Sher Revolucionario

Sher Revolucionario

1 карма

от·
По-моему, телефонная будка, что была в двадцати метрах от моего дома, стояла всегда и, насколько мне известно, никогда не работала. Это обычный прямоугольный стеклянно-железный ящик с облупленной от непогоды и времени красно-белой краской больше напоминал афишную тумбу, на которой вывешивались рекламные объявления, фотографии разыскиваемых преступников, тетрадные листы любовными услугами, полоски с предложениями обменять или продать квартиру и так далее, по своему прямому назначению не использовался — внутри телефонный аппарат был отключен, хотя на крыше торчала «рогатка» с отходившими куда-то проводами. Я как-то слышал, как недавно переехавшая соседка, у которой еще не установили домашний телефон, в раздражении спрашивала дворничиху Наталью:
- Наталья-опа, почему в этой будке телефон не работает? Меня постоянно ругают на работе, что не могут найти когда нужно.
Та перестала махать метлом и равнодушно ответила, махнув рукой:
- А не знаю. Как-то я спросила нашего районного связиста Рустама, когда телефон заработает, он засмеялся и сказал, что этот аппарат забыли подключить и линию уже делать не станут. А убирать никто не собирается, так как никому нет дела...
- Вот она, наша бесхозяйственность, - сердито произнесла соседка и поднялась к себе.

Читать дальше

от·
У гоблина по имени Марат имелся огромный железный сейф в маленьком мрачном доме, где он жил уже много столетий. В том сейфе хранились мешочки с золотыми монетами. Больше всего на свете гоблин любил пересчитывать деньги, и этим он занимался каждый день. Начинал считать с утра и заканчивал к вечеру, после чего запирал мешочки в сейф и уходил или в поле, или в лес, или в город к людям, чтобы творить там гадости.Марат нигде не работал, не умел и не хотел работать, ибо существа его проды не занимаются физическим или умственным трудом, но и деньги не тратил. Он их копил, хранил, лелеял, получая удовольствие лишь от того, что обладает таким состоянием. Мало кто из гоблинов мог похвастаться подобным размером богатства. И ему завидовали тролли, эльфы, леприконы, гномы, ведьмы и прочие сказочные существа.
Однажды он пересчитывал монеты и обнаружил, что одной не хватает. Его обуял ужас и гнев.
- Кто посмел украсть у меня золото? - заорал он, оглядываясь. Его мозги кипели, глаза горели, изо рта капала едкая слюна.
Ему ответила тишина. Тогда Марат стал вспоминать, кто был рядом, когда он вчера считал свое богатство. "Мимо пролетала ворона, - мелькнула мысль, - точно, я ее успел увидеть в окне... Значит, это она украла у меня монету, прохиндейка!"
Гоблин произнес заклинание и щелкнул пальцем, в тоже мгновение в доме возникла ошарашенная ворона. Она грелась у речки на солнце и - бац! - вдруг очутилась в темноватой и сырой комнате Марата.

Читать дальше

от·
Красная точка, мигая, возникла в двадцати сантиметрах от моего лица, прямо в воздухе – это был коммуникационный сигнал. Я зевнул и, не поднимаясь с кровати, ткнул пальем в нее. Тот час точка погасла, а вместо нее перед мной возникла голограмма – дежурный по космопорту № 27; его лицо было измученным и уставшим, и я представил, какая сегодня суматоха там.
- Чего тебе, Джон? – пробормотал я, протирая кулаками глаза. – Чего сон досмотреть не даешь?
- А как думаешь, «язычник»? – сердито хмыкнул он. – Поднимай свой зад с постели и топай сюда, работа появилась! – и он отключился.
«Язычник» - это из жаргона сотрудников космопорта, слово означает переводчик или, если быть точнее, ксенолингвист. Я изучаю инопланетные языки, нахожу систему коммуникации с представителем чужой цивилизации и помогаю ему сориентироваться на Земле, а землянам понять, чего он хочет здесь. Признаюсь, ремесло не простое, так как приходится сталкиваться с таким, о чем представления порой не имеешь. Это неискушенному человеку кажется, что нет ничего проще, чем разговаривать с инопланетянами, только на самом деле попробуй перевести их скрежеты или пуки в наши понятия. Ведь мыслят они совсем иными категориями и общаются тоже так, что человеку без приборов или специальной методики просто невозможно разобраться.
Моя профессия возникла сто пятьдесят лет назад с первым контактом: тогда на Землю явились представители системы Глизе 321, внеше похожие на – извините за грубость! – бесформенное дерьмо. Мы тогда так их и назвали «Фекалияне», кстати, пахли они тоже не совсем приятно, приходилось при встречах надевать маски или вставлять в нос фильтры, ароматизировать помещение разными дезодорантами и освежителями. Попытки понять «фекалиян» к успеху не привели, так как они не издавали ни звуков, ни излучали электромагнитных сигналов, а язык жестов им был невдомек. И лишь спустя несколько месяцев до ученых дошло, что перед ними стоят не разумные существа, а биологические отходы, когда сброшенные с борта пролетавшего звездолета и спустя тысячилетия достигшие Солнца. У тех существ отходы, как оказалось, тоже могли двигаться, самостоятельно существовать, но от этого они не получали интеллект и не способны были совершать осмысленные поступки. А то, что мы принимали за корабль – это просто бак для хранения всяких там нечистот. Таким образом, первый контакт оказался блином, то есть дерьмом инопланетян. Конечно, позже мы нашли тех «негодяев», которые так беспечно выбрасывали свои испражнения в космос, сумели втолковать, что нельзя загрязнять окружающий мир и вводить в заблужение иную цивилизацию. К их счастью, они поняли и больше так не поступали, а то мы превратили бы их в межгалактических ассенизаторов.

Читать дальше

от·
Я, кряхтя и охая, хватаясь за вспухший живот, встал с кровати и подошел к монитору, и там высвечивалась дата — 8 марта. Когда-то это был Международный женский день, праздник для прекрасной половины человечества, и пускай он отмечался не в каждой стране, однако ощущение того, что весь женщины всегда рядом с нами, можно смотреть на них, улыбаться им, обнимать и целовать — это вдохновляло мужчин на подвиги, на преодоление сложностей жизни, на созидательный труд. Поэмы, картины, скульптуры, кинофильмы — искусство воспевало женщину, боготворило ее, и под Луной мужчины признавались в своих чувствах возлюбленным дамам. Хотя стоит признать и другое, войны и конфликты тоже начинались из-за женщин, вспомните хотя бы Троянскую войну. И все же, что ни говори, а природа или Творец — кому тут как нравится! - сделали верное решение, поделив органический мир на два пола. Адам и Ева — с этого начинается род человеческий, с этого момента мы познаем добро и зло, прекрасное и ужасное, правду и ложь. Через тысячилетние испытания жизни проходили мужчина и женщина, держась за руки и смотря в будущее с надеждой, верой и любовью.
Это было раньше... до пандемии. Двадцать лет назад вирус XX2045G скосил шестьдесят процентов населения Земли, и все они оказались... женщинами. Это был избирательный вирус, он не щадил только людей женского пола, и не важно, это был ребенок или старушка — все умирали мучительно и быстро. Внешние признаки протекания болезни были как у вируса Эболы, только ее возбудителем оказался вирус неизвестного происхождения, который возник на территории Габона и пошел дальше по всему Черному континенту, на Евразию и дальше и распространялся по воздуху с ураганной скоростью. Не прошло и двух месяцев, как на планете остались только мужчины. Никакие предпринятые меры защиты не способствовали спасению женщин, иммунитет не вырабатывался, вакцины не существовало.
Я тогда учился в школе — в пятом классе, и мне было страшно смотреть, как умирают мои одноклассницы, харкая кровью по парте, как упала с третьего этажа учительница математики, не выдержав болей и судорог, как проглотила крысинный яд соседка со второго подъезда, когда увидела себя обезображенную в зеркале. Выли кареты «скорой помощи», увозя инфицированных и без того переполненные больницы, где никакой помощи оказать не могли, без остановки работали крематории и могильщики, которые хоронили и своих близких женщин.
Это был закат человечества. Трудно сказать, какая паника охватила оставшихся в живых. Некоторые мужчины от горя и отчаяния совершали суициды, другие крепились и продолжали жить, веря в прогресс науки и техники, третьи находили упокой в хирургической смене пола или в нетрадиционных сексуальных контактах (хотя на этот момент они уже стали нормой!), а вот четвертые — ученые и исследователи - занимались тем, что искали пути выхода из катастрофы. На тот момент не осталось ни одной живой женщины, и лишенный своей среды обитания вирус XX2045G исчез. В первые годы в лабораториях и институтах биологического и медицинского профиля были попытки их клонирования, благо в криохранилищах оказалось достаточное количество женских яицеклеток. А вот в сперматозоидах недостатка вообще не было.
Оказалось, что это сделать во много раз сложнее, чем вырастить овечку Долли или мамонта. Потому что для этого существовали природные инкубаторы — матка. Ген мамонта можно было пересадить в клетку современного слона, а оплодотворенную клетку волка вложить в матку собаки. В процессе экспериментов выяснилось, что вырастить в пробирке организм высшего нервного порядка практически невозможно — без живой окружающей ткани эмбрион не выживает и трех месяцев, даже если имеет необходимую температурную, водную среду, питание и тому подобное. Тоже самое получилось с попыткой создать биологическую «грушу», в которой бы развивался плод — вне реального полноценного организма любой эмбрион был обречен на смерть. Это только в фантастических фильмах ученые без проблем клонируют людей в стеклянных емкостях или в бассейне, или в искусственной утробе, а в реалии все значительно грустнее.

Читать дальше

от·
(мистическая повесть)
«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе». (Отк.12:7)
«Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию» (Евангелия от Луки, 10:18)
«...ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня». (Послание Иуды, 1:6)
«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно». (Бытие 3:22)

Читать дальше

от·
«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своём»
(Книга Бытия, 6:5,6)
«...ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня».
(Послание Иуды, 1:6)
«…они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение...»

Читать дальше

от·
Я остался на попечении деда, когда мне было восемь лет. В конце 1970-х годов я с родителями проживал в советской миссии в Съерра-Леоне; мама была врачем-вирусологом и занималась неожиданно возникшей проблемой - вирусом Эболы, вспышка первой эпидемии которого была зарегистрирована в южных регионах страны; отец – военный, майор группы охраны из Министерства обороны, обеспечивал защиту всем советским специалистам. Я ходил в школу при миссии СССР, где были сотни мне подобных мальчишек и девчонок. Но оказалось, что я все-таки не совсем похож на них, у меня даже корни совсем с другой «почвы»... только об этом позже.
Африканская жизнь протекала стремительно и была интересной, пока не настала черная полоса. Мои родители погибли летом, но причиной их смерти стала не случайно подхваченная болезнь, а взрыв бомбы, что заложили под санитарную машину местные террористы, которые хотели использовать ситуацию для дестабилизации страны и нагнетания страха среди иностранцев. Я остался один, меня отправили в СССР и хотели передать в детский дом, но тут меня забрал дед. Я тогда о нем имел смутное представление, так как видел редко – лишь по приезду в Союз, сам на тот момент большую часть жизни прожил в Съерра-Леоне. Мой дед долго плакал, когда получил извещение о смерти родной дочери и зятя, а также ордена от национального и советского правительств – свидетельство признания заслуг моих родителей. Может, это и железки, но ценность им знал лишь я и мой дед.
Вначале мне казалось, что он чужой, далекий и незнакомый. Он был немного странным человеком, потому что многое в нем я не понимал. Он мог стать замкнутым, осторожным, а потом открытым и веселым. Внешне обычный пенсионер, каких в стране десятки миллионов. Он мало говорил о себе, хотя я видел его мундир, на котором насчитал ордена Славы двух степеней, Красной звезды, Боевого Красного знамени, Трудового Красного знамени, Отечественной войны второй степени, медали «За отвагу», «За взятие Будапешта», знак «Почета»; в шкафу обнаружил почетные грамоты от самого Иосифа Сталина, Никиты Хрушева за достижения в области атомной физики, а в сейфе хранился именной «ТТ». Оказывается, мой дед принимал участие в создании ядерного оружия, имел степень доктора математических наук. Только дед никогда не говорил о своем славном боевом и трудовом прошлом, как и не рассказывал о моей бабушке Наталье Сергеевной, чьи фотографии он рассматривал в толстом альбоме по ночам, а потом прятал его чемодан и ставил на шкаф. Насколько я знал на тот момент, его жена была артисткой театра где-то на Украине, умерла от рака в конце 1950-х годов. Дед ее очень любил и до сих пор хранил память о ней в своем сердце, не подпускал больше никого к себе, в свою жизнь. Моя мама была его единственной дочерью, и он заботился о ней всегда.
Дед в свои восемьдесят лет казался молодым, он занимался спортом – борьбой дзю-до, бегал по утрам на десять километров, зимой купался в проруби, и всегда ходил в баню. Мускулистый, но не атлет, ни капли жира, подвижный, не любитель лежать на диване и тупо смотреть в телевизор – он предпочитал активную жизнь, словно дорожил каждой минутой; лишь спустя годы я понял, что он жил каждым днем, не расстраичивал зря, так как отказался от большего, чего имел. Густая жесткая шевелюра, умные глаза, иногда вспыхивающие красным светом, словно там тлели угли, широкие скулы, нос острый, только вот губы все портили – они были выпуклыми, как у рыбы. Я слышал, как иногда соседи о нем говорили: «А-а, этот рыбогубый...» - только дед не обижался, лишь печально улыбался. На спине у него были четыре глубоких шрама – дед говорил, что это следы осколков артиллерийского снаряда, хотя меня удивляла пропорциональность и ровность нанесенной раны. И лишь потом я догадался, что это было... И татуировка на затылке – странная геометрическая фигура, и когда я спросил, что это означает, то услышал ответ: это детские шалости, никакого смысла! Но я думаю, что дед не хотел говорить мне истину, чего-то опасаясь.
Квартира у деда была трехкомнатная на пятом этаже в доме на краю российского провинциального города, скромно обставленная, единственное богатство – книги, многие которые были на неизвестном мне языке. Но дед их понимал, и однажды сказал: «Это древнеарамейский язык... Хочешь его выучить?» Я на тот момент знал русский, французский, узбекский (мой отец был родом из Ташкента), в школе учил английский, и, естественно, проявил интерес. С этого момента мы начали говорить на арамейском, и он мне почему-то быстро и легко дался. Чем больше мы общались, тем сильнее я привязывался к деду. Летом мы ходили в горы, плавали в озере в аквалангах, скакали на лошадях, ловили рыбу в реках, занимались фотографией. Дед научил меня владению саблей – это было его любимое оружие, оказалось, он получил звание мастера спорта, выступал даже за границей. Культурная программа тоже входила в нашу жизнь – походы в театры, на выставки, в клубы танцев, музеи; мне казалось, что дед делает все, чтобы я не грустил и не уходил в себя от того, что рядом нет папы и мамы. Фактически, дед заменил их мне, но при этом не заглушив в моей душе любовь к ним. Больше всего я любил с ним мастерить что-либо в его мастерской, которая находилась в его гараже. Машину – старую «Победу» - он давно продал, считая, что лучше ходить пешком. Зато там мы собирали радиоуправляемые геликоптеры и конструировали ракеты, которые запускали с крыши нашего пятиэтажного дома. Именно тогда я случайно обнаружил в одном из ящиков нечто удивительное.

Читать дальше
Вверх

Ryfma использует куки для предоставления Вам лучшего сервиса. Чтобы сервис Ryfma успешно работал мы анализируем данные пользователей.
Закрытие этого баннера означает, что Вы принимаете Политику безопасности. Узнать больше.