Назад

Невыдуманные истории

Невыдуманные истории
Когда остаётся только зарифмоватьОльга Старушко
Поиск

от·
долѝхен
здешний камень мягковат
не знаем сколько выстоят колонны
твой храм cооружён сто лет назад
Юпитеру Максимусу Оптимусу Долихену
Читать дальше

от·
С возрастом страх возгоняется в чистый гнев.
И недостаточно больше его вымещать на мне,
раз — и накроет. Это-то и пугает:
ты отступаешь, пока не коснётся спины стена.
Яндере
Читать дальше

от·
Он воспылал ко мне страстью на переправе.
Княже тогда не обидел меня, не ранил,
а что горяч был — так я не держала зла.
И заструилась вода с моего весла,
Искра
Читать дальше

от·
Известнейшая из амфиболий
античности.
Окаменевший слепок
слов пифии, которым верят слепо.
Казнить нельзя помиловать
Читать дальше

от·
Будете в Адлере ― только не спрашивайте, восклицая:
к пилотируемой космонавтике отношение у макак-
резусов как: положительное? отрицательное?
Тащемта, по большому счёту ― уже никак.
Буква "М"
Читать дальше

от·
Синьора Гальвани сжигает голод:
остались одни глаза.
В Болонье французы.
Уже немолод, а практиковать нельзя.
Гальваника
Читать дальше

от·
Посыл: в семействе Гиббонс близнецы
общались слитным, непрерывным звуком,
невыносимым для чужого слуха.
С л о в а н о б е з е д и н о й п а у з ы.
Связь
Читать дальше

от·
Яблоки не уродили осенью, Ева.
Голод в Тюрингии — впору просить хлеба,
нам не до пряников в праздник.
Но я придумал:
Шар
Читать дальше

от·
Скрипка ноет, скрипит.
Он плывёт, будто спит
на ходу,
но не смеет упасть.
Европейское танго
Читать дальше

от·
Кончено, мсье, n'est ce pas?
Le General Hiver
вами придуман. Не стоило лезть в берлогу -
спал бы медведь и спал.
Березина
Читать дальше

от·
«На сих развалинах свершилось
Святое дружбы торжество...»
Пушкин, "Чаадаеву с морского берега Тавриды"
Девочка в платье-матроске читает Пушкина.
Феолент
Читать дальше

от·
Яично-цинковой синички
дежурный утренний визит.
Стою, курю, ломаю спички -
сидит, через плечо глядит.
Соглядатай
Читать дальше

от·
Памяти Ивана Сухова, предложившего план преодоления ПВО
над столицей Германии в последние дни войны
Берлин. Конец апреля. Наступление.
Врага уже теснят, но тем не менее
Пике
Читать дальше

от·
Бьёт жара кувалдой в темя.
Двое стражников от кельи
старика
волокут — на свет из тени,
Эхо
Читать дальше

от·
Бедняга, видно, тронулась рассудком,
шептались в Корабельной стороне.
Отец-то при Синопе помер.
Сумка –
Даша Севастопольская
Читать дальше

от·
А дядя Боря двоится, лицо заслонив рукой.
Ты из какого подъезда: из первого? из четвёртого?
Оба из токарей. Оба ушли на покой,
он теперь вечный — для Репина и для Прокопова.
Сталь
Читать дальше
Показать больше