боготворило ее, и под Луной мужчины признавались в своих чувствах возлюбленным дамам. Хотя стоит признать и другое, войны и конфликты тоже начинались из-за женщин, вспомните хотя бы Троянскую войну. И все же, что ни говори, а природа или Творец — кому тут как нравится! - сделали верное решение, поделив органический мир на два пола. Адам и Ева — с этого начинается род человеческий, с этого момента мы познаем добро и зло, прекрасное и ужасное, правду и ложь. Через тысячилетние испытания жизни проходили мужчина и женщина, держась за руки и смотря в будущее с надеждой, верой и любовью.

Это было раньше... до пандемии. Двадцать лет назад вирус XX2045G скосил шестьдесят процентов населения Земли, и все они оказались... женщинами. Это был избирательный вирус, он не щадил только людей женского пола, и не важно, это был ребенок или старушка — все умирали мучительно и быстро. Внешние признаки протекания болезни были как у вируса Эболы, только ее возбудителем оказался вирус неизвестного происхождения, который возник на территории Габона и пошел дальше по всему Черному континенту, на Евразию и дальше и распространялся по воздуху с ураганной скоростью. Не прошло и двух месяцев, как на планете остались только мужчины. Никакие предпринятые меры защиты не способствовали спасению женщин, иммунитет не вырабатывался, вакцины не существовало.

Я тогда учился в школе — в пятом классе, и мне было страшно смотреть, как умирают мои одноклассницы, харкая кровью по парте, как упала с третьего этажа учительница математики, не выдержав болей и судорог, как проглотила крысинный яд соседка со второго подъезда, когда увидела себя обезображенную в зеркале. Выли кареты «скорой помощи», увозя инфицированных и без того переполненные больницы, где никакой помощи оказать не могли, без остановки работали крематории и могильщики, которые хоронили и своих близких женщин.

Это был закат человечества. Трудно сказать, какая паника охватила оставшихся в живых. Некоторые мужчины от горя и отчаяния совершали суициды, другие крепились и продолжали жить, веря в прогресс науки и техники, третьи находили упокой в хирургической смене пола или в нетрадиционных сексуальных контактах (хотя на этот момент они уже стали нормой!), а вот четвертые — ученые и исследователи - занимались тем, что искали пути выхода из катастрофы. На тот момент не осталось ни одной живой женщины, и лишенный своей среды обитания вирус XX2045G исчез. В первые годы в лабораториях и институтах биологического и медицинского профиля были попытки их клонирования, благо в криохранилищах оказалось достаточное количество женских яицеклеток. А вот в сперматозоидах недостатка вообще не было.

Оказалось, что это сделать во много раз сложнее, чем вырастить овечку Долли или мамонта. Потому что для этого существовали природные инкубаторы — матка. Ген мамонта можно было пересадить в клетку современного слона, а оплодотворенную клетку волка вложить в матку собаки. В процессе экспериментов выяснилось, что вырастить в пробирке организм высшего нервного порядка практически невозможно — без живой окружающей ткани эмбрион не выживает и трех месяцев, даже если имеет необходимую температурную, водную среду, питание и тому подобное. Тоже самое получилось с попыткой создать биологическую «грушу», в которой бы развивался плод — вне реального полноценного организма любой эмбрион был обречен на смерть. Это только в фантастических фильмах ученые без проблем клонируют людей в стеклянных емкостях или в бассейне, или в искусственной утробе, а в реалии все значительно грустнее.

Попытались использовать матки коров, свиней, шимпанзе, мимо которых прошел вирус-убийца, и вначале были тесты с обнадеживающими результатами. Да, в первые эксперименты не все было гладко - отторжения тканей и плода, поскольку все же существует разность метаболизма, маточной среды, генов, физиологии, однако эту проблему удалось урегулировать гормонами, стероидами, иммуноподавляющими препаратами, химиотерапией и биоэлектроникой. Но на выходе оказались существа, которые лишь на половину напоминали человека, причем они были гермафродитами, генетически они близки к нам всего на 20%. С другой стороны, их интеллект намного превосходил «хомо сапиенса», скорость реакции — тоже в несколько раз выше, им были нипочем низкие и высокие температуры, влажность или сухость, и — что самое важное! - они сразу выразили свою агрессивность к человечеству.

К счастью, это вовремя осознали ученые и правительственные чиновники. Большую часть гибридов успели уничтожить еще в лаборатории, хотя и там произошли кровавые акты драмы, но несколько взрослых особей вырвал��сь на волю благодаря диверсии одной подпольной религиозной группы, и они стали размножаться в горах, пустынях, непроходимых лесах и топях, при этом нападая на людей, уничтожая домашний скот и дикую фауну. Лишь военная кампания, организованная три года назад, остановила угрозу заселения Земли новыми разумными видами, чуждыми человеку.

Проблема вновь встала ребром. И тут кто-то вспомнил старый американский фильм «Джуниор» с участием Арнольда Шварценеггера; это была комедия о том, как мужчине в брюшную полость запустили оплодотворенную клетку, и он забеременел; через девять месяцев родилась здоровая девочка. Какой бы антинаучной не была тема, однако она навела на размышление ученых. Они решили пойти таким же путем, но только имплантировать мужчине матку, сшитую из его же тканей. Чтобы организм чувствовал себя женским, вприскивались соответствующие гормоны, психологический настрой удерживался сеансами гипноза, психотропными лекарствами.

Первые эксперименты были проведены с заключенными тюрем, с теми, кого приговорили к высшей мере наказания. Им деваться было некуда — к тому же им гарантировали жизнь и определенную свободу, если согласятся на операцию по вживлению матки и выращивания в себе плода. В итоге из 15 человек выжили трое, и все трое родили детей — двух девочек и одного мальчика. Оказалось, что перенести физическую нагрузку могут не все мужчины. Бандиты, которые легко резали врагов, взрывали бомбы в зданиях, стреляли в полицейских, проявили слабость при первых же симптомах токсикоза, оттеках ног и рук, выпадения волос, страсти к селедке и соленым огурцам; так, двое сошли с ума, увидев свои вздувшиеся животы, а у троих были выкидыши. Требовались атлетически сложенные, спортивные, привыкшие к нагрузкам. Об этом было информировано все человечество. Ученые приглашали добровольцев.

И знаете, таких оказалось очень много. Мужчины считали своим долгом возродить человечество, вернуть женщин в их мир. И для этого готовы были пожертвовать своим здоровьем и жизнью. В клиники и лаборатории выстраивались длинные очереди, порой приходилось записываться на полгода вперед, чтобы попасть на операционный стол. Ученые уже могли распознавать мужскую и женскую комбинацию ген, планировать пол ребенка. В первый год упор делался на женскую сторону.

- Поздравляю с 8 Марта, друг, - тут кто-то хлопнул меня по спине.

Я обернулся и увидел Сергея, с которым я когда-то учился на курсах по вождению автомобиля. Он только позавчера родил девочку, 3500 грамм, 52 сантиметра, блондинка, голубоглазая и очень горластая — ее крики я слышал аж в своей палате. Теперь у его кровати были цветы, пеленки, детская одежда, бутылочка с молоком. Сергей чувствовал себя полноценной мамой.

- А-а, спасибо, - ответил я, - и тебя с нашим праздником! Счастья тебе и малютке! Пускай у нее будет достойный мужчина!

- Да-да, - и глаза Сергея радостно заблестели. Он уже был в грёзах о будущем. - Моя Алёна будет астрономом, вчера она, находясь в коляске, смотрела на звезды...

Не смейтесь, теперь 8 Марта был и мужским праздником, и мы, беременные, вправе его считать своим. Ведь теперь мы несли и участь женской половины, пускай и наперекор природе, и все же мы возрождали человечество. Быть суррогатной псевдоматерью почетно, важно и возвышенно.

- Как себя чувствуешь? - спросил он меня.

- По разному, но в любом случае я рад, - тихо ответил я.

Тут вошел в палату врач-акушер и, покачав головой, строго сказал:

- Хамид, на кровать, нужно сделать УЗИ.

Я осторожно лег на свое место, и врач подкатил ко мне аппарат на колесиках. Он долго сканировал мою «матку», рассматривая плод, после чего произнес с водушевлением:

- Все хорошо, плод развит, девочка, активная...

- Да, я это чувствую, - улыбнулся я, осторожно гладя живот. - Ножками и ручками бъет меня, особенно по ночам, когда я сплю.

- Да... можно завтра на кесарево!

- О-о-о, поздравляю! - крикнул мне Сергей. Врач вытолкал его из палаты, намекнув, что роженицу нельзя волновать и беспокоить.

Я помахал ему рукой и подумал, что родить ребенка — это сложнее полета на Луну и важней миссии у меня никогда не было и не будет.

(27 августа 2015 года, Элгг)

Комментарии (1)
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Марина Малахова

Вывод один: мужчины, берегите женщин!

Ответить