Моя любимая нечисть


Жёлтый лист, неизменный атрибут наступившей осени опустился на моё плечо, а затем упал под ноги, найдя последнее пристанище в суетном мире. Лёгкий порыв студёного ветра сорвал с деревьев легион увядающих собратьев, которые шурша по веткам, осыпались грустным золотым дождём.

- Какая красота! – восхищённо подумал я, глядя на волшебную осень, изящно декорированную золотыми лучами остывающего светила. Жаль, что прекрасная пора так быстро заканчивается, оглянуться не успеешь, как пойдут дожди со снегом, а ветки деревьев покроются студёным ледяным кляром. Невозможно вдоволь насладиться этим великолепием, пройдёт всего несколько дней, и буйство красок увядающей природы останется лишь в моих восторженных воспоминаниях.

Перевернув палкой бардовый кленовый лист, я обнаружил под ним коричневую шляпку долгожданного белого гриба. Сердце замерло от восторга. Срезав грибок, я отправил его в пакет с сыроежками, подберёзовиками и козлятами, а сам внимательно огляделся. Пройдя пару метров, я нашёл небольшой белый гриб, а затем ещё три стройных красавца с упругими толстыми ножками.

- Теперь можно со спокойной совестью возвращаться домой, – подумал я, любуясь «уловом». И прогулялся на свежем воздухе, и польза от прогулки бесспорная.

Закурив сигарету, я медленным шагом двинулся в направлении моего временного пристанища, представляя какой вкусный и ароматный суп получится из свежих грибочков. Когда на пути возникло небольшое лесное озеро с кристально чистой водой, я понял, что сбился с маршрута. От тревожной мысли, что тайга простирается на тысячи километров, мне стало не по себе и непривычно заныло в нижней части живота.

- Какое счастье, что не забыл компас, – подумал я, глядя на стрелку прибора, которая металась по кругу не находя пристанища.

- Неужели здесь проходит геомагнитная аномалия, а прибор не поможет? – пронеслось в мыслях. Нужно вернуться и попытаться оттуда выйти с помощью компаса. Ничего ещё не всё потеряно. Подумаешь, немного сбился с пути, даст Бог, выберусь из леса засветло.

Достав из кармана мобильный телефон, я прочёл на экране неутешительную надпись - «Нет сети».

- Так я и думал, – произнёс я вслух. Откуда ей здесь взяться? На помощь рассчитывать нечего, придётся выбираться из леса самостоятельно. Главное не забраться вглубь тайги, там можно окончательно заблудиться.

Поднявшись с уютного пенька, напоминающего широкий табурет, я двинулся в обратном направлении, но меня остановили звонкие женские голоса, доносившиеся с противоположного берега.

- Спасён! – подумал я. Они покажут, где находится деревня. Какое счастье, я заночую дома.

Однако тревожная мысль не давала мне покоя:

- Откуда здесь появились женщины?

Забытая Богом деревня, в которой я проводил отпуск, надёжно укрылась от цивилизации в отдалённой глубинке Российской Федерации. Она представляла собой пару дюжин заброшенных домов и крохотное фермерское хозяйство деда Акима являющегося последним аборигеном грандиозного захолустья. Дед с удовольствием принял меня на постой. Узнав, что я интересуюсь русским фольклором, старик весь вечер рассказывал небылицы о русалках, кикиморах и леших, которыми с его слов буквально кишат здешние леса и водоёмы. Прожив в избушке деда две недели, я превосходно отдохнул и изучил окраины окрестных лесов, но так глубоко в тайгу мне довелось забраться впервые.

Спрятавшись за толстый пень, который являлся моим стулом, я принялся наблюдать за появлением четырёх молодых девушек на живописном берегу лесного озера. Они вышли из лесной чащи, представ пред моим взором во всей красе. Старшая дама выглядела лет на тридцать, красивая стройная брюнетка с роскошными длинными волосами. Двум средним девушкам можно было дать около двадцати – двадцати пяти лет, такие же стройные и красивые разношёрстные блондинки, с едва различимыми тонами волос. Младшая являлась подростком, лет пятнадцати с угловатой несформировавшейся фигурой и длинными рыжими волосами. Её лицо имело благородные правильные очертания, напоминающие лица старших девушек, из чего я сделал вывод о возможном кровном родстве представительниц прекрасного пола. Больше всего меня поразила их одежда. Сарафаны до пят и босоножки не вписывались в текущий сезон с температурой, не превышающей десяти градусов по Цельсию. Не смотря на это, девушки чувствовали себя комфортно в лёгкой одежде, ведя неторопливую беседу на берегу озера.

- Очень странные девушки, – подумал я. Того и гляди купаться полезут.

Словно прочитав мои мысли, они неспешно разделись и подошли к воде, трогая её пальчиками ног. Я с любопытством принялся наблюдать, но являясь человеком воспитанным отвернулся, чтобы не видеть их обнажённые тела. Когда по характерным всплескам стало понятно, что девушки вошли в воду я покинул укрытие. Спешно обогнув озеро и оказавшись на противоположном берегу, я укрылся в густых зарослях, ожидая их появление из воды. Вдоволь наплескавшись в студёном озере, девушки вышли на берег, и мне снова пришлось отвернуться. Подождав, когда они облачатся в сарафаны и босоножки, я медленно двинулся навстречу, делая вид, что появился, сею секунду.

- Здравствуйте, о, чудный странник! – произнесла старшая девушка, с удивлением глядя мне в глаза. А я полагала, что это место не посещает никто кроме нас.

Симпатичные сестрички поздоровались и принялись без стеснения изучать мою физиономию.

- Добрый день, милые дамы! – произнёс я, смущённо отведя взгляд. А я и не надеялся встретить людей, но видно вас сам Бог послал. Заблудился я, собирал грибы и сбился с пути.

- А куда путь держишь? – поинтересовалась одна из блондинок.

- Домой. Я остановился у деда Акима, знаете его?

- Как не знать, – ответила младшая. Он единственный человек в округе. Жаль, что дед. А ты у него гостишь? Сын или родственник?

- Не то, и не другое. Просто гость отдохнуть приехал, чистым воздухом подышать, грибочки пособирать. А вы откуда будете? Я и жилья в округе не встречал.

- Местные мы в лесу живём, в избушке на «курьих ножках», – улыбаясь, ответила старшая брюнетка. По соседству с дикими зверьми.

- И не боитесь? – не поверил я.

- А кого нам кроме людей бояться? – удивилась она. Звери нас любят мы ничего плохого им не делаем. Тебя как зовут-то мил человек?

- Алексей Андреевич, – представился я. Можно просто Алексей!

- А меня Зима! – промурлыкала брюнетка, мило улыбнувшись. Мои сёстры блондиночки – Осень и Лето. А рыжая – Весна, вечный подросток и крайне легкомысленная девчонка.

- Сами вы бестолковые, – обиженно протянула девочка, демонстративно надув губки и игриво мне подмигнув. Я самая симпатичная и сексапильная. Правда, Алексей?

- Вы все красивые, – смущённо ответил я. И мне очень нравитесь. Честное слово!

- Мы знаем что красивые, – не унималась Весна. А кого из нас ты выберешь в подружки?

- Я так сразу и не отвечу, – снова засмущался я.

- Не стесняйся, скажи кто тебе по душе? – почти хором произнесли блондинки. Признавайся немедленно, а то мы не обидимся!

- Это у нас игра такая, Алексей, – пояснила брюнетка Зима. Просто игра, так что не стесняйся, выбирай себе подругу. Выберешь честно, покажем путь к дому Акима.

- А обманешь, будешь вечно плутать в тайге, – пригрозила рыжая девушка, сделав страшные глаза.

- Хорошо, скажу. Вы не предоставляете мне выбор, требуя откровения. Хоть я и не люблю зиму, но девушка с этим именем нравится мне больше остальных.

Сделав признание, я смущённо отвёл взгляд, достал сигарету и закурил.

- Спасибо! – нежно произнесла брюнетка и поцеловала меня в щёку. Как ни странно, но от прикосновения её ласковых губ повеяло реальным холодом, а запах волос напомнил бодрящий аромат морозного утра.

- Жаль, что не выбрал меня, – обиделась Весна, демонстративно отвернув голову. Теперь оставайся со своей ледышкой, а мы пойдём, чтобы вам не мешать. А ещё говорят, что взрослым мужчинам молоденькие девочки нравятся.

- Простите меня, – смущённо ответил я. Честное слово не хотел никого обидеть. Вы поставили меня перед выбором, что же оставалось делать? Тем более, это игра.

- Мы не обижаемся, – ответили весёлые блондинки, сверля меня взглядами. Она и впрямь самая красивая мы одобряем твой выбор и уходим, а Весну с собой забираем.

- Идите, идите, – произнесла Зима. А у Весны ещё нос не дорос, чтобы взрослые разговоры подслушивать.

- А мне и не интересно о чём вы говорите, – обиделась Весна. Идёмте сестрички, пусть голубки поворкуют.

- Странные у вас имена, – задумчиво произнёс я, когда девушки скрылись за деревьями. А по паспорту ты тоже Зима?

- По паспорту? – рассмеялась девушка. Да откуда у нас паспорта? Кому их в тайге выдают? В этих местах один человек на тысячу медведей.

- Вы прямо как староверы живёте, – искренне поразился я. И имена старинные и телевизор не смотрите?

- Не смотрим. И радио не слушаем, и в каком государстве находимся, не знаем. Нам это ни к чему. Зато живём в гармонии с природой и никогда не хвораем.

- Я успел это заметить. Мало кто отважится искупаться в ледяной воде. А вы даже не замёрзли.

- Так ты подсматривал? – повысила голос девушка, но в её интонации не присутствовало злобы. Я так и знала, что ты видел меня без одежды.

- Виноват, прости, – покаялся я. Я видел тебя лишь краем глаза, а затем сразу отвернулся.

- Верю, – ответила она. Мог бы и не отворачиваться. И как я тебе, понравилась?

- Стыдно в этом признаться, - засмущался я, - но мне стоило невероятных усилий, чтобы не любоваться твоей красотой.

- Спасибо за комплимент! – поблагодарила Зима. В нашей глухомани мужчины встречаются реже мамонтов, поэтому мне очень приятно слышать, что я тебе нравлюсь. Если хочешь, я могу искупаться ещё раз специально для тебя. Приходи завтра в полдень, когда Солнце будет в зените. Я приду одна, можешь смотреть на меня, не скрываясь.

Её слова вызвали у меня шок. Не зная, что ответить милой девушке я тихо промычал:

- Нехорошо подглядывать.

- А ты не подглядывай, а смотри, я тебе разрешаю. Не придешь, обижусь!

- Хорошо, я согласен, – немного смущаясь, ответил я. Только дорогу к озеру не знаю.

- Её легко запомнить, – улыбнувшись, произнесла Зима. Взгляни под ноги. Видишь, по земле тянется едва заметное углубление напоминающее овражек. Это высохшее русло ручейка, который течёт в период весеннего таяния снега. Оно выведет тебя в деревню. Видишь как всё просто, когда знаешь.

- Спасибо! Действительно просто. Я приду и больше не заблужусь в лесу.

- Я буду тебя ждать! – обрадовалась девушка, сделав серьёзное лицо. А теперь иди, а то скоро стемнеет.

- До свидания! – попрощался я и двинулся по руслу ручейка.

- Подожди, – послышался голос девушки. Не вежливо так прощаться со своей избранницей.

Приблизившись, она нежно поцеловала меня в щёку и произнесла:

- Теперь иди. Помни о своём обещании и не слушай глупого деда. Он такое о нас расскажет!

Она побежала по тропинке и скрылась за густым кустарником, а я долго не мог сдвинуться с места, осмысливая произошедшее событие.

Дед Аким обрадовался моему возвращению. Поставив на стол бутылку самогона, он выложил домашние закуски. Когда мы выпили по две рюмки и покушали, он произнёс:

- Теперь рассказывай, что в лесу видел? Вижу, как у тебя глаза блестят, значит, есть интересные новости.

Я подробно изложил деду историю о моём чудесном спасении и о встрече с девушками. Внимательно выслушав рассказ, он ответил:

- Выходит, что леший тебя по лесу водил, а девушки эти болотные кикиморы. Даже не думай с ней встречаться, она тебя в болото заманит и утопит. Я здесь ни один год живу, нет там лесного озера, и никогда не было. В тех местах одни болота.

- Я своими глазами видел озеро, – возразил я. Красивое лесное озеро с кристально чистой водой, а вовсе не гнилое болото.

- А ты не верь тому, что видел, – загадочно произнёс дед, разливая самогон в рюмки. Кикиморы умеют пыль в глаза пустить. Всё что ты наблюдал галлюцинации. Понял?

- Умом понял, – ответил я, но поверить не могу. На мой взгляд, она славная девушка и ни одним местом не похожа на кикимору. Надо проверить.

- Ну, проверь, проверь, – недовольно проворчал дед. Мало тебе городских «кикимор», решил с болотной нечистью связаться? Возьми моё ружьё, а то ходишь по тайге с одним ножичком для грибов.

- Нет, Аким, - уверенно ответил я. Ружьё не возьму. Зачем девушку пугать? И не собираюсь я с ней роман заводить, просто интересно пообщаться с человеком, живущим вдали от цивилизации. А зверей я не боюсь.

- Молодец, что не боишься, – похвалил дед. Таких людей как ты звери не трогают, они силу за версту чуют. Давай ещё выпьем по одной и будем спать, завтра у тебя интересный денёк наклёвывается. Но будь осторожен, если почувствуешь под ногами трясину, беги оттуда. Кикимора на редкость коварная нечисть.

Всю ночь мне снились дед Аким, болотные кикиморы, леший, Баба-Яга, Кощей Бессмертный и симпатичные сестрички в гламурных бикини розового цвета. Проснувшись утром, я принялся размышлять стоит ли мне идти на свидание, но вспомнив о данном обещании, решил не обманывать девушку.

Путь протяжённостью не более пяти километров я преодолел за полтора часа. Девушка по имени Зима ожидала на берегу и, судя по нежному взгляду, обрадовалась новой встрече:

- Привет! – произнесла она, мило улыбнувшись и поцеловав краешки моих губ. Её прикосновение оказалось горячим и трогательным, от вчерашнего холода не осталось и следа. Я с трудом удержался, чтобы не обнять её за талию, а она, уловив неловкий жест, поцеловала ещё раз, прижавшись, горячим телом.

- Привет! – ответил я. Ты сегодня прекрасно выглядишь. Впрочем, как и вчера.

- Спасибо! Надеюсь, что без одежды я стану выглядеть не менее привлекательно и тебя не разочарую.

Скинув сарафан и босоножки, она наградила меня игривым взглядом и поинтересовалась:

- Не желаешь окунуться вместе со мной? Не бойся, я сделаю так, что вода станет не холодней парного молока.

Вспомнив предостережение деда Акима, я наотрез отказался, сославшись на природную застенчивость.

- Тебе не обязательно полностью раздеваться, - ответила она, - останься в плавках.

- Будь, что будет, – решил я не в силах отказать милой спутнице.

Когда я снял одежду и остался в одних трусах, она взяла меня за руку и повела к воде. Страх и холод исчезли, а вода оказалась тёплой как в городской ванне. Мы долго плавали неловко обнимаясь, а выйдя на берег я не почувствовал холода и не торопясь оделся.

- Теперь ты посвящён, – произнесла девушка, загадочно улыбаясь и надевая сарафан. Надеюсь, что больше не будешь меня стесняться?

- Не буду. Стесняться тебя величайшая глупость, но мне приходится постоянно себя контролировать и сдерживать эмоции. Я не хочу, чтобы наши отношения зашли слишком далеко, и ты об этом пожалела.

- А я хочу, – возразила она, - чтобы наши отношения зашли как можно дальше. Клянусь, что я ни о чём не пожалею. Не стану тебя торопить подумай и если ты не против, приходи завтра на озеро в это же время.

На прощанье она поцеловала меня в губы, прижавшись всем телом, а затем спешно удалилась в лес, исчезнув словно видение.

Я хотел незаметно проследить и выяснить, куда она пойдёт, но не решился совершить недостойный поступок. Возвращаясь, домой я поймал себя на мысли, что Зима становится мне небезразличной, но как строить дальнейшие отношения я не знал. Меня не обременяли узы брака, поэтому я мечтал видеть её в качестве любимой супруги. В то же время я понимал, что она не пожелает уехать со мной в шумный город, сменив дивную природу на агрессивную среду, отравленную ядовитыми выхлопными газами и отрицательной энергетикой неугомонного мегаполиса. Остаться здесь не смог бы я, не представляя дальнейшей жизни без телевизора, футбола, автомобиля, привычных огней вечернего города и милых сердцу друзей.

- Что теперь делать? – размышлял я, приближаясь к дому деда Акима. Я по уши влюбился и не смогу жить без её озорных глаз, которые смотрят с неподкупной любовью и нежностью. Завтра мы непременно обсудим эту проблему и попытаемся найти компромиссное решение.

Вернувшись в деревню, я принялся помогать деду по дому, а когда стемнело, мы разбрелись по спальням. Спустя несколько минут я услышал негромкий требовательный стук в оконную раму. Поднявшись с постели, я открыл окно и увидел её в свете ночных звёзд. Она смотрела мне в глаза, поражая неприступной ледяной красотой, полностью соответствующей её имени. В благородном лике девушки чувствовалось присутствие неземных сил, способных свести с ума любого мужчину, сразив наповал, как поражает пуля снайпера.

- Привет! – произнесла «ледяная» красавица, наградив меня преданным взглядом от которого голова пошла кругом. Я не смогла дождаться следующего дня и пришла к тебе. Пусти меня в дом и согрей в своей постели мне холодно любимый.

Я протянул руки и в следующий миг, она оказалась в моих объятиях. Наши губы слились в сладком поцелуе, продлившемся целую вечность…

Когда я проснулся за окном стоял тёплый солнечный день. Моя девушка привыкшая просыпаться с первыми петухами ушла, не решившись меня разбудить. В кухне слышалась негромкая возня неугомонного деда, а моя душа парила в облаках от внезапно нахлынувшего счастья. Выйдя в зал, я обнял деда Акима и торжественно объявил:

- Поздравь меня, Аким, я женюсь! Останусь жить в деревне, в одном из пустующих домов вместе с любимой женщиной.

- С кикиморой что ли? – удивился дед. Да в своём ли ты уме, Алёшенька сынок?

- Почему с кикиморой? Зима моя невеста мы любим друг друга.

- Кому и кобыла невеста, – ехидно произнёс дед. А женщин здесь нет и быть не может, одна болотная нечисть.

- В таком случае я женюсь на болотной кикиморе, – уверенно заявил я. Ты, Аким, её даже не видел. Она живёт в лесу, в избе вместе с сёстрами. А зовут их…

- Да слышал я, как их зовут, – недовольно проворчал дед, - только ты упорно не желаешь меня выслушать.

- А в чём проблема, Аким? Зима пришла ко мне вчера и эту ночь мы провели вместе. Могу тебе поклясться и побожиться, что она не кикимора.

- Ну, не кикимора, - нехотя согласился дед. Я так её назвал, чтобы тебя отвадить. Хотел припугнуть немного, а ты не повёлся. Придётся рассказать правду.

- Рассказывай, Аким, – ответил я равнодушным тоном. Снова что-нибудь придумал?

- Ну, стало быть, слушай. Знаю я этих милых дам, встречал в тайге не раз. И во времена моей молодости они на глаза попадались, точно такие, как ты их описал. Шикарная брюнетка, теперь твоя невеста Зима, две разномастные блондиночки Лето и Осень. А ещё девочка по имени Весна, вечный подросток. Улавливаешь смысл моих слов?

- Что-то я тебя не пойму, Аким, – растерянно произнёс я. Они живут так давно и не стареют?

- Верно, говоришь. Совсем не стареют, потому что они не женщины вовсе.

- А кто, ведьмы? Кикиморы?

- Нет, не ведьмы и не кикиморы. Они времена года.

От услышанных слов у меня отвисла челюсть.

- Не может быть? – изумился я. Время года является нематериальным понятием, а Зима реальная женщина.

- А я тебе говорил, - не унимался дед. Здесь всякой нечисти навалом, поинтересуйся у своей Зимы кто она на самом деле.

- Непременно выясню, прямо сегодня. Но я не могу тебе поверить, такого не может быть. У меня в голове не укладывается твоя информация. Я что, попал в иное измерение? Если верить тебе, здесь одни аномалии и ничего человеческого.

- Так и есть, Алексей. Геопатогенная зона здесь проходит, ты ведь хотел её увидеть и почувствовать.

- Для этого и приехал.

- Вот и пожинай плоды своих изысканий, – пробубнил Аким, выходя из дома. Я всё тебе поведал как на духу, а дальше поступай, как знаешь.

- Чертовщина какая-то, – размышлял я. Она обыкновенная женщина. Очень красивая, но это единственная аномалия вполне объяснимая логическим путём. А вдруг у деда с головой не в порядке? Тогда все чудеса объясняются старческим маразмом. Полагаю, что в этом и заключается истина. А я бестолковый расстроился. Моя невеста – время года. Скажи такое в городе, тут же в лечебницу для душевнобольных упакуют. Ну и дед, ну и выдумщик. И я хорош, чуть не поверил в этот бред.

С нетерпением дождавшись полудня, я двинулся на озеро, чтобы сделать предложение руки и сердца любимой женщине. Прождав её до заката, я подумал, что она может стоять под окном и дожидаться моего возвращения. Включив фонарик, я благополучно вернулся домой, но не встретил никого кроме деда Акима. Ничего ему, не сказав, я ушёл в свою комнату и с болью в душе лёг в постель. Как ни странно сон пришёл быстро, но всю ночь меня не покидали милые сердцу глаза любимой женщины. Проснувшись с первыми петухами, я вспомнил прекрасный сон и попытался снова заснуть. Проворочавшись около часа, я поднялся, умылся и двинулся колоть дрова. За этим занятием я провёл несколько часов, пока не закончились поленья, а сарай не заполнился до крыши. Войдя в избушку деда, я поставил греться чайник и сел за стол. Аким расположился напротив, взглянул в мои печальные глаза и посоветовал:

- Уезжал бы ты домой, Алексей. Не придёт она больше, не жди. Я же предупреждал, что ничего хорошего из ваших отношений не получится. Нельзя человеку с нечистью лесной судьбу связывать.

- Откуда ты всё знаешь, Аким?

- У тебя на лбу написано. Уезжай, не рви сердце, она тебя уже забыла. Знаешь, сколько у этих кикимор таких добрых молодцев было? Полагаю, что и не счесть.

- Замолчи, Аким! Не уеду пока с ней не встречусь. Сгину в тайге, но отсюда ни ногой. Не дождёшься.

- Дурак ты, Алёшка, – ласково произнёс дед. Эти бабы такими дурнями влюблёнными пользуются, а затем их бросают. Они же нелюди, не дано им, понять человеческую душу. Возвращайся домой, найди хорошую женщину и живи с ней счастливо. Кто тебе мешает?

После слов деда в душу закрались смутные сомнения на счёт моей правоты.

- А вдруг он не врёт? – размышлял я, сидя за столом. Может быть, я ей не нужен. Нет, всё не так просто. Нужно с нею встретиться и поговорить не могли её глаза так нагло меня обманывать…

Пять следующих дней я ждал её на берегу живописного лесного озера, а когда сгущались сумерки, с едва теплящейся надеждой возвращался домой. Я почти перестал, принимать пишу, и спать ночами, её красивые грустные глаза не покидали меня ни на минуту, прочно засев в сознании и лишив покоя. На шестой день, прогуливаясь вокруг озера и разбрасывая ногами опавшие листья, я невзначай заметил знакомый предмет. Им оказалась одна из зажигалок подаренная мной деду Акиму.

- Значит, он приходил на озеро, – догадался я. Опередил меня и наплёл Зиме такое, что она и видеть меня не желает. Вот гнида! Ну, погоди Аким, я тебе создам уют!

По дороге домой меня подстёгивало единственное желание - скорей добраться до деда и задушить собственными руками, но подойдя к его убогой неухоженной избушке, мне стало жаль старика, и я решил оставить его в живых.

Увидев меня, он всё понял и, поднявшись из-за стола, обречённо произнёс дрожащим голосом:

- Алексей, пощади, я же, как лучше хотел. Не губи старика, я для вас обоих старался. Не знал я, что ты станешь так переживать, а потом побоялся признаться. Думал, что бить будешь.

- Нет, Аким, бить я тебя не буду, не дождёшься, – ответил я, немного отдышавшись от быстрой ходьбы. Пусть тебя совесть накажет, если она у тебя есть. А теперь выкладывай начистоту, что ты ей обо мне наговорил?

- Да ничего плохого, Алёшенька, – жалобно проскулил дед. Сказал, что ты уехал домой. Побаловался с ней и сбежал. Вот и всё, как на духу признаюсь. Прости меня, дурня старого!

- Бог простит. Знаешь, где находится её дом?

- Откуда же мне знать, Алёшка. Столько лет живу в этих местах, а дом их отродясь не видывал. Ей Богу, не знаю. Памятью покойной матери клянусь!

- Может быть, подскажешь, где можно её найти? Вдруг у тебя светлые мысли имеются?

- Я бы и рад помочь, чтобы хоть немного вину искупить, вот только нечем. Не знаю я ничего о них, поверь. А что у неё таких добрых молодцев как ты видимо-невидимо было, я тоже соврал. Прости, если можешь. Не ведомо мне ничего о ней и её жизни. Знаю только, что не стареют они, я их ещё в юности встречал это правда. Вот тебе крест!

Он поднялся из-за стола и три раза перекрестился. Затем сел виновато потупив взор.

Собравшись на скорую руку, я вышел из дома и двинулся в направлении леса, в котором провёл четверо суток в поисках любимой женщины. Я спал на студёной земле, а питался чёрным хлебом и сырыми грибами, которые иногда удавалось найти. Меня ни на миг не покидала надежда, которая шла по пятам, дыша в затылок и заставляя верить в удачу. На четвёртый день я окончательно выбился из сил и понял, что безнадёжно заблудился в тайге. Мой организм оказался истощён и измотан, а перед глазами стало возникать видение женской фигуры в длинном сарафане. Я, спотыкаясь, бежал за ней не в силах догнать. Мои усталые ноги переставали слушаться, и я падал на землю, теряя сознание, зарывшись в опавшую листву.

Придя в себя в очередной раз, я почувствовал, что в лесу сильно похолодало. Мои руки и ноги онемели от стужи, а на лицо медленно ложились мерзкие колючие снежинки. Я попытался подняться, но моё тело больше не желало подчиняться приказам мозга. Собрав последние силы, я сгрёб кучу листвы и сел на неё, прислонившись спиной к холодному стволу дерева.

- Теперь ты уснёшь и замёрзнешь, – подсказывал внутренний голос.

- А может быть, я хочу замёрзнуть и умереть, – отвечал ему я.

Закрыв глаза, я вспомнил, как робко она поцеловала уголки моих губ во время первой встречи на озере. Я снова увидел её большие выразительные глаза и ощутил, что медленно погружаюсь в небытие. Перед тем как провалиться в сон, я явственно ощутил, что в этот раз засыпаю навсегда…

Прощальный вояж моей души над грешной Землёй прервали неожиданно изменившиеся обстоятельства. Сначала я услышал голос, пробившийся в моё сознание из неведомого измерения. Он звал издалека и умолял вернуться, а когда мне удалось разлепить веки, я увидел красивое и бледное лицо девушки по имени Зима. Её губы дрожали, а из глаз катились слёзы. Она смотрела на меня с такой надеждой и нежностью, что мне снова захотелось жить. Мысленно попрощавшись со старухой смертью, которая вцепилась в меня костлявыми руками, я обнял любимую женщину и прижал к груди. От прикосновения её тела мне стало тепло и уютно, а загнанный организм почувствовал волнительный прилив сил, текущий живительным потоком по венам, артериям и кровеносным сосудам.

- Если бы ты замёрз, я умерла бы вместе с тобой, – призналась Зима, а я почувствовал, как о мою щеку разбилась «хрустальная» слезинка.

- Всё хорошо, любимая, - успокоил её я. Теперь мне снова хочется жить и ничто не в силах меня убить. Не принимай всерьез, считай это происшествие дурным сном. Теперь мы снова вместе и ничто нас больше не разлучит.

- Прости, это я виновата! – нежно прощебетала девушка мне на ухо. Зачем я поверила обманщику деду? После разговора с Акимом я несколько дней не выходила из дома и постоянно плакала. Я думала, что у меня закончились слёзы, но как видишь, они ещё остались.

- Я хотел его задушить, – ответил я, - но вовремя остановился. Скажи, как ты меня нашла?

- Весна увидела твой автомобиль в сарае. Когда она мне это сказала я побежала в деревню. Дед сообщил, что ты ушёл меня искать, и тебя нет уже несколько дней. Я тоже хотела убить Акима, но что-то меня остановило.

- У дураков и мысли схожие, – пошутил я и поднялся на ноги. Когда я шёл на встречу с тобой к лесному озеру, то собирался сделать предложение руки и сердца. Я готов сделать его сейчас.

- Мне нравится твоё предложение, и я его принимаю! – обрадовалась она и кинулась мне на шею. Мне хватило сил взять её на руки и сделать первый шаг в наше светлое будущее…

Оставшиеся дни отпуска мы ни на миг не расставались, деля наше счастье на двоих. В последнюю ночь перед отъездом я набрался храбрости и задал ей не дающий покоя вопрос:

- Признайся честно, Зима, ты человек или нечто иное?

- Какая теперь разница? – ответила она. Нам хорошо вместе и я клянусь, что со мной ты всегда будешь счастлив. Я тебя люблю и никогда не предам, так что не засоряй мозги ненужным хламом.

- Завтра я уеду, – признался я. Но как только завершу дела, сразу вернусь и останусь с тобой навсегда.

- Ты можешь не торопиться, - с грустью ответила девушка. Мне трудно объяснить ситуацию, но ты сумеешь вернуться лишь следующей осенью. Мы находимся в зоне грандиозных планетарных аномалий, в которых время движется по иным законам. Здесь заканчивается осень, а там, откуда ты приехал, уже наступила весна. Мои полномочия в качестве зимы на вашей территории подошли к концу. Если ты вернёшься в наши края весной или летом, ты не сможешь со мною встретиться. Это сложно понять, но таков закон геопатогенной зоны. Мы снова будем вместе, если ты приедешь поздней осенью примерно в это же время.

- Я действительно ничего не понимаю в этих странных аномалиях, - ответил я, - но клянусь, что сделаю так, как ты велишь. Я непременно приеду к моей единственной женщине.

- Если ты не вернёшься, я погибну от тоски, – сообщила Зима. Приезжай когда сможешь, я буду ждать тебя всегда …

Проснувшись утром следующего дня, я не сразу понял, где нахожусь. Обстановка в доме изменилась до неузнаваемости. Внутреннее убранство избы выглядело так, как будто в ней давно не жили. Меня окружали запустение, хаос и грандиозная разруха. Потрогав рукой матрац, я ощутил едва уловимое тепло моей подруги.

- Значит, произошедшее не иллюзия, – убедился я. Это уже хорошо, от беспардонных проделок аномальной зоны можно сойти с ума. Что ж нужно действовать по плану. Очень любопытно, куда всё исчезло, включая деда Акима и мою невесту? Полагаю, что мне никогда этого не понять.

Собрав вещи, я перенёс их в автомобиль и попрощался с гостеприимным домом. Устроившись за рулём, я запустил двигатель и двинулся в свой город, минуя леса, болота и тундру растянувшиеся на триста километров. Именно столько мне предстояло преодолеть, чтобы добраться до ближайшей федеральной трассы…

Когда я вернулся домой, вокруг цвела и благоухала весенняя благодать, как и предсказывала девушка Зима. Мои лёгкие с наслаждением вдыхали аромат цветущей черёмухи, а душа стонала и звала обратно, стосковавшись по опавшим листьям и нежному аромату волос моей возлюбленной, похожему на морозное зимнее утро. За время моего отсутствия в городе, меня уволили с работы и объявили в федеральный розыск в качестве без вести пропавшего человека. Я не решился рассказывать о геопатогенных зонах, пространственно-временных континуумах, аномалиях и прочих явлениях, кот��рые с трудом укладывались в моём сознании, сообщив, что по семейным обстоятельствам задержаться в отпуске на полгода.

С болью в душе пережив весну и лето, я дождался поздней осени, радуясь её приходу словно ребёнок. Собрав незамысловатый скарб, я оседлал верного железного коня и отправился в путь, отгоняя прочь дурные мысли. За долгий путь, что только не лезло в голову. Приходилось думать даже о том, что находясь в геопатогенной зоне, я заболел шизофренией, а с наступившей осенью у меня случилось сезонное обострение болезни.

Когда до конечной точки маршрута оставалось несколько километров, мой организм не выдержал, и я уснул за рулём. Автомобиль заглох посреди леса, мягко уткнувшись передним бампером в заросли кустарника. Не знаю, сколько часов я дремал, но проснувшись, почувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Во сне ко мне снова приходила любимая женщина, а я не мог налюбоваться красотой её бездонных глаз.

Закурив сигарету, я открыл термос и выпил пару чашек остывшего чёрного кофе.

- Что ждёт меня в деревне? – размышлял я, преодолевая последние метры пути. А вдруг я окажусь в пустом доме, в котором царит хаос и разруха? Может быть, никогда не существовало Зимы, деда Акима, чудесного лесного озера, а всё произошедшее является плодом больной фантазии разыгравшейся под воздействием губительных аномалий?

От подобных мыслей меня бросало в жар и холод. На душе «скребли кошки», но я двигался в новую жизнь, к которой так упорно стремился. Когда вдали показалась крыша дома деда Акима, я с облегчением вздохнул, увидев, что из трубы поднимается плотный синеватый дымок. Затаив дыхание, я достиг знакомой до боли калитки и остановил автомобиль, скрипнув тормозными колодками. Выйдя из машины, я двинулся в направлении избы, из которой мне навстречу со всех ног спешили дед Аким и моя любимая женщина. От пережитых волнений и нахлынувшего счастья моё сердце едва не вырвалось из груди.

- Наконец-то я к вам вернулся, – подумал я, украдкой смахивая слезу. Вернулся домой теперь уже навсегда!

Осень 2008 год.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.