Ирина Южная

Ирина Южная

495 карма
Казань
Ее глаза смотрели на мир двумя бездомными собаками с рыжей свалявшейся шерстью. С зияющими вкраплениями звезд, утонувших где-то далеко внутри. В ее глазах нельзя было утонуть. Они были космосом, лишенным кислорода. В них можно было лишь задохнуться.

от·
Иголки да нитки впиваются в десна, я стараюсь кричать, но давлюсь тихим лаем. Каждый день, как засечка - порез на собаке. Не к лицу бездомной дворняге красивый ошейник. Ей весь город одной большой колыбелью, ей весь свет, как огромный праздник, на котором она за дверью. Хриплый вой, послушно, затяжками, штопает одиночество. В сердце вишневые астры распускаются алым росчерком. Телу тяжко без телохранителя. Не боюсь тебя потерять. Боюсь перестать ненавидеть.
Я хотела тебе подарить из души цветущий букет. Но нашла лишь опавшие листья. Я живу в России, а значит мне не к лицу улыбаться. Мать ненавидит сына, ведь на мир он смотрит глазами отца, который бросил ее в шестнадцать. У нас в морге самообслуживание. Вечность кинулась под колеса, что ты принял вчерашним вечером. Эта жизнь выстреливает в каждого понедельником, как картечью.
Сколько хочешь кричи, бей горячо и шибко.
У меня под ребрами расцветает твоя валентинка.
У меня под ребрами - твоя валентинка
Читать дальше

от·
Маленький мальчик, о чем ты мечтаешь, гуляя по сточным трубам?
Как часто в мелькающих лицах ты пытался найти ее губы?
Портреты Вселенной рисуя на голых крышах, в отчаянных попытках остаться кем-то услышанным?
В песчаных оврагах пытаясь найти отдушину, сбегая с перрона разбитым, вой самолетов слушая?
Его руки были созданы для полетов за звездами
Читать дальше
Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.