Ведунья

Ведунья - сказка, ведьма, судьба

I.

Говорила мне мать: "У тебя ведь особый дар:

словом душу зажжешь, взглядом выпьешь чужой пожар.

На дне глаз у тебя — снега и морская соль,

и вовек не коснётся до кожи твоей загар.

Будет зверь тебе кланяться, склонится стар и мал,

ветер ляжет у ног, выйдут призраки из зеркал.

Только вот не понять, повезло или не свезло:

дал-то Силу Господь...

А вот пару тебе не дал".

Я смеялась в ответ и катала в руках огонь.

Не родился такой, в чью ладонь я вложу ладонь,

не родился такой, да нечего горевать —

вместо пары пусть будет мне ветер да дикий конь!

Я вплету в свои волосы ландыши и чабрец,

и плевать, что вовек не отправлюсь я под венец,

только... жаль глядеть, как печальная ходит мать,

и порой мучат мысли: а где же он, мой отец?

Говорили — любил пуще жизни он мать мою,

да лет ~надцать назад вместе с братом полёг в бою:

говорили, за брата пришлось ему жизнь сложить —

да кто ж знал, что и брата его через день убьют?

Говорили, что мать-ворожейка — отрава-кровь,

загубила двоих, как устала играть в любовь:

оба брата её любили — двоих и сжить,

ей такое проделывать, видимо, не впервой...

Говорили по-всякому, — слушать порой невмочь! —

только что мне слова, если вот я, родная дочь,

если волос — отцов, кудряв и пшенично-рус,

если мать обо мне Богу молится днём и в ночь?..

Я сильней всех в роду — жаром Сила бурлит в крови,

и плевать, что вовек мне взаимной не знать любви.

Я судьбу приняла, и я её не боюсь:

я найду своё счастье, кто что бы ни говорил.

II.

Сгладит время печаль, как след смоет речной волной.

Я скучать буду, мам.
Я осталась совсем одной.

Из деревни ушла в избушку, в дремучий лес,

никому не сказав и не взяв ничего с собой.

Волк мне братом назвался, сестрой — зелена луна,

с ними тьма полуночная вовсе мне не страшна.

Я отныне дитя замшелых седых древес —

как они, я спокойна, прекрасна и холодна.

Зверь ко мне из чащобы выходит в полночный час,

и у ног моих — ветер средь диких белёсых астр.

Я вплетаю в волосы ландыши и полынь,

за день трижды меняя и облик свой, и окрас:

на рассвете голубкой взмываю под облака,

в полдень ланью гуляю, и поступь моя легка,

а закат одевает мехом лисы рудым.

Только за полночь снова хожу я на двух ногах.

Открывают пещеры мне тайны седых веков,

опьяняя водой, белой, сладкой, как молоко,

заполняя этим в груди ледяную брешь —

но не думайте, будто досталось мне то легко.

Велика моя плата за всё, что я смею знать:

всё, что можно — отдать, и всё то, что нельзя — отдать,

пряча соль на дне взгляда.
Лишь перейдя рубеж,

поняла я, о чём так грустила когда-то мать...

Участие в конкурсах

Всемирный День Поэзии
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий