Наследие

Наследие - длинные стихи, вера, о жизни, греция, поэзия

После дневного ливня

двое сидят в саду.


Вечер одну звезду

выронил над оливой.

Капли с ветвей ореха,

чаячий дальний смех.


Русскоязычный грек,

правнук понтийских греков,

шепчет слова молитвы.

В миску кладёт оливки,

тёплый ломает хлеб,

цедит по стопкам узо.


Город и порт во мгле.

И по дорожке лунной

движутся сухогрузы

от берегов Солуни

в сторону Гесперид.


Гостю

грек

говорит:

был я в горах Афона.

И увидал икону,

а на иконе — ад,

пламя из чёрных врат,

и на плечах три гроба

держат монахи в робах,

тянутся вереницей.

Над головами вязь

нимбы сплела, виясь,

и от неё светло.


Мне та икона снится.


Трое в гробах. Стило

держит один с вощицей.

А на другом — венец.

Третий с понтийской лирой.


Смертны их пелена.

Славны их имена.


Пусть почиют с миром,

отняты наконец

у темноты, у тлена

и у огня геенны,

ибо с них снят грех.


Если погиб грек

до Рождества Христа

и, не приняв креста,

канул во тьму, в Аид —

мало простых молитв.


Вот они тут, бредут:

братья с горы Афон,

греки, кто был рождён

в каждый из дней в году,

вставшие против ада

за сыновей Эллады.

Нимбы из их имён:

Василис и Спиридон,

Гелиос и Нектариос —

сотни святых старцев.

Слово из их уст —

и ныне Аид пуст.


Гомер.

Александр.

Одиссей.


Они отмолили всех.


Аристотеля.

И Перикла.


…Выпив, заев оливкой,

хлопая по плечам,

плача и хохоча,

двое в саду кричат:

слышите? пуст Аид!

Эхо летит, звенит,

вспугивая цикад:

слышите? пуст ад.


Дремлет Европа, как

дева античных карт,

что на спине быка

навзничь плывёт над бездной.

А на боку быка

белым пятном, легка, —

греческая ладонь

с линиями судьбы,

пальцы в воде Эгейской.


Греки идут в огонь.

Греки несут гробы


И шелестит орех:

мы

отмолили

всех.

Из сборника Невыдуманные истории
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий