·
186 мин
Слушать

Комментарий к фильму "Волга - Волга".

Автором установлено, что известный фильм Григория Александрова «Волга-Волга» содержит скрытую информацию, касающуюся одной из тайн XX века – тайны убийства Сергея Мироновича Кирова. Кроме того, в книге раскрывается связь фильма Александрова с романом Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

Книгу можно бесплатно скачать по ссылке:

https://sites.google.com/site/ounce777/moi-knigi/kommentarij-k-volge-volge

Специально для тех читателей, которые ленятся скачивать большой pdf файл, могу предложить эту книгу в формате txt без стоп кадров из фильма.

Как коворится, догадайся сам. Но это уже для любителей разгадывать ребусы.

----------------------------------------------------

В начале фильма Любовь Орлова предстаёт перед зрителем в венке из маргариток.

Заметьте, что Дуня морщится от поцелуя, словно от боли. Это и не удивительно. Поцелуй на английском kiss, но на немецком kuss, целовать – k?ssen, что на русском напоминает слово укус, кусать. Это и есть подлинная причина её гримасы. Люба прекрасно владела языками.

Букет тех же маргариток будет присутствовать и позднее, уже в конце фильма.

Как объяснить навязчивое пристрастие к этому цветку? Эти же цветы присутствуют и в следующем фильме Александрова «Светлый путь». Букет маргариток дарит Тане Морозовой секретарь парткома Пронина. Вот они лежат на ткацком станке Тани:

Букет тех же цветов дарит Морозовой и комендант общежития Талдыкин в самом конце фильма на ВДНХ:

Здесь несомненный намёк на имя Маргарита.

На следующем кадре видно, что после падения со стога сена Дуня оказывается на чём-то напоминающем матрас - подушку. Вообще, этот матрасик в фильме также малообъясним, как и, внезапно появившийся после разрыва проволоки, призрак – конь на пароме.

В самом деле, что он просто случайно лежал около телеги, и Дуня так удачно именно на него свалилась? Или с собой носила? Или он на стогу лежал?

Ведь куда проще было, причём ни на йоту согрешив против правды, снять Дуню, сидящей на охапке свалившегося со стога сена. Это сделано из соображений удобства для Орловой?

Глупости! Когда было нужно, при съёмках «Цирка» она сидела на раскаленном прожекторами стекле. И сидела ровно столько, сколько было нужно и получила серьёзный ожог ягодиц, который потом долго лечила. Итак, значит не это? Тогда что же могло заставило Григория Александрова погрешить против натурализма и истины? Зачем понадобился матрас?!

Матрас на английском – mattress. Странную любовь к матрасам Орлова проявляет и в следующем её фильме «Светлый путь». Вот они, летят следом за Таней Морозовой:

Циновка, гимнастический мат – на английском mat.

В каждом из указанных слов содержится слог – «мат». Замечу мимоходом, что любовная сцена на стоге сена, начавшись с поцелуев, закончилась в итоге большой руганью. Нет, разумеется, мата не было, но главным образом из соображений цензуры. Но он подразумевался. Коль прозвучали слова «дура» и «канцелярская крыса», то далее по логике должны были быть использованы и нецензурные выражения. Они тем более вероятны, если принять во внимание, что речь идёт о сельской местности в российской глубинке. Настоящая ругань по-русски – это почти всегда мат. Таковы традиции. В любом случае два эти слова связаны ассоциативно. В конце фильма Дуня переоденется в форму МАТроса. И в этом слове тот же слог «мат».

Итак, мы имеем два слова – «Маргарита» и «мат».

Ну что ж, запомним это.

Вернёмся к первым кадрам фильма. Трубышкин целуется с Дуней Петровой на стоге сена. Сено на санскрите – hay. Стог сена на английском – hayrick. Далее, после падения со стога, сено путается в волосах Дуни. Волосы на английском – hair. Обратим внимание на схожесть этих слов. Начнём с сена hay имеет фонетически почти точный санскритский аналог – haya, что означает лошадь, кобылу. Словам hayrick (стог сена) и hair (волосы) созвучно санскритское слово hari, главные значения которого – жёлтый, зелёный, коричневый, лошадь, конь (бога Индры), бог Шива. Другое созвучное слово hariya означает на санскрите – «лошадь красноватого цвета». И конь незамедлительно появляется на кадре сразу после падения Алёши и Дуни.

Вот он:

Заметим, что до падения никакого коня на пароме нет. Свиньи есть, а вот конь, очевидно, просто не поместился на пароме.

Я заметил, что подобные «неувязки» в фильмах Александрова скорее намеренны. Таким способом, он словно бы акцентирует внимание исследователя. Их ещё будет много в этом фильме.

Дуня окликает водовоза дядю Кузю, что бы тот передал о задержке телеграммы-молнии и мы вновь видим коня в кадре, но уже запряжённого в телегу с бочкой воды.

Таким образом, следующее, скрытое в сценах слово – это «Хари». Именно это слово оказывается на смысловом пересечении слов «стог сена», «волосы» и «лошадь».

Конь ещё любопытен тем, что на санскрите по меньшей мере два распространённых слова, а именно - «шйена» и «су-парна» означают одновременно и лошадь и орла.

Фамилия артистки - Орлова связывается с образом коня и со словом Хари.

Кроме того, заметим, что наши герои сели на стог сена, а затем под телегой. Прочие же пассажиры стоят. В словах «сели» и «целовать» похожие корни СЕЛ, ЦЕЛ.

Пойдем далее.

После падения со стога влюблённые сидят под телегой. Причем оба на фоне колёс телеги. Орлову на фоне колеса телеги мы можем увидеть ещё в фильме «Весёлые ребята». Когда она попадает под катафалк, это колесо едва не переезжает её. Сравним оба кадра.

Сразу видно, что колесо на первом кадре украшено символами, связаннами напрямую с именем нашей героини. Сердечко - эмблема Любви (Камы), как известно. Колесо на санскрите – «чакра». И это действительно совсем небезопасный для шеи предмет.

Чакра

(санскр. cakra = круг, колесо, ср. греч. ??????, слав. коло, русск. колесо, англ. wheel и т. д.) — в индийской ведийской мифологии и ритуале колесо, являющееся в разных обрядах символом солнца. В послеведийскую эпоху Чакра — огненный диск, оружие и постоянный атрибут Вишну (солнечного бога), особый вид метательного оружия, приводимого в вращательное движение вокруг среднего пальца и бросаемого в неприятеля. В мифологических описаниях Чакра изображается в виде круглой огненной массы, мечущей из себя огонь во всех направлениях. Брошенный рукою бога, Чакра умерщвляет нечестивого противника и возвращается обратно в руку пославшему его. На изображениях Вишну всегда представляется с Ч. в одной из четырех его рук. У буддистов имеется также свой символ Чакры, так называемое колесо закона (= Дхармачакра, палийская форма — Дхаммачакка).

Огненный диск бога имеет нечто общее с молнией. Во всяком случае оружием Индры и Шивы была молния. Не телеграмма ли молния, которую везёт Любовь жертве Бывалову?

Кама-чакра – это род мистического круга. На кадре колесо дублирует венец из маргариток на голове Дуни Петровой. Это своего рода тоже чакра – кольцо. Попробуем соединить эти два слова. Мрга-чакра на санскрите буквально – «круг животных», то есть Зодиак. Сама Орлова по гороскопу – Водолей.

В индуизме колесо олицетворяет бесконечное, совершенное завершение и является атрибутом Варуны, а позднее Вишну Колесо — это также время, судьба, или «kala», «неумолимо и непрестанно вращающееся колесо Сансары». Врашение колеса сансары — это круговое вращение, изменение, наступление, динамика. Оно символизирует видимое вращение «небесного свода». Колесо, стилизованное под лотос, символизирует чакру.

У последователей джайнизма есть вечно вращающееся колесо Времени.

Сансара

(санскр. samsara = странствование, течение жизни, бытие) — под этим именем известно общераспространенное у индусов (брахманистов, буддистов и джайнов) учение о никогда не прекращающемся существовании души, вечно переходящей из одной земной тленной формы в другую (метемпсихоз, переселение душ).

В России КОЛО – ХОРО – КОРО – тождественные понятия, связанные с оберегающим значением окружности, как образа Солнца. Эти слова в близком родстве с санскритским «КАЛА» - время, с египетским солнечным богом ХОРом, с персидским ХОР, с греческим ГЕЛиосом, а также с русским КОЛесом и ХОРоводом, КОЛьцом, КОЛобком, КАЛачом и КРугом.

Индийский эпос рассматривает Кала, с одной стороны, как самостоятельное божество, с другой – как ипостась бога Ямы или Шивы. В то же время значение Кала сливается с представлениями о боге смерти Мритью. В ряде интерпретаций Кала идентефицируется с вращением колеса Кала, то есть с человеческой жизнью и судьбой. Пураны трактуют Кала как воплощение энергии Вишну, то есть энергии индуистской божественной триады в целом (Тримутри), через функции созидания, сохранения и уничтожения.

Русское слово СОЛНЦЕ произошло, вероятнее, от санскритского «саu» - светить, как, собственно и латинское “SOL”, как и латышское, литовское, прусское “SAUL”.

Однако, вернёмся к нашей теме.

Итак , зачем Орловой понадобилось колесо, как главный солнечный символ? Зачем она украсила Колесо – Солнце сердечками, как символами любви?

Санскритское слово «КАЛА» очень близко к «Кали».

КАЛИ

(санскр. Kali — черная) — «Ужасная мать», «Мать-тьма».

1) в ведийскую эпоху один из эпитетов огня — Агни,

2) образ кровожадной богини Кали, супруги Шивы, носящей также имена Парвати и Дурга. Кали покровительница кладбищ, изображается танцующей в кругу привидений; для умилостивления ее нужны человеческие жертвоприношения. Женская ипостась бога Шивы. Изображается главным образом в грозном, устрашающем облике. Наиболее пугающий образ Творца-разрушителя в индуистской мифологии. Кали почитается как могущественная богиня, уничтожающая демонов. Культ её особенно почитается в Бенгалии, где находится главный из посвящённых её храмов Калисхата (англ. Калькутта), что дало название самой бенгальской столице.

На первый взгляд, данная интерпретация образа колеса кажется надуманной, так как не имеет никакого отношения ни к образу нашей героини Дуни Петровой, ни к образу самой артистки Любови Орловой. Но не будем так сразу торопиться с выводами.

Продолжим наше расследование.

Итак, относительно колеса мы имеем ассоциативные связки со словами Солнце и богиня Кали. Заметим, что Кали – богиня танцующая, так же как и наша героиня – Любовь Орлова.

На следующем кадре видно, что после ссоры с Трубышкиным Дуня бросает венок маргариток на свои сапоги.

Займемся сапогами. Слова ботинок, башмак, башмачок на французском звучат одинаково как «soulier». «Сапожный» на французском почти так же – «souliers». Это чем то напоминает прибалтийское и прусское «soul» - Солнце.

На латыни башмак – calceus. (Вспомним «Башмачка» - императора Калигулу и нашу русскую КАЛошу). И снова КАЛА!

В конце фильма Дуня Петрова переодевается в форму МАТроса. Матрос же по английски – sailor. Кроме уже знакомого нам МАТа появляется также слог СЕЙЛ, который близок по звучанию группе слогов СЕЛ, ЦЕЛ, СОУЛ, СОЛ.

А теперь можно подвести небольшой итог. Разобьем, полученные из представленных в сцене образов, слова или слоги в родственные группы.

1. Венок маргариток, Коло Сварога (круг животных Зодиака) - Мрга чакра – имя Маргарита.

2. Мат (ругань на пароме), мат или матрас ( на котором сидит Дуня), матросская форма ( в которую переодевается Дуня) – слог МАТ.

3. hayrick (стог сена) - hair (волосы) – hari (лошадь санскр.) – хор (коло, колесо) – слог Хари

4. Цел (целовать), сел (сидят на пароме), сол (колесо – символ солнца), souliers (сапожный (фр.) (маргаритки на сапоге)), sailor – (матрос (англ.) (Дуня в форме матроса)). – слог Цел или Сел.

На что же всё это похоже? Ещё раз перечислим полученные слоги – слова:

Маргарита, Мат, Хари, Цел.

А ведь была такая знаменитая танцовщица. Её звали Маргарита Целле. Псевдоним же её был Мата Хари.

Экзотическая танцовщица, знаменитая своими скандальными и сенсационными выступлениями в обнаженном виде, Мата Хари прославилась на всю Европу в начале нашего столетия. В 1917 году она была расстреляна французами за шпионаж в пользу Германии.

Вот с кем сравнила себя Любовь Орлова!

Псевдоним Маргариты Целле – Мата Хари означает в переводе с малайского «глаз дня» - или Солнце! Теперь становится понятно, для чего Орлова так настойчиво использовала Колесо, как солнечный символ. Колесо, как символ Сансары и богини Кали, будет нами ещё востребовано. Но об этом чуть позже.

Краткая биография Маты Хари (Маргариты Целле).

Мата Хари. Эта женщина стала легендой еще при жизни. Среди историков нет единого мнения о том, была ее деятельность в качестве двойного агента следствием ее нравственной слабости и цинизма или, наоборот, верхом актерского дарования, ума и способности использовать людей и ситуацию в своих целях.

Впоследствии, переписывая свою автобиографию, Мата Хари утверждала, что ее вырастили жрецы храма в Канда Свани, и душа ее была посвящена богу Сва (Шиве). Из нее готовили танцовщицу, и к тринадцати годам она уже танцевала обнаженной в храме.

Ну, а теперь обратимся к фактам.

Маргарет Гертруда Целле, вошедшая в историю под именем Мата Хари, родилась 7 августа 1876 г. в Леувардене, центре самой северной нидерландской провинции Фрисландии, в семье шляпочника. Она выросла писаной красавицей с отличной фигурой, большими глазами и черными волосами. Вероятно, в юности с ней было немало проблем, если родители отправили 17-летнюю девушку в Гаагу, под присмотр дяди, известного своей строгостью.

Опека со стороны родственника скоро наскучила Маргарет, и она стала искать способ зажить самостоятельной жизнью. Для девушки той поры единственным выходом было замужество. Просматривая газету с брачными объявлениями, Маргарет в качестве возможного жениха выбрала офицера из голландской Восточной Индии, находившегося в отпуске на родине. Маргарет пишет ему письмо. Первая же встреча обнадеживает обе стороны. Имя ее избранника - Рудольф Маклид, он почти на 20 лет старше Маргарет и происходит из старинного шотландского рода.

В июле 1895 года они поженились. Два года они прожили в Голландии, где у них родился сын Норман. Затем капитан МакЛеод был переведен служить на остров Яву в Индонезию, которая тогда была колонией Нидерландов, и взял свою семью с собой. Там у Маргареты родилась дочь, которую назвали Джинн. Там же Маргарета начала флиртовать с молодыми офицерами и плантаторами, вызывая приступы ярости у МакЛеода, и полюбила танцы, которые исполняли танцовщицы в храмах.

МакЛеод пил, изменял Маргарете и часто бил ее. Однажды он даже угрожал ей заряженным пистолетом. Существует версия, которая, правда, не доказана, согласно которой сын МакЛеодов был отравлен каким-то местным солдатом, поскольку этот солдат был сильно недоволен МакЛеодом за то, что тот соблазнил его девушку, которая была нянькой мальчика. Позже Маргарета утверждала, что самолично задушила отравителя. Сделала она это, естественно, голыми руками. МакЛеоды вернулись в Голландию и там развелись В 1904 году Маргарета была уже в Париже, оставив в Голландии и бывшего мужа, и второго ребенка.

Она стала танцовщицей после того, как на сцене увидела номер в исполнении Айседоры Дункан.

В Париже Маргарета познакомилась с Эмилем-Этьеном Гиме, владельцем музея восточного искусства. Именно в этом музее и состоялось дебютное выступление Маргареты в качестве исполнительницы восточных танцев. Выступала она практически обнаженной среди пальм, бронзовых статуэток и колонн, украшенных гирляндами. Утверждали, правда, что Маргарета никогда в жизни не танцевала полностью обнаженной. Она всегда старалась хоть немного спрятать свою грудь, которая была искусана и изуродована МакЛеодом.

К моменту своего дебюта Маргарета стала уже называть себя Мата Хари (в переводе с малайского — "око дня", Солнце). Она придумала себе и соответствующее жизнеописание. Мата Хари утверждала, что ее матерью была 14-летняя индианка, танцовщица в храме, умершая при родах. Ее саму якобы воспитывали жрецы в храме, которые и научили ее священным индуистским танцам, посвященным Шиве. Она также утверждала, что впервые танцевала обнаженной еще в 13-летнем возрасте перед алтарем индуистского храма. Внешность Маты Хари соответствовала придуманной ей легенде. Она была высокой, смуглой, с выразительными чертами лица и бархатистыми глазами.

Выступления Маты Хари вызывали восторг и скандалы в большинстве крупных европейских городов. Мата Хари выступала на сцене Оперного театра Монте-Карло, в миланском ""Ла Скала"", в венском Арт-Халле. Она стала одной из самых высокооплачиваемых танцовщиц Европы, за десять лет карьеры сколотила солидное состояние. У Мата Хари были самые шикарные апартаменты, самые богатые поклонники, и среди них ""шоколадный король"" Менье. Известно, что в числе её знакомых впоследствии был рыцарь ордена иоаннитов барон фон Мирбах, что позволяет сделать предположение и об идейной связи танцовщицы с масонами.

Мата Хари соглашалась принимать деньги за оказываемые ею сексуальные услуги. Вместе с тем, ей так нравились люди в военной форме, что она часто спала с солдатами совершенно бесплатно. С МакЛеодом, например, она вступила в интимную связь задолго до того, как стала его женой. Позже у нее было бесчисленное количество любовников в военной форме из самых разных стран и армий, которые в то время находились в состоянии войны друг с другом. Когда секс был результатом делового соглашения с очередным партнером, Мата Хари брала за услуги 7500 долларов за ночь.

Но постепенно ее танцы начали приедаться. Наступил период безденежья. Свое тридцатилетие Мата Хари встретила в Берлине.

В конце июля 1916 года она посетила дом своей подруги актрисы Данжвиль, содержавшей салон, где развлекались офицеры. В тот вечер она познакомилась с мужчиной, которого видела до этого в ""Гранд-Отеле"" Позже она написала, что он стал для нее любовником, ради которого она ""была готова пройти сквозь огонь"". Вадим Маслов был капитаном Первого русского особого императорского полка. В это время он прибыл с фронта и находился в отпуске, его полк стоял близ Шампани. Во время своего ареста в 1917 году Мата Хари заявила, что ей нужны были деньги якобы для того, чтобы сочетаться браком с царским офицером.

         Первая в истории ""звезда"" стриптиза решила использовать связи с офицерами разных армий для того, чтобы скопить небольшой капитал, который бы позволил ей выйти замуж за 23-летнего Маслова.

         Н 21... Под этим кодом она была занесена в списки германской агентуры. Буква означает страну происхождения агента (Голландия), цифра - порядковый номер вербовки. Вполне вероятно, что Мата Хари так и осталась бы ""мертвой душой"" в списках, если бы не познакомилась в Берлине с очередным любовником, который оказался одним из шефов берлинской полиции и, естественно, поинтересовался прошлым своей пассии. Германский консул в Голландии и один из резидентов секретной службы Германии Крамер вручили ей в Амстердаме 20 тысяч франков и направили с первым заданием во Францию.

Затем Мата Хари дала согласие работать на французскую разведку, когда ей предложили за это миллион франков (деньги ей нужны для того, чтобы произвести впечатление на отца Вадима Маслова, капитана русской армии которого она страстно полюбила)... Она строила и пыталась претворить в жизнь (иногда очень успешно) грандиозные планы, манипулируя высокопоставленными чиновниками, используя при этом их ревность, жадность и похотливость... Затем за ней начали следить французские агенты в Мадриде...

13 февраля 1917 года - Мата Хари взяли под стражу в отеле на Елисейских полях.

Власти и пресса представили Н - 21 как самого опасного агента кайзера, а ее задержание - как блестящий успех контрразведки. Ладу потом обронил, что Мата Хари жаждала наказания, в чем якобы призналась ему, сказав, что вернулась в Париж в начале 1917 года, несмотря на то, что рисковала быть арестованной, потому что ""виселица всегда привлекала ее"". Испанский сенатор, знавший Мата Хари, утверждал, что она стала шпионкой ради ""жажды новых ощущений"", что бесконечные сексуальные приключения наскучили ей. Подобно наркоману, Мата Хари с каждом разом нуждалась во все более сильных дозах стимуляторов, что в конечном счете и привело ее на путь шпионажа, поскольку только риск, которому она подвергалась на этом поприще, приносил желаемое удовлетворение Как бы там ни было, но в основе истории о шпионке-куртизанке лежит неудержимая страсть к экзотическим авантюрам.

         Процесс над Мата Хари открылся 24 июля 1917 года в Париже в обстановке острейшего национального и правительственного кризиса. Французская армия в сражениях не блистала. Напротив, в ней зрел бунт. Страну сотрясали забастовки, а министров обвиняли в измене.

         В таких условиях суд приобретал показательно-политический характер, когда участь жертвы была предрешена, публике объявили: Мата Хари, передававшая секретную информацию противнику, несет тяжкую ответственность за неудачи доблестной армии. Военный судья капитан Бущардон называл танцовщицу ""опаснейшим врагом Франции"".

 Все ее попытки рассказать о том, что она служила Франции, с негодованием отвергались ""Я невиновна, - заявила Мата Хари на суде. - В какие игры играет со мной французская контрразведка, которой я служила и инструкции которой я выполняла?""

Для самой Мата Хари, наверное, самым тяжелым разочарованием было то, что страстно любимый ею Вадим Маслов, вызванный в качестве свидетеля, в суд не явился. После этого она потеряла всякую охоту бороться за свое спасение. Да и никакая защита не повлияла бы на исход процесса. Он продолжался при закрытых дверях всего два дня и завершился единодушным приговором - расстрел.

Старая монашенка сестра Леонида со скрипом отворила дверь камеры № 12 сен-лазарской тюрьмы Парижа. В сырых утренних сумерках был виден силуэт лежавшего на железной кровати человека. Наклонив голову, чтобы не задеть за косяк, в камеру вошел правительственный комиссар в сопровождении нескольких судебных чиновников.

         ""Наберитесь мужества, - громко сказал комиссар. - Президент Республики отклонил ваше ходатайство о помиловании Настал час казни..""

         Резко приподнявшись с кровати, Маргарета Гертруда Целле с усмешкой посмотрела на несколько оробевших мужчин. Неспешно одевшись, женщина написала три записки - своей дочери, другу из МИДа и, наконец, русскому офицеру Вадиму Маслову, который, сам того не ведая, сыграл роковую роль в ее судьбе.

         ""Не переживайте за меня, - сказала она на прощание сестре Леониде, - я умру с достоинством. Вы увидите прекрасную смерть"".

         На полигоне военного лагеря в Венсенском лесу 12 солдат - зуавов, вскинув по команде офицера ружья, взяли на прицел женщину, одетую в меховое пальто и шляпку. Она не захотела, чтобы ей завязывали глаза и руки, и перед тем, как офицер скомандовал: ""Огонь!"", учтиво поблагодарила его, послала воздушный поцелуй группе зевак, которые пришли посмотреть на казнь 15 октября 1917 года.

         И тут же пуля, поразившая сердце, прервала жизнь Маргареты Целле, известной всему миру как Мата Хари. Ей был 41 год. Никто из близких не пришел забрать ее тело, которое было передано на медицинский факультет Сорбонны. Там будущие эскулапы использовали его в учебных целях, а затем отправили на захоронение в общую могилу.

Засекреченное досье, в котором содержатся все документы по процессу над Матой Хари, станет по закону открытым только в 2017 году - 100 лет спустя после вынесения смертного приговора. Но уже сейчас известны некоторый показания, свидетельствующие о том, что Мата Хари явно не заслуживала такой участи. Сам младший лейтенант Марне, который столь настойчиво добивался ее расстрела, потом признал, что в деле агента Н 21, собственно говоря, не было никаких серьезных улик. Все основывалось лишь на пустых предположениях и на стремлении списать на германского агента всю вину за собственные промахи.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Что же общего между этими двумя женщинами? Между Маргаритой Целле и Любовью Орловой?

Прежде всего то, что и первая и вторая были фантастически популярны, так что стали символами своей эпохи. Во Франции в продаже были даже сигареты «Мата Хари».

Орлову же называли «Моной Лизой советской эпохи».

И та и другая были танцовщицами. В этом именно и заключался главный талант как Орловой, так и Мата Хари.

Любовь Петровна имела неплохое меццо-сопрано, однако её вокальные данные нельзя было назвать выдающимися. Как пианист она была на среднем уровне. Качество её фортепьянной игры было вполне удовлетворительным для тапера в немом кино, но совершенно недостаточным для профессионального концертирования.

Орлова была безусловно очень талантлива, но лишь как опереточная актриса. Однако у неё почти не было таланта актрисы драматической. Этот недостаток удавалось скрывать во время съёмок в музыкальных кинокомедиях тридцатых, по жанру очень близким к опереттам. Там были песни и танцы на музыку Дунаевского и Кабалевского, которые уже сами по себе были шедеврами. Они выручали её тем, что позволяли в полной мере реализовать свой главный козырь – прекрасные хореографические данные и хороший голос. И ещё её спасало… чисто женское природное обаяние, некий врождённый талант флирта. Ей не было равных в сценах любовной игры и обольшения. Но здесь был виновен более женский инстинкт, а не дар актерского перевоплощения. В сущности, она лишь играла саму себя в жизни. Это было относительно несложно.

Однако, если дар перевоплощения остается с актером пожизненно, половой инстинкт имеет свойство с возрастом угасать, а в определённый момент жизни (после гормональной перестройки) и вовсе превращаться лишь в условность. Так случилось и с нашей героиней.

Последний её удачный фильм, её «лебединая песня» – кинокомедия «Весна». Артистке тогда было 45 лет – критический возраст для женщин. И хотя роль Джанет Шервуд была её любимым образом, следующий фильм «Встреча на Эльбе», мягко говоря, не был творческой удачей артистки. То, что так хорошо удавалось ранее, вдруг как то сразу перестало получатся. И чуткий советский зритель, мгновенно заметил, что «Орлова кончилась…», что она уже никогда не сможет играть так, как раньше.

И причиной были не проблемы с внешностью. В советском кинематографе в то время было немало «бабушек» - талантов, не в том суть.

Да и, кроме того, Л��бовь Петровна молодо выглядела для своих 47 лет, отличная фигура, плюс пластические операции, плюс гримм и умело выбранное освещение. Но… что-то произошло, и не только с голосом. Она словно разучилась соблазнять мужчин. Исчез какой-то неповторимый орловский шарм и она мгновенно превратилась в занудливо поучающую пожилую советскую партдаму.

Это хорошо заметно по последним фильмам, не относящимся по жанру к комедиям - опереттам. В двух самых последних фильмах «Русский сувенир» и «Скворец и лира» она играла уже откровенно плохо.

Итак, мы пришли к выводу, что одним из главных общепризнанных талантов Орловой, как и Мата Хари был талант танцовщицы.

Третье сходство героинь: равнодушие к детям. Как известно, Мата Хари оставила с первым мужем свою дочь Джину и более, занятая мужчинами и танцами, не вспоминала о ней, словно бы у неё и не было никогда никакой дочери.

Любовь Петровна также была равнодушна к детям. Она не любила детей, и вообще не любила быть беременной, так как это мешало её работе в кино. Известно, что в тридцатых годах она неоднократно делала аборты. Впоследствии судьба отомстила ей тем, что всё её имущество досталось посторонним людям, которые уничтожали всё, что могло бы даже напоминать о ней. Так в 80-х годах, после смерти Александрова погибло многое из её документальных архивов: фотоальбомы, письма, записи, книги, личные вещи.

Четвёртое сходство героинь: и та и другая - коварные обольстительницы сильных мира сего. Но если среди поклонников Мата Хари были лишь шоколадные короли и послы, то Любовь Петровна шагнула куда дальше, став невенчанной Королевой – тайной женой Иосифа Сталина.

«Она брала на себя управление страной, когда Сталин замирал на узком диване Ближней дачи. Она подняля в небо сына Сталина Василия, разлучила с женихом его дочь Светлану. Говорили, что Светлана Аллилуева якобы обожала Орлову и Александрова».

Пятое сходство: связь с разведками. Что касается Мата Хари, то тут, собственно, ничего и не нужно доказывать, о том существует масса документальных свидетельств. Не так просто с Орловой. Советское КГБ как и нынешнее ФСБ не очень то любит публиковать свои даже старые досье и документы. Хотя всё же некие их «крупицы» были преданы гласности и сумели просочиться в прессу. Их очень немного, этих данных.

Удостоверение. (Действительно без срока).

Полковник административной службы Л. П. Орлова является представителем по делам кинематографии и командируется в город Берлин в войска для выполнения специального задания.

Начальникам армий, военным комендантам оказывать полковнику Орловой всяческое содействие в выполнении возложенного на неё задания.

Начальник тыла Народного коммисариата обороны СССР.

Однажды на вечере в Доме Кино выступил генерал КГБ:

«- Теперь уже можно об этом сказать. Для нас всегда было большой честью, что в наших рядах трудился такой замечательный товарищ, как полковник административной службы Л. П. Орлова!»

Это был шок для многих.

Собственно, вопрос заключается не в том, служила или нет Л. П. Орлова в КГБ в чине полковника. Это очевидно и так. Для нас более интересно, с какого года примерно началось это сотрудничество.

Если принять во внимание, что во МХАТ она поступила работать хористкой в 1926 году, то очевидно никак не ранее этого года. Вряд ли органы могла заинтересовать девушка, подрабатывающая тапером в кинотеатре.

Временами ей начали давать второстепенные эпизодические роли. Появилась некоторая известность в театральных кругах, появились деньги и влиятельные поклонники с высоким положением. В том же 1926 году она вышла замуж за Андрея Берзина, крупного чиновника из НАРКОМЗЕМа, впоследствии зам. Наркома земледелия Чаянова.

А впереди были годы «Великого перелома», разгром «Коминтерна» и ленинской гвардии большевиков – революционеров, которая вдруг стала весьма опасна для Сталина. И поэтому задачей ОГПУ в то время было получение компроматов на потенциальные жертвы в предстоящих сталинских чистках.

В те времена наследники Романовых – крупные партийцы типа Енукидзе, Кирова и рангом меньше словно помешались на балеринах и актрисах. В этой связи трудно было подыскать более подходящую кандидатуру для агента, чем артистка оперетты, какой была Орлова.

Итак, не ранее 1926 года… Но и никак не позднее 1931 года, и вот по какой причине.

В конце 1930 года был арестован муж актрисы Андрей Берзин, вступивший в ряды оппозиции. В то время ещё не было статьи для членов семей врагов народа, однако возникший интерес со стороны органов к её персоне был весьма, весьма опасен для её жизни и карьеры. Она, как умный человек, не могла не почувствовать, что рано или поздно придут и за женой заместителя наркома. Что же касается её профессиональной карьеры, то с ней можно было сразу и смело прощаться навсегда.

Однако, на удивление, ничего такого не произошло. Она продолжала работать, и более того, ей через год, в 1932 году дали главную роль в оперетте «Перикола». Во МХАТе ходили слухи, что к ней был неравнодушен сын Немировича-Данченко. Хорошо, пусть так. Но совершенно необъяснимо, как могла жена осуждённого, видного оппозиционера, спокойно не только делать стремительную карьеру в театре, но и иметь связь с немецким инженером, с иностранным подданным? Она совершенно открыто жила с ним в номере «Люкс» в «Метрополе» в 1932 – 33 годах, он заезжал за ней в театр на шикарной машине, дарил драгоценности, они допоздна гуляли в очень дорогих ресторанах, словом вели добропорядочный буржуазный образ жизни. И это в то время, когда вся голодная страна замерла в ужасе, когда боялись сказать неосторожное слово даже в кругу своей семьи, когда люди мучались хронической бессонницей от страха быть в эту же ночь арестованными!

Да, она действительно была популярна, но лишь в кругах театралов, страна же её совсем ещё не знала, а потому её арест прошёл бы совершенно бесшумно, не вызвав ровно никакой реакции в обществе.

Объяснение феномену может быть лишь такое: примерно в 1930 или 1931 году Любовь Орлова была завербована в ОГПУ. И все её знакомства и встречи как с иностранцами, так и с советской партийной элитой были лишь частью её работы. Только так может быть объяснено это странное «нарушение законов природы» в вальпургиеву ночь сталинских чисток.

Да, но до или после ареста мужа? Известно, что Андрея Берзина с начала 1930 года подвергали арестам и проверкам многократно в течении всего года. Он завел даже специальный чемоданчик, с самыми необходимыми, на случай ареста, вещами. Иногда его задерживали на три дня, иногда на неделю и более. Окончательно арестовали и судили уже в декабре 1930 года. Вероятнее всего, что в то самое время, когда органы начали проверку Берзина, её, как жену подозреваемого, также вызвали на Лубянку.

Можно предположить, что талантливая перспективная актриса МХАТа, с прекрасной внешностью, под которой скрывался совсем не женский аналитический ум, умеющая прекрасно играть роли не только в театре, но и в жизни, не могла не заинтересовать ОГПУ. Нет, она была совсем не болтлива, характер имела скрытный, она умела хранить тайны. А, кроме того, языки! Она хорошо владела тремя главными европейскими языками – немецким, французским и английским, причем двумя из них – французским и немецким в совершенстве. Надо думать, что для органов она была настоящей находкой.

О её роли в следствии по делу Берзина остаётся только предполагать. Во всяком случае, со времени своего окончательного ареста в декабре 1930 года и до самого конца жизни Андрей Каспарович более никогда не изъявлял желания даже поговорить по телефону с бывшей супругой, не говоря уже о встрече. Хотя он возвращался из ссылки и некоторое время жил в Москве в середине 30-х, во время блестящего триумфа кинозвезды. В свой последний приезд в столицу в 1946 году он встретился, но не с бывшей женой, а с её сестрой Ноной. Но это был скорее акт вежливости. Он уже был смертельно болен и ехал умирать на родину в Латвию.

Что ж, давайте смотреть фильм дальше.

Прежде всего заметим, что оба коня так или иначе связаны с водой и с рекой. И это не случайно. Собственно появлению коней предшествует авария на пароме. Кстати, и слово паром на санскрите означает лошадь. Если быть точнее, то param-para - средство перевозки, в частности лошадь, которая тянет повозку. На деле в фильме паром тянет проволока. Итак, первая «связка слов» это лошадь – проволока. Вторую связку озвучивает лоцман. Он говорит следующее: «Река то у нас спокойная, а вот проволока…»

В этот момент проволока рвётся и далее следует появление на пароме «лошади – призрака». Остаётся определить как этимологически связаны слова: лошадь – проволока – река.

Сразу отмечу, что приведённый ниже текст озвучивает лишь одну из возможных гипотез автора относительно «порванной проволоки».

Начнём с того, что Волга не всегда имела такое название. Древнее имя реки – Ра (бог Солнца, как и у древних египтян). В глубокой древности, река, соединяясь с Доном, впадала в Азовское море, что делало её необычайно ценной в плане судоходства, так как она позволяла путешественнику сравнительно легко перемещаться с большим грузом через Азовское и Чёрное моря практически в любую страну мира.

В “Книге Велеса” по этому поводу содержится запись: “Ра-река – великая, она отделяет нас от иных людей и течет в море Фасийское”. Название Фасийское море происходит от реки Фасис, ныне именуемой Риони, которая, как и в древние времена, по-прежнему течет в Черное море.

Кроме того, этот факт имеет косвенное подтверждение и в Свято-русских Ведах. Согласно им бог Дон являлся сыном Дану и Ра. Он же был отцом русалки Роси (поэтому Росью, или рекой Раса именовали Волго-Дон). Было бы странно две реки, впадающие в разные моря, называть одним именем. Очевидно именно Волго-Дон, или река Раса дала название всей стране.

Заметьте, что о впадении Волги в Каспийское море ни в «Книге Велеса», ни в Святорусских Ведах, написанных в глубокой древности, упоминаний нет.

Если учесть, что на территории Древней Руси тогда было очень мало дорог, и главную её достопримечательность составляли дремучие, трудно проходимые леса, населённые медведями, значение реки трудно переоценить, особенно если принять во внимание длину, изгибы и охват огромных территорий (за счёт притоков) от Селигера до Урала и далее до Чёрного моря.

Слово Ра на санскрите имеет несколько значений - приобретение, осуществление, огонь, любовь, любовная игра, скорость, движение, яркость, блеск.

Любопытно, что одно из значений древнего названия реки совпадает с именем Орловой.

В дальнейшем Ра изменила своё русло, направив часть своих вод в Каспий. Сменив русло, она сменила и своё название.

В средневековье реку называли Атиль, Атал или Итиль, что на арабском значит «река».

Этому есть подтверждение у греческих историков. Птолемей и Помпоний Мела полагали, что она имеет два устья: одно в Каспийское море и другое в Азовское.

А вот соответствующая выдержка из “Хронографии” византийца Феофана (671 г.): “В северных, по ту сторону лежащих частях Евксинского Понта есть так называемое Меотийское болото, в которое впадает великая река... по имени Атал”. Подтверждением гидрографического положения Волги, описываемого Феофаном, служит распространение позднейших морских и речных отложений на юге Восточноевропейской равнины. Характер аллювиальных осадков наглядно свидетельствует о том, что Волга некогда через Сарпу и Маныч действительно направлялась в Азовское море, затем отвернулась от него, какое-то время ветвилась по степям Калмыкии и только затем пошла по своему современному руслу.

Заметим сразу, указанные изменения происходили не в отдаленные геологические эпохи, а в историческое время. И, разумеется, переход волжских вод к Каспийскому морю не произошел мгновенно. На протяжении длительного времени Волга являлась рекой двух морей. На то, что она имела два рукава, указывал в X веке армянский летописец Моисей Хоренский. В том же столетии арабский географ Масуди писал относительно похода русов 913 года: “Они вошли в канал, оттуда проникли в рукав реки, по которому поднялись до самой реки Хазар (Волги - М.К.), а по ней спустились до города Итиль, прошли его и достигли устья реки и места впадения ее в море Хазарское (Каспийское - М.К.)”. Вполне вероятно, бифуркация Волги сохранялась до XIII в., т.к. на “Карте мира” 1154 г. ее отметил географ Идриси. В его изображении основной поток Волги под названием Атал впадает в Хазарское (Каспийское) море, а ее ответвление так и именуется: “река Саджину, т.е. рукав реки Атиль”. Подобное положение отражено и на “Малой карте” того же ученого в 1192 г.

К XIV в. отмечается значительный подъем уровня моря, одной из причин которого можно уверенно считать углубление долины Волги, образование колена у Волгограда и появление нового русла до Каспия. В условиях резкого повышения речного стока наступает трансгрессия моря, под водой оказывается ряд поселений на западном и южном побережье.

Заметим, что средневековое название Волги Атал похоже на санскритское слово «Атала», что переводится как:

1. безграничный

2. ад

3. бог Шива.

Я допускаю, что это может быть простым совпадением. Однако это совпадение Александров вполне мог превратить в некий знаковый символ.

Трудно сказать от какого слова происходит теперешнее название реки Волга, да мы и не будем заниматься дотошным выяснением этого. Для нас важнее то, с каким словом её связывал режиссёр Григорий Александров. Итак, связка проволока – Волга. Даже ухо непосвящённого может заметить сходство этих слов. Фильм снимался в 1937 – 1938 годах. Тогда на слуху у народа были великие стройки века: канал им. Москвы и проект Волго – Донского канала. Начать строительство канала в начале 40-х помешала война. Канал начали строить в 1948 году и закончили 1952 году.

А до того Волга была рекой волоков. Напомню, что волок – это перевоз или перенос товаров и судов с одной реки на другую. Товары перевозили в особых повозках – волочугах.

Наиболее известный волок на реке Волге, волго – донской назывался Переволоком. Он располагался примерно в 70 километрах от Волго-Донского канала вверх по течению реки около города Дубовка.

Волок между Волгой и Доном так узок, что торговое движение установилось здесь давно; но до конца 50-х годов товары обыкновенно перевозились от посада Дубовки на Волге в Качалинскую станицу на Дону. Впоследствии была построена железноконная дорога между этими двумя пунктами, в конце 50-х годов замененная паровой железной дорогой между Царицыном и Калачом.

К тому времени, когда снимался фильм, железнодорожную Переволоку (Проволоку) ещё не сменил канал, и потому она работала на полную мощность. Символ её в фильме – паром, перемещаемый посредством железной проволоки.

Таким образом, Александровская этимологическая гипотеза о происхождении Волги от волока была им самим озвучена в фильме. Появился волок, и река сменила название на Волгу! Да, но какая же связь с конём?

Дело в том, что близко звучащее санскритское слово vollaha переводится как «лошадь каштанового цвета».

В свою очередь конь уже по названию связан с русским богом Волохом или Волхом Змеевичем, Вольгой – третьей реинкарнацией Велеса, который, в свою очередь, произошёл от Рудры – Шивы. Заметим, что свято-русские Веды намекают на факт того, что после бога Ра богом реки стал третий Велес – Волх Змеевич.

Слово hara (хара) означает на санскрите как бога разрушителя Шиву, так и жеребца. Такое же двойное значение, как упоминалось ранее, имеет и близкозвучащее слово hari (хари). Что же объединяет два этих слова - Шиву и коня? Дело в том, что главное значение слов Хара и Хари есть перевозчик, переносчик. Санскритское созвучное слово – «кара», кстати, означает руку. В том, что «перевозчик» является хорошим эпитетом для коня, я думаю, никто не сомневается. Но и эпитеты бога Шивы – «несущий Ганг на волосах», «увенчанный Месяцем».

Таким образом, два названия реки Атала и Волга оказывается связанными с богом Шивой. Ну а теперь проведём один любопытный этимологический эксперимент. Заменим название реки на одно из главный вариант имени Бога Шивы – «Хара». Это вполне оправдано, так как оно очень созвучно наиболее древнему имени реки – «Ра». Тем более что первый слог «Ха» иногда имел свойство исчезать со временем (я думаю многие этимологи с этим фактом согласятся).

А теперь перепишем название фильма «Волга – Волга» как «Хара – Хара».

Если на русском повторить два раза слово Волга, то, в сущности, останется та же Волга. Совсем иное дело на санскрите. Слегка изменим второе слово, чуть удлинив первую гласную. Тогда получим Хара – Хаара, что будет означать «Шивы ожерелье».

Ожерелье Шивы по иному называется «Мундмала». Это ожерелье из человеческих черепов. Я понимаю, что это может показаться чересчур надуманным, но обратимся к началу следующего фильма Орловой «Светлый путь» где показаны летящие журавли.

Уже на этом кадре они начинают сливаться в нечто, напоминающее ожерелье. Следующий кадр уже предельно откровенен.

Что же сие означает? И вообще, почему, собственно журавли? Мы видим, отделившаяся из общего клина птица подлетает к Ногинску. По смыслу это ведь главный герой - инженер Лебедев, который получил распределение на Ногинскую ткацкую фабрику. Фамилия Тани Морозовой также должна в конце фильма стать Лебедева, коль скоро там дело шло к свадьбе. Поэтому интуитивно понятно, что отделившаяся, показанная крупным планом птица должна быть именно лебедем! Большой лебедь на картинке имеет словно бы ожерелье из журавлей. С другой стороны мы знаем, что лебедь всегда был символом бога Шивы. Возможно поэтому это нашло отражение и в том факте, что слово лебедь на английском и на немецком звучит похоже: Swan (сван) и Schwan(шван).

Ну, а теперь давайте выясним, что же за ожерелье на шее у этого «Швана» и почему понадобились именно журавли, а не лебеди.

Вспомним, как звучит журавль на английском: - Crane. Это слово очень сильно напоминает по своему произношению, да отчасти и по написанию другое английское слово – Crania – что означает череп.

Ну вот, теперь мы видим, что закон природы ничуть не нарушен, и на шее у лебедя – Шивы именно то, что и должно быть.

Теперь вновь возвратимся к фильму «Волга – Волга». К чему же мы пришли? У нас получилось не много нимало как то, что река Волга – есть мундмали, то есть ожерелье из человеческих черепов! В времена сегодняшние такое утверждение конечно звучало бы по меньшей степени странно. Но это сегодня, а во времена создания фильма?

Если мы вспомним голодающее Поволжье времен военного коммунизма и тотальный голод в период сталинской коллективизации, то всё сразу становится понятно. Бог - разрушитель Шива – Сталин получает в подарок от Орловой ожерелье из черепов «мундмалу»– реку Волгу с нанизанными на неё мёртвыми деревнями и сёлами. Впрочем, кажется, подарок очень понравился Сталину, ведь «Волга – Волга», как известно, стал его любимым фильмом.

Ну что ж, двинемся дальше. Я думаю, подошло время «раскрыть все карты». Раскроем наконец-то, вначале без доказательств, кто есть кто. Итак, номером первым у нас пойдёт товарищ Бывалов.

«Вот Бывалов перед вами,

Бюрократ он исполинский,

Играет, играет его артист Ильинский!»

Предположим вначале как гипотезу, что Бывалов, это есть никто иной, как Сергей Миронович Киров. Какие доказательства? Тот факт, что на съемку фильма «Волга – Волга» актёрская группа во главе с Александровым отправилась на теплоходе «Памяти Кирова»? Думаю, все согласятся, что это ещё не аргумент. Но не будем торопиться с выводами. Будем просто кадр за кадром смотреть фильм и вы станете свидетелями того, как на ваших глазах эта поначалу робкая гипотеза начнёт превращаться в неопровержимое доказательство.

Вот самые первые кадры фильма, где присутствует товарищ Бывалов. Мы видим его в собственном кабинете. Посмотрим внимательно карту области, висящую на стене.

Не напоминает ли изображённое на карте вот это?

Понятно, что изображение (по вполне объяснимым причинам) намеренно несколько искажено режиссёром, но всё же нечто общее просматривается. Особенно в нижней границе области. Если бы Александров изобразил на карте Кировскую область один к одному, то сильно рисковал попасть в места «не столь отдалённые» за злобный пасквиль на «Великого гражданина» Кирова.

Для побробного анализа скрытой символики фильма нам потребуется столь же подробная информация о Сергее Мироновиче.

Биография Сергея Мироновича Кирова (Кострикова).

Детские и юношеские годы.

Метрическое свидетельство гласит, что Киров родился в Уржуме 27(15) марта 1886 года в семье мешан Мирона Ивановича и Екатерины Кузьминичны Костриковых.

Отец Кирова — Мирон родился 12 августа 1852 года. Мать Кирова - Екатерина Кузьминична, урожденная Казанцева, родилась в 1859 году. Она происходила из зажиточной крестьянской семьи. Бракосочетание Мирона Ивановича и Екатерины Кузьминичны состоялось 19 января 1875 года.

Невесте было 16 лет, жениху – 23. У Костриковых родилось семеро детей. Первые четверо умерли в раннем возрасте. Жизнь в семье не сложилась. Ни формальное узаконение происхождения Мирона, ни удачная женитьба на единственной наследнице богатого домовладельца, ни приличное место в лесничестве, которое он получил благодаря хлопотам матери, не спасли Мирона от босяцкой доли. Мирон стал виновником многих несчастий своей семьи. Выросший в господских прихожих, он видел смысл жизни в сытом, беззаботном существовании, пил, мотал имущество своего тестя, часто менял службу, бродяжничал, продавал последние вещи из дома. В 1889 году он ушёл из дома бродяжничать. Будучи совершенно больным, через двадцать с лишним лет он вернулся в Уржум, где и умер в 1915 году.

Его жена - Екатерина Кузьминична в 30 лет, лишившись кормильца, осталась без средств к существованию с тремя детьми. Выросшая в зажиточной семье, в довольстве, она, чтобы прокормить семью, вынуждена была работать приходящей прислугой, прачкой у богатых уржумцев. От непосильного труда Екатерина Кузьминична заболела туберкулезом и умерла в 1894 году. А в 1910 году в возрасте 85 лет скончалась ее свекровь - Меланья Авдеевна.

Все они похоронены рядом на Уржумском кладбище. Трагичная судьба матери, отца, бабушки породила у мальчика, юноши на всю жизнь чувство неприязни к людям безвольным, любящим всласть пожить за чужой счет, пьяницам, бездельникам.

Горькие минуты отчаяния, обиды, одиночества пережил восьмилетний Сергей Косгриков, оставшись сиротой после смерти матери. Сестры Сергея - старшая Анна (1883 года рождения) и младшая Елизавета (1889 года рождения) остались жить дома с бабушкой – Meланьей Авдеевной.

Анна продолжала учиться в гимназии, а его отдали в дом призрения малолетних сирот. Он прожил в нем целых 8 лет.

Мальчик был смышлен, сообразителен, трудолюбив, прилежен. «Отличная учеба» и «совершенно безупречное поведение» (так написано в характеристике) дали ему возможность за счет земского общества продолжить учебу в Казанском низшем механико-техническом промышленном училище.

Инициатором направления Сергея Кострикова на учебу стала воспитательница приюта Ю. К. Глушкова, ее поддержали учителя городского училища –Н.С. Морозов, В. С. Раевский, Г. Н. Верещагин и даже преподаватель Закона Божия - отец Константин. Они обратились с прошением в Благотворительное общество Уржума направить Кострикова в Казань для получения специального образования за счет средств общества.

Казанский период — это, пожалуй, наиболее тяжелые годы в жизни подростка. Жил он впроголодь, часто случались голодные обмороки, болел, но упрямо шел к своей цели стать техником-механиком.

Павел Иванович Жаков преподававший в то время в училище, вспоминал: «Отсутствие близких, тяжкие бытовые условия, постоянное недоедание вызвали бы у многих уныние, сломили бы всякое желание учиться. Но не такой был Сергей. Целеустремленность и бодрость никогда его не покидали. Всегда стремился расширить свой кругозор, читал массу книг, любил художественную литературу и в беседах обнаруживал острый ум и критическую мысль».

Аттестат, полученный Кировым, гласил, что он «был принят в августе 1901 года в низшее механико-техническое училище Казанского соединенного промышленного училища, в котором обучался по 31 мая 1904 г, и окончил полный курс низшего механико-технического училища»

В восемнадцать лет Костриков-Киров получил заветный диплом. Он был в числе восьми лучших из трехсот питомцев училища. Заметим, что выпускники этого училища в то время котировались довольно высоко. Практически им была открыта дорога на все крупнейшие, наиболее престижные заводы России.

В Казани к Кирову приходила зрелость, происходило становление его гражданского самосознания, проявился интерес к политической и художественной литературе, посещению революционных кружков, критически он стал воспринимать и действительность, и те-

атр, и книги.

В автобиографии Киров потом, спустя десятилетия, напишет « по окончании училища стал достаточно определенным революционером с уклоном к социал-демократии».

В 1904 году Киров вернулся в Уржум. Перед ним остро встал вопрос что делать дальше? Идти работать или продолжать учебу? Его знакомые, ссыльные революционеры - С. Д. Мавромати, братья К. Я. И Ф. Я. Спруде - советовали учиться дальше. Об этом неустанно твердили ему и сестры Глушковы. К тому же на каникулы приехал из Томска студент - сосед по улице, который расхваливал город, институт, где он учился, и звал поехать вместе.

Не исключаю, что для Сергея Кострикова высшее образование давало возможность стать материально независимым, самостоятельным, порвать с той социальной средой, которая окружала его с детства. Неслучайно в письме к сестрам Гпушковым он писал из Казани: «Буду терпеть и ждать, а образование получу».

Эго определило выбор Кирова, и после Казани он очутился в Томске. Здесь он мог продолжить свое образование и стать инженером. Реальные перспективы для этого открывал Томский технологический институт, окончание подготовительных курсов которого давало право учиться в этом учебном заведении и тем. кто не имел диплома об окончании гимназии или реального училища.

Первые революционные шаги.

Костриков приехал в Томск в конце августа 1904 года. Занятия на курсах начинались 1 сентября, сначала Костриков посещал их как «вольнослушатель», так как по правилам для зачисления на

курсы необходимо было попучить документ о политической благонадежности и постоянное место работы. А на это требовалось определенное время.

Наконец Сергей после длительных поисков получает место чертежника в городской управе и работает там вплоть до своего третьего ареста в июле 1906 года. А в начале января 1905 года он получает из жандармского управления Томска справку о политической благонадежности и становится полноправным слушателем курсов.

Между тем вихрь революционных событий в центре России докатился и до Томска. На подготовительных курсах училось немало революционно настроенных разночинцев, которые вводят Сергея в социал-демократическое движение Томска. Уже в декабре 1904 года Костриков вступает в ряды социал-демократов, принимает участие во всех их акциях. Здесь, в Томске он проходит и первые тюремные университеты.

Молодой человек знакомится с запрещенной цензурой того времени литературой. Руководитель кружка Г. Крамольников в своих воспоминаниях впоследствии писал: слушатели, в том числе и Сергей, читали Шелгунова, Михайловского, Писарева, Добролюбова. Читали они и работы В. И. Ленина.

По заданию Томского комитета РСДРП Сергей Миронович вместе с товарищами печатал и разбрасывал антиправительственные листовки, входил в состав боевой дружины, участвовал в маевках, демонстрациях, митингах. В 1904 году он вошел сначала в состав Томского подкомитета РСДРП, а с декабря 1905 года стал членом комитета.

Вспоминая те дни спустя десятилетия, Киров говорил: 'Я прекрасно помню собрания, когда мы в количестве пяти-семи человек обсуждали вопрос о необходимости немедленного свержения царского самодержавия.

За свою революционную деятельность в Томске Сергей Миронович подвергался преследованиям. 2 февраля 1905 года он впервые был привлечен в качестве обвиняемого за «участие в неразрешенной противоправительственной сходке», проходившей в доме Муковозовой. Во время обыска 3 февраля на его квартире были обнаружены «печатные и гектографические прокламации разных наименований противоправительственного характера». Но 6 апреля он был из-под стражи освобожден.

Вторично Кирова арестовали 30 января 1906 года во время засады на квартире казначея Томского комитета РСДРП. Но вскоре он был освобожден под крупный залог. Именно во время этого ареста ему изменили возраст, и суд над ним так и не состоялся.

Третий раз его арестовали 11 июля 1906 года. При обыске у него была обнаружена «переписка, уличающая в принадлежности к тайному сообществу социал-демократов». В списке предметов, отобранных у Сергея Кострикова при обыске, значится около 150 видов различных вещей. Среди них: соч. В. Ленина «Письмо товарищу о наших организационных задачах», работы К. Каутского, А. Бебеля, прокламации и сочинения А. Франса.

Основанием для ареста послужили агентурные сведения о якобы существовавшей в одном из домов на Аполлинариевской улице Томска подпольной типографии. Тогда же были арестованы Михаил Попов, Николай Никифоров и Герасим Шпилев, на квартирах которых также были обнаружены преступные прокламации и брошюры.

Все четверо обвинялись в преступлении, предусмотренном 126-й статьей Уголовного кодекса Российской империи за принадлежность к российской социал-демократической рабочей партии.

Следствие (или, как говорится в жандармских документах - дознание) продолжалось свыше семи месяцев. Но типографию жандармам обнаружить не удалось.

Костриков приговорен к заключению в крепости на один год и четыре месяца. Все остальные - Попов, Никифоров, Шпилев приговорены к ссылке на поселение.

В тюрьме Сергей Киров много и упорно занимался самообразованием, читал художественную литературу, изучал немецкий язык. Эти факты из тюремной биографии Кирова свидетельствуют о его жажде знаний.

В июле 1908 года С М Киров вышел на свободу. Сначала он уехал в Новониколаевск (ныне Новосибирск), затем, спасаясь от слежки полиции, перебрался в Иркутск, а летом 1909 года преследования жандармов вынудили Кирова, по его собственному признанию, «бежать на Кавказ оказался во Владикавказе».

Владикавказ, Северный Кавказ были избраны местом жительства неслучайно. Еще в период работы в Томске Киров принимал участие в организации побега из тюрьмы группы политических заключенных. Среди них был его хороший знакомый — Иван Федорович Серебренников, который обосновался во Владикавказе и служил в городской управе секретарем. К нему-то и обратился Сергей Миронович когда над ним нависла опасность нового ареста. С его помощью он получает паспорт на имя Миронова и устраивается на работу в газету буржуазно-либерального толка — «Терек».

Однако уже в 1910 году среди работников редакции газеты «Терек» появляется фамилия С. М. Костриков.

Публицист-демократ.

Подшивки газеты «Терек» за 1909—1917 годы сохранились почти полностью Более 1500 статей, фельетонов, рецензий, памфлетов С. М. Кирова было опубликовано на ее страницах «С. Миронов», «Сер. Ми», «Терец», «Турист», «С. М.» , «С. К. » — этими и другими псевдонимами он их подписывал 26 апреля 1912 года в № 4300 газеты «Терек» была помещена статья «Поперек дороги», посвященная острому политическому материалу — ленским событиям. Подпись читателю незнакома — «С. Киров».

Существует ряд версий о рождении этого псевдонима. Люди, хорошо знавшие Сергея Мироновича по газете «Терек», утверждали: все дело в настольном календаре, где перечислялись имена святых ( в том числе и Кира). Софья Львовна Маркус – свояченица Кирова, считала, что в основу псевдонима легло имя древнеперсидского полководца. Как бы там ни было, этот литературный псевдоним становится и революционным именем Сергея Мироновича.

Знакомясь с публицистикой Кирова, сразу же обращаешь внимание: круг его интересов как журналиста широк и многообразен.

Он посвящает статьи творчеству Льва Толстого, Виссариона Белинского, Александра Герцена, Салтыкова – Щедрина, Шевченко, Лермонтова, Пушкина, Леонида Андреева, М��ксима Горького, Фёдора Достоевского и других. Сергей Миронович с интересом и одобрением относится к идее Толстого «о непротивлении злу насилием», разделяет некоторые богоискательские настроения А. М. Горького, увлекается творчеством Достоевского.

Самые различные темы российской действительности поднимал Киров в «Тереке»: о тяжёлом положении рабочих и крестьян, о их каторжном труде, о тяжёлой участи женщин, особенно на Кавказе, о национальных противоречиях между горскими народами и русскими казаками.

В своих статьях и репортажах Киров отстаивал принцип массового образования, выступал в защиту науки, отмечал бедственное положение учёных. Большое место в публицистике Кирова занимает думская тематика. Он разоблачал антинародную сущность таких черносотенных партий, как «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела», утверждал, что депутаты Думы отражают лишь интересы собственников.

Киров – журналист не оставлял без внимания и международные проблемы. Он остро отреагировал на балканские войны, оперативно давал обзоры с театра их военных действий, симпатизировал балканским народам, борющимся за свою независимость.

После начала Первой мировой войны Киров на страницах «Терека» не написал фактически ни одной строчки с осуждением политики царского самодержавия в войне, так же как и не осудил национал-шовинистический угар в России, разразившийся в первые месяцы войны. Однако он много писал о братоубийственном характере войны, о том, что она не отражает интересы широких народных масс. Он разоблачал тех, кто занимался спекуляцией, наживался на поставках для армии По

его мнению, война выгодна лишь «акулам» капитализма, которые «не задыхаются от кровавого пота, стоны целой страны не трогают их, не oмpaчaют их душу. „Акулы"" спокойно делают свое черное дело». В одной из своих статей, обращаясь к солдатам и гражданам, Киров призывал их «Объявите войну воине».

Н. А. Ефимов подвергает сомнению тезис о том, что Киров был «безупречным большевикам-ленинцем и никогда не сходил с ленинского пути». Он считает, что Киров «и до Февральской революции 1917г. вел обычную жизнь преуспевающего журналиста-публициста газеты кадетского толка», а его «побочным увлечением» «в то время было вовсе не подпольная работа, а природа Кавказа». Основанием для подобного утверждения, по мнению Ефимова, является отношение Кирова к Вре-

менному правительству, поклонником которого он был.

Действительно, Киров восторженно встретил Февральскую революцию. « В 24 часа, - писал он, - порабощенная многомиллионная страна, представлявшая собою неограниченное поле для производства самоуправства, где городовой и земский начальник чувствовали себя полными фараонами, эта страна вдруг стала свободной . История мира таких примеров не знает». Сергей Миронович выразил полное доверие Временному правительству, высоко оценил программу его действий, считая его подлинно народным.

С точки зрения ортодоксального большевизма, подобные взгляды были, конечно, не только ошибочны, но и крамольны.

Замечу, что Киров восторгался Временным правительством не только в марте-апреле 1917 года, но и позднее — уже после отставки А. И. Гучкова и П. Н. Милюкова, лидеров октябристов и кадетов, и создания первого Временного коалиционного правительства с участием шести представителей социалистических партий.

Киров в тот период был сравнительно молод. Ему хотелось больше знать окружающий его мир, глубже познакомиться с искусством. Отсюда увлечение таким мужественным видом спорта, как альпинизм. Посещение театра, знакомство с Евгением Вахтанговым - будущим знаменитым московским режиссером, актерами Давыдовым и Варламовым.

Это, конечно, был другой социальный стой общества отличный от того, в котором он вращался ранее. Люди образованные, культурные, они влияли на расширение кругозора Кирова и в определенной мере на его менталитет. Значительную часть времени Киров, будучи штатным сотрудником газеты, проводил в редакции «Терека».

Появление кировских передовиц, репортажей, статей, обозрений, фельетонов, памфлетов придало газете остроту, повышало ее тираж. И это весьма устраивало ее издателя и владельца С. И. Казарова. Чем больше тираж, тем выше прибыль.

Несомненно, Киров выступал в газете с революционно-демократических позиций, в ряде поднимаемых им проблем (Дума, балканские войны, характеристика внутренней политики царизма, международные обзоры) было немало острых политических оценок, приближающихся, а иногда и совпадающих по своему духу с ленинскими оценками, но высказанных иногда более эмоционально.

За политическую остроту кировских статей, их революционно демократическую направленность издатель газеты Казаров пять раз подвергался администрацией Терской области штрафам на крупные по тем временам суммы от 50 до 200 рубпей, а на их автора каждый раз следователем заводилось дело. А за статью «Простота нравов» прокурор Владикавказа распорядился начать против автора уголовное расследование, и только амнистия, объявленная царем в связи с трехсотлетием дома Романовых, спасла Кирова от ареста.

Вряд пи можно согласиться и с теми, кто утверждает, что во Владикавказе Киров вел большую подпольную работу. Восстановление социал-демократических организаций после реакции шло там мучительно и долго. Сергей Миронович принимал участие в этом процессе, но фактически он завершился только после Февраля.

Киров решающей роли в этом процессе не играл. Здесь первая скрипка принадлежала таким видным уже в это время деятелям большевистской партии, как Ной Буачидзе, Мамия Орахелашвили и другим.

И снова арест.

31 августа 1911 года Киров был арестован в четвертый раз непосредственно в редакции газеты «Терек» по делу о томской подпольной типографии. Около месяца его содержали во Владикавказской тюрьме, а затем по этапу отправили в Томск.

Как и прежде, попадая в тюрьму, он все свободное время посвяшает самообразованию. В одном из писем он сообщает своей будущей жене Марии Львовне Маркус: «Читаю беллетристику. Здесь есть Кнут Гамсун, Андреев и пр. Смотрю Библию. Много в ней любопытного.»

16 марта 1912 года Томский окружной суд оправдал Сергея Мироновича Кострикова по делу о подпольной томской типографии на Аполлинарьевской улице. Главный свидетель обвинения — полицейский пристав, арестовавший его в 1907 году, не опознал в Миронове журналисте Кострикова-юношу которого он брал тогда.

Выйдя на свободу, Киров не спешит ехать на Северный Кавказ. Он едет в Москву, где теперь жила Надежда Гермогеновна Серебренникова, с которой он постоянно переписывался, в том числе и из томской тюрьмы.

В 1912 году, оказавшись в Москве, Киров мечтал подыскать себе журналистскую работу, но не смог. В письме к М. А. Попову, своему товарищу по Томску - он писал из Москвы: «Осуществить это невинное намерение не так то легко и просто. Был в литературно художественном кружке. Видел почти всех карасей литературы и журналистики. Все они дают один ответ: де здесь трудно что-либо найти - слишком много нашего брата». В этом же письме он делится своими впечалениями о посещении музеев, Большого театра, восхищается Кремлем.

«... В провинции, — продолжает он, — мы не видим ни драмы ни оперы, а принуждены удовлетворяться жалкими пародиями»!

Пришлось С. М. Кирову ехать во Владикавказ. В открытке, адресованной с дороги Н Г Серебренниковой, он писал: «16 апреля 6 часов вечера Таганрог. Завтра в 2 часа дня буду во Владикавказе Погода здесь великолепная, однако настроение у меня убийственное. Впереди „ Терек "" со всей его мутью и тиной. Неужели затянет она меня и мечта о Москве не воплотится в действительность?»

А пока он добрался до Владикавказа. И судя по его письму к М. Попову — настроение у него не из лучших. «Вчера водворился на место своего постоянного жительства. Издатель встретил с распростертыми объятиями и даже облобызал. И что это было за лобзанье. Впрочем, черт с ним».

В апреле 1912 гола Киров получает новый бессрочный паспорт на имя Дмитрия Захаровича Корнева. Паспорт был выдан Хасав-Юртовским слободским правлением Терской области 13 апреля 1912 года. В паспорте указано отношение к отбыванию воинской повинности «в 1903 году Грозненским окружным по вопросу воинской повинности присутствием освобожден навсегда» (свидетельство № 3296), указан документ, на основании которого выдана паспортная книжка по паспорту Хасав-Юртовского слободского правления от 1910 года за № 795.

Таким образом, Киров получил новую фамилию, освобождение от военной службы и мог жить вполне легально.

Паспорт интересен еше и тем, что в графе семейное положение впервые отмечено - «женат». Жена — Мария Львовна — 26 лет. Так в жизнь Кирова прочно вошпа М. Л. Mapкvc. Eё возраст зафиксирован в паспорте «со слов». Фактически она была старше своего мужа на несколько лет. На сколько? Софья Львовна Маркус старшая сестра жены Кирова, вспоминала, что все метрики были потеряны и восстановлены позднее. «У меня, — писала она,— например, год рождения по паспорту 1884, а в действительности, кажется 1881 г ». ( Поскольку Софья и Мария Маркус — погодки, то предположительно подлинный год рождения последней — 1882. Таким образом, жена Кирова была старше мужа предположительно на четыре года.

Отец жены — Лев Петрович Маркус, уроженец Ковенской губернии, учился в специальной школе, готовящей раввинов. Что-то там у него не сложилось, стал кустарем, часовых дел мастером. Последние несколько пет жил в Дербенте. Умер в 1913 году. Никогда не встречался со своим зятем.

Мать жены — Ревекка Григорьевна, домохозяйка, познакомилась с Сергеем Мироновичем только в 1920 году, виделась с ним считанные разы. Жила после смерти мужа со своей младшей дочерью — Рахилью Львовной вдали от четы Кировых. Умерла в 1926 году.

Первым чеповеком из семейства Маркус, не считая своей жены, с кем познакомился журналист «Терека» Костриков была старшая сестра жены Софья Львовна, член партии с июля 1905 года (а не с 1904 или 1911 г , как ошибочно полагают некоторые). Произошло это, по свидетельству Софьи Львовны в 1911 или 1912 году, когда она «после продолжительной болезни гостила у своих родителей в Дербенте и приезжала к своей сестре во Владикавказ». Причем, как утверждает она, это скорее был 1911 год. Больше до октября 1917 года Софья Львовна Маркус с Кировым не встречалась.

Октябрь семнадцатого.

На всероссийской арене Киров впервые появляется на II Всероссийском съезде Советов в октябре 1917 года как делегат от Совета Владикавказа и Кабарды. Тогда он впервые увидел и услышал Ленина, принимал участие в комиссии съезда по выработке декрета о земле.

Вопреки утверждению некоторых историков, Сергей Миронович не был непосредственным участником октябрьских событий в Петрограде.

После II съезда Советов, возвратившись на Северный Кавказ, Киров 4(17) ноября выступает с докладом о событиях в Петрограде на заседании Владикавказского Совета.

Каких же взглядов придерживался он тогда: эволюционировал ли он в сторону большевистской линии или по-прежнему колебался между многочиспенными социал-демократическими течениями?

В связи с этим определенный интерес представляет анализ доклада Кирова на этом заседании. Первое, что обращает на себя внимание — это изменение позиции Сергея Мироновича по отношению к Временному правительству « победа врага на Балтийском море (имеется в виду поражение российского флота от германского ) вызвала замешательство» Временного правительства и «оно тотчас решило отдать в жертву сердце революции — Петроград», «переехать в Москву и оттуда править Россией и фронтом». Это, по мнению Кирова, «вызвало негодование всей революционной демократии, породило ее создать в Петрограде новое революционное правительство — Временный революционный комитет ВРК, цель которого — защита города. В ответ на это Временное правительство развернуло агрессивные действия — в отношении II съезда Советов, начало дискредитацию начавшегося движения».

«Легкость, с которой пало Временное правительство, — говорил Киров, — доказывает, что оно сидело на песке, что в целом оно не имело перед собой определенных заданий, ибо каждому министру предоставлялось право делать вес, что ему угодно».

Если непредвзято отнестись к оценке действий Временного правительства, то кировская ее оценка несомненно справедлива. Будь это правительство сильным, последовательным в осуществлении аграрной реформы, прекрати войну — и, скорее всего, третьей русской революции вообще бы не было. Первое Критикуя Временное правительство за его бездействие летом и осенью 1917 года, он ни разу не оценил его как реакционное или контрреволюционное. Второе. В докладе ни разу не упомянуты заслуги большевиков в Октябрьском вооруженном восстании. Единственное упоминание о большевиках связано с критикой деятельности Временного правительства, которое распространяло «безграмотные по содержанию» прокламации «о немецких деньгах» и «ужасающих качествах большевиков». Замечу также, что опровержение этих фактов, по существу, в докладе не давалось.

Под новый 1918 год Владикавказский Совет был разогнан. Начался новый этап революционной борьбы на Северном Кавказе. И снова Киров занял нестандартную позицию.

Северный Кавказ стал ареной ожесточенной борьбы за власть. Фактически на Тереке сложилось своеобразное двоевластие. Терско - Дагестанское правительство и Войсковое правительство казаков. В крае разжигалась национальная вражда. Казачья верхушка старалась объявить войну ингушам, чеченцам, приглашая к сотрудничеству Совнарком России, соглашаясь на этих условиях даже признать его.

Горская знать, используя межнациональную вражду среди народов Северного Кавказа, обычаи кровной мести между отдельными родами, тейпами, призывала свои народы к самоотделению от России и созданию государств сугубо по национальному принципу.

Киров решительно выступал против этого, считал, что все это может принять «совершенно уродливые формы», призывал к единению всех народов на Тереке.

Д. Коренев, как мы помним - это легальный паспорт Кирова. Нельзя также забывать, что он входил во Владикавказский и Терский Советы в качестве рядового члена. Именно с этим паспортом в мае 1918 года он выехал в Москву по поручению Терской республики, имея при себе еще два комплекта документов.

Один - бланк удостоверение Владикавказского общества потребительских оптовых закупок от 25 мая 1918 года. « Предьявитель сего - гласил он, - торговый агент Дмитрии Захарович Кореневъ командируется нами в Москву и другие города России и Кавказа для ознакомления с состоянием товарного рынка. Просим все органы административной и железнодорожной власти оказывать Д. 3. Кореневу всякое законное содействие.

Другой — тоже бланк удостоверение, но Терского областного Совета Народных Комиссаров за №234 от 16 мая 1918 года, подписанное председателем Буачидзе, а также военным комиссаром и секретарем Совета и скрепленное печатью: «Выдано т. Сергею Кирову в том что он командируется в Москву к Совету Народных Комиссаров с особо важными поручениями, все железнодорожные и военно-революционные власти обязаны содействовать скорейшему продвижению его».

Первый документ служил легальным прикрытием для проезда его в Москву через Северный Кавказ на случай встречи с белыми, а второй - на случай встречи с революционными красными войсками. Молодая Советская Республика уже была охвачена пламенем гражданской войны. Именно в эти годы к Кирову приходит определенная известность.

Дважды в течение 1918 года он посещает Москву с целью получения оружия, боеприпасов, обмундирования и денег для защиты молодой Терской республики.

Здесь, в Москве у него завязываются первые знакомства среди высшего руководства партии и страны. Это – И. В. Сталин, Е. Д. Стасова, Я. М. Свердлов. Впрочем, возможно, что со Сталиным он познакомился еще в 1917 году в Петрограде — на 11 съезде Советов, когда Сталин опекал делегатов с Кавказа.

Киров получил в Москве деньги и военные грузы. Дело это хлопотное, требовало много времени. Хотелось бы в связи с этим заметить что деньги и оружие он получил не без помощи Сталина и Свердлова. Киров посещал в Москве театры, литературные кафе, участвовал по гостевому билету в заседаниях Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, написал статью в «Правду» и, наконец, приложил свои силы к изданию газеты «Освобождение труда».

В огне гражданской.

События на Кавказе заставляют Кирова поторопиться. Он получает оттуда сообщение: во Владикавказе мятеж, убит председатель Терского Совнаркома – Ной Буачидзе. «Ваше присутствие здесь крайне необходимо».

Сергей Миронович спешно покидает Москву и направляется во Владикавказ вместе со сформированным им эшелоном с оружием и боеприпасами. Но добраться ему удалось только до Пятигорска. Дальше путь был отрезан белоказачьими отрядами полковника Шкуро.

В это время Г. К. Орджоникидзе сообщал Ленину: «Нет снарядов и патронов. Нет денег. Владикавказ, Грозный до сих пор не получили ни патронов, ни копейки денег, шесть месяцев ведём войну, покупая патроны по пяти рублей». Нужна была срочная помощь.

И Кирова вторично направляют в Москву. Шёл октябрь 1918 года. Здесь он принимает участие в работе VI Чрезвычайного съезда Советов, получает оружие, деньги, боеприпасы, но прорваться на Северный Кавказ ему не удаётся: почти весь этот регион уже контролировался деникинскими войсками и белоказачьими отрядами.

Оставался единственный путь – в Астрахань. Так Киров оказался в начале 1919 года в этом городе.

Астрахань как крупный узел коммуникаций являлась важным стратегическим объектом в защите Советской республики. Она прикрывала вход из Каспия в Волгу. Находясь между двумя крупнейшими армиями белых – Деникина и Колчака, мешала их соединению. Через неё центр России получал нижневолжский хлеб, бакинскую нефть и другое сырьё.

Положение в самом городе и крае было также сложным Астрахань — старый торговый центр в устье Волги, порота иа Северный Кавказ и в Закавказье — являлась городом купцов и рыбопромышленников, судовладельцев и богатого астраханского казачества. Здесь нашли пристанище бежавшие из Питера и Москвы, но так и не добежавшие до белых бывшие царские офицеры, крупные чиновники, представители различных слоев духовенства. Вблизи города хозяйничали белоказачьи отряды. Военные корабли англичан готовились к захвату города с моря.

В городе зрел заговор офицерско-казачьей верхушки, во главе которой стоял наказной атаман терского казачества. В заговоре также принимали участие местная буржуазия, духовенство, калмыцкие феодалы и татарские националисты.

11-я Красная Армия, дезорганизованная предательством своего командующего, бывшего хорунжего царской армии И Л. Сорокина, одолеваемая сыпным тифом, с боями отступала к Астрахани.

В январе 1919 года Орджоникидзе телеграфировал Ленину: «11-я армии нет. Она окончательно разложилась. Противник занимает города и станицы почти без сопротивления».

В самой Астрахани также разразилась эпидемия тифа. Несмотря на превентивные меры, принятые реввоенсоветом Каспийско-Кавказского фронта, предотвратить выступление заговорщиков в городе не удалось. Оно произошло в ночь на 12 января 1919 года. Начались кровопролитные уличные бои. В начале февраля 1919 года заговор был ликвидирован. Александра Шляпникова и Евгению Бош вскоре отозвали в Москву.

В создавшейся обстановке в Астрахани нужен был новый человек - энергичный, выдержанный, волевой, решительный, неамбициозный. Выбор руководства страны пал на Кирова. И все-таки почему именно он?

Нельзя исключить, что его организаторские способности, настойчивость, решительность, контактность проявленные при формировании воинских эшелонов для Северного Кавказа, произвели благоприятное впечатление. Не следует забывать, что Киров принимал участие в работе V и VI Всероссийских съездов Советов, причем в последнем в качестве делегата от Северного Кавказа.

Оказал определенное влияние, по-видимому, и факт длительного проживания Сергея Мироновича в этом регионе, знание им конкретной обстановки, обычаев, традиций горцев, казачества.

Председателем реввоенсовета Каспийско - Кавказского фронта вместо отозванного Шляпникова становится Константин Алексеевич Механошин - член партии большевиков с 1913 года. Начальником особого отдела Каспийско-Кавказского фронта назначается Георгий Александрович Атарбеков, член партии с 1908 года. Он же возглавил и чрезвычайную комиссию Астрахани.

11-я Красная Армия, потерпев поражение в конце декабря 1918 - начале января 1919 года от деникинских войск, отступала в двух направлениях: через Кизляр к Астрахани и за реку Маныч к 10-й Красной Армии. Она несла огромные потери в живой силе и технике. Из 120 тысяч бойцов в Астрахани собралось меньше половины. В основном - раненые и больные тифом. В феврале 1919 года 11-я Красная Армия практически перестала существовать. Реввоенсовет республики поставил задачу переформирования армии.

Теперь фронт вплотную подошел к Астрахани. Положение в городе продолжало резко ухудшаться, недовольство населения отсутствием продуктов питания, медикаментов, задержкой в выдаче заработанных денег, постоянными реквизициями со стороны власти тех продуктов, которые горожане собирали на своих огородах, служило питательной средой для распространения разнообразных слухов.

В связи с этим в Астрахани объявляется чрезвычайное положение.

Белые офицеры разработали план вооруженных действий в Астрахани: захват ВРК, губкома РКП(б) и всех его структурных подразделений, разгром Советов, уничтожение штаба Каспийско - Кавказского фронта. План включал также широкую дезинформацию среди населения, раздувание недовольства состоянием снабжения города, привлечение на свою сторону 45-го стрелкового полка.

Все чаше и чаще рабочие на митингах выдвигали лозунг: «Долой комиссаров!», создавали стачечные комитеты, грозили начать забастовку и даже объявляли дату — 10 марта.

7 марта Временный революционный комитет выпустил обращение к населению за подписью Кирова — не поддаваться на провокации, сохранять порядок и стабильность в городе.

Но было уже поздно.

Рано утром 10 марта заводские гудки известили о начале забастовки. Предприятия остановились. Рабочие вышли на улицу. В их рядах, обрядившись в рабочие спецовки, находились и офицеры. Смешавшись с толпой, они устраивали импровизированные митинги, призывали «бить комиссаров», грабить лавки магазины, склады. На ряде церковных колоколен установили пулеметы.

ВРК, Астраханский губком РКП(б), реввоенсовет Каспийско-Кавказского фронта встревожило участие многих рабочих, жителей города в мятеже. Поэтому сначала решили для разгрома демонстраций, митингующих, прекращения забастовки не прибегать к оружию.

Надо сказать, что момент для мятежа был выбран удачно. 11-я Красная Армия переформировывалась и еще не набрала боеспособности. Артиллерия у красных была, но не было артиллеристов, малочисленны были и их воинские силы. Поэтому уже 10 марта мятежники достигли определенных успехов. Они разоружили почти полностью 45-й стрелковый полк, захватили милицию 6-го участка, один из райкомов РКП(б). Их отряды, сформированные в основном из офицеров юнкеров и вставшей на их сторону части населения, стали окружать район размещения губкома РКП(б), губисполкома, ВРК, штабы реввоенсовета Каспииско - Кавказского фронта и Астраханско - Каспийской флотилии. Ожесточенно и методично они обстреливали здания из пулеметов, установленных на колокольнях.

И тогда, в 15 часов 30 минут появился второй приказ реввоенсовета, подписанный Кировым: «Приказываю беспощадно уничтожать белогвардейскую сволочь, применяя все виды обороны, имеющиеся в нашем распоряжении».

В городе начались кровопролитнейшие бои, потери с обеих сторон были громадны. Казалось временами, что белые вот-вот возьмут верх. И все-таки поздно вечером 11 марта мятеж был подавлен. В ночь на 12 марта начались аресты заговорщиков и сочувствующих им. Утром 12 марта за подписью Механошина, Сакса и Кирова появился новый приказ. Он гласил:

«В целях немедленного восстановления революционного порядка 12 марта в 12 часов дня на всех фабриках и заводах Астрахани и во всех учреждениях должны явиться все рабочие и служащие для регистрации комиссарами и фабрично-заводскими комитетами совместно с представителями совета профессиональных союзов. Не явившиеся для регистрации немедленно лишаются своих продовольственных карточек.

Наблюдение за революционным порядком остается в руках Совета обороны Астрахани т. т. Бутягина, Антонова, Чугунова, которым вменяется в обязанность самым беспощадным образом расправляться со всеми, противящимися установлению порядка. На продолжающиеся выстрелы из домов нужно отвечать уничтожением домов»

В приказе далее отмечалось: « организаторы мятежа — белогвардейцы и шкурники думали на несознательности некоторых групп рабочих и на крови защитников рабоче-крестьянских идеалов создать благополучие для остатков буржуазии, мародеров и гнусных предателей революции

Вдохновленные золотом английских империалистов, они надеялись захватом Астрахани запереть Советскую Волгу. Но тяжелая рука революции беспощадно разбила все их планы».

В астраханских событиях марта 1919 года жестокость, беспощадность к противнику, мнимому и настоящему, проявили обе стороны. Красные и белые в этом были одинаковы. Мельгунов приводит две цифры расстрелянных белых - две тысячи сначала и четыре - к началу апреля. Ефимов называет 1500 (без даты) и четыре тысячи к началу апреля.

Военное положение Астрахани летом 1919 года резко ухудшилось. 30 июня был захвачен Царицын. Казачья дивизия Мамонтова заняла станции Владимирская и Ахтуба на железной дороге Астрахань – Саратов. Создалась прямая угроза захвата города. В Астрахань по указанию Реввоенсовета РСФСР направляются В. В. Куйбышев (член РВС Южной группы войск), К. К. Юренев ( в июле – член РВС РСФСР и одновременно член РВС Восточного фронта). Они проводят ряд действий по укреплению обороны города. Создаётся астраханская группа войск, куда входит и 11-я Красная армия.

Реввоенсовет РСФСР своим приказом объединяет Астраханскую каспийскую флотилию с Волжско-каспийский флотилией. Её командой становится Фёдор Фёдорович Раскольников.

Благодаря своевременно предпринятым реввоенсоветам РСФСР мерам, героическимдействиям бойцов и командиров 34-й стрелковой и 7-ий кавалерийской дивизии угроза прорыва белых к Астрахани была ликвидирована, 30 июля казачий дивизии Мамонтова были отброшены от Ахтубы к Владимировке. Ещё раньше Киров получил указания ЦК- РКП (б) готовится к подпольной работе на территории Дагестана.

Однако обстановка в Астрахани оставалась крайне сложной. Продразвёрстка шла туго. Астрахань плотно была зажата с Востока – Уральской армией генерала Толстого, с запада Кавказской армии белых. Волжско – Каспийскую флотилию стерегли военные корабли Антанты и белых. В крае были сильны позиции духовенства, господствовали настроения в пользу белого движения.

В этих условиях Киров занял жёсткую политическую позицию. На конференции РКП(б) 3 августа 1919 года Киров в частности объявил:

«Мы будем брать из контрреволюционных сел заложников, и они своей головой будут отвечать за порчу железной дороги. И если мы узнаем, что в таком-то селе укрыт отряд белогвардейцев, то мы уничтожим такое контрреволюционное гнездо».

К 1919 году можно отнести начало первых стычек Кирова с Троцким. Первый конфликт был связан с назначением командармом 11-й Красной армии М. И. Василенко.

Во второй половине 1919 года Киров становится всё более заметной фигурой среди политических организаторов Астраханского края. Не случайно, что именно против Кирова осенью 1919 года была предпринята провокация с целью его компрометации.

« На днях в Астрахани, очевидно белогвардейцами, была создана гнусная провокация против члена Реввоенсовета т. Кирова и затем Реввоенсовета в целом, поддержанная группой ответственных советских работников. Создав легенду о том, что т. Киров – Илиодор, губвоенком Чугунов и другие ночью, дав приказ гарнизону быть в полной готовности, подвергли обыску и временному аресту т. Кирова…»

Провокация против Кирова готовилась заранее. Нельзя исключить причастность причастность к этой акции астраханского духовенства.

Бывший иеромонах Илиодор (в быту Сергей Труфанов), так же как и ректор Духовной академии отец Феофан и епископ саратовский Гермоген были в своё время теми, кто способствовал созданию вокруг фигуры Распутина «ореола святости».

Благодаря своему ораторскому искусству Илиодор, проводивший богослужение в храмах Царицына, а также в окрестных монастырях, был популярен в массах. Однако со временем Распутин своим блудом и пьянством разбил вдребезги мечты Илиодора. Он начал истерически поносить Распутина, что вызвало гнев последнего. Илиодора лишили сана и заключили в монастырь. Бежав из монастыря за границу, он выпустил там книгу «Святой чёрт» о Распутине, где впервые опубликовал письма царицы к старцу.

Личность Илиодора и была использована для организации провокации против Кирова. В городе были расклеены афиши с портретом священника Илиодора, имевшего значительное сходство с Кировым. Между тем по городу были распушены слухи, что Киров — Илиодор, который обманным путем пролез в реввоенсовет 11-й Красной Армии и проводит там предательскую линию, а посему он подлежит немедленному расстрелу. С большим трудом Сергею Мироновичу удалось убедить ворвавшихся к нему ночью людей, что он тот, за кого себя выдает, и ничего общего с Илиодором не имеет. Подоспевшие чекисты и военные моряки буквально спасли Кирова от неминуемой смерти.

Все участники этой авантюристической акции были наказаны. Но скорее всего, они были пешками в чьей-то большой игре и, в силу своей недостаточной осведомленности об Илиодоре, попались кому-то «на крючок».

ЗАКАВКАЗЬЕ СТАЛО СОВЕТСКИМ.

В конце декабря 1919 года 11-я Красная Армия, членом РВС которой был Киров, начала упорную борьбу с белыми за освобождение Северного Кавказа. Еще в дни обороны Астрахани Киров был тесно связан с революционным движением Северного Кавказа, где развивалось повстанческое и партизанское движение. Руководил им Кавказский краевой комитет РКП(б), при котором была создана специальная городская секция. Во главе движения стояли Б. Калмыков, Ф. Махарадзе, Г. Орджоникидзе. Посредником в сношениях между краевым комитетом и ЦК РКП(б) служил реввоенсовет 11-й Красной Армии. Именно через него на Северный Кавказ направлялись инструкции, литература, троны, деньги, оружие. Персонально в реввоенсовете за эту работу отвечал Киров.

Осенью 1919 года повстанческое и партизанское движение на Северном Кавказе настолько разрослось, что представляло, по образному выражению А. И.Деникина, «кипящий котел».

Еще в сентябре 1919 года в условиях развернувшейся революционной борьбы горских народов против деникинских войск в Нагорной Чечне под лозунгами панисламизма создается Северо-Кавказское эмиратство с центром в Введено. Его возглавил религиозный фанатик, крайний националист имам Узун Хайр Хаджи хан. Эмиратство встало на путь формирования собственной армии и обратилось за «покровительством» к правительствам Турции, меньшевистской Грузии и мусаватистского Азербайджана.

Вместе с тем на Северном Кавказе продолжала действовать Терская повстанческая армия под командованием Николая Федоровича Гикало, в ее составе воевал чечено-ингушский революционный отряд.

В этот период имя Кирова было уже хорошо известно многим горцам - осетинам, ингушам, чеченцам.

21 ноября 1919 года уполномоченный по делам Кавказа в Наркомате иностранных дел РСФСР Нажмутдин Эфендиев, обращаясь в ЦК РКП(б) и реввоенсовет Республики, писал: «В настоящий момент необходима посылка товарищей, полных энергии, революционного энтузиазма, искушенных в партийной борьбе, знающих быт и психологию закавказских народностей, популярных среди горцев и Азербайджана... Такими товарищами могли бы быть член реввоенсовета 11-й Армии Киров и лидер фракции „Гуммет"" Нариманов. Тов. Киров, долгое время живший и работавший на Кавказе, пользуется там популярностью и знает Кавказ».

И скоро, в феврале 1920 года ЦК РКП(б) создает бюро по восстановлению советской власти на Северном Кавказе. Председателем его стал Серго Орджоникидзе, зам. председателя — Сергей Киров, членами - Поликарп Мдивани, Нариман Нариманов и Александр Стопани ЦК РКП(б) также обязал всех коммунистов-кавказцев, работавших на Кавказе и находящихся в настоящее время в районе действий 11-й армии, зарегистрироваться у секретаря бюро...

Контроль за переброской подкреплений на Кавказский фронт Ленин возложил на Сталина.

Вскоре началось стремительное освобождение войсками Кавказского фронта и Терской повстанческой армией территории Кубани, Терека и Дагестана от остатков деникинских войск и разного рода местных националистических отрядов. Распалось в марте 1920 года Северо-Кавказское эмиратство. Шариатское националистическое объединение прекратило свое существование. В Нагорной Чечне шло восстановление Советов.

12 марта 1920 года войска Кавказского фронта повсеместно перешли в наступление. Через десять дней Орджоникидзе сообщал Сталину: «... Кубань форсирована. В Грозненском направлении взята Прохладная, через два дня преподнесем Грозный и Моздок».

В марте 1920 года создается Северо-Кавказский ревком в составе: Г. К. Орджоникидзе — председатель, члены - С. М. Киров, Н. Н. Нариманов, С. Бабиев, А. М. Стопани, П. Г. Мдивани, Я. В. Полуян. Ревком подчинялся реввоенсовету Кавказской армии и центральным органам советской власти. Его основная задача заключалась в борьбе с бандитизмом, обеспечении Красной Армии и промышленных центров продовольствием, организации культурно - просветительной работы и создании условий для передачи всей полноты власти Советам.

Между тем военная операция по освобождению Грозного шла медленно. 28 марта Ленин телеграфирует членам РВС Кавказского фронта Смилге и Орджоникидзе: «Нам до зарезу нужна нефть, обдумайте манифест населению, что мы перережем всех и, наоборот, даруем жизнь всем, если Майкоп и особенно Грозный передадут в целости...». В конце марта — начале апреля Грозный был освобожден. Уже в апреле 1920 года Ленин принял большую группу рабочих-нефтяников из Грозного. Поблагодарив их за оказание помощи в борьбе за город, он поставил задачу увеличить добычу нефти. Но эти задачи решались уже Советом Народных Комиссаров и подчиненными ему органами власти освобожденного города.

К середине апреля 1920 года знамя Советов реяло уже почти над всеми городами, аулами и станицами к северу от Кавказского хребта.

В мае 1920 года по решению ЦК РКП(б) Кавказский краевой комитет РКП(б) прекратил свое существование. Руководить партийными организациями Кавказа стало образованное по решению Пленума ЦК РКП(б) от 8 апреля 1920 года Кавказское бюро ЦК РКП(б). Киров был введен в его состав лишь в октябре 1920 года.

Наиболее сильны позиции большевиков были в Азербайджане и Грузии. Это объясняется тем, что многие из них принимали участие в революционной борьбе задолго до 1917 года, а после него, особенно в условиях гражданской войны, поддерживали постоянные тесные контакты с Советской Россией. Эта связь осуществлялась через Астрахань, и, как я уже писала ранее, непосредственно отвечал за нее Сергей Миронович Киров.

К концу 1919 года роль Кирова во всей деятельности партии большевиков на Кавказе и в Закавказье была весьма значительна и крайне разнообразна.

Советское Правительство еще осенью 1919 года и в начале 1920 года неоднократно обращалось к правительствам Грузии и Азербайджана заключить договор о совместных действиях против армии Деникина, но всякий раз его предложения отклонялись. После установления советской власти на Северном Кавказе весной 1920 года правительства Азербайджана и Грузии сами инициировали вопрос о заключении договоров в РСФСР. Но ситуация изменилась. Теперь уже Москва затягивала ведение переговоров, тем более что революционное движение внутри закавказских республик нарастало.

Орджоникидзе и Тухачевский отдали приказ о наступлении на Баку и советизации Азербайджана. 23 апреля командующий 11-й Красной Армии получил приказ: «Конечной целью 11-й армии считать не овладение Бакинской губернией, а овладение всей территорией Азербайджана».

27 апреля 1920 года в Баку началось восстание народа, поддержанное значительной частью бакинского военного гарнизона. Его возглавил Азербайджанский революционный комитет, председателем которого являлся уже прибывший в Баку Н. Нариманов, членами — Буниатзаде, Гусейнов, Мусабеков и др. ВРК Азербайджана обратился к Советской России с заявлением: «Не имея возможности собственными силами удержать натиск соединенных банд внешней и внутренней контрреволюции, временный революционный комитет Азербайджана предлагает правительству Российской Советской Республики вступить в братский союз для совместной борьбы с мировым империализмом и просит немедленно оказать реальную помощь путем присылки отрядов Красной Армии».

В тот же день Киров от имени реввоенсовета 11-й Красной Армии телеграфировал им, что помощь будет оказана.

Рано утром 28 апреля в Баку вошли советские бронепоезда, которыми командовал М. Г. Ефремов. 30 апреля 1920 года в 9 часов 33 минуты Смилга и Трифонов направили в Москву на имя предсовнаркома Ленина, предреввоенсовета Л. Д. Троцкого, главкома С. С. Каменева, в редакцию «Правды» следующее сообщение: «В ночь с 27 на 28 власть в Баку перешла к Азербайджанскому ревкому. Провозглашена Советская власть. Согласно просьбы Азербайджанского правительства наши бронепоезда вошли в Баку. Объединенными силами обоих республик, надеемся отстоять сокровища нефти от разбойников союзного империализма. Приветствуем русских рабочих и крестьян еще одной советской республикой».

А через несколько дней в город вступили основные силы 11-й Красной Армии под командованием Левандовского. Вместе с ним прибыли Орджоникидзе и Киров.

5 мая 1920 года Ленин направил в Баку телеграмму: «Совнарком приветствует освобождение трудовых масс независимой Азербайджанской республики и выражает твердую уверенность, что под руководством своего Советского правительства независимая республика Азербайджан совместно с РСФСР отстоит свою свободу и независимость от заклятого врага угнетенных народов Востока — от империализма». В Азербайджане был сформирован Совет народных комиссаров. Его председателем назначен Нариманов. Выступая перед азербайджански-ш коммунистами в Баку, С. М. Киров выдвинул ближайшую программу их действий: передача земли трудовому народу без всякого выкупа, затем — удар по частному капиталу. Всё, чем богат сейчас Азербайджан, — говорил он, — должно быть поставлено на службу рабоче-крестьянской советской власти.

Антисоветские мятежи в Азербайджане были: в начале июня — в Карабахе, немного позднее — в Закатальском, Кубинском уездах и, наконец, в мае — в Гяндже.

Находясь в Баку в начале мая 1920 года, Киров в основном занимался транспортировкой нефти в центральные регионы страны. Только за первые три дня его пребывания в городе отсюда было направлено в Астрахань более ООО тыс. пудов нефтепродуктов. С одним из таких транспортов уехал в Москву и Киров.

Напуганные установлением Советской власти в Азербайджане, грузинские меньшевики пошли на переговоры. Между Советской Россией и Грузией 7 мая 1920 года был заключен мирный договор. По его условиям правительство Грузии брало на себя обязательства: очистить территорию Грузии от иностранных и белогвардейских формирований, запретить деятельность организаций и лиц, выступающих против Советской России, амнистировать участников антименьшевистских выступлений, разрешить легальное существование коммунистической партии Грузии. В свою очередь, Советская Россия обещала не вмешиваться во внутренние дела Грузии, отказывалась от продажи оружия грузинским повстанцам.

Начиная с середины мая 1920 года, Сергея Мироновича готовят для работы полпредом в Грузии. 29 мая он получает соответствующие дипломатические документы, а два дня спустя, то есть 31 мая состоялась личная встреча Кирова с Лениным, где обсуждался вопрос о предстоящей работе в Тифлисе.

В феврале 1921 года поднялось восстание трудящихся масс в Грузии. Образованный ими военно- революционны и комитет обратился за по-ношью к Советской России. Из Баку на Тифлис двинулась 11-я армия, в которой находился председатель Кавказского бюро ЦК РКП(б) Орджоникидзе.

Для скорейшего оказания помощи восставшим Киров предложил часть войск провести через Мамисонский перевал, считавшийся зимой непроходимым. Сергей Миронович немало сделал для подготовки этого перехода. Он встречался с горцами, беседовал в аулах со стариками, нашел хороших проводников. Один из участников перехода вспоминал: «3има была на редкость снежная и суровая. Старожилы, встречавшиеся нам в пути, пророчили нам неминуемую гибель». Но Киров верил проводникам, считавшим переход возможным.

Блестяще организовав переход части 11 -и армии через Мамисонский асревал, Киров способствовал победе советской власти в Грузии. 2 марта

1921 года «Правда» сообщила: «Пролетарский флаг реет над Тифлисом». К сожалению, сам Киров не смог принять участие в этом переходе.

Ему предстояла новая дорога — в Москву. От Терской областной организации РКП(б) Сергея Мироновича избирают делегатом на X съезд партии. Здесь его выбирают кандидатом в члены ЦК РКП(б).

Киров, несомненно, вызывал у Ленина доверие, ибо когда летом года в Азербайджане сложилась тревожная обстановка, а действия бакинских руководителей оставались неуверенными, ЦК РКП(б) послал туда первым секретарем ЦК КП Азербайджана С. М. Кирова. При обсуждении его кандидатуры в ЦК РКП(б) он получил поддержку Стасовой, Орджоникидзе, Ленина и, конечно, Сталина.

Главный вопрос, который требовал в Азербайджане незамедлительного решения, — возрождение нефтяной промышленности.

На знаменитых нефтепромыслах Баку добыча нефти едва составляла 30% довоенного уровня. Численность рабочих-нефтяников сократилась более чем вдвое. Ученые предупреждали, что если не наладить ее откачку, то промыслы могут погибнуть и страна останется без жидкого топлива.

По распоряжению Ленина ВСНХ послал в Баку компетентную комиссию для обследования состояния отрасли. Ее возглавил известный ученый, академик Иван Михайлович Губкин, а в состав вошли Лев Борисович Красин (нарком внешней торговли, полпред и торгпред в Англии и Франции), Александр Павлович Серебровский (заместитель председателя ВСНХ, председатель «Азнефти») и другие.

Бакинская нефть — это был не только внутренний вопрос советской страны. Иностранные компании не теряли надежды вернуть принадлежавшие им до революции нефтяные промыслы. На Генуэзской конференции Запад одним из условий предоставления кредитов выдвинул возвращение промыслов прежним владельцам. Однако советская делегация отвергла это условие.

Комиссия ВСНХ признала состояние нефтяных промыслов катастрофическим; не хватало оборудования, машин, спецодежды, рабочие обитали в жалких лачугах, совершенно непригодных для жилья.

Иван Дмитриевич Орахелашвили впоследствии вспоминал: «День Сергея Мироновича начинался с того, что к нему приходил первый советский директор бакинских промыслов А. П. Серебровский... Тут же комната Мироныча превращалась в штаб хозяйственного руководства... Приходилось поднимать нефтяную промышленность... без механизмов, без средств, без людей. День Кирова продолжался на промыслах, в рабочих кварталах. Вечер проходил в совещаниях, в переговорах по прямому проводу с центром, с тов. Орджоникидзе».

Привлечение большой группы ученых во главе с академиком Губкиным, внедрение новых конструкций и технологий на нефтепромыслах, энтузиазм трудящихся позволили постоянно наращивать добычу «жидкого золота». Уже в 1925 году Советское правительство принимает решение о строительстве нефтепровода от Баку к Черному морю. Это было важным событием в развитии нефтяной промышленности Советского Союза.

При непосредственном участии Кирова решались в Азербайджане вопросы развития культуры, образования, развернулось жилищное строительство, благоустройство рабочих поселков, открывались школы.

Киров боролся за увеличение добычи нефти, бывал на нефтепромыслах почти ежедневно и даже участвовал в апреле 1922 года в тушении знаменитого пожара на Сураханских нефтяных промыслах в Баку.

Национальные отношения в Азербайджане не были простыми. Киров хорошо понимал это и старался предотвратить возникновение конфликтов. Прекрасно улавливая политическую ситуацию, Киров немало сделал для преодоления негативных явлений в национальных отношениях этого многонационального региона.

Проблема горного Карабаха была предметом острой дискуссии и в 1921 году. Рассмотрением ее занималось неоднократно Кавказское бюро ЦК РКП(б). Позиция Кирова, как первого секретаря ЦК компартии Азербайджана, по горному Карабаху заключалась в том, чтобы включить его в состав Армении. Позиция Председателя Совнаркома Азербайджана (Нариманова) и первого секретаря ЦК компартии Азербайджана (Кирова) по Карабаху существенно различалась.

Но уже 5 июля при вторичном рассмотрении этого же вопроса на заседании Кавказского бюро ЦК РКП(б) с тем же составом его участников было принято иное решение.

Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами, экономических связей верхнего и нижнего Карабаха, постоянных связей с Азербайджаном, Нагорный Карабах решено было оставить в пределах Азербайджана, предоставив ему широкую автономию.

Питерский царь.

В 1926 году Кирова посылают громить оппозицию в Ленинграде и оставляют там, он становится хозяином Северо-Запада России.

Здесь, в Ленинграде, он находит себя, определяется; ему подвластны сотни заводов и фабрик, миллионы людей, неизведанный Север, полный богатств. Он — диктатор краевого масштаба, но Кавказ вылепил из него расчетливого владыку, умеющего дозированно казнить и миловать. Неспешно очищал Ленинград от нежелательных элементов, но удовлетворял кое-какие ходатайства; бывшие оппозиционеры, уже наказание понесшие, возвращались в родной город и трудились во славу его. Властитель столицы бывшей Империи понимал: он в этом городе и крае — единственный вершитель судеб миллионов, и миллионы должны знать, что там, где-то наверху восседает человек, перед всеобъемлющим добром которого бессильно любое зло.

И народ верил во всеохватность добра, пребывающего в Смольном. И добро тем более нуждалось в применении, что уже к концу 20-х годов начинало проявляться фатальное для социализма явление, его погубившее: партия большевиков превращалась в административный орган, специально созданная орава уполномоченных ВКП(б) внедряла ленинизм в сев озимых и ковку металла, прикладывала великое учение к рудам Кольского полуострова и домостроению. По норме выработки фрезеровщика судили о его идейной закаленности или ущербности, и поскольку в последнем никто обвиняться не хотел, то либо вкалывали по-черному, как ныне выражаются, либо приписывали, обманывали, привирали, — тем более что партия взвалила на себя еще и ответственность за все природные катаклизмы. (Зато освободила себя от подсудности народу: из-за неупорядоченных смен правителей не создала четкую, отработанную, хотя бы десятилетиями, жесткую систему преемственности власти). Вот и приходилось врать — под нарастающий гул одобрений линии партии и преданности товарищу Сталину. И Киров возвеличивал друга, даже более пылко и выразительнее остальных. В те годы хвала Иосифу Сталину превратилась в ритуальный акт, походила на снятие шапки перед входом в церковь. Сам Киров на заседаниях Политбюро — молчал. (В 1933 году оно собиралось 25 раз, и только на девяти он присутствовал). Не хотел говорить — и точка. Преотлично знал цену этого словесного камуфляжа, ибо все теории, приложенные к практике Ленинграда, лопались мыльными пузырями. Идиотизм городской жизни намного превзошел охаянный Марксом деревенской, люди, названные в то время сатириками, были всего лишь бытописателями, сочинявшими очередной том “Физиологии Петербурга”; самый заскорузлый обыватель во сне не мог представить себе жутких картин советского Ленинграда, города, где в банях не было шаек, к примеру. Дворцы, которым большевики по примеру высокопросвещенных французов, объявили войну, уцелели, зато хижины обветшали совсем. Нравы были склочными, бытовой разврат превзошел все мыслимые границы, гражданский социалистический брак, основанный на общности идейных устремлений, трещал по швам, время родило термины (онэпивание, хозобрастание, коренковщина, липач, спецеедство), которые долго еще будут изумлять и потешать потомков; парткомы по крышу завалились доносами и жалобами, алиментными делами, перерожденцев — тьма-тьмущая. (Супружескими изменами занимались комиссии при ЦК.) Партийно-канцелярская машина подбрасывала гражданам анкетные вопросы, растолковать которые могут ныне только въедливые историки, — такой, к примеру: “Участвовал ли в антипартийной белорусско-толмачевской группировке?” Даже более заковыристые вопросы не останавливали поток желавших быть непременно в первых рядах борцов за лучшее будущее, партийные чистки сопровождались душераздирающими сценами, Ленинград держал первенство по процентам выявленных нечестивцев (10,3), обогнав по этому показателю столицу (7,5).

Киров успевал повсюду, кое в чем превосходя такого же практика Сталина. Тот, это уж точно, не драконил работяг, самолично показывая, как правильно зажимать в муфте резец. Оба большевистских лидера (как и все другие российские начальники) полагали абсолютно доказанным: овладение марксизмом, а то и просто знакомство с ним (вкупе с наличием партийного билета) предоставляет большевику безусловное право технически грамотно и политически верно судить обо всем. Образцы такого всеобъемлющего знания и умения Киров оставил потомкам, с блеском и мудростью Леонардо да Винчи вникая в разнообразнейшие проблемы города и области, с ходу их решая. Он и всю промышленность Северо-Запада направлял, и бригады по ремонту паровозов организовывал (в свете Постановления ЦК ВКП(б) от 3 июля 1933 года), и внедрял в цехах техпромфинплан, он же спускался в машинные отделения линкора “Парижская Коммуна” и проверял у матросов знание ими обязанностей по боевой тревоге (о посещении артиллерийских башен и штурманских постов биографы молчат), он и за сохранение Оперной студии при консерватории ратовал, им изменены стандарты оконных рам, он считается инициатором постройки крупноблочных домов, он и учреждения культуры навещал, и хотя в записных театралах не состоял, очень тонко оценивал, например, исполнение Корчагиной-Александровской роли старой большевички, он, понятно, содействовал съемкам знаменитого фильма “Встречный”, он... и так далее и тому подобное — нет, совсем недурно, очень даже недурно для человека с дипломом техника. И повсюду — забота о молодежи, о подрастающем поколении, о детях, которые называли уже себя юными ленинцами, не став по этой причине кировцами. Возможно, кое-где их и величали так, но не зашагали с песнями “кировцы”, хоть и боготворила юная поросль областных начальников; дети Поволжья в ту пору, когда Варейкис был хозяином этого края, именовали себя так: варейкисята.

Не все знают, что с 1926 года весь Северо-Западный край находился в его подчинении, а не только Ленинградская область. Киров курировал Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) и именно при нем там начались массовые расстрелы, в которых чудом уцелел академик Д.С. Лихачев. Киров курировал строительство Беломоро-Балтийского канала, при строительстве которого погибли сотни тысяч заключенных. Именно Киров, в погоне за личной популярностью, насильственно выселил из Ленинграда тысячи семей ученых и интеллигентов, поселив в их квартиры рабочих, создав в центре Ленинграда коммунальные квартиры, от которых город до сих пор не избавился. Киров руководил строительством горнодобывающих комбинатов на Кольском полуострове, где добывался апатит, и где также погибло очень много заключенных, которые и работали на большинстве строек того времени. Он был одним из самых рьяных проводников сталинской политики в нашей стране.

Коммунисты Ленинграда полюбили Кирова, Здесь за ним утвердилось имя “Мироныч”. И он полюбил Ленинград, приезжавшим друзьям с радостью показывал свои владения: “Это Зимний дворец… а там, за рекой, тоже есть дворец, и еще дворцы, и все — ленинградские…”

Стоит прочитать листочек из делового блокнота Кирова, набросанный им план на день — и голова закружится от количества намечаемых переговоров, поездок, ознакомлений с проектами, присутствий на разных совещаниях, аудиенций и решительных пометок, указующих на срочность, необходимость и непременность. Да от такой бурной кабинетно-дорожной жизни поневоле захочешь прильнуть к чему-либо мягкому, женскому. Но уж никак не к телу Марии Львовны, обрюзгшей, страдающей припадками, приступами и к тому же пытавшейся подыгрывать высокоидейному супругу. То есть участвовать в общественной жизни, для чего она возглавила как-то Трудпрофилакторий, где обучала проституток иным профессиям и на демонстрации шла впереди колонны своих воспитанниц, непролетарскими глазами стрелявших по сторонам. Что ни говори, а Кирову повезло, такая жена — сущая находка, если не награда, любой активный мужчина непременно станет нарушать супружескую верность, не чувствуя ни малейшего угрызения совести: от такой жены любой самый добродетельный муж побежит по близлежащим дамам, но уж не к балеринам Мариинки; эти плоскогрудые стервозочки все работали под Матильду Кшесинскую, каждого обкомовца принимали за великого князя.

Киров любил охоту. Писал Марии Львовне ласковые письма в санатории, где ее лечили. И однажды в коридоре Смольного увидел рыжеволосую стройную женщину с нерусским, но миловидным, притягательно простеньким лицом, и на этой женщине, подумалось ему, забудутся шайки, так в бани и не попавшие, мусорные свалки, так и не вывезенные, уполномоченные по свинооткорму, ответственные за поросят и надзиратели за уборкой овощных культур, никогда в деревне не бывавшие.

Этой женщиной была латышка Мильда Петровна Драуле, замужняя, и была она старше мужа своего на три года, но лет-то ей от роду тридцать или чуть больше. И эта улыбка смелой и самоотверженной латышской женщины, уроженки края, где всегда почитали мужчин. Женственность из Мильды била так неуемно, что ее приходилось приглушать, рыжие волосы она упрятывала под мужской шапкой — так абажуром оберегают глаза от слепящего света лампы. Киров не мог при встречах не улыбаться ей. И она не могла сдерживать себя. Поэтому и перевел ее Киров от людских завистливых глаз подальше, в управление Наркомата тяжелой промышленности по Ленинграду — на должность как бы временную, инспектором по кадрам вместо откомандированной сотрудницы, прочно занимавшей это штатное место. Произошло это ближе к концу 1933 года, вскоре и оклад ей повысили, 275 рублей дали. (Звук “л” в латышском языке перед согласными не смягчается, надо бы писать “Милда”, но так мило это женское имя мужскому уху, что писали, говорили и будут писать и говорить — Мильда, Мильда, Мильда!..) Двое детей, бесследно исчезнувших в декабре 1934 года, муж, большевик Николаев Леонид Васильевич, расстрелянный 29 декабря того же страшного для всех и всей страны года.

Ко времени встречи члена Политбюро Кирова с рядовой коммунисткой Мильдой советская жизнь научила высокопоставленных особ советского нобилитета, как обеспечивать и чем прикрывать часы того досуга, о котором могут знать только доверенные лица, прежде всего — охранники и шоферы. Те и другие — люди обычно пожилые, душой и телом понимающие, что барин — такой же, как они, человек и ничто человеческое ему не чуждо. Охраннику Борисову, то ли погибшему, то ли убитому 2 декабря, было за пятьдесят, и что мог ответить главный чекист Ленинграда Медведь, когда московская комиссия спросила его, почему стережет Кирова человек в столь дряхлом возрасте? До этого Борисов работал простым сторожем.

Женщины, которым посвящались часы эпикурейского досуга, все оказывались во власти советского ханжеского этикета. Им втихую давали деньги, им подвозили — те же шоферы и охранники — продукты, им повышали оклады, их определяли на хорошую работу подальше от кабинета покровителя — приказами и распоряжениями близких друзей того.

Был год, когда Киров и Мильда одновременно ушли в отпуск и вернулись из него, что вовсе не означает, что они проводили его вместе. Это уже было бы чересчур неосторожно, встречи проходили, конечно, в рабочие дни.

…Итак, мы вплотную приблизились к роковой дате в истории России.

Согласно официальной версии, Сергей Миронович Киров был убит 1 декабря 1934 года в Смольном. Его убийца - муж Мильды Драуле, коммунист Леонид Николаев. Обо всех подробностях этого преступления века будет рассказано чуть позже.

Об интимной жизни товарища Кирова

- Прежде всего хочу сказать о том, что у Сергея Мироновича были непростые отношения с его женой Марией Львовной Маркус, с которой он состоял в браке 22 года, вплоть до своей гибели. Это была незаурядная, по тем временам образованная, а в молодости и очень симпатичная женщина. Она музицировала, играла в самодеятельном театре. Киров, вероятно, не испытывал к жене всепоглощающей любви, но относился к ней с глубоким уважением.

В это время у Кирова, видимо, начали появляться, скажем так, подруги. Мне довелось видеть необычный документ - составленный сотрудниками НКВД список женщин, которые были или могли быть (против каких-то фамилий стоят вопросы) любовницами Кирова. Я никогда не называю фамилий этих женщин. Скажу лишь, что некоторые из них умерли сравнительно недавно.

Судоплатов Павел Анатольевич. Из мемуаров ""Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы"":

«От своей жены, которая в 1933-1935 годах работала в НКВД в секретном политическом отделе, занимавшемся вопросами идеологии и культуры (ее группа, в частности, курировала Большой театр и Ленинградский театр оперы и балета, впоследствии театр им. С. М. Кирова), я узнал, что Сергей Миронович очень любил женщин, и у него было много любовниц как в Большом театре, так и в Ленинградском. (После убийства Кирова отдел НКВД подробно выяснял интимные отношения Сергея Мироновича с артистками.) Мильда Драуле прислуживала на некоторых кировских вечеринках. Эта молодая привлекательная женщина также была одной из его подружек»

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

В архиве Кирова хранится несколько листков со стихотворениями юноши Кострикова, кстати, о происхождении фамилии Костриков. ""Кострика"" – отходы льна после трепания – А.Р.).

Запомним значение Фамилии «Костриков». Это нам очень пригодится впоследствии. Главными псевдонимами Сергея Кострикова были «Киров» и «Миронов». Первый псевдоним произошёл от имени царя Кира, основателя древнеперсидского царства. Сереже Кострикову почему то со школы очень понравилось это имя Кир. Но это не единственное объяснение. Кир – это пропитанная нефтью земля. Нефтью же на Кавказе, как мы знаем, Сергею Мироновичу приходилось заниматься много.

Второй псевдоним Миронов, которым он подписывался под своими статьями в «Тереке», произошёл от его отчества – Миронович.

Мы видим, что фигура Сергея Кострикова крайне противоречива. С одной стороны – несомненно, талантливый литератор, литературный критик и прекрасный оратор, с другой – человек, виновный в массовых репрессиях, и расстрелах инакомыслящих, гонитель лениградской интеллигенции, типичный партбюрократ сталинской системы.

Что же касается любовных похождений Сергея Мироновича, то можно сказать, что тут он намного превзошёл даже знаменитого Гришу Распутина. На этом поприще даже скандальный Лаврентий Берия не годился ему в подмётки.

Вернемся к фильму.

Секретаршу Бывалова Зою Ивановну играет артистка Миронова. Роль её эпизодическая. Я думаю, что Григорий Александров взял её на эту роль исключительно из-за фамилии. Как мы уже говорили ранее, одним из псевдонимов Кострикова была фамилия Миронов. Тогда по смыслу секретарша Зоя Ивановна – это его собственная жена. Но, как мы знаем, настоящая жена Марией Львовной Маркус, не была его секретаршей. Тогда остаётся Мильда Драуле. Она формально также не была его секретаршей, Но по факту была и подругой и гражданской женой Кирова. Кроме того, есть серьёзные подозрения, что второй сын Драуле был именно от Кирова.

Вполне возможно, что она помогала ему в подготовке докладов. О серьёзности их отношений есть намёк и в самом фильме. В доме Бывалова на стенах кроме двух его фотографий, висит фото женщины, похожей на его секретаршу Зою Ивановну.

Мильда Драуле. Попробуем преобразовать её имя и фамилию в некое свойство или образ.

Немецкое слово milde означает мягкий, мягкая. Английское слово mild – умеренный.

Займемся её фамилией. Немецкое слово drau – означает реку Драву. Английское слово draw означает, кроме общеизвестного «рисовать» ещё и «тянуть», «тащить». Ещё более близкое к оригиналу слово drawl – означает «растягивать слова», соответственно drawling – «тягучая речь».

У секретарши Бывалова именно такая манера разговора. Обратите внимание с какими певучими интонациями она поёт дифирамбы Ивану Ивановичу. Благодаря фильму такая манера даже стала модной в конце тридцатых и сороковых в России. Вообще в фильме роль Мироновой незначительна, но одна из самых запоминающихся сцен та, где она спасает от падения с балкона своего шефа.

Обратите внимание на то, с каким упорством она вытягивает, тащит Бывалова, буквально оправдывая фамилию Драуле.

А теперь обратимся к главной фразе Зои Ивановны, ставшей крылатой:

«- Просто хочется рвать и метать, рвать и метать!!!»

Общеизвестно, что сено в стог именно мечут, но траву всё же косят, а не рвут. А что рвут? Обратимся к словарю Брокгауза Ефрона.

«Способы уборки льна очень просты. В степных губерниях лён косят как хлеб. Но где имеется в виду главным образом волокно, там его везде теребят, т. е. выдергивают с корнем, затем вяжут в снопики (горсти), которые ставят друг против друга рядами в виде двускатой крыши или шатра и оставляют, пока семена его дойдут, а стебель засохнет.»

То же самое в словаре Даля в статье о слове «Рвать»:

«Лен не жнут, не косят, а рвут, дергают, но говор. брать лен.»

Как мы уже упоминали ранее, фамилия настоящая фамилия Кирова Костриков происходит от «Кострики» - отходов льна после трепания. Обратимся к словарю Даля и приведём всю словарную статью на данную тему.

----------------------------------------------------------------------------------------------

КОСТЕРЬ ж . или костеря, костра, кострика, кострица, кострыга, костыга, костика, костица ж. правильнее кастеря, кастрика, см. касть; жесткая кора растений, годных для пряжи льна, конопли; их мнуг мялицею. мельчать кору и выбивают вон трепкою и ческою. Наша мялица все мнет, и кострику так перекостричит.

Костра, сорная трава Apera spica venti, пух, метлица, веховласик.

Костерь и костра или кострец м. назв. также сорная трава метлика. Bromus, дырса, метлица, овесец, конколь? (куколь? коло- колец?), костюльки, синец, житняк. Бог с рожью, а чорт с костром!

Костерь или костера ж. (кость), на Волге, выродок осетровый или севрюжий (а в Сибири, порода?) с большим числом хребтовой чешуи, жучек, костистых щитов.

Человек костеря, строптивый и неуживчивый.

Человек костика, тул. пролаз; | зубоскал, похвальбишка; | бранчивый, сквернослов.

Костыга, у пермских рудокопов: слежка, свалка, конгломерат. | Бабка, козна.

Кострыка также крапива.

Костюря об. костеря, бранчивый человек, сквернослов, кто костит. Костеря не улежит на одной постели.

Костеревый, костерный, костровый, костриковый, кострижныа, костричный, к кострике относящийся, из нее состоящий.

Костриковатый, костеристый или костерчатый, на костру похожий, користый, деревянистый.

Костриг(к)оватый человек, несговорчивый и строптивый.

Кострел м. хвойные, особ. еловые иглы; хвойник, лаптик. Костреловый хлопок, добываемый из хвойных игол.

Костырь м. ряз. заноза, щепочка или спичка.

Кострец м. нижняя часть крестца, крестцова кость, составляющая продолжение позвонков. У мясников: верхняя часть задней ляжки; у птицы: хлуп, куприк, конец спинной кости. Кострецовый, к кострецу относящийся.

Костровые чулки, новг. синие женские чулки.

Костерить кого, ругать, бранить, поносить, кастить.

Костить, испражняться; что, марать, гадить, грязнить или поганить: кого, костерить, поносить ругательски (см. также кастный). Коститься страдат. возвр. мараться, гадиться; ругаться. Кощенье ср. действ. по знач. глаг.

Кострить тул. врать, лгать, хвастать, бахвалить.

Кострыжиться кур. ожигаться крапивой. Кострйчаться кур. упрямиться, упираться, противиться.

Кострубатый твер. шершавый, шероховатый: костриговатый, упрямый.

Кострик, южн. ногтик, рыба ерш.

Ко(а)стенок, ко(а)щенок м. сев. южн. бран сквернавец, мерзавец; поганец, пакостник.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

А, кроме того:

КОСТРА, одревесневшие части стеблей прядильных растений (льна, конопли, кенафа и др.), получаемые при первичной их обработке. Из костры делают строительные и теплоизоляционные плиты, бумагу и др.

А теперь выпишем все основные значения слов из этой статьи:

1. Жесткая кора растений, годных для пряжи льна, конопли

2. Сорная трава Apera spica venti, пух, метлица, веховласик.

3. Осётр, севрюга

4. Несговорчивый, строптивый, неуживчивый, бранчливый, упрямый, пакостный, хвастливый человек.

5. Крапива.

6. Хвойные, еловые иглы, хвойник, лаптик.

7. Заноза, щепочка, спичка.

8. Кострец м. нижняя часть крестца, крестцова кость, составляющая продолжение позвонков. У мясников: верхняя часть задней ляжки; у птицы: хлуп, куприк, конец спинной кости.

9. Рыба ерш.

К этому списку нужно прибавить ещё «бумагу». Ну вот, пожалуй, и всё.

А теперь вновь обратимся к фильму. Название парохода, на котором Бывалов с оркестром Трубышкина отплывают в Москву именно «Севрюга» или «Костера» из словарной статьи Даля о «кострике». Таким образом, название парохода ассоциативно связано через статью словаря Даля с настоящей фамилией Кирова – Костриков.

Забегая несколько вперёд, приведём ещё несколько примеров.

Вспомним, как Дуня Петрова вначале пляшет с газетой (бумагой!) под носом, а затем меняет её на клок сена (костру).

А вот уже и сам Бывалов, и тоже хорош с той же газетой.

Следующее слова из нашего списка – «кострел», что значит ельник, хвойник. И вот подтверждение в следующих сценах фильма. Их много, очень много. В сцене диктовки телеграммы – молнии товарищ Бывалов ни на миг не отходит от сосен и елей.

Обратите внимание, что он даже в массовых сценах непременно даётся либо на фоне игольчатых, либо рядом с ними.

Но вот сцена меняется. Дуня на велосипеде догоняет Бывалова, но он вновь неразлучен с со столь полюбившимися ему хвойными. И опять он непременно на фоне их. А людей в кадре много, то не сомневайтесь, ближе всех к ёлке окажется непременно наш герой.

Вот вроде бы уже и город и леса собственно нет, и маленькая ёлочка одна единственная в кадр попала, так нет же, Иван Иванович тут как тут, и снова садится под неё как дед Мороз.

Хор девочек:

- Шире круг, шире круг,

Здравствуй, наш весёлый друг!

Далее следует куплет, напрямую связывающий Бывалова с ёлочкой:

- Хвойная одёжка, смоляная ножка….

Бывалов отвечает на приветствие.

Теперь займемся кострецом. Я привожу рисунок туши, на которой он отмечен, чтобы было понятней, о чём идет речь.

Разумеется, для того, чтобы показать данную аналогию, необходимо было ввести в сюжет фильма коров. И коровы немедленно появляются!

Сейчас я покажу кадры из сцены диктовки секретной телеграммы – молнии.

Вначале Бывалов дается на фоне коровьей задней ноги.

Кадр №1. Бывалов (на фоне сосны) закрывает кострец.

Кадр №2. Бывалов (на фоне сосновой ветки) под кострецом.

Кадр №3. Бывалов (на фоне сосновой ветки) слева от костреца.

Кадр №4. Бывалов слева. Обратите внимание, кострец на фото почти «соприкасается» с лицом Ивана Ивановича.

Кадр №5. Бывалов справа от костреца.

Кадр №6. Ближайшая к Бывалову корова слева повёрнута к нему задом, так, что кострец на уровне плеч Бывалова.

Но этого режиссёру кажется мало и неубедительно, и поэтому он заставляет актера подойти почти вплотную к корове. На плоском кадре он почти касается плечом костреца.

Мы видим, что кострец действительно представлен в тесной взаимосвязи с Костриковым – Бываловым.

Однако сама корова к подлинной и вымышленной фамилии героя никакого отношения вроде бы не имеет. А может быть всё-таки имеет? Если заменить всего навсего одну гласную букву в этом слове. Вместо второй буквы «о» напишем букву «и». «Корова» превратилась в «Кирова»! Какие удивительные метаморфозы, похлеще апулеевских!

Далее Александров решает ещё больше конкретизировать образный аналог его фамилии. Однако слова «кострика», «костра» практически полностью исчерпали арсенал образных значений. И режиссер находит фамилии главного героя санскритский аналог. Как мы помним на санскрите:

kIra

попугай, плоть

kira

рассеивание, боров

kiri

груда, боров

Итак, боров… Боров – это кастрированный самец свиньи домашней. Трудно сказать, кастированные ли хряки показаны на следующих кадрах. Одно ясно – это точно свиньи. И они незамедлительно появляется в следующих сценах. Будем условно называть их боровами. И всё –таки, какая необходимость была в переходе на санскрит? Неужели намёка с русской «Коровой» («Кировой») Александрову показалось недостаточно? Всё проще, да и символ Киров – Боров был придуман совсем не Александровым. Но об этом будет рассказано позднее, когда мы будем говорить о связи фильма «Волга – Волга» с романом Булгакова «Мастер и Маргарита».

Бывалов на фоне борова. ( Кострец борова на уровне глаз справа от лица Бывалова)

Свинья снова справа. Кострецом она снова обращена к Бывалову. Теперь он на уровне пояса.

Ну, а теперь «момент истины»!

- В олимпиаде участвовать не могу! – кричит Бывалов. При последнем слове «могу» он сверху ударяет борова по кострецу. На следующих кадрах будет показано, насколько точен удар!

Далее, он говорит: «Как хорошо начиналось – вызываем в Москву! И как плохо кончилось – самодеятельность!». Здесь присутствует тонкий намёк Александрова на тот факт, что Киров, вместо того, чтобы точно исполнять все директивы Сталина по борьбе с оппозицией, крутил в Ленинграде романы с артистками и балеринами. И, словно в издёвку над памятью Кирова, ленинградский балет после гибели Сергея Мироновича переименовали в кировский (Ленинградский государственный театр оперы и балета им С. М. Кирова).

Вернёмся к реплике Бывалова..

Одно из близких по звучанию санскритских слов к русскому слову «могу» - это

a-mogha

безошибочный, неизменный, не тщетный, эффективный, следование, удар марки (отметки), производительной, плодотворной, не допущение ошибки, не неудача, Шива,Вишну, Сканда, цветок, копьё, поэтический, ночь, мистический, Дурга.

Наиболее сильно привлекает внимание из приведённого набора переводов этого слова -

Безошибочный, эффективный, удар марки (отметки)

Удар марки (отметки) очевидно означает удар клеймления товара.

Однако английский вариант этого словосочетания звучит как «hitting the mark», которое при известном воображении можно прочесть как « удар Марка», в смысле «удар короля Марка».

Имя Марк означает на латыни «заповедный». Этот крылатый эпитет до смешного подходит заядлому охотнику Кирову. Позже мы ещё вернёмся к имени Марк. Оно не случайно. Дело в том, что оно созвучно фимилии законной жены Кирова – Маркус. На кельтском Марк означает лошадь.

Тут читатель наверное подумает, что у автора статьи чересчур разыгралось «больное воображение», и что он видит лишь то, что желает увидеть. Отвечаю: если у кого действительно разыгралось воображение, то это у режисёра фильма Григория Александрова.

В доказательство, вниманию читателя предлагаю типичный Александровский «Киноляп», кстати сказать, совершенно намеренный. То есть режиссёр показывает намеренно то, чего нет и быть не может.

Сцена, где Бывалов звонит из своего кабинета Охапкину, приказывая тому «заложить кобылу».

Вроде бы всё понятно, на переднем плане коляска, телефонный аппарат на стене, на заднем плане деревянный двухэтажный дом с балконом.

Но тогда позвольте спросить, что это за такое на следующем кадре? На переднем плане всё почти тоже – Охапкин, коляска, телефон, но что такое творится на заднем плане?

Невесть откуда там появился дом со множеством окон и балконом и главное справа ещё какое то деревянное здание с надписью «ОХОТНИКА и».

Дом Охотника? Немаловажная подробность. Да, товарищ Киров действительно был заядлым охотником, это факт общеизвестный.

Ну и, наконец, обещанный удар «заповедного» Кирова - МАРКуса.

Итак, внимание!

Этап 1. Точное прицеливание по кострецу борова.

Этап 2. Точный удар короля Марка по кострецу борова.

Бурные аплодисменты!

«- Мы с тобой одной крови. Ты и я».

Сергей Миронович Киров, неразлучный с собственным портфелем, падает на борова.

- «Он сказал – Поехали! »

Теперь, я надеюсь читателю понятно, почему на пароме в начале фильма рядом со стогом сена соседствуют свиньи. Стого сена символизирует настоящую фамилию главного героя - Костриков, свиньи – псевдоним Киров.

Однако вернёмся к сцене в кабинете Бывалова.

Бывалов говорит секретарше, что ежеминутно ждёт телеграмму с вызовом из Москвы. Насколько же это соответствует действительности? На 100 процентов. После встречи со Сталиным в конце ноября 1934 года Киров считал наверняка, что в январе 1935 года он переедет в Москву. В начале 1935 года Киров должен был перейти на работу в Москву, а ленинградскую партийную организацию должен был возглавить Андрей Жданов, человек удобный для Сталина.

Первый вопрос, который должен нас заинтересовать, это вопрос о месте и времени событий. Разумеется, реальные события происходили поздней осенью 1934 года в Ленинграде. Но Мелководск не Ленинград, и на дворе во время съёмок не осень 1934 -го, а осень 1937-го года. Что же за городок подразумевается под Мелководском? Взглянем на следующий кадр:

Мы видим эмблему: два скрещённых вниз якоря. А теперь взглянем на герб Санкт- Петербурга:

Почти тоже самое, но якоря перевёрнуты вверх. Это позволяет взглянуть на Мелководск как на «загробный» Питер. И всё же, какой город имел в виду режиссер Александров?

Обратимся к тому же кадру. Там на вывеске указаны расстояния до некоторых основных пунктов. Более всего привлекает внимание первая надпись:

«До Камы – 654 км.»

Сразу отметим, что Мелководск никак не может находится на 654 км от места слияния Волги с Камой ниже по течению первой по двум причинам. Первая причина: в том месте Волга имеет ширину более 2 километров. Ширина же реки, на берегу которой расположен Мелководск на взгляд не более 400 метров. Причина вторая: Как известно, коллектив Дуни Петровой отправляется пешком на реку Чусовую, до которой, как сказано в фильме «три дня пути». От указанного же места на Волге до Чусовой даже по прямой более 1000 километров. А если пешком по дорогам, то не менее месяца пути.

Но, может быть имеется в виду тот город, в котором проводились съёмки фильма? Где снимался фильм?

""В 1937 году Сарапул и его окрестности вновь стали центром киносъемок. В самый разгар лета, 17 июля в этот камский город прибыл небольшой пароход “Память Кирова”. На нем приехали московские артисты во главе с режиссером Григорием Александровым и знаменитейшей киноактрисой Любовью Орловой. Жители Сарапула тепло и радушно встретили гостей. В этом городе артисты находились больше недели, снимая на берегах Камы фильм “Волга-Волга”.

Александрову понравились речные пейзажи возле деревень Усть-Сарапулка и Непряха. Там и проходила съемка некоторых эпизодов кинокартины, связанных с соревнованием двух самодеятельных коллективов, плывущих на пароходе “Севрюга” и на небольшом судне “Лесоруб”. И здесь Сарапул показал свое лицо. В съемках некоторых массовых сцен принимали участие местные жители. Чуть позже киноэкспедиция перебралась к деревне Яромаска.

Кама. Пристань в Сарапуле. 1930-е годы.

Перед тем как отправиться на реку Чусовую, где проходили дальнейшие съемки, Любовь Орлова, Игорь Ильинскийи другие знаменитые артисты выступили в концертах в нескольких сарапульских клубах. После съемок у Перми, в устье реки Чусовой,актеры вернулись в удмуртское Прикамье, где досняли ряд сцен. Закончили экспедиционную часть съемок уже на Волге, в районе Жигулей.""

""Судовладелец - ""кулак"" А.Ф.Рычев после заключения вернулся в Красные Баки. Возглавил бригаду судостроителей и в 1937 г. выполнил государственный почетный заказ. Построили для кинофильма ""Волга-Волга"" два судна: ""Лесоруб"" и ""Севрюга"" и струг для кинофильма ""Степан Разин"".""

А вот что говорит сам Ильинский:

""В тридцать восьмом году начались съемки кинофильма «Волга-Волга», в котором я исполнял роль Бывалова. Большая часть съемок проходила на натуре. На пароходе «Память Кирова» были размещены участники съемочной экспедиции. Затем буксир привел пароход «Севрюга».""

А может и правда имеется в виду город Сарапул? Ведь большая часть съёмок прошла именно там. Оттуда и вправду до устья Чусовой не более 3 дней пути.

Сарапул

« САРАПУЛ, город (с 1780) в Российской Федерации, Удмуртия, порт на Каме. Железнодорожная станция. 104,8 тыс. жителей (2002). Заводы: машиностроительный, электрогенераторный, «Электробытприбор», радиозавод; легкая, пищевая промышленность. Деревообработка. Театр. Известен с 16 в.»

Всё бы хорошо, но две существенные несостыковки. Как может быть до от пристани Сарапула до Камы 654 км, когда сам город на Каме? Да и нет в этом городке никакой фабрики музыкальных инструментов.

Для поиска нужного города нам остаётся перебрать все реки, впадающие в Каму. Основные реки, впадающие в Каму:

Вятка, Белая, Чусовая, Вишера.

Из этого списка сразу выпадает река Чусовая. Действительно, зачем им три дня добираться до Чусовой, если они уже на ней? Остаются три реки: Вятка, Белая и Вишера.

ВИШЕРА, река на Сев. Урале и в Предуралье, левый приток Камы (впадает в Камское вдхр.). 415 км, площадь бассейна 31,2 тыс. км2. Средний расход воды 473 м3/с. Судоходна до пристани Велс (312 км). Сплавная. Пассажирское сообщение до г. Красновишерск.

Как мы видим ни длина реки 415 км. ни судоходность 312 км явно не дотягивают до указанного на пристани Мелководска расстояния до Камы 654 км. Значит Вишера отпадает.

БЕЛАЯ, река на Южном Урале и в Предуралье, левый приток Камы. 1430 км, площадь бассейна 142 тыс. км2. Средний расход воды 970 м3/с. Главные притоки — Уфа, Дема. Судоходна от города Уфа.

От Уфы до Камы по реке около 450 км, что опять же меньше указанных 654 км.

Попробуем последний оставшийся вариант.

ВЯТКА, река в Европейской части Российской Федерации, правый приток Камы. 1314 км, площадь бассейна 129 тыс. км2. Средний расход воды 890 м3/с. Сплавная. Судоходна до г. Киров (700 км), весной до пристани Кирс (1000 км).

А вот это уже ближе к истине! Итак, от города Орлова до устья в Каму – 625 км. От Кирова до устья в Каму - 700 км. От Орлова до Кирова по прямой – 47 км. По реке примерно 75 км. Если мы проплывём по реке Вятке от Орлова в сторону Кирова вверх по течению примерно 29 километров, то попадём в тот самый легендарный Мелководск!

Посмотрим на карту:

Да, но там на карте в том самом месте между Орловым и Кировым ничего нет. Никакого города.

Нет. Согласен. Но согласитесь, нельзя же требовать от режиссера буквальной точности. Для него было куда важней символ. А символика тут просто замечательна! Фамилии главного героя и героини фильма вдруг оказались превращёнными в два города Кировской области Орлов и Киров!

Город ОРЛОВ (в 1923-92 Халтурин), город (с 1780) в Российской Федерации, Кировская обл., пристань на р. Вятка, в 45 км от ж.-д. узла Котельнич. 10,1 тыс. жителей (2002). Маслосыроделательный завод; фабрики: культтоваров, мебельная. Известен с 1459.

Герб Орлова

Из энциклопедии Брокгауза – Ефрона узнаем некоторые подробности об этом городе из его дореволюционного прошлого.

Фабрик и заводов 8, с производством на 28 тыс. р.: 4 булочно -кондитерских и пряничных заведения, 1 заведение минеральных вод, 1 салотопенный зав., два кожевенных завода. Из О. отправляется ежегодно более 100 тыс. пд. разного товару по р. Вятке. Главный предмет отправки — льняное семя.

Опять льняное семя, опять лён!

Во время съёмок фильма этот городок назывался Халтурин, в честь известного революционера. Он имел такое название с 1923-го по 1992 год.

ХАЛТУРИН Степан Николаевич (1856/57-1882), российский деятель революционного движения, организатор «Северного союза русских рабочих».

Однако, фабрики музыкальных инструментов в Орлове нет.

КИРОВ (до 1781 Хлынов, до 1934 Вятка), город в Российской Федерации, центр Кировской обл., расположен на берегах р. Вятка, в 896 км к востоку от Москвы. Речной порт. Крупный узел железнодорожных линий и автодорог.

Герб Вятки (Кирова)

Экономика

Основные отрасли промышленности: машиностроение и металообработка (АО «Электромашзавод имени Лепсе», «Машиностроительный завод им. 1 Мая», «Авитек», «Маяк», «Электросистема», ГП завод «Сельмаш», ОАО «Кировский завод по обработке цветных металлов», ГП «Нововятский механический завод», станкостроительный, почвообрабатывающих машин, инструментальный «Красный инструментальщик», строительного оборудования, «Физприбор», ОАО «Аленка» (стиральные машины)); приборостроение (завод «Маяк»); топливная (ОАО «ЛУКойл-Китровнефтепродукт», Кировское ГУП по добыче и переработке торфа «Кирторф»); химическая и нефтехимическая (заводы: шинный, синтетических стройматериалов, биохимический, «Кировкраска»); лесная и деревообрабатывающая (АООТ Лесопромышленная холдинговая компания «Кировлеспром», Ассоциация «Вятский лес», ОАО «Нововятский лесоперерабатывающий комбинат», «Нововятский лыжный комбинат»). Комбинаты: домостроительный, кожевенно-обувной, кожевенно-меховой, «Искож», текстильный, мебельный, мясной. Фабрики: трикотажная, швейная, спичечная, музыкальных инструментов.

Ну, вот и долгожданная фабрика музыкальных инструментов!

История

Основание современного Кирова связывают с построением на Вятке, в устье реки Хлыновица (современная Хлыновка), кремля Хлынов. По названию кремля весь город стал называться Хлыновым, хотя наряду с этим названием продолжало употребляться и название Вятка. В конце 14 в. Хлынов находился во владении суздальско-нижегородских, а в начале 15 в. — галицких князей. С 1457 город известен как местный центр ремесел и торговли. К Московскому государству присоединен в 1489. С 1708 находился в составе Симбирской губернии, с 1727 вошел в Казанскую губернию. В 1796 Хлынов окончательно переименовался в Вятку и стал центром Вятского наместничества. Дореволюционная Вятка была городом мануфактурного производства, большинство предприятий было связано с переработкой сельскохозяйственного сырья.

Посмотрим подробности в энциклопедии Брокгауза – Ефрона.

Жителей в 1890 году было 25745, из них русских 97,5, остальных 2,5%.

Мы видим, что до революции это был совсем небольшой городок, лишь в 2.5 раза больше современного Орлова.

Губернское земство имеет в городе Вятке больницу, богадельню и сиротский дом. В 1888 г. в городе было 3 аптеки, 22 магазина, 448 лавок, 2 оптовых склада вина, 7 ренсковых погребов. 18 гостиниц, трактиров и постоялых дворов; книжных лавок было 6, типографий 5, фотографий 4. Пять складов мебели, сработанной кустарями губернии и отличающейся дешевизною. Заводско-фабричная промышленность развита слабо: в 1879 г. считалось 13 заводов, с производством в 886250 руб. в год. Наибольший оборот имели из них кожевенные, а затем спичечные заводы. Через 10 лет, в 1889 г., в городе было 3 кожевенных завода, 2 клееваренных, 2 свечных, водочный завод, бумажная фабрика, табачная фабрика, резбенно-иконостасная, позолотная и живописная мастерские. С вятской пристани в 1889 г. было отправлен 718 тысяч пудов разного товара (хлеба 377 тысяч пудов), а прибыло в В. 668 т. пуд. (соли 246 тыс. пуд.). Пароходы из В. ходят в Казань.

Мы видим, что кроме фабрики музыкальных инструментов в городе Вятка были спичечные и бумажные фабрики. Но более любопытно, что главным вывозимым по реке товаром был хлеб, а ввозимым соль.

Это сразу делает понятной реплику водовоза дяди Кузи:

- Хлеб с солью – психоз у этого мерина!

Ведь порода мерина – «Вятка». Он символизирует реку, как впрочем, и город. Мерин породы «Вятка» везет в телеге своё новое название, совпадающее с фамилией пассажира – Киров.

Что же значит бочка с водой? Моя гипотеза такова. Древнее название города Вятки – Хлынов, от названия речки Хлыновица. Это название напрямую связано именно с водой (хлынула, нахлынула). Надо признать, что Александровская выдумка довольно остроумна. В одной картинке он умудрился связать три названия одного и того же города.

Вернёмся к началу фильма, к той сцене, где товарищу Бывалову жалуются на бракованные музыкальные инструменты. Наиболее запоминаются две крылатые фразы, сказанные Бываловым:

«-Товарищи, у нас массовое производство. Заниматься каждой балалайкой в отдельности я не имею возможности!»

«-Зоя Ивановна, примите от этих граждан брак и выдайте им другой!»

Обратимся к известному докладу Кирова на 17 съезде («Съезде победителей»), в январе того же 1934 года ( то есть меньше чем за год до описываемых событий).

Там, собственно, затрагиваются три основные темы «О браке», «О самокритике» и «О водном транспорте». Любопытно, что в фильме большой акцент также делается на этих темах. В начале фильма очень много говорится о браке и о качестве товаров, далее Киров заявляет Дуне Петровой, что «На улице заниматься самокритикой не позволит», и в конечном счёте они на водном транспорте следуют в Москву, следуя буквально указанию из Кировского доклада «Пересаживаться на водный транспорт».

Это ещё один намёк на то, что Бывалов это и есть Киров.

Что же говорит о браке Киров в своём «знаменитом» докладе?

Из речи Кирова на 17 съезде:

О браке.

Первое - это качество нашей работы на наших фабриках и заводах. Это больное место, и, я думаю, не только у нас в Ленинграде. Упиваться всякими 100-200% количественного роста нам никак не приходится. Это все очень хорошо, что количество растет, по качество оставляет желать очень многого. Ведь недаром же ЦК нашей партии, Совнарком жмут на это дело. Ведь мы дошли - тут я забегаю немножко вперед - до того, что недавно наше советское правительство и наш ЦК вынуждены были издать декрет, закон, по которому за плохое качество продукции мы - кто бы то ни был: партийные, советские и хозяйственные работники, каждый из нас, кого это касается, - будем привлекаться к уголовной ответственности. Это, товарищи, как бы сказать помягче, позор для пашей работы - такой декрет, и тут надо реально дать себе отчет в том, что у нас происходит.

Мы в Ленинграде например наблюдаем: кадры у нас неплохие, уменье как будто есть, заводы тоже не из последних, а все-таки как что особо новое и особо новый заказ, то получается следующее: начинаем потихоньку делать, наконец сделаем; начинаем собирать, - все как будто выходит; перенесем на место, - этого не хватает, это не прилажено, это не подходит, это несолидно. И получается целая канитель.

Вот например турбостроение: на весь Союз делаем турбины, занимаем первое место, а наши турбины до последнего времени причиняют нам массу хлопот.

Только теперь мы распутываемся с теми, которые мы делали в предшествующие годы. И до сих пор еще до конца но распутали. На вопросы качества надо навалиться нам всем, и партийцам и хозяйственникам, самым зверским, самым безжалостным образом.

------------------------------------------------------------------------------------

Таким же «самым зверским, самым безжалостным образом» обрушивается он с секретаршей на самую первую посетительницу:

- Товарищ Бывалов, я замуж выхожу…

В голове у Зои Ивановны спонтанный ряд ассоциаций:( Замуж?, Брак? Опять брак?!!). - Нет!!!

Бывалов: - Закройте дверь!!!

Далее переносимся вновь к сцене на пароме. Дуня Петрова приглашает Алёшу Трубышкина на свою репетицию с «четырёх до пяти». Алёша отказывается, так как у него в это же время у самого репетиция. Заметим, что Сергей Миронович Киров был убит именно в этот промежуток времени!

Что же собирается репетировать Алёша Трубышкин? И почему Дуня Петрова заявляет: « - Потому что теперь твоя репетиция – моя репетиция!»?

На следующем кадре мы видим как Трубышкин достаёт нотную партитуру оперы Вагнера «Тристан и Изольда».

А почему именно из бочки? Не нашлось другого места для хранения? Или опять плоская «шутка» Александрова? Переведём слово «бочка» на санскрит. Наиболее распространённый перевод (коша), что очень созвучно с русским «кошель», «кузовок», что и не удивительно, так как русский язык происходит от санскрита. Рассмотрим все значения этого санскритского слова. Их довольно много. Заметим, между прочим, что «Коша» очень созвучно имени водовоза, везущего бочку с водой, - Кузя.

коша

бочка, судно для того, чтобы держать жидкости, ведро, ковш, судно для питья, кубок, коробка, буфет, ящик, внутренняя часть вагона, ножны, складское помещение, склад (магазин), казначейство, квартира, где деньги, сокровище, накопленное богатство (золото или серебро, драгоценности), своего рода бандаж, словарь или поэтическое собрание, собрание предложений, зародыш, кубок цветка, оболочка семени, наружный покров растения, стручка, ореховая скорлупа, мускатный орех, внутренняя часть плода, кокон тутового шелкопряда, мембрана, закрывающая(охватывающая) яйцо (в матке), вульва, яичко или мошонка, член, яйцо, шар или земной шар(глобус), глазное яблоко, вода, используемая в испытании или судебном испытании, кубок, используемый в ратификации мирного договора, куртизанка (почти что наша русская «кошелка»), обувь, сандалия.

Любопытно, что, к примеру, словарь на санскрите «шабда – коша» или, если буквально, «бочка со словами».

Таким образом можно «перевести» Александровскую бочку как «собрание сочинений». Вот из этого «Собрания сочинений» Алёша Трубышкин и достаёт вагнеровскую оперу «Тристан и Изольда». Что, чересчур надуманно, на ваш взгляд? Ничуть. Взгляните на следующий кадр:

Мы видим, что на точно такой же бочке написана буква «С».

- Но это же первая буква от «Севрюги», от названия парохода! – скажет читатель. Не спорю, но я знаю также, что до революции буквы «эс» не было, а была буква «слово». На бочке написано «Слово». Хотя этому факту есть и несколько иная интерпретация, правда с тем же конечным выводом.

Мы уже говорили что «Севрюга» связана через статью словаря Даля со словом «Кострика», а значит и с фамилией Киров. Посчитаем гематрию слова «Киров». К+И+Р+О+В = 20+8+100+70+2 = 200. Число 200 есть числовое значение буквы «С» . Таким образом К+И+Р+О+В = С. Если бы над этими буквами сверху были титлы, то любой грамотный россиянин 11 - 13 века увидел бы вышепреведённой строке простое и очевидное арифметическое равенство. (В то время ещё не были введены арабские цифры и пользовались буквами кириллицы или глаголицы с титлами.)

Ещё не убедил? Хорошо, тогда взгляните на следующий кадр:

Мы видим, что дядя Кузя сует вожжи в бочку с питьевой водой. Причем это он делает постоянно и всякий раз процесс снимается на камеру крупным планом. На мой взгляд, бочка с водой для питья - это не самое подходящее место для такого, явно нестирильного предмета. Для чего это сделано? Ведь ясно, что это снимается намеренно. Очередной несмешной александровский каламбур? Однако, всё становится предельно ясно, если назвать оба предмета на санскрите.

Итак, бочка на санскрите – «Коша», а плеть – «Кашаа». Слово «ударить» на санскрите – «Каш». На следующем кадре мы видим, как дядя Кузя действительно толкает (бьёт) Алешу Трубышкина, сгоняя его с телеги.

Что ж, видимо работает принцип – «Подобное стремится к подобному».

Вернёмся к опере «Тристан и Изольда». Она была закончена Рихардом Вагнером в 1859 году и впервые поставлена в Мюнхене в 1865 году. Это одно из наиболее глубоких и захватывающих произведений композитора.

Но какое же отношение имеет она к истории убийства Кирова? Случайный выбор не слишком популярного в России композитора, для того чтобы создать контраст с популярным в России Дунаевским? Едва ли. Мы уже видели, что у масона и заядлого фрейдиста Григория Александрова нет, или почти нет случайностей в сценариях.

За ответом нам придется обратится к истории Тристана и Изольды.

Средневековая легенда о любви юноши Тристана из Леонуа и королевы корнуэльской Изольды Белокурой относится к числу наиболее популярных сюжетов западноевропейской литературы. Возникнув в кельтской народной среде, легенда вызвала затем многочисленные литературные фиксации, сначала на валлийском языке, затем на французском, в переработках с которого она вошла во все основные европейские литературы, не миновав и славянских.

Число литературных памятников, в которых разрабатывается наш сюжет, очень велико. Не все эти памятники сохранились в равной мере. Лишь в виде фрагментов знакома нам легенда по кельтским источникам. Совсем утрачены ее ранние французские обработки. Французские стихотворные романы второй половины XII в. дошли до нас также далеко не полностью. Однако мы располагаем рядом иноязычных переводов-переработок этих ранних фиксаций легенды о Тристане и Изольде. Более поздние версии, значительно менее оригинальные и самобытные, сохранились гораздо лучше. Но не все они достаточно глубоко изучены и даже изданы (впрочем, их невысокий литературный уровень оправдывает в какой-то мере подобное невнимание ученых). Не следует забывать, что легенда, возникнув в глубоком Средневековье, продолжала привлекать писателей и поэтов и в Новое время. Не говоря об упоминании основных персонажей легенды (скажем, у Данте, Боккаччо, Вийона и мн. др.), ей посвятили свои произведения Август Шлегель, Вальтер Скотт, Фридрих Рюккерт, Карл Иммерман, Рихард Вагнер, Альджернон Суинберн, Эрнст Хардт и др. На сюжет легенды собирался написать историческую драму Александр Блок.

Но, может быть мы напрасно ничинаем копаться в этой старинной легенде? Действительно, что общего между событиями почти 2 тысячелетней давности и событиями декабря 1934 года в Ленинграде?

Согласен, что о полном тождестве нет и может идти речи, но всё же… Всё же есть нечто такое, что позволяет говорить о некотором сходстве.

Давайте вспомним о реплике Бывалова: «- В соревновании участовать не могу!» и об «ударе Марка». Тогда я напоминал, что законная супруга Кирова имела фамилию Маркус. Если помните, я ещё обещал вернуться к этому имени. Сейчас такой момент настал.

В романе «Тристан и Изольда» три главных действующих лица:

Тристан, Изольда и король Маркис. (Почти что Маркус!). Возникает три параллели:

1. Тристан – Леонид Николаев.

На первый взгляд трудно сравнивать могучего рыцаря с карликом - рахитом Николаевым, но вспомним, что Тристан по сюжету успешно гримируется под нищего оборванца. ( Одна из версий романа так и называется «Тристан – юродивый». Заметим, что роман с таким названием был издан на русском языке именно в 1938 году, как раз в год создания фильма «Волга – Волга», что вполне могло привлечь внимание режиссёра фильма).

2. Королева Изольда – Мильда Драуле. Их имена Мильда – Изольда неплохо рифмуются. Неплохо «рифмуется» и их скандинавское происхождение. Изольда – ирландка, Мильда – латышка.

Не спорю, гораздо лучше звучала бы рифма Мильда – Кримхильда, но о «Гибели бухов» (то есть о «Гибели богов» из знаменитой тетралогии Вагнера), будет рассказано немного позже. Кстати и по смыслу, наверное подходило бы больше, так как Кримхильда, погибая сама, всё же убивает убийцу её мужа, а в «Тристане» этого нет. Там гибнет Изольда и Тристан, однако король Маркис остаётся в живых. Киров же был убит.

3. Король Маркис – Сергей Миронович Киров ( Костриков). Как я уже говорил, фамилия законной жены Кирова была Маркус. Так что, получается по жене он Маркус. Маркус же от Маркиса отличается только одной гласной буквой. Есть и ещё одно сходство. В старофрацузской версии романа о Тристане есть такое:

«…У короля Феликса было два сына и четыре дочери. Одного из сыновей при крещении нарекли Марком, ибо родился он во вторник и в месяце марте.» («Во вторник, и. в месяце марте». – то есть по созвучию названий дня недели (mardi) и месяца (mars).)

Сергей Миронович Киров родился в Уржуме 15 ( 27 по новому стилю) марта. Он родился в субботу, а не во вторник, как Марк, однако месяц их рождениия совпадает.

Что касается короля, то я думаю, вопросов возникнуть не должно. Я понимаю, могут возразить так: - Какой из Кирова король? Уж если на то пошло, то подлинным королём был Сталин.

По сути, конечно так. Но главные дворцы русских царей в последние 200 лет находились не в Москве, а в Санкт-Петербурге. А обитал в этих дворцах именно Киров, а не Сталин. Для питерских старожилов внешним олицетворением нового царя был скорее Сергей Миронович нежели «кремлёвский горец».

Кажется, во всём этом что-то есть, и исполнение фрагмента «Смерть Изольды» Трубышкиным не есть простая случайность.

Когда Алёша играет на трубе «Смерть Изольды», Орлова чешет затылок. Здесь, на мой взгляд, намек на выстрел в затылок Мильде Драуле – «Изольде», то есть на её расстрел в ночь с 9 –го на 10 –е марта 1935 года.

Но может быть и иная причина. Дело в том, что Трубышкин играет фрагменты совсем не из указанной оперы. Позднее (после ссоры) Дуня обзовёт «Тристан и Изольду» «Гибелью богов» («Смертью бухов»). Первый мотив более напоминает музыкальную фразу из увертюры Вагнера к опере «Летучий голландец».

Второй же отрывок вообще обескураживает. Можно, разумеется, сделать скидку на непрофессионализм Трубышкина, но это едва ли объяснит этот музыкальный курьёз. Дело в том, что второй музыкальный фрагмент более напоминает не Вагнера, а Бетховена. Что именно? Увертюру Л. Бетховена «Кориолан». Начало увертюры. Но всему своё время. Позже мы ещё поговорим о Кориолане, и читатель будет удивлён сходством судеб Сергея Мироновича Кирова и знаменитого древнеримского полководца Гая Марция (Кориолана).

- Ну как тебе «Смерть Изольды»? – спрашивает Алеша Трубышкин.

- Очень долго помирает! – отвечает Дуня Петрова.

- Классически! (То есть, как в опере Изольда, в нашей роковой истории Мильда умирает после юродивого Тристана – Николаева)

А умирала она действительно долго – более трёх месяцев ждала расстрела. Мужа её расстреляли меньше, чем через месяц - 29 января 1934 года.

Ну теперь, я думаю, что вполне убедил читателя в том, что есть необходимость хотя бы краткого знакомства с содержанием романа «Тристан и Изольда». В самом деле, нужно же проверить мою смелую гипотезу. Для начала ознакомимся с либретто оперы Вагнера.

Либретто оперы «Тристан и Изольда»

Действие первое.

Палатка на палубе корабля. Ирландская принцесса Изольда, чувствуя себя на корабле пленницей, в гневе и отчаянии. Она приказывает своей подруге Брангене позвать рыцаря Тристана для объяснений. Тристан уклоняется от объяснений, так как любит Изольду и, не подозревая о взаимности, великодушно пытается устроить для Изольды выгодную брачную партию в Корнуэлле. Вместо него приходит его друг Курвенал и даёт надменный ответ: герою Тристану не о чем рассуждать с женщиной, которую он везет как пленницу, победив Ирландию, в невесты своему дяде, королю Марку Корнуэльскому. Гнев Изольды сменяется унынием: она жалуется Брангене на то, что Тристан - тот самый рыцарь Тантрис, которому она некогда спасла жизнь своими попечениями, - неблагодарный, похитил ее для своего дяди, старого Марка. При этой мысли Изольда закипает яростью; она велит Брангене принести ящичек с волшебными зельями, подарок матери, и приготовить для Тристана чашу с ядом. Кувернал говорит, что уже близка земля. Изольда просит его пригласить Тристана для того, чтобы выпить с ним чашу вина в знак примирения. На этот раз Тристан приходит. Брангена, однако, умышленно перепутывает зелье и выливает в чашу вместо яда любовный напиток. Чаша из рук Тристана переходит в руки Изольды. Мало-помалу оба загораются страстной любовью и кидаются друг другу в объятия как раз в ту минуту, когда корабль пристает к земле короля Марка.

Действие второе.

Сад перед покоями Изольды, у дверей которых горит факел. Ясная летняя ночь. Изольда с восторгом ожидает свидания с возлюбленным. Брангена предупреждает, что за Тристаном с самого его приезда следит рыцарь Мелот, но Изольда спокойна: Мелот - друг Тристана, и специально увел короля на охоту, чтобы устроить это свидание. Изольда сама тушит факел в знак того, что всё благополучно. Вскоре появляется Тристан. Брангена поднимается на вышку караулить. Любовники предаются мистическому обаянию страсти и не слышат возгласов Брангены. Наконец вбегает сам Курвенал с криком: ""Спасайся, Тристан!"" Но теперь уже поздно. Перед нежной парой вскоре появляются король Марк, Мелот и свита; опасения Брангены оправдались, Мелот устроил не свидание, а западню. Король с величавой грустью упрекает племянника в предательстве. Тристан обращается к Изольде с вопросом, готова ли она следовать за ним. Мелот, в негодовании, бросается на него с мечом. Тристан защищается и, раненый, падает на руки Курвенала. Изольда бросается к возлюбленному. Марк удерживает разъяренного Мелота от дальнейшего насилия.

Действие третье.

Сад в замке Тристана с воротами и видом на море. Тристан покоится на ложе под тенью старой липы; с ним Курвенал, который надеется лишь на одного врача - Изольду. Пастух должен дать рожком сигнал, когда увидит на море корабль; но пастух наигрывает лишь грустные мелодии - корабля не видно. Тристан пробуждается; его тревога за Изольду всё растет; он снова падает в обморок. В это время раздадутся веселый напев пастуха: близок корабль Изольды. Курвенал бежит встречать ее, а Тристан в волнении встает с ложа, сбрасывает повязки и бросается в объятия кинувшейся к нему Изольды для того, чтобы тотчас умереть. Изольда без чувств падает на труп любовника. В это время раздается новый сигнал пастуха: плывет корабль короля Марка. Курвенал, предупреждая нападение, запирает и защищает ворота, но падает жертвой своей дружеской верности. Король Марк явился, однако, не для мести; он узнал от Брангены, что Тристан и Изольда выпили вместо яда любовный напиток и пали, таким образом, жертвой высших сил; он пришел объявить Изольду свободной и соединить ее с Тристаном. Но уже поздно: Изольда на время пробуждается от своего оцепенения, чтобы умереть от тоски, изойти любовью на теле Тристана. Королю Марку остаётся благословить трупы.

Для более подробного знакомства с сюжетом легенды я предлагаю старонорвежскую «Сагу Тристрама и Исонды». Сразу предупреждаю, поскольку роман достаточно большой по объёму, я ограничился чем-то вроде конспекта.

САГА ТРИСТРАМА И ИСОНДЫ

(Перевод со старонорвежского)

Бленсинбиль и Канелангрес встречаются. У них рождается сын Тристан.

""Triste"" же на этом языке значит ""печальный"", a ""hum"" - ""человек"", но имя это было изменено, потому что Тристрам звучит красивее, чем Тристхум.

- Оттого должен он так называться, - молвил сенешаль, - что он родился среди печали. Радости и ласки он был лишен, потеряв своего отца, нашего господина, и свою мать, нашу госпожу.

Тристрам превращается в Трамтриса путем перестановки слогов. Тристан попадает к дяде Маркису в Британию. Убивает ирландца Морольда, приехавшего за данью. Ирландская королева, сестра Морольда, излечивает от раны Тристрама.

За это Трамтрис днем и ночью стрательно обучает её дочь Исонду игре на арфе и других инструментах, письму, орфографии и разным премудростям. И Исонда многому уже от него научилась. По всему королевству разносится слава о ее познаниях, которые она усердно перенимает у Трамтриса. Мать Исонды радовалась тому, что ее дочь узнала от него столько прекрасных и мудрых вещей. Но еще больше радовался ее отец тому, что она так много успела за столь короткий срок. Он часто посылал за ней, когда ему хотелось развлечь себя и своих приближенных игрой на арфе. Мудрые мужи восхищались ученостью принцессы, когда ей случалось задавать вопросы или принимать важные решения.

Король не мог нарадоваться на свою дочь, ибо то было его единственное дитя и самое большое утешение.

Король Марк хочет женится на Иссонде, дабы получить права на Ирландию. Отправляет Тристрама. Тристрам в Ирландии убивает дракона, отрезает язык, но язык отравляет его. Мать Иссонды – Иссода лечит Тристрама. (Иссонда – племянница Морольда, убитого Тристрамом).

Королева же тайно приготовила питье из множества трав, цветов и волшебных снадобий. Этот напиток имел свойство возбуждать любовь, такую, что мужчина, испивший этого напитка, на всю жизнь проникался неодолимой страстью к женщине, отведавшей его вместе с ним. Потом королева вылила питье в небольшой кувшин и наказала девушке, по имени Брингветта, которая должна была сопровождать принцессу Исонду:

- Стереги хорошенько этот кувшин, Брингветта! Ты последуешь за моей дочерью в чужую страну. И в первую ночь, когда они с королем лягут в одну постель и король потребует вина, поднеси это вино им обоим.

Чем дальше они плывут, тем сильнее печет солнце. Тристраму жарко. Мучимый жаждой, он требует принести ему вина. Один из его оруженосцев бежит и приносит кувшин, который королева отдала на сохранение Брингветте. Мальчик наполняет кубок и подает его Тристраму. Тот осушает кубок до половины и затем подает его Исонде, которая допивает остальное. И вот они оба опьянены напитком, доставшимся им по ошибке оруженосца. Из-за этого напитка суждено им вытерпеть много горя и страданий и без конца стремиться друг к другу испытывая неодолимое томление и жгучую страсть. Отныне все помыслы Тристрама обращены к Исонде, и ее влечет к нему с такой же безудержной силой. Обоих сжигает любовь, с которой они не в силах совладать..

Госпожа Исонда была женщиной умной и находчивой. Когда наступил вечер, она взяла за руку Тристрама и привела его в спальню короля. Она велела тайно позвать к себе Брингветту и, горько плача, ласковыми и нежными словами умоляла девушку выручить ее из беды. Она просила ее переодеться этой ночью в ее платье и лечь в постель короля, словно она и есть королева, сама же королева решила переодеться в платье Брингветты; она знала, что Брингветта была невинной девушкой, в то время как она сама уже такой не была. Они оба так долго и красноречиво упрашивали девушку, что та согласилась исполнить их просьбу, оделась в одежды королевы и взошла на ложе короля вместо своей госпожи. Королева же надела платье Брингветты.

Проснувшись, король потребовал вина, и Брингветта поднесла ему с грациозным поклоном вина, сваренного ирландской королевой. На этот раз королева не пригубила ни капли. Потом король повернулся к Исонде и обнял ее; он не заметил, что рядом с ним находилась уже другая.

Они с Тристрамом тайно встречаются наедине, когда только им это удается. А так как он ее верный страж и телохранитель, то никому не приходит в голову подозревать их в чем-либо.

Попытка убийства Иссондой Брингветты, которая знала её тайну, затем прощение последней.

У королевы есть все, чего она только может пожелать: Тристрам каждый день при ней, он утешает ее своей любовью. Король ласкает ее открыто, Тристрам - тайно, и никто не подозревает его, ибо он главный телохранитель королевы.

Король вынужден отдать Иссонду за песню на арфе ирландцу, но Тристрам хитростью возвращает её.

Придворные, враждебные Тритраму выдают королю тайну любовников. Тристрам вынужден покинуть двор короля.

Тристрам вызывает Иссонду, строгая сучья в реку.

Кровь на простыне от раны Тристрама . Тристрам уличен. Иссонда соглашается на испытание раскаленным железом.

Подстраивая падение, Тристрам под видом паломника несет её на себе и они падают. Теперь Иссонада может смело клястся, что кроме короля и паломника её никто не обнимал.

Король оправдывает Иссонду. Тристан уезжает. Тристан уединен и печален в Польше.

Ему приводят волшебную собачку на золотой цепи.

Спереди она казалась белой с черным, а по бокам - зеленой. Но если смотреть на нее

сверху, она казалась красной, будто вывернутой наизнанку; порой ее туловище казалось темно-коричневым, просвечивающим сквозь розовую пленку. Те же, кто смотрел на нее сбоку, вовсе не могли сказать, какой она масти, ибо шерсть ее отливала такими красками, для которых не существует названия, эта собачка была родом с острова Полин,, ее подарила герцогу женщина-эльф. Не было на свете животного умнее, милее, прекраснее, ласковее и послушнее, чем эта собачка. Слуги держали собачку за золотую цепь, которой ее обычно привязывали к специальному домику. Они сняли с нее цепочку. Почувствовав себя свободной, собачка встряхнула головой, и погремушка на ее шее зазвенела столь чудесно, что горе Тристрама мигом развеялось, и он забыл свою возлюбленную, все печали изгладились в его сердце, он не может ни о чем другом думать, ему хочется без конца любоваться собачкой. Тристрам не узнает самого себя. Такова была сила этой погремушки, что каждый, кто слышал ее звон, тотчас исцелялся от тоски. Радость наполняла, и человек желал только одного - слушать без конца этот чудесный звон. Тристрам, точно завороженный, слушает музыку, любуется собачкой, переливы красок восхищают его еще больше, чем звон погремушки. Он погладил собачку, и почувствовал, какая она мягкая и

гладкая наощупь. Решил Тристрам добыть эту собачку для услады Исонды, своей возлюбленной, чего бы это ему ни стоило, в том числе и жизни. Но не знает он, как заполучить эту собачку, ибо герцог любит ее пуще всего на свете и ни за какие сокровища не согласился бы расстаться с ней и потерять ее.

Тристан убивает великана Уграна и берет в награду волшебную собачку. Он дарит собачку Иссонде. Король прощает Тристрама и тот возвращается во дворец Маркиса.

Король убеждается, что они всё равно любят друг друга и отправляет их в изгнание.

Без устали радуются они своей свободе. В лесу отыскали для себя укромное местечко недалеко от озера. Это был дивной красоты грот, искусно вырубленный в горе язычниками, жившими там в давние времена. Грот этот находился в глубине горы, и чтобы достичь входа, нужно было спуститься по ступенькам вниз. К входу в грот вела едва заметная потайная тропинка. Сверху грот был прикрыт землей. На горе росло раскидистое дерево, тень от которого, перемещаясь, защищала их от жары и палящего солнца. Рядом с гротом протекала горная речка с целебной ключевой водой, а на ее берегах росли медоносные травы и прекрасные цветы; а с восточной стороны в речку вливался ручей родника. Когда солнце нагревало траву, она сладко благоухала, и вода в озере была напоена душистым запахом меда. В дождь и холод они отсиживались в своем жилище в сердце горы. В хорошую погоду они уходили гулять к ручью или на лесные поляны, где можно было бродить или добывать в пищу диких зверей, ибо Тристрам не расставался со своей любимой собакой. Сначала она научилась брать лисиц и добывала их сколько хотела. Так они жили в великой радости и довольстве, ибо у них было все, что доставляло им наслаждение и утеху.

Король находит грот, но между спящими его меч. Он оставляет перчатку.

Король Маркис больше не верит, что Тристрам и Исонда любят друг друга грешной и позорной любовью. Он созывает своих ленников и убеждает их, что все, в чем обвиняют Тристрама, - одна ложь и напраслина, которой не подобает верить. Услышав доводы и доказательства, приводимые королем, ленники поняли, что он снова хочет вернуть домой Исонду, и советуют ему поступить так, как подсказывает ему сердце. И он посылает гонца к Тристраму и Исонде и велит передать, что они могут возвращаться с миром, ибо он больше не сердится на них.

Король вновь подозревает их, и Тристрам уезжает вначале в Нормандию,затем в Испанию и, наконец в свои владения.

У Кардина была сестра, прекраснее, учтивее и разумнее которой не было девушки во всем том государстве. Тристрам был с ней знаком и оказывал ей знаки внимания. И так как он сильно тосковал по Исонде, он часто беседовал с девушкой о любви. Он сочинил множество прекраснейших любовных стихотворений, отличавшихся изысканным слогом, и исполнял их, подыгрывая себе на различных музыкальных инструментах; в припевах к этим песням части упоминалось имя Исонды. Тристрам часто пел эти песни в спальнях и залах, в присутствии рыцарей и ленников, Исодды и ее родных. Все думали, что песни сочинены в ее честь и что эту Исодду и любит Тристрам.

Иссонда узнаёт об измене Тристрама. Тристрам грустит и от отчаянья вторгается во владения великана Молдагога. Он до того убил его дядю и племянника. Он побеждает Молдагога и тот служит ему. Строительство грота при помощи Молдагога.

Посреди леса, в самой густой его части, возвышалась куполообразная гора, в недрах которой был вырублен грот, покрытый изнутри искусной резьбой. Стены и потолок образовывали арку, покрытую изображениями листьев, птиц и животных. Арку поддерживали резные колонны, разукрашенные столь диковинно, что никто из жителей той страны не сумел бы выполнить подобной работы. Грот так был расположен в горе, что в него невозможно было попасть или выйти из него; только во время отлива можно было в него проникнуть, не замочив ног.

Грот этот был построен одним великаном, прибывшим из Африки. Этот великан долго жил там и совершал набеги на жителей Бретани. Он опустошил почти все поселения до горы Михаила, стоявшей на берегу моря. А как раз в то время Артус повел свое войско из Англии в Римское государство против императора Ирона, несправедливо взимавшего с Англии дань. Высадившись в Нормандии, Артус узнал о великане и о том, какой великий вред он причиняет людям и что он опустошил почти всю страну. Изумился король, ибо это было неслыханно. Тот великан отнял также дочь у герцога Орсла. Он захватил ее силой и увез. Ее звали Елена. Он держал ее в своем гроте. А так как она была прекрасна, он воспылал к ней плотской страстью. Но не будучи в силах добиться того, чего желал, ибо был слишком тяжел и огромен, великан раздавил ее, и она расплющилась под ним.

После этого герцог Орел явился к королю Артусу и пожаловался ему на свою обиду и постигшую его утрату. Король Артус охотно выслушал его и соболезновал его несчастью. Как только наступил вечер, король тайно вооружился и, взяв с собой двух рыцарей, отправился на поиски великана. Наконец он нашел его, и они сразились в единоборстве. Это была жестокая битва, и королю прошлось немало потрудиться мечом, прежде чем он свалил великана. Однако великан, которого убил король, не имеет отношения к нашему рассказу, если не считать того, что он построил красивый грот, который так

пришелся по вкусу Тристраму, словно был построен по его собственному желанию.

Посреди грота возвышалась скульптура Ее лицо и тело были исполнены так искусно, что, глядя на нее, казалось, что она живая, и так изящно и тщательно выточена, что на всем свете нельзя было сыскать скульптуры прекраснее этой. Из ее уст исходил дивный аромат тончайших благовонии, наполнявший все помещение. Секрет этого запаха заключался вот в чем: под соском, со стороны сердца, Тристрам просверлил отверстие, за которым находилась коробочка, наполненная тонко измельченными травами, душистее которых не было на свете. От коробочки отходили две трубки, сделанные из чистого золота. Одна из этих трубок кончалась ниже затылка, там, где волосы переходят в шею, другая подобным же образом была подведена ко рту. Эта скульптура очертаниями, красотой и размерами так напоминала королеву Исонду, словно там стояла она сама, и была до того живая, как если бы состояла из плоти и крови. Эта скульптура была вырезана так превосходно и была облачена в пышные одежды, как и подобает королеве. Ее голову венчала отлично выкованная корона из чистого золота, усаженная драгоценными камнями самых разных цветов. На листке, украшавшем лоб, сверкал громадный изумруд, равного которому никогда не носил ни один король и ни одна королева. В правой руке статуя сжимала эмблему власти - медный жезл, изображавший пучок связанных прутьев, украшенный весьма искусной резьбой. Ножка жезла была покрыта позолотой и усыпана драгоценными каменьями. Золотые листики были сделаны из чистого арабского золота. К верхнему листику была прикреплена резная птичка, покрытая разноцветными перышками; крылышки у той птички трепетали, словно она была живая. Пышная мантия из лучшей пурпурной ткани была опушена белым мехом. В пурпур же она была одета потому, что этот цвет был символом страданий и печали, тягот и лишений, которые Исонде пришлось перенести по вине Тристрама. В правой руке она держала свои перстень, на

котором были начертаны слова, сказанные Исондой при их прощании:

""Тристрам, - молвила она, - возьми этот перстень в память о нашей любви, и не забывай о

наших страданиях, горестях и лишениях, которые тебе пришлось перенести из-за меня, а мне из-за тебя"". У ног ее находилась скамеечка, отлитая из меди, изображавшая фигурку злого карлика, оклеветавшего их перед королем. Ноги статуи упирались в грудь, словно топча его, он же лежал, опрокинувшись навзничь и как будто плакал.

Рядом со статуей Исонды находилась и ее услада - собачка, отлитая из чистого золота, она встряхивала головой и звенела колокольчиком, сделанным весьма искусно.

По другую сторону от карлика находилась другая скульптура, поменьше, изображавшая Брингветту, камеристку королевы. Она была столь же красива, как и сама Брингветта, одета в пышные одежды и держала в руке кубок с крышкой, который она с нежной улыбкой протягивала королеве Исонде. Кругом кубка шли слова, произносимые ею при этом: ""Королева Исонда, возьми питье, приготовленное в Ирландии для короля Маркиса"".

С другой стороны зала, у входа, Тристрам поместил огромную статую, изображавшую великана; казалось, что живой великан стоит в дверях на одной ноге, держа в обеих руках занесенную над головой железную палицу, защищая статую Исонды. На плечи великана была наброшена громадная косматая козья шкура, доходившая ему до живота, так что ниже пупка он был голым. Глаза великана были полны бешенства, он злобно скалился, словно грозя обрушить страшный удар на любого, кто осмелится войти.

По другую сторону двери стоял громадный лев, отлитый из меди. Он был сделан так искусно, что человек, смотревший на него, не сомневался в том, что он видит перед собой живого льва. Лев стоял на четырех лапах и бил хвостом статую, изображавшую сенешаля, который оклеветал Тристрама перед королем Маркисом.

Тристан опять уличен «смелой водой» (его жена, после падения, рассказала брату о том что она девственница), и показывает брату Иссоды статую Иссонды, которую называет камеристкой великой Госпожи.

Кардин, на которого все увиденное произвело сильное впечатление, обращается к Тристраму:

- Тристрам! - молвит он. - Я тоже желал бы сделаться здесь своим человеком, раз здесь живут такие прекрасные дамы. Я убедился теперь, что твоя любовь прекрасна; поделись же со мной частичкой своего счастья, позволь мне сделаться возлюбленным той, которая прислуживает королеве! Если ты не сдержишь слова, которое ты мне дал перед тем, как нам отправиться в путь сюда, я буду считать тебя обманщиком и тебе придется ответить передо мной за нарушение клятвы.

В ответ Тристрам взял его за руку, подвел к фигуре Брингветты и молвил:

- Скажи, разве не правда, что эта госпожа прекраснее твоей сестры Исодды? В том, что это не пустые слова, ты можешь убедиться собственными глазами!

Кардин отвечает:

- Вижу я, - молвит он, - что эти дамы божественно прекрасны, поэтому не подобает тебе одному наслаждаться их красотой. Мы с тобой давние друзья и должны вместе служить им обеим.

- Согласен, - отвечает Тристрам, - Я выбираю королеву, тебе же готов уступить девушку.

Кардин отвечает:

- Благослови тебя бог за твою доброту. Ты настоящий друг и надежный товарищ.

Две девушки подобны богиням в храме, построенном Тристрамом.

Отдохнув несколько дней дома, они собираются в путешествие к « святым

местам», где живут богини . С собой они берут по посоху и по котомке; вместе с ними должны поехать два близких родича, красивые, смелые юноши, искушенные в боях и

придворных обычаях. Они берут с собой также все свое оружие. Придворным же и всем остальным они объясняют, что берут с собой оружие для защиты от диких зверей, а также злых людей, которые могут встретиться в чужих краях. Затем они прощаются с друзьями и отправляются в путь. Они едут в Англию. Они жаждут поскорее увидеть своих возлюбленных, Тристрам - Исонду, а Кардин - Брингветту.

Едут в Британию к Иссонде, как паломники к божеству.

Они проникают во дворец в покои Иссонды. Спят с девушками..Утром бегут, но не могут найти коней.

Рыцари опозорены перед Иссондой. Сенешаль перепутал их с оруженосцами.

Тристрам притворяется прокажённым. Его прогоняют.

Они побеждают на турнире, убивая своих врагов. Бегут к морю, уплывают на корабле.

Тристрам карлик просит Тристрама о помощи. Тристрам вновь ранен отравленным мечом, посылает друга за Иссондой. Иссода подслушивает их разговор.

Исонда и Кардин скитаются по волнам.Буря не дает прибыть к Тристраму. Потом мешает полный штиль.Потом отсутствие лодки. Иссода видит корабль, но обманывает мужа,говоря, что он под черным флагом.

Тристрам умирает. Прибывает Иссонда.

- Тристрам! - молвила затем Исонда. - Велика моя любовь к тебе. Теперь, когда тебя нет в живых, и мне не подобает долее жить. Ты умер из-за того, что не дождался меня. Знай же, что я тоже не хочу жить без тебя.

Долго еще говорила Исонда об их любви, о том, как им хорошо было вместе и как тяжела была для них жизнь в разлуке. Затем она легла рядом с Тристрамом, поцеловала его, прижалась к нему всем телом. Так, крепко обнимая своего милого, она и умерла.

Затем их похоронили. Рассказывают, что жена Тристрама, Исодда, велела похоронить их около одной церкви, но по разные стороны от нее, чтобы они никогда больше не смогли соединиться. Но ночью из могилы Тристрама вырос молодой дуб, а из могилы Исонды - шиповник. Оба деревца росли так быстро, что очень скоро их верхушки переплелись над самым щипцом церкви. Из этого можно заключить, какая великая любовь была между ними.

Так кончается эта сага.

В разных версиях романа есть разночтения. К примеру, в одном в эпизоде со «смелой водой» участвует Изольда, жена Марка, в другом Изольда, жена Тристана. Есть и версии, в которых «смелая вода» в разное время брызгает под юбки обеим Изольдам.

В целом легенда весьма и весьма древнего происхождения. Подтверждение этому – как явные отголоски матриарха, так и отсутствие даже намеков на христианство в наиболее древних источниках.

В норвежской саге, приведённой выше есть, например такой текст: «Случилось так, что английский король, правивший в то время страной, не сумел защитить себя, и ирландцы обложили англичан данью. До этого они платили римскому кесарю триста фунтовв год мелкой монетой.»

Поскольку Рим перестал владеть Британией в начале 400 годов от рождества Христова, то надо думать, что рассматриваемые в саге события могли происходить примерно в то же время.

В целом история имеет такой сильный религиозный подтекст (чего стоит один грот-храм Изольде!), что это дает серьёзное основание считать, что она является лишь проекцией на текущий момент истории кельтов их древнейшего религиозного мифа, уходящего корнями вглубь веков.

Типичный похожий пример из индийской истории – роман Баны «Кадамбари», в которой главные герои Кадамбари и Чандрапида являются лишь реинкарнацией богини Парвати и бога Шивы.

Что же касается нашего случая, то самые имена героев указывают на древность легенды: Тристан (Drystan) был у кельтов божеством, горевшим любовью к богине Изольде (Essylt); некоторые мифологи видят поэтому в Тристане — воплощение солнца, в Изольде — воплощение земли, в любовном напитке — символ плодотворящего дождя. В легенде есть черты, роднящие ее с античными сказаниями (о Тезее: Минотавр, история с парусами, повлекшая смерть Эгея) и древнегерманскими сагами (о Нибелунгах: любовь Зигфрида к Брингильде, сосватанной им для короля Гунтера).

Любопытно, языческий дух этой легенды сильно раздражал фанатиков – христиан. В своем ""Liber Confessione"" Петр гневно констатировал популярность в придворных кругах любовных романов, которые своими прельстительными описаниями более трогают сердца слушателей, чем страдания Христа.

Однако вернёмся к нашей теме. Я думаю, что нам пора ознакомиться с биографиями главных действующий лиц драмы, разыгравшейся 1 декабря 1934 года в Смольном.

Начнём с «Тристана – юродивого».

Леонид Васильевич Николаев.

Леонид Васильевич Николаев родился 10 мая 1904 года в Петербурге, на Выборгской стороне, в семье рабочего. Через три года родилась сестра Анна. Была еще одна сестра, старшая - Екатерина, 1899 года рождения. В 1908 году их отец умер от холеры. У матери - Марии Тиховны Николаевой в 1911 году появляется еще один ребенок, Петр, имевший уже другое отчество - Александрович.

В год рождения младшего сына Марии Тихоновне исполнился 41 год. Неграмотная, она бралась за любую работу, чтобы одеть, обуть, накормить детей. После революции была обтирщицей (уборщицей) трамвайных вагонов в трампарках им Леонова и Блохина.

Жизнь семьи Николаевых была тяжелой. Нужда. Дети болели. Особенно болезненным рос Леонид. Рахит — распространенная болезнь детей питерских бедняков - привел к тому, что он долго (до 11 лет) не мог ходить. 4 декабря 1934 года на вопрос следователя при допросе «Что вы можете сказать о сыне?» Мария Тихоновна ответила «Он рос очень болезненным. Болеть начал с года - английской болезнью (рахит): большой живот, суставы вывихнуты, не ходил до 11 лет, два года лежал в больнице, в гипсе. Отец его пил запоем, жили в сырой квартире — в подвале. После революции получили две комнаты в квартире по Лесному проспекту»

Разные авторы называют разный возраст, когда Николаев начал ходить, то 7 лет, то 14 лет. Но думается, только матери дано знать всю правду о болезни сына.

Старшая дочь Екатерина рано вступила на трудовой путь: работала в бане, прачкой, рабочей в тресте зеленых насаждений. В 19 лет она стала членом партии большевиков.

Домашнее хозяйство вела бабушка. Она же присматривала и за детьми.

Шумные детские игры — лапта, городки, прятки — из-за болезни были недоступны Леониду. С завистью он смотрел на своих сверстников - дворовых мальчишек, бегавших и прыгавших. Среди них были и те, кого он впоследствии, в декабре 1934 года, оговорит на допросах, покажет на них, как на участников контрреволюционной группы (Соколов, Юскин, Котолынов). Учился Леонид неплохо. Много читал. Мечтал выйти в люди. Интерес к книгам, журналам, газетам он сохранил на всю жизнь.

Единственным документом, проливающим свет на отношение уже взрослого Леонида Николаева к своей семье, является приписная карта допризывника, заполненная им лично 4 мая 1926 года. На вопрос состав семьи? — Николаев пишет 5 человек. И затем столбиком перечисляет:

Отец - (прочерк)

Мать - 1870г.р.

Сестра— 1907г. р.

Братья — 1911 г. р.

Бабушка — 1854г. р.

Как видим, Николаев не пишет, что отец умер. Нет ни одного слова (причем ни в одной из найденных нами анкет) и о старшей сестре — Екатерине. Почему? Можно высказать только предположение. Воспоминания об отце ему почему-то были неприятны. Может быть, потому, что он пил. Ну а старшая сестра Екатерина к этому времени вышла замуж, имела свою семью и, как говорили в старину, была «отрезанный ломоть».

Жили в это время все Николаевы в одной квартире по адресу: Лесной проспект, д. 13/8, кв. 41. Квартироуполномоченной была старшая сестра Екатерина Рогачева. Она отвечала за состояние квартиры, своевременную оплату жилплощади и уборку мест общего пользования, следила, чтобы в квартире не жили и не ночевали люди без ленинградской прописки. Мать Николаева на упоминаемом мной допросе 4 декабря, который вел помощник начальника особого отдела УНКВД по Ленинградской области П Н Лобов, показала, что летом 1931 года Леонид Николаев получил квартиру в новом жил. массиве на Выборгской стороне – « угол Лесного и Батенина направо» - ул. Батенина дом 9/37, кв. 17. Он переехал туда со своей семьей. Замечу, что в «Обвинительном заключении по делу Николаева» и других документах фигурировал его старый адрес Лесной пр дом 13/8 кв 41.

На другом допросе 11 декабря Мария Тихоновна утверждала «В материальном положении семья моего сына не испытывала никаких затруднений. Дети были также полностью обеспечены всем необходимым, включая молоко, масло, яйца, одеждой, обувью.

Несомненными признаками благосостояния семьи являлось и то, что сам Л. В. Николаев имел велосипед (это служило признаком опрееленного достатка в те голы), а в 1933—1934 гг. Николаевы снимали частную дачу в таком престижном районе, как Сестрорецк.

Трудовая деятельность Николаева началась в Самаре, куда занесли его голодные годы гражданской воины. Шестнадцатилетним пареньком он стал секретарем сельского Совета, но вскоре уехал в Петроград.

Здесь 28 мая 1921 года Николаев устроился на работу в Выборгское отделение коммунального хозяйства Петросовета, в подотдел неделимого имущества, на должность конторщика. И это в то время, когда биржа труда задыхалась от десятков тысяч питерцев, желающих работать. Трудоустройство явно не обошлось без протекции. Предположительно ее оказал некто Иван Петрович Сисяев, 1874 года рождения, до 1914 года работавший токарем на Путиловском заводе, затем — в Государственном Дворянском Земельном и Крестьянском банке, вступивший в партию в 1920 году. И. П. Сисяев в 1921 году - сотрудник Петрогуботкомхоза. Косвенным доказательством такого предположения являются два обстоятельства. Первое - Сисяев проживал на Выборгской стороне, на улице Мерзавина, почти рядом с Николаевыми, и нельзя исключить их знакомства. Второе, более существенное - именно Сисяев дал Николаеву впоследствии рекомендацию для вступления в партию.

Однако в августе 1922 года Николаева увольняют с работы по распоряжению исполкома в связи с ликвидацией должности. К этому времени он уже вступил в ряды российских комсомольцев, установил контакты с Выборгским райкомом комсомола. Там заметную роль играли бывшие дворовые ребята Выборгской стороны. Среди них И. И. Котолынов, А. И. Толмазов. Надо полагать, не без их протекции он становится управделами Выборгского райкома комсомола. В то время функции управделами были весьма разнообразны от ведения протокольных дел райкома комсомола до заведования его хозяйством.

Несмотря на то, что Николаев лично хорошо знал многих комсомольских руководителей района, на службе у него не все ладилось. Немые свидетели - документы, выявленные по крупицам в архиве, - отражают сложности в характере взаимоотношений Николаева с товарищами по работе.

Дважды Николаев подает заявления на бюро райкома комсомола с просьбой дать комсомольскую рекомендацию для вступления в партию - в феврале и октябре 1923 года. Оба раза бюро принимает положительное решение И оба раза Николаев этой рекомендацией не воспользовался. Почему? Ответа нет.

Между тем в июне 1923 года бюро Выборгского РК РКСМ рассматривает заявление Николаева «Об освобождении его от обязанностей управделами и отправлении его на производство. В принятом в связи с этим постановлении говорилось : Просить губкам прислать нового управделами и по прибытии нового - освободить». А 23 августа того же года на бюро райкома заслушивается новое заявление Николаева: «Прошу откомандировать меня в Техартшколу (Техническую артиллерийскую школу). И краткое решение «Отказать». Подписан документ Котолыновым. Быть может, мстительный Николае» не забыл эту подпись в роковом 1934 году?

С октября 1923 года Николаев - ученик слесаря на заводе «Красная Заря» Здесь он всгупает в партию Найдены два интересных документа. Первый — протокол № 13 комиссии по приему в партию при Выборгском райкоме ВКП(б) от 4 марта 1924 года. «Утвердить кандидатом по1-й группе члена РКСМ ученика слесаря завода «Красная Заря» Николаева Л. В., работающего на заводе 1 год (фактически 5 месяцев). Рекомендуют Сутуло и Сисяев. Второй - выписка из протокола бюро Выборгского РК РКП(б) от 24 апреля 1924 года о принятии в ряды РКП(б) по первой рабочей категорий. Рекомендующие те же.

Казалось бы, достигнута цель. Николаев стал рабочим, причем на престижном заводе. Но что-то у него опять не заладилось. От Николаева посыпались жалобы в партком о недополучении по подписке книг - сборников Ленина - и в связи с этим просьба: выплатить оставшиеся деньги. Не складываются отношения и с товарищами по работе. А отсюда жалобы, письма. Обратите внимание: Николаеву всего 20 лет. Интерес к политической литературе – Ленину. И одновременно сквалыжничество, склоки.

Сквалыжничеством Николаев занимался и впоследствии. Так, с апреля по август 1934 года он написал десятки писем, заявлений в самые разнообразные инстанции по различным вопросам о снятии памятника Петру Великому, о сносе часовни, о переименовании парикмахерской, об установлении во дворе своего дома бюста Карла Маркса.

Ну а как же воспитывают молодого коммуниста? Очень просто. Коллектив завода «Красная Заря», стремясь, несомненно, избавиться от склочного Николаева, выдвигает его на ответственную работу.

1925 год - это год прохождения допризывной подготовки для всех, кто родился в 1904 году. Леонид Николаев является в призывную комиссию N° 5 и получает отсрочку на 12 месяцев «по статье 15 приказа 1090 медицинской комиссии». В переводе на обычный язык это означает физические недостатки у призывника: длинные до колен (обезьяньи) руки, короткие ноги, удлиненное туловище.

В призывной карте на вопрос - служил ли добровольцем в Красной Армии? - Николаев пишет: не служил.

Через год, 29 октября 1926 года, медицинская комиссия вновь отмечает: «к военной службe негоден», и опять называет ту же статью 15. Еще через год, 2 ноября 1927 года, ставится штамп: «годен к нестроевой службе». В том же деле хранится постановление призывной комиссии по рассмотрению жалоб на неправильно определенные льготы или заявления призывников. Из него следует, что в 1927 году Николаев подавал заявление с просьбой предоставить ему льготу - отсрочку от военной службы в связи с семейным положением. И получил отказ. Тогда он подал жалобу в вышеназванную комиссию и получил освобождение от нестроевой службы по семейному положению. Но на военном учете Николаев состоял вплоть до разыгравшейся в Смольном трагедии.

Итак, вместо службы в Красной Армии Николаев оказывается в Лужском уездном комитете комсомола. Сохранился акт о приемке Николаевым дел по управлению делами Лужского укома РЛКСМ. Он подписан 28 января 1925 года. Здесь у Николаева тоже появились почти сразу некоторые шероховатости. А 21 мая аттестационная комиссия Лужского укома комсомола не утвердила его в должности. Формулировка «Как недавно прибывшего и не выявленного по работе».

Думается, что определенную роль здесь сыграл тот факт, что Николаев уклонялся от общественной работы. В марте он подал заявление с просьбой освободить его от руководства комсомольскими кружками.

Просьба удовлетворяется. Однако при аттестации это учитывается. Отсюда - «не выявлен по работе».

В Ленинградском партийном архиве хранится одно-единственное выступление Николаева. Это его доклад 13 сентября 1925 года на совещании секретарей волостных комитетов комсомола Лужского уезда.

Его название - «О секретарской работе и информации». Замечу, что под «секретарской работой» подразумевается ведение протокольного хозяйства. Из стенограммы видно, что доклад Николаева весьма логичен,- речь докладчика литературная, он профессионально грамотно ставит вопросы - как оформлять протоколы подшивать документы, создавать архив.

И тем не менее 8 декабря 1925 года бюро Лужского укома РЛКСМ, заслушав вопрос о работе Л. В. Николаева, принимает решение «т. Николаева с работы общего отдела снять и направить в распоряжение ЛГК РЛКСМ».

Следует подчеркнуть «снять». И обращаю внимание Л. В. Николаеву всего 21 год, но его уже трижды снимают с работы. Выборгский райком комсомола «просить губком прислать нового управделами, а по прибытии нового - освободить», завод «Красная Заря», избавляясь от склочного Николаева, выдвигает его на ответственную работу в область; бюро Лужского укома РЛКСМ: «т. Николаева с работы общего отдела снять и направить в распоряжение ЛГК РЛКСМ». При этом не следует забывать, что он не прошел аттестацию в Лужском укоме комсомола. И везде молодой коммунист пишет жалобы, жалобы, жалобы... И везде отношения с товарищами по работе у Николаева складывались не лучшим образом. Но здесь, в Луге, он встретил женщину, которую полюбил и которая стала его женой.

Это была Мильда Петровна Драуле. В Ленинград Николаев возвращается уже не один - с женой, сыном и тещей. Он устраивается на завод «Красный Арсенал». Сначала — слесарем, затем строгальщиком. Но рабочим Николаев так и не стал. Числясь им, он то заведовал красным уголком, то был конторщиком, то - кладовщиком. Однако и здесь его также увольняют с работы. Почему? Частично это проясняют документы партийной чистки 16 октября 1929 года цехячейки ВКП(б) мастерской завода «Красный Арсенал». Сохранился протокол этого собрания. В нем отмечено, «Николаев Л. В. - безработный». Предоставим слово одному из рабочих Грудину: «По-моему неверно говорят, что Николаева уволили за самокритику. Николаев сидел в кладовой и получал 6-й разряд, как слесарь. Тогда он кричал, что это не дело, что вы мне так мало платите и просился за станок, и его перевели. Николаев стал зарабатывать 200 руб. А потом ушёл в конторку мастера. И сидя в конторке мастера Карташева, тогда он молчал, а когда его сократили, то стал говорить, что его сократили за самокритику».

Собрание постановило: «Считать проверенным. Оставить членом ВКП(б). Дать выговор за создание склоки через печать».

1929 год был особенно неудачным для Николаева. Работа на заводе не ладилась. Зарабатывал мало. А на иждивении у него в это время были трое. Мильда Драуле долго не могла устроиться на работу. Трудилась поденно чернорабочей на заводе «Прогресс». А туг еще в феврале 1929года народный суд Петроградского района на основании статьи 145, ч. 1 УК РСФСР, рассмотрев дело Л. В. Николаева о неосторожной езде на велосипеде, постановил: «оштрафовать его на 25 руб. и взыскать с Николаева в пользу пострадавшей Оймас Анны Петровны - 19 руб».

В связи с этим инцидентом Николаев обсуждался на партийном комитете «Красного Арсенала» и заседании партийной тройки Выборгского районного комитета ВКП(б). Интерес представляет объяснительная записка, представленная Николаевым в Выборгский райком ВКП(б). Стиль и орфография документа полностью сохранены.

«Еще в сентябре месяце 28 г. в 10 ч. утра, проезжая на велосипеде по ул. Кр, Зорь по направлению Каменного острова в Дом отдыха, я имел несчастный случай, который произошел целиком по вине neшeхода…

Перед партийным «судом», указывая на это обстоятельство, я хочу обратить внимание на все обстоятельства дела. Народный суд определил мою вину, ... поскольку с моей стороны не было свидетеля, а произошло это потому, что я не полагал на такой исход дела. Как правило, всегда судят ездока! И я стал жертвой осуждения из-за которого пострадал - «почему я не извинился» и полной возможности выгоды в предъявленном мне иске! Присовокупляю, что в политическом отношении я чист, а за неосторожную езду прошу судить, не горазд!

Л. Николаев».

Партийная тройка Выборгской районной Контрольной комиссии ВКП(б) постановила: «За неосторожную езду на велосипеде поставить Николаеву Л. «на вид»».

Вскоре Л. В. Николаев поступает на завод имени Карла Маркса на рабочую должность. Но и здесь «рабочий» - это только прикрытие. Фактически же он устраивается опять в «красном уголке».

Нигде не удалось обнаружить документов, что Николаев Леонид Васильевич работал на освобожденных комсомольских должностях на предприятиях, как считают некоторые авторы,

Единственные его общественные «нагрузки» на заводе «Красный арсенал» - входил в состав цеховой редколлегии, на «Красной Заре» - отвечал за распространение подписки на ленинские сборники, был председателем ревизионной комиссии цеховой комсомольской организации. Числясь на рабочих должностях на всех заводах, он обычно помогал мастеру вести учет инструмента, деталей, помогал в закрытии нарядов.

Чтобы внести полную ясность в вопрос о трудовой биографии Л. В. Николаева, позволю себе составить в хронологическом порядке список всех должностей, которые он занимал.

С января 1919 по 1920 г - Самара, секретарь сельского Совета.

С 28 мая 1921 по 20 августа 1922 г - Выборгский отдел коммунального хозяйства, конторщик.

С декабря 1922 по 1923 г - Выборгский РКЛКСМ, управделами.

С 1923 по 1925 г - завод «Красная Заря», подручный слесаря.

С октября 1925 по декабрь 1926 г - Лужский уком РЛКСМ, управделами.

С 1926 по 1928 г - завод «Красный Арсенал», подручный слесаря.

С 3 июля 1928 по ноябрь 1929 г — завод «Красный Арсенал», строгальщик.

С 1929 по 1932 г — завод «им. Карла Маркса», строгальщик.

С мая 1932 г по август 1932 г — обком ВКПХб), референт кустарно-промысловой секции.

С августа 1932 г по октябрь 1933 г — Ленинградская областная РКИ, инспектор инспекции цен.

С 19 октября 1933 по 8 апреля 1934 г — Институт истории партии, инструктор по приему документов.

Однако перейдем к более подробному рассказу о двух последних годах жизни Николаева. С завода имени Карла Маркса Николаев уходит в Ленинградский обком ВКП(б). В течение четырех месяцев, с мая по август 1932 года, он является референтом отдела кустарно-промысловой секции Ленинградского обкома ВКП(б). Затем, в августе 1932 года, он становится инспектором инспекции цен. Удалось найти следующий документ на бланке Ленинградской Контрольной Комиссии ВКП(б) Рабоче-Крестьянской Инспекции.

«Управление делами.

Зачислить в группу Гуревича с месячным испытательным сроком инспектором Николаева Л. В. с 20 августа 1932 на оклад 250 руб в месяц».

На документе подпись самого председателя РКИ Н. С. Ошерова. Читатель вправе спросить что же туг особенного? Но дело в том, что все другие бумаги, поступавшие в РКИ, документально оформлялись несколько иначе. Были ходатайства трудовых коллективов, личные заявления и только затем направление в отдел кадров. Кто мог рекомендовать Ошерову Николаева? Возможно, что это был опять Иван Петрович Сисяев. Он длительное время работал в рабоче-крестьянской инспекции. Но, по всей видимости, был и еще один рекомендующий, и рекомендация эта была настолько весомой, что Ошеров принял Николаева в РКИ с рядом нарушений тех правил, которые были характерны для приема в это учреждение. Возникает вопрос: быть может, его лично знал сам Ошеров? Нет. Изучение биографии последнего убеждает, что жизненные пути Николаева и Ошерова пересеклио только в 1932 году.

И для полноты рассказа о Николаеве еще один документ: «Выписка из протокола № 4 открытого пленума Ленинградской городской и областной Контрольной комиссии по чистке от 23 октября 1933 года».

В этом документе представляет интерес два момента.

Первый - фиксация в протоколе рассказанной Николаевым автобиографии «Школу окончил в 16 году, затем был в учении у часовщика» и «В конце 20-х годов служил санитаром в 978 военном госпитале».

Замечу, что ни в одной анкете никогда Николаев этих сведений не сообщал. Что это - случайность или забывчивость? А может быть, желание что-то скрыть?

Второй - это выступления в прениях. Было всего два выступающих.

Привожу их выступления.

«Тов. Фукс: Николаев работал инспектором по ценам в области. Качество его работы не всегда было продумано. Еще одна плохая сторона - он думает всего можно добиться наскоком, не хочет работать над собой, хотя и может.

Кочнев: Надо Николаева предупредить, чтобы он над собой хорошо работал.

Иначе… он сможет натворить много ошибок.

Решение комиссии по чистке: считать проверенным».

В период прохождения этой второй чистки Николаев уже работал в Институте истории ВКП(б). Приказом за № 74 директора института Отто Августовича Лидака с 16 октября 1933 года Леонид Васильевич Николаев был зачислен в штат на должность инструктора истпарткомиссии.

Каким же образом оказался Николаев в институте? 14 октября 1933 года культпропотдел Ленинградского обкома ВКП(б)

направляет директору института следующую депешу:

«Тов Лидак! Сектор кадров направляет Николаева по договоренности для использования по должности. Зав сектором культкадров. (Подпись неразборчива)».

На обороте этого документа имеется такой текст:

«Тов Хайкина. Прошу откомандировать тов. Николаева для работы в качестве инструктора.

15/Х Лидак».

Это было последнее место работы Николаева. Судя по документам, к нему не было никаких претензий по работе. Он пытался повысить свой профессиональный уровень. Поступил учиться в Коммунистический университет. Увеличилась семья. Появился второй сын. Мильда Драуле с чисто технической работы в обкоме ВКП(б) (а она начала здесь

работать в 1930 году сначала учетчиком в секторе статистики, а затем - техническим секретарем сектора кадров легкой промышленности) перешла на работу в Управление уполномоченного наркомата тяжелой промышленности.

Это случилось летом 1933 года. В приказе по Управлению говорилось: «Зачислить временно в счет имеющихся вакансий инспектором учраспреда Драуле М. П. с окладом 250 руб. до окончании срока партмобилизации т. Смирновой».

С ноября 1933 года М. П. Драуле уже назначается инспектором управления по кадрам с окладом 275 рубпей. А эти должности были отнюдь не технические.

Кто рекомендовал Драуле? Почему ей пришлось так быстро уйти из аппарата обкома на должность фактически занятую, ибо партмобилизация Смирновой была рассчитана на 4 месяца. Полагаю, что рекомендовать Драуле мог Георгий Иванович Пылаев - уполномоченный наркомата тяжелой промышленности по Ленинграду и области, один из друзей Кирова. Быстрота перемещения Драуле из обкома ВКП(б) в управление наркомата тяжелой промышленности по Ленинграду пока остается необъяснимой. Можно только высказать предположение: вероятно ее пришлось срочно перевести в связи с появившимися слухами

о ней и Кирове.

Как бы то не быпо, семейные обстоятельства складывались у Николаева не лучшим образом. А тут еще и на работе - новый конфликт. На этот раз с партийной организацией института. Весной 1934 года проводилась партийная мобилизация на транспорт. Выбор парткома института пал на Николаева. Он категорически отказался. Тогда партком исключил его из рядов ВКП(б) с формулировкой: «За отказ подчиниться партдисциплине, обывательское реагирование на посылку по партмобилизации (склочные обвинения ряда руководящих работников-партийцев)».

3 апреля 1934 года был издан приказ № 11 директора института Лидака, согласно которому: «Николаева Леонида Васильевича в связи с исключением из партии за отказ от парткомандировки освободить от работы инструктора сектора истпарткомиссии с исключением из штата Института, компенсировав его 2-х недельным выходным пособием». 8 апреля состоялось партийное собрание института. Оно подтвердило решение парткома.

Дважды - 29 апреля и 5 мая - состоялись заседания тройки по разбору конфликтных дел Смольнинского райкома ВКП(б). Выступая там, Николаев сказал «Не пошел в райком по предложению (парткома института) сразу потому, что меня раньше забраковали. После я пошел к Золиной, заполнил анкету». Представители же парткома Абакумов, Ямпольская говорили, что «фактически т. Николаев не безработный, на транспорт идти отказался и если не нуждается, он найдет себе работу, В РК пошел после вынесенного решения парткома об исключении. Рассматривал посылку на транспорт, как наказание. Шло дело не о мобилизации, а об отказе».

В протоколе зафиксировано: «Николаев держит себя не выдержанно, угрожает парткому, склоняется к признанию своих ошибок»

Тройка постановила: «В виду признания допущенных ошибок - в партии восстановить. За недисциплинированность и обывательское отношение, допущенное Николаевым к партмобилизации - объявить строгий выговор с занесением в личное дело».

17 мая 1934 года бюро Смольнинского райкома ВКП(б) подтвердило это постановление.

5 июня и 3 августа 1934 года Николаев апеллирует в комиссию партийного контропя при Ленинградском обкоме ВКП(б). Он настаивает на снятии партийного взыскания и восстановлении на работе в Институте истории партии. Такую же просьбу он передал и Сергею Мироновичу Кирову.

Предлагалась ли ему другая работа? Секретари райкомов партии Милославский и Смородин позднее, уже в декабре 1934 года, после гибели Кирова, утверждали что «да» Ему предлагали пойти на производство, к станку. Это бычо для Николаева неприемлемо. Хотя он и имел рабочую профессию слесаря, но, увы, руки у него были отнюдь не «золотые». На рабочем месте он зарабатывал крайне мало (от 70 до 120 рублей) Зато вполне соответствовал должности учетчика, кладовщика, заведующего «красным уготком», архивариуса. В РКИ, обкоме ВКП(б), в Истпарте Николаев зарабатывал от 250 до 275 рублей в месяц. Много это или мало?

Сравним. С января 1934 года Киров стал получать как секретарь ЦК ВКПб) 500 руб. Николаев требовал не просто должности, а должности «руководящей». Другая работа ему была ненужна.

Представьте себе человека с довольно приятным пиком, невысокого росга (150 см), узкоплечего, с короткими кривыми ногами, длинными руками, почти доходящими до колен Человека крайне самолюбивого, эмоциональною, честолюбивого, надменного, мстительного и даже злобного, как утверждали его родные, замкнутого и нервического.

Теперь вообразите этого маленького наполеончика без работы. Рядовую - ему не позволяет занять собственное «я», а руководящую - увы, больше не предлагают! Денег мало. Он вынужден жить на зарплату жены. Дома двое детей, теща, и куда бы он ни обращался за помощью, надеясь на справедливость - всюду получал отказ. Конечно, у него был сложный и, судя по всему, трудный, неуживчивый характер. Но и в институте по отношению к нему явно была допущена социальная несправедливость. Белобилетника, освобожденного от службы в Красной Армии по физическим недостаткам, партком института мобилизует на

транспорт, дирекция увольняет Николаева не потому, что он плохо работает, а потому, что отказался от «парткомандировки». Ему предлагается работа, но не престижная, да еше и с понижением в должности.

К тому же появляются слухи, в которых имя его жены недвусмысленно связывается с именем Кирова. Соответствовали они действительности'?

Трудно сказать. Но подобные слухи могли дойти до Николаева.

Обращает на себя снимание и тот факт, что ряд записей Николаева, сделанных в дневнике, а также и письмах, адресованных в разные инстанции, являются бессодержательными, маловразумительны, а иногда и просто бессмысленными. Например такие: «Людей много, но разницы в них мало. Кипучая деятельность человека создает фантазию и успокоение. Секрет жизни и благоразумие держится на преданности, но преданность это патриотизм, не более». «Нас не надо одевать в бронь, чтобы давить и убивать людей, а потом демонстрировать на площадях». «Я хочу умереть с такой же радостью, как и родился».

Очевидно, и в психическом плане у Николаева были проблемы. Фанатик, решивший войти в историю путем теракта, он, спровоцировав террор «классовый», увлек с собой в могилу великое множество невинных жертв.

Добиваясь восстановления в Институте истории ВКП(б), где на непыльной должности инструктора ему шла не только приличная зарплата, но и полагались привилегии в «снабжении» (не забудем, что в стране действовала карточная система), он пишет буквально десятки жалоб в различные инстанции. «Вот уже четвертый месяц сижу без работы и без снабжения», — жалуется Николаев в июле в письме на имя Кирова. Письмо остается без ответа. Спустя месяц он обращается с посланием такого же содержания к Сталину, а в октябре пишет «в Политбюро ЦК ВКП(б)». В обеих этих жалобах в высшие партийные инстанции страны уже содержатся фразы о бездушии «бюрократических чиновников», к коим он теперь имеет основание причислить и Кирова, и о том, что вообще «для нас, рабочего люда, нет свободного доступа к жизни, к работе, к учебе».

Письмо к Сталину.

Москва - ЦК ВКП(б) - т. Сталину

Я апеллировал на возникшее дело по Ленингр. Ин-ту истории ВКП(б), но вопрос этот не находит живого отклика. Сегодня исполняется ровно м-ц как я послал заявление в КПК при ЦК-те партии, но оттуда положительных результатов я до сих пор не имею.

Однако я не хочу понести не заслуженную кару, вместо помощи меня дергают 5 м-ц - я обращаюсь к Вам постолько, посколько хватает моих сил!

Идя по линии наибольшего сопротивления я убежден в своей правоте.

Все 18 лет моей трудовой работы пошли на пользу партии. Мать старушка продолжает непрерывно работать 4-ый десяток лет - безграмотн. на производстве.

В борьбе за генеральную линию партии я был на ответственном участке... р-н. Но это в расчет не принимается и я сижу 5 м-ц без работы, все это на мне так глубоко отразилось что остался совершенно беспомощный и болен.

Я прошу уделить внимания, остаюсь в надежде на оказание помощи - предоставления лечения.

Я прошу дать мне работу - иначе вне партии вне активного участия в борьбе за новую жизнь - мне ни жизнь ни работа ни дорога.

Член ВКП(б) п/б 0156289

Николаев Л. 25/VIII-34

Дома Николаев заполняет появившийся у него досуг, изливая свое разочарование в «рабоче-крестьянской» власти, революции, коммунистической доктрине в более чем откровенных заметках «для себя» (они были изъяты при обыске после ареста Николаева): «Коммунизма и за 1000 лет не построить»... То и дело мелькают в этих заметках и мысли о том, что надо отомстить «бездушным чиновникам» — убить Лидака (директора Института истории партии, подписавшего приказ об увольнении Николаева из института), Чудова (второго секретаря Ленинградского горкома), а «лучше всего Кирова». Пишет и о том, что он войдет в историю, что ему будут ставить памятники, «это исторический факт»...

Николаев подробно фиксировал на бумаге свое душевное состояние, все этапы подготовки к убийству. В руки следствия попали его записи, письма к родственникам, прокламации (""Дорогой жене и братьям по классу"" и т. д.). 11 июля 1934 года он пишет (стиль сохранен): ""Деньги на исходе, берем взаймы. Сегодня весь мой обед состоял из двух стаканов простокваши"". В августе обращается к матери в письме, озаглавленном ""Последнее прости"": ""Скоро для тебя будет большое горе и обида - ты потеряешь меня безвозвратно..."" 21 ноября: ""Сегодня принес с огорода 1/2 мешка картошки. На лице у всех улыбка и радость.

«Для нас, рабочего люда, нет свободного доступа к жизни, работе, учебе… Мы въехали в новую квартиру, но за нее дерут так, что нет никакого спасу…О войне предсказывают, как метеорологи о погоде… Пусть будет так – война неизбежна, но она разрушительна и спасительна…

Я сижу пятый месяц без работы и без хлеба. Однако я силен, чтобы начатое мною дело довести до конца…Это исторический факт. Нет, я ни за что не примирюсь с теми, с кем боролся всю жизнь». В прокламации ""Мой ответ перед партией и отечеством"" сообщает: ""Как солдат революции, мне никакая смерть не страшна. Я на все теперь буду готов, а предупредить этого никто не в силах. Я веду подготовление подобно А. Желябову... И я готов быть на это - ради человечества, оставляя на добрых людей, - мать, жену и малолетних детей. Привет царю индустрии и войны Сталину"".

Пошел 7-й месяц, как я сижу без работы и без снабжения, скоро меня с семьей (5 человек) погонят из квартиры на улицу… Для меня становится странным, что в результате своей 18-летней работы и трудовой жизни я начинаю думать о своем праве на жизнь… Везде, где я только желал через критику принести пользу делу, получал тупой окрик. Причиной этому является моя горячность, мое самопожертвование…

Перед тем, как решиться на столь важный шаг, он, подобно заправскому революционеру пишет политическое завещание. «Дорогой жене и братьям по классу. Я умираю по политическим убеждениям, на основе исторической действительности. ...Ни капли тревоги ни на йоту успокоения... Пусть памятью для детей останется все то, что осталось в тебе. Помните и распростр. (так в документе) — я был честолюбив к живому миру, предан новой идеи, заботе и исполнении своего долга. Поскольку нет свободы агитации, свободы печати, свободного выбора в жизни и я должен умереть. Помощь на ЦК (Политбюро) не подоспеет, ибо там спят богатырским сном... Ваш любимый Николаев».

Итак, уже к октябрю — сам или с чьей-то помощью - Николаев вполне «созрел» для совершения террористического акта. Что касается оружия - у него, как у многих членов партии и комсомольских работников, был револьвер, разрешение на который было ему выдано еще в 1924 году - и подтверждено в 1930-м.

30 октября Николаев пишет ещё одно письмо Кирову.

В нем говорится: «т. Киров. Меня заставило обратиться к Вам тяжелое положение. Я сижу 7 месяцев без работы, затравленный за самокритику. Меня опорочили и мне трудно найти где-либо защиты. Даже после письма на имя Сталина мне никто не оказал помощи, не направил на работу… однако я не один, у меня семья… Я прошу обратить Ваше внимание на дела Института и помочь мне, ибо никто не хочет понять того, как тяжело переживаю я этот момент. Я на все буду готов, если никто не отзовется, ибо у меня нет больше сил… Я не враг»

Дневники Николаева

Дневники Леонида Николаева долгое время считались фальсификацией: якобы их написали уже во время следствия за Николаева - для подтверждения его террористических намерений. Однако Сухарникова убеждена, что читала написанное рукой Николаева.

""Свои дневники и записи он вел в тетрадях, похожих на ""конторские книги"", на различных листах, даже обрывках листов. Все они были действительно изъяты у него на квартире или квартире его матери. Помимо них есть еще маленькие блокнотики, также написанные его рукой"", - рассказала историк. - Судя по всему, Николаев кратко помечал, чтобы не забыть, мысли, которые казались ему наиболее важными, а уже потом все подробно фиксировал в ""конторских книгах"". Блокнотики предназначались только для его личного чтения, развернутые варианты - для остальных членов семьи"".

""Он, кстати, писал просто хронику своей жизни, намереваясь рассказать детям, когда подрастут, о себе, о жене, о событиях, которые его глубоко волновали. Например, в дневниках есть описание его революционной юности, когда он едва не на баррикады лез в 1917-м, - рассказала Сухарникова. - Поначалу, видимо, Николаев хотел, чтобы жена, Мильда Драуле, вела записи попеременно с ним. Таких записей не так много, и все они касаются детей"".

По словам Сухарниковой, по текстам видно, что в течение последнего года жизни Николаев страдал графоманией: ""Дневники начинаются с биографии и с подробнейшей генеалогии. Там же его рефлексия по поводу увольнения с работы в апреле 1934 года"".

Попытки убийства.

Он едет к дому Кирова, у него в портфеле заряженный револьвер. Но кировская охрана не дремлет. Она замечает странного незнакомца, арестовывает его и препровождает в отделение милиции. Через несколько часов Николаева отпускают. По этому поводу написано немало заключений. И то, что Николаев агент НКВД, который готовил убийство Кирова, поэтому его и отпустили, и то, что его вызволял из милиции Иван Васильевич Запорожец, который летом 1934 года был назначен заместителем председателя ленинградского управления НКВД Медведя специально, чтобы подготовить убийство Кирова — опять же по заданию Сталина — он давно «вел» Николаева и поэтому освободил незадачливого террориста. Но даже более серьезные исследователи задаются тем же вопросом: почему отпустили Николаева? Ведь его задержали у дома Кирова с револьвером?! Во-первых, у Николаева было разрешение на хранение револьвера, который он приобрел еще в 1918 году. Первое разрешение он получил еще 2 февраля 1924 года за номером 4396, а 21 апреля 1930 года он перерегистрировал личное оружие, о чем свидетельствует разрешение за номером 12296. Так что оснований для ареста Николаева, задержанного с оружием, не было. Стоит сказать, что обстановка в Ленинграде в те годы была достаточно, как сейчас говорят, криминогенная. Поэтому разрешенное ношение оружия считалось обычным. Во-вторых, попытки отдельных граждан передать жалобы непосредственно первым лицам были также распространенным явлением. А у Николаева были на то причины: ответа на его послания Кирову, Чудову он не получил, и в милиции легко могли проверить: писал ли он письма в обком и был ли ему ответ. До 1 декабря 1934 года еще соблюдалась законность, граждан не хватали на улицам, не выносили приговоры без суда и следствия, пресловутых «троек» еще не было. А Николаев был членом ВКП(б), а к этой категории «товарищей» милиция проявляла особое почтение. Поэтому вполне нормально, что его ��ожурили и отпустили, не сделав никаких оргвыводов. Кампания всеобщей подозрительности еще не началась. Он снова вернулся домой ни с чем. Шел уже восьмой месяц, как он сидел на шее Мильды. 14 ноября Николаев отправился на Московский вокзал. Киров возвращался с очередного заседания Политбюро ЦК. Николаев, оттесненный толпой, стоял в стороне, засунув руку в карман и сжимая револьвер, ожидая, когда из черноты тамбура появится ленинградский вождь. Но охрана оттеснила людей. Нужны были новые обстоятельства. И он их выбрал. Объявление в «Ленинградской правде» от 29 ноября извещало: 1 декабря во дворце Урицкого, так тогда назывался Таврический дворец, в 18.00 состоится собрание партийного актива Ленинградской организации ВКП(б). В повестке дня: итоги ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б). Вход по пригласительным билетам. Доклад будет делать Киров, можно спокойно прицелиться и выстрелить. Дело оставалось за малым: получить пригласительный. 1 декабря Киров не собирался ехать в Смольный, решение заехать перед партактивом в обком пришло неожиданно, и никто не знал: заедет Киров в Смольный или нет.

Подробно об обстоятельствах убийства С.М. Кирова будет рассказано позднее. Материалы уголовного дела фабриковались исходя из политического заказа. Поэтому в деле, например, отсутствует план места происшествия. По всей видимости, Сталину было что скрывать. Сейчас же расскажем лишь о том, что было с Николаевым после убийства.

...Чекисты из секретного части особого отдела ворвались в кабинет, Киров лежал на полу, над ним нагнулась Мильда Драуле. На ее набросили пальто и тут же увезли в «Большой дом» на Литейном, где располагалось НКВД по Ленинградской области.                 

А Николаев тем временем всё еще находился в шоке, поэтому его перевезли из Смольного в городскую психиатрическую больницу №2, где после оказания помощи врачей пришел в себя. В 21.00 начальник НКВД Медведь и его заместитель Фомин приступили к допросу Николаева. Он заявил, что убил Кирова из-за ревности: никто его не принуждал, никто не склонял к его убийству, только личные мотивы, ничего более. Николаев бился в истерике и кричал: ""Мой выстрел прозвучал на весь мир!"".

Документальные архивы хранят в себе разговоры, которые поползли по Питеру сразу после убийства Кирова. Из нескольких сотен донесений ясно одно: люди говорили исключительно о личных отношениях Драуле и Кирова, а вовсе не о каком-то заговоре и теракте.

Вот цитаты из недавно рассекреченных документов того времени.

""Коммерческая контора Д.Л.Т. Главбух, беспартийный Хасанов говорил служащим, что т. Кирова убил Николаев за то, что С.М.Киров жил с его женой. Николаев предупреждал письменно, но Сергей Миронович не послушал, он его за это и убил"".

""Кандидат партии Гублер на вопрос беспартийного, за что убит тов. Киров, ответил: ""Из-за баб"". (На вызов в партком не явился)"".

Заместитель начальника Управления НКВД Федор Фомин писал о первых часах Николаева после ареста: «Убийца долгое время после приведения в сознание кричал, забалтывался и только к утру стал говорить и кричать: «Мой выстрел раздался на весь мир». В тот же день 2 декабря Сталин прямо в Смольном в присутствии Жданова, Молотова, Ягоды и других приближенных допросил Николаева. Сцена довольно часто описывалась в мемуарной литературы. Вот описание Александра Орлова. Он утверждал, что при допросе Николаева кроме Сталина присутствовали Ягода, Миронов, начальник Экономического управления НКВД, и оперативник, который привез заключенного. «Сталин сделал ему (Николаеву. — Авт.) знак подойти поближе и, всматриваясь в него, задал вопрос, прозвучавший почти ласково: — Зачем вы убили такого хорошего человека? . — Я стрелял не в него, я стрелял в партию! — отвечал Николаев. В его голосе не чувствовалось ни малейшего трепета перед Сталиным.

«Между тем имеются свидетельства, что привезенный в Смольный Николаев впал в реактивное состояние нервического шока, никого не узнавал, с ним началась истерика, и он закричал: «Я отомстил», «Простите», «Что я наделал!» Более того, после возвращения из Смольного Николаеву оказывалась медицинская помощь врачами-невропатологами. Никаких официальных записей допроса Николаева в Смольном не велось. Но сохранился рапорт сотрудника НКВД, охранявшего Николаева в камере. После того, как последний пришел в себя, он сказал: «Сталин обещал мне жизнь, какая чепуха, кто поверит диктатору. Он обещает мне жизнь, если я выдам соучастников. Нет у меня соучастников». Это весьма важная информация для понимания всего, что произошло потом. Сталину нужно было убедиться, с кем придется работать его подопечным. Очень важна и директива, выданная Сталиным Николаеву: будут соучастники — будет сохранена жизнь.

Агранов успешно начал обработку Николаева. Как свидетельствуют документы, до 6 декабря Леонид Васильевич упорно твердил, что совершил убийство один. После 6-го ситуация изменилась и появились первые «соучастники», естественно, из лагеря оппозиционного блока зиновьевцев. Жданов, выступая 15 декабря на пленуме Ленинградского обкома, подверг резкой критике бывших оппозиционеров, связав их преступную деятельность с убийством Кирова. 18 декабря в передовой статье «Ленинградской правды» Зиновьев и Каменев названы «фашистским отребьем». Так формулировалось уже обвинение, и, естественно, что следствие, после угроз Сталина, стало чутко к нему прислушиваться. Николаева допрашивают интенсивно.

7 декабря он объявил голодовку. Отказался идти на допрос. Пытался покончить жизнь самоубийством

Чем было продиктовано его поведение? Выскажу некоторые предположения. Можно во многом обвинить Николаева. Но все документы о Николаеве свидетельствуют об одном: он был человек искренний и по своему честный. Оболгав 6 декабря на допросе своих товарищей, он морально, психологически тяжело переживал свое предательство. Поэтому сначала он объявляет голодовку, а когда ему пригрозили искусственным кормлением, решил свести счеты с жизнью, но дежурившие в камере Николаева сотрудники НКВД предотвратили самоубийство,

7 и 8 декабря Николаева насильно доставляли на допросы. Конвойные несли его. А он кричал: «Это я, Николаев! Меня мучают, запомните». На одном из допросов в эти дни он пытался снова покончить с собой, пытался выпрыгнуть из окна 4-го этажа, но ему снова помешали.

Агранов меняет тактику. На смену жесткого метода угроз и запугиваний, «вкруговую», как назовут его в НКВД, приходит череда мягких уговоров. Ему обещают сохранить жизнь, создают особые условия в камере: питание с вином, ванна. На 28 декабря уже назначена выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР. Перед началом слушаний председатель коллегии Ульрих встречается со Сталиным. Уточняются последние детали и меры наказания. Сталин в последнем вопросе был категоричен, всем 14 подсудимым высшая мера - расстрел. 28 декабря в 14 часов 20 минут открывается судебное заседание. Оно идет непрерывно до 6 часов 40 минут утра 29 декабря. До этого Николаеву обещали 3—4 года лагерей. Поэтому он вел себя спокойно. Когда же был оглашен приговор, Николаев воскликнул: «Обманули!» Как сообщают свидетели, он стукнулся головой о барьер и сказал: «Это жестоко. Неужели так?», «Не может быть... Обманули!» Многие из тринадцати участников «заговора» свое участие в нем стали отрицать. Ульрих так растерялся, что звонил даже Сталину, предлагая вернуть дело на доследование. Это был один из первых процессов, где обвиняемые отказывались признать свою вину. Но Сталин, услышав от Ульриха это глупое предложение, жестко сказал: «Какие еще доследования? Никаких доследований. Кончайте!..» Через час, то есть в 7 часов 40 минут, приговор был приведен в исполнение.

Почти вся родня Николаева подверглась репрессиям. Его старшая сестра Екатерина Васильевна Рогачёва была осуждена на 5 лет тюремного заключения. На такой же срок были осуждены его младшая сестра Анна Васильевна Пантюхина, её муж Пантюхин Владимир Алексеевич; их двоюродный брат – рабочий Васильев Георгий Васильевич.

Сроком на 4 года были высланы в Якутию мать Николаева – Мария Тимофеевна и жена его брата Анна Андреевна Максимова-Николаева.

14 февраля 1938 года старшая сестра Николаева Е. В. Рогачёва по постановлению «тройки» УНКВД была расстреляна. Многие, из проходивших по этому делу, погибли в местах лишения свободы.

Кроме того, был расстрелян и младший брат Николаева, Пётр Александрович.

А теперь о главной виновнице всех событий – «Изольде Белокурой».

Мильда Петровна Драуле.

Сразу отмечу, что мне не удалось найти её подробной биографии. Возможно такого документа и не существует вообще. Ведь по официальной версии Мильда всего лишь жена убийцы Кирова и не более того.

Мильда Петровна Драуле родилась 1901 году.

Во всех анкетах она писала, что выросла в семье батрака, выходца из Латвии. На самом же деле ее отец был управляющим имением в Лужском уезде. Всем своим трем детям сумел дать хорошее образование. Мильда самая старшая из детей, в 1917 году окончила гимназию а затем высшее реальное училище в Петербурге. Правда, будучи членом партии, она это тщательно скрывала"".

""Мильда с юности увлеклась революцией, вступила в комсомол и ""сдала"" своего помещика красным. А в 1919 году, когда войска Юденича шли на Петроград, ее саму едва не расстреляли. Уже в 1919 году восемнадцатилетней девчонкой, она вступает в партию. Она продолжила партийную карьеру, занимаясь продразверсткой. Сами понимаете, какой характер надо было иметь, чтобы участвовать в раскулачивании"".

Далее Мильда работала в Лужском укоме партии заведующей сектора учета. Она была тоже невысокого роста, но довольно симпатичная: рыжие волосы, светлые глаза и немалая доля обаяния. Николаев влюбился сразу же. Они подружились, хотя Мильда не придавала ухаживаниям Леонида серьезного значения. Но не прошло и трех месяцев, как Николаев сделал Мильде предложение. Она согласилась не сразу, но всё же преимущества в его предложении были. Он собирался возвращаться в Ленинград, где жили его мать и сестры.

Судьба свела ее с жалким недомерком, по существу инвалидом, и вдобавок желчным склочником. Ни с кем на работе он не ладил, нигде не мог долго удержаться. Мильда была совсем другим человеком — энергичная, жизнерадостная, отличная хозяйка, она пользовалась симпатией и уважением всех, с кем ей доводилось работать. И к тому же — это была если не красавица, то, во всяком случае, очень привлекательная, пышнотелая рыжеволосая женщина с изумительным цветом лица. Странна пара Николаеву...

Семья и знакомые Мильды пребывали в шоке: никто не мог понять, чем такое чудовище, как Леонид, привлекло красавицу Мильду. Новоиспеченный муж отличался неуживчивым характером. Родные, близкие и просто знакомые характеризовали Николаева как человека как минимум раздражительного и неуравновешенного.

Они судачили о том, что она соблазнилась на брак с Николаевым только в связи с его переездом к родне в Питер, где в трудном 1925 г. вероятность выжить была выше, чем в провинциальной Луге.

1925-м — она выходит замуж за Николаева. Мильде в ту пору было 24, Леониду едва минул 21.

""Немаловажная деталь: родители Мильды до 20-х годов жили в собственном доме - доме управляющего в имении Каменка, хозяин которого к этому времени, разумеется, уже был изгнан большевиками, - отметила Сухарникова. - Потом их выселили, пришлось перебраться в старую избу, а в этом доме разместился дом отдыха милиции. Потом стариков Драуле ""выдавили"" и оттуда, и Мильда взяла их к себе в Ленинград, где она с Николаевым жила с 1926 года"".

Мильда первое время долго не могла устроиться в Ленинграде, как, впрочем, и Николаев. После некоторых мытарств она устраивается в секторе легкой промышленности обкома партии.

1927-м Мильда родила сына, которого назвали Марксом. Роды пошли ей на пользу. Мильда расцвела, чуть пополнела и очень похорошела.

Мильда умела стенографировать, печатать на машинке, легко схватывала сложные вещи. Как и каждый работник аппарата обкома, дежурила время от времени по вечерам и в выходные дни, когда в Смольном, в почти безлюдном в это время здании, задерживался и Киров...

Именно в обкоме в 1929 году ее заметил Киров. Ему нужно было готовить доклад по развитию легкой промышленности, и Мильду прикрепили к нему в помощь. Киров влюбился не на шутку. Это был бурный роман, который вызвал пересуды в околообкомовской среде.

В 1930 году Мильда и Киров отдыхали в санатории ВЦИК, и ровно через 9 месяцев в 1931 году у Драуле рождается сын Леонид, младший брат Маркса. Он родился рыженький, круглолицый, широкоскулый, как утверждала молва, вылитый Киров.

В сентябре 1930 года неожиданно произошли изменения в судьбе 29-летней Мильды: ее ни с того ни с сего приняли на работу в аппарат обкома партии сначала учетчиком в сектор статистики, затем помощником заведующего сектором кадров легкой промышленности. Можно лишь предположить, кто протежировал Мильде. Но очевидно, что репутации этого ""кого-то"" было достаточно, чтобы Мильде нашлось место в обкоме.

Возвратившись в конце 1931-го на работу, Мильда услышала по телефону и голос Кирова. Их роман возобновился. Мильда вызывала законную зависть со стороны балетных возлюбленных Кирова тем, что их встречи продолжались довольно долгое время и явно выходили за рамки тривиальной интрижки. Николаев не мог не знать об этой связи.

Следом начинается светлая полоса и у Леонида. После долгих неудач его принимают на работу в обком партии инструктором-референтом. Полгода супруги работали бок о бок в Смольном, получили отдельную трёхкомнатную (!) квартиру в Батенинском жилмассиве, куда переехали с двумя детьми и матерью Мильды.

В памяти сына Николаева, Маркса Леонидовича осталось то, что до шести лет он жил в Ленинграде, «в большом С-образном доме, в квартире над аркой», с мамой, папой, бабушкой и младшим братом Леней.

Лето 1933 года снова внесло изменения в трудовую биографию Леонида и Мильды. В конца августа 1933 года Мильду перевели из Смольного в Управление уполномоченного наркомата тяжелой промышленности на канал Грибоедова, 6. Только в записях Николаева была найдена подлинная причина перевода: «Она пострадала за меня». С апреля 1934 года Мильда одна кормила всю семью.

Есть сведения, что в тот роковой день 1 декабря 1934 Николаев, обзванивая с утра знакомых в поисках пригласительного на заседание партактива, где должен был делать доклад Киров, звонил также и на работу Мильде, и Мильда обещала ему помочь в решении этой проблемы.

Незадолго до убийства Кирова ходили упорные слухи, что Мильда хочет развестись со своим мужем выйти замуж за Сергея Мироновича. Если принять во внимание возраст и состояние здоровья законной супруги Кирова, эти предположения не выглядят такими уж невероятными. Известно, что последние годы Сергей Миронович уже не спал со своей законной женой, хотя и сохранял с ней дружеские отношения.

После убийства

Есть свидетельства очевидцев о том, что оперативникам не сразу удалось открыть дверь в кабинет Кирова по той причине, что она была придавлена изнутри телами Кирова и Николаева. В 16.50 начальник 4-го отделения секретно-политического отдела Коган начал допрос Драуле. Допрос продолжался два с половиной часа. Она показала, что Киров позвонил и попросил придти к 16 часам в Смольный.

(Все попытки следователей в дальнейшем пристегнуть ее к оппозиции кончились провалом, Мильда была бесстрашна во всем.) Ее, вечером 1 декабря, после первого допроса отпустили домой, но она не ушла из Большого дома на Литейном, свернулась калачиком и провела ночь на приставленных стульях в холле, со счастьем и горечью вспоминая о былом, как потянулась в город из глубинки, прельстившись завиральными идеями времени, в Луге уже кое-что начала понимать, а в Ленинграде, громадном, многомиллионном городе увидела, что она не из последних, что очень нужна мужчинам, но та, первая любовь, не хирела, она берегла ее. С кем и чем прощалась ночью той, зная о неминуемой расплате? Всю ведь родню ее готовили, она понимала, к расстрелу и расстреляли потом.

Следователей тоже очень интересовал характер взаимоотношений Драуле и Кирова. На все вопросы Мильда, вперившись взглядом в одну точку, отвечала, что, поскольку их управление находилось в Смольном, она там часто видела Кирова, последний раз встретила его вместе с другими работниками 3 или 4 ноября 1934 года.

Сталину председатель Военной коллегии Василий Ульрих отправил депешу такого содержания: «Мильда Драуле на тот вопрос, какую она преследовала цель, добиваясь пропуска для собрания партактива 1 декабря с.г., где должен был делать доклад тов. Киров, ответила, что «она хотела помочь Леониду Николаеву». В чем? «Там это было бы видно по обстоятельствам». Таким образом, нами установлено, что подсудимая хотела помочь Николаеву в совершении теракта. Все трое приговорены к высшей мере – расстрелу. В ночь на 10 марта приговор приведен в исполнение. Прошу указаний: давать ли сообщение в прессу. 11 марта 1935 года».

Мильду, ее сестру Ольгу и ее мужа Романа Кулишера расстреляли в ночь с 9-го на 10 марта 1935 года за то, что «зная о намерении своего мужа Николаева Л. и его брата Петра совершить теракт над секретарем ЦК и ЛК ВКП(б) т. Кировым, не приняла мер предотвращения им этого преступления». Был расстрелян также и брат Кулишера – Павел Маркович.

Сын Мильды 7-летний Маркс и его младший брат в декабре 1934 года попали в детский распределитель как «брошенные дети», а в январе 1935-го в детский дом № 44 Выборгского района Ленинграда. Её старший сын Маркс жив и поныне. О дальнейшей судьбе её младшего сына Леонида ничего не известно.

И всё-таки немного странно. Из родни Николаева сразу был расстрелян только его брат Пётр. Из родни Мильды Драуле были расстреляны сразу трое! Если принять во внимание, что она непричастна к преступлению мужа, это выглядит очень странно!

Жестокость Сталина? Но почему же тогда он не проявил подобную жестокость ко всей родне собственно самого убийцы?! Это заставляет задуматься.

--------------------------------------------------------------------------------------------

Так есть ли что общее между историей Леонида и Мидьды и сагой о Тристане и Изольде, кроме того, что уже приводилось выше?

Заметим прежде всего, что перевод имени Тристрам «печальный человек» как нельзя лучше подходит и к, обделённому судьбой, калеке – Леониду Николаеву. Тристрам – сирота, Николаев также растет без отца. Отец Николаева умер, когда Леониду было всего 4 года.

Король Маркис намного старше Тристрама. Можно предполагать, что, будучи родным братом и почти ровесником матери Тристрама, он старше своего племянника примерно лет на 20. Киров старше Николаева на 18 лет.

Тристан везет Изольду из Ирландии в невесты королю Маркису. Леонид везёт красавицу Мильду из Лужского уезда в бывшую столицу России в любовницы (а в возможной перспективе и в жёны!) питерскому «королю» Маркису – Кирову.

Всё остальное также очень похоже по смыслу. Леонид женится на Мильде в Лужском уезде ещё до приезда в Ленинград. В саге король Маркис сам не едет в Ирландию за невестой, а отправляет Тристрама. По ирландскому обычаю он выполняет символический обряд – от имени короля женится на Изольде. Кроме того, по пути в Британию они пьют любовный напиток и вступают в связь. Так что их символическое бракосочетание дололняется ещё и «медовым месяцем». Мы видим, что впоследствии именно из-за этого Изольда вынужденно совершает подлог с девственницей Бринхильдой.

Леонид свободно живёт с Мильдой. Но и Тристрам, являясь телохранителем королевы, чуть ли ни постоянно обитает в её покоях. Из текста саги видно, что король Маркис лишь иногда спит с Изольдой. В остальное время он ночует в своей отдельной спальне. Король Маркис смотрит сквозь пальцы на эту связь, и начинает предпринимать меры лишь тогда, когда это становится уж слишком явно для всех окружающих. Можно предполагать, что он изгоняет Тристрама лишь вследствии настойчивых упрёков придворных.

Киров также вначале относится к мужу Мильды вполне благосклонно, дает квартиру, престижную работу, и лишь в 1934 году последний впадает в немилость отчасти вследствии своего склочного, непредсказуемого характера.

Всем ясно, что Мильда, начиная роман с Кировым, преследовала главным образом материальные выгоды, как то отдельное жильё, престижную работу, всевозможные льготы, в том числе и деньги. Кстати, деньги действительно были найдены при обыске. Если верить документам, то их обнаружили у матери Николаева. Но, откровенно говоря, в это не очень то верится. По логике, они скорее могли быть найдены у матери Мильды.

Еще большие затруднения вызвали у московских следователей те 5000 рублей, что нашлись при обыске у матери Николаева, а, возможно, и у самой Мильды. Следователи перебрасывали эти 5000 рублей от одного обвиняемого к другому; то сам Николаев получил эти деньги от немецкого консула, то их дали ему оппозиционеры. Мать на допросе заявила, что сумма — выручка от процентов, под которые она ссужала рабочим деньги до получки. 150 рублей, не больше, зарабатывала мать Николаева в трамвайном депо, чуть побольше рабочие, но подсчеты показывают, что даже при грабительских процентах так много не накопишь.

Из «Романа о Тристане» Беруля (Перевод со старофранцузского)

Идет в шалаш, уныл и мрачен,

А там Изольда, горько плача,

Слова такие произносит:

""Меня земля напрасно носит:

Как смерд, живешь в лесу, мой друг,

Не окружен толпою слуг,

А все из-за того питья,

Что выпила с тобою я.

Бранжьена виновата в том, -

Не доглядела за питьем.

Я, королева, стала нищей,

Простой шалаш мое жилище.

Пристало жить Изольде в холе,

Служили бы по доброй воле

Ей благородные девицы,

Хотел бы всяк на них жениться:

За ними золота немало

Изольда щедро бы давала,

От благостной ее руки

Ломились бы их сундуки.

Тристан также сожалеет о том, что потерял благосклонность короля Марка.

Когда б король вернул мне дружбу,

Когда бы взял к себе на службу,

Я в грязь лицом бы не ударил,

Как за отца и государя

С его врагами б на смерть бился,

Ты у супруга - короля

Могла бы в неге и чести

Дни безмятежные вести,

Когда бы мы себе на горе

Не выпили то зелье в море.

А теперь вспомним, что Леонид Николаев также просит Кирова восстановить его на работе, хорошо зная, что его жена является любовницей последнего. Относительно жены Мильды он высказывается почти в тех же выражениях - «она пострадала за меня».

А если гнев на милость сложит,

Остаться при дворе предложит,

Клянусь, я буду службу несть,

Как мне повелевает честь,

И верен буду, и усерден.

Король велик и милосерден

Составим королю посланье.

Начнем с привета, с пожеланья

Владычествовать много лет,

Не зная горестей и бед.

Напишем далее о том,

Что с королевою вдвоем

Влачишь в лесу и дни, и ночи,

Что, ежели король захочет

Вернуть ей милость и почет,

Не поведешь обидам счет,

Пойдешь к нему на службу снова…

…И громко прокаженный мнимый

Вздыхает, охает, кричит,

Своей трещоткою трещит,

Пеняет хрипло на страданья,

Вымаливает подаянье.

""Подай мне, Марк-король, хоть малость!""

Как видим, ситуация очень похожа.

""Сеньор,

Три года протекло с тех пор,

Как злой недуг меня сгубил.

Красавицу я полюбил:

Через нее и стал недужен,

Всем страшен, никому не нужен,

Через нее изнемогаю,

Трещоткою народ пугаю,

Брожу с протянутой рукой"". –

Как я уже говорил ранее, ещё одно сходство между сюжетом саги и историей Николаева и Драуле, заключается в том, что там и там влюблённые гибнут, причём в одной последовательности. В саге вначале Тристан, затем Изольда. В нашей истории – вначале Леонид, затем Мильда.

Однако, надо признать, что на этом сходство и заканчивается. Оно и не удивительно. В самом деле, было бы совершенно невероятно, чтобы события, произошедшие почти полтора тысячелетия назад в далекой Британии в точности до мелочей совпали ли с событиями, которые случились всего 75 лет назад в Ленинграде.

Главное отличие в сюжетах - убийству «короля» Кирова нет никакого соотвествия в саге о Тристраме. Там короля Маркиса никто не убивает.

Есть и другое, ещё более существенное и принципиальное отличие.

Начнём издалека. Задумаемся над вопросом: а чем, собственно привлекает внимание вся эта история об убийстве Кирова? В самом деле, мало ли покушений на царей и крупных государственных деятелей было совершено в России до революции? Только ли тем, что в деле о Кирове до сих пор так много тайн и неясностей?

Вывод следует сам собой. История убийства Кирова оригинальна главным образом своими страшными последствиями для судеб миллионов советских людей, да и для всей страны в целом.

Ведь даже убийство народовольцами русского царя – освободителя Александра II не вызвало ничего, даже отдалённо напоминающего страшную «Варфоломеевскую ночь» 1934 – 1938 годов! И, если пойти дальше, и проследить всю историю человечества в поисках каких – то параллелей, то нас ждёт серьёзное разочарование: ни смерть Юлия Цезаря, ни Македонского, ни Наполеона не вызвала таких катастрофических последствий для страны. Ну, разве что убийство в Угличе царевича Димитрия может быть хоть отчасти сравнимо в этом смысле.

Поэтому, сравнение истории Мильды и Леонида с сагой о Тристане и Изольде изначально не вполне неудачно, так как не отражает самого главного и существенного в истории убийства Кирова.

Режиссер Александров и Любовь Орлова прекрасно почувствовали это. Но они нашли прекрасное решение. Если сюжет «Тристана и Изольды» полностью исчерпал себя, то нельзя ли найти хотя бы фрагметарной аналогии истории убийства Кирова в другой опере того же Вагнера? То есть взаимоотношения любовного тругольника Леонид – Мильда – Киров вплоть до убийства сравниваем с взимоотношением треугольника Тристан – Изольда – Маркис. Сцене убийства находим аналогию в другой опере, событиям после убийства в третьей опере. В создавшейся ситуации это и был единственно возможный и действенный способ.

Вспомним, что похожим способом воспользовался Александр Пушкин, когда описал своё отношение к Анне Керн простыми выборочными пометами и подчёркиваниями в тексте романа Крюденер «Валери». Он просто выбрал те фрагменты текста, в которых увидел отражения своих чувств и настроений.

Какую же оперу Вагнера «помечает» режиссер Александров?

- Молодой человек! – кричит Трубышкину Дуня Петрова, - «Смерть бухов» забыли!

В своей издевательской реплике она изменяет название «Гибель Богов» на «Смерть бухов», то есть «Смерть бухгалтеров», одним из которых является сам счетовод Алёша Трубышкин. Почему же Александров сделал Алёшу Трубышкина именно счетоводом? И почему Дуня обзывает его «канцелярской крысой»? Вспомним о профессиях его прототипа - Леонида Николаева.

Свою трудовую деятельность начал в январе 1919 года секретарём одного из сельских Советов в Самарской губернии, куда судьба забросила его в трудные годы гражданской войны.

В январе 1925 года Николаев работал в небольшом городке Луга под Ленинградом на должности управделами укома комсомола. В его обязанности входила вся протокольная работа — оформление стенограмм, подшивка документов, ведение архива. Для молодого человека, которому двадцать один год, должность весьма не романтическая.

Вернувшись в Ленинград, Николаев устраивается на завод «Красный арсенал» — сначала он числится здесь слесарем, затем строгальщиком. Но это — чистая фикция: рабочей профессией Николаев так и не овладел, да и не стремился к этому. Числясь «рабочим-станочником», он то заведовал красным уголком, то был конторщиком, то кладовщиком...

…Сменив несколько мест работы, в августе 1932 года Николаев становится инспектором «Ленинградской контрольной комиссии» — органа партийной «Рабоче-Крестьянской инспекции» — со скромным, но приличным по тем времена окладом: 250 рублей в месяц. К началу 1933 года Леонид Васильевич Николаев — инспектор в инспекции цен. А в октябре 1933 года его зачислили «инструктором истпарткомиссии» в Институт истории ВКП(б) с тем же окладом. Поводом для этого было то, что Николаев поступил учиться в так называемый Коммунистический университет.

Что ж, очень похоже. Ведь действительно, неспособный по состоянию здоровья заниматься физическим трудом, Николаев мог быть пригоден, главным образом, к канцелярской работе. Вполне понятна также и другая реплика Дуни, если вспомнить, что Леонид работал инспектором в инспекции цен:

«Счетоводы играют, а ты сидишь, линейкой дирижируешь!»

Далее Дуня кидает партитуру оперы Вагнера на паром, присыпанный слоем сена. Падение партитуры «Гибель богов» символизирует первый, более ранний и менее удачный русский перевод названия «Падение богов». Она действительно падает. Вот она в полёте.

Любопытно, что странным образом партитура «Тристана и Изольды» превращается с лёгкой руки Дуни Петровой в «Гибель богов» - четвёртую часть тетралогии Рихарда Вагнера «Кольцо нибелунга». В этом можно увидеть стремление режиссёра как бы объединить по смыслу две оперы в одну.

Да, но как такое возможно? Ведь по сюжету это две различные истории. Я не имею возможности привести здесь полностью весь текст «Песни о нибелунгах», поэтому, как и в прошлом случае, ограничусь лишь кратким конспектом. Более подробно будут изложены лишь те события, которые легли в основу последней части тетралогии – «Гибели богов».

Вначале о самой опере.

К 1853 текст этого цикла (будущей тетралогии «Кольцо нибелунга») был отпечатан и прочитан друзьям Вагнера. Сама тетралогия, состоящая из четырёх частей - «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов» писалась в течение долгих 20 лет с 1854 по 1874 год.

Открытие байрейтского фестивального театра состоялось летом 1876 постановкой всего «Кольца нибелунга» под управлением Ганса Рихтера. Вся тетралогия длится около 18 часов (самое длинное музыкальное произведение в истории). «Золото Рейна» не делится на акты и выполняет функцию «вступительного вечера», тогда как остальные три оперы — «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов» — содержат по три акта каждая (в «Гибели богов» есть еще и пролог, что уподобляет структуру этой оперы структуре тетралогии в целом). Огромная конструкция поддерживается в высшей степени детализированной системой коротких музыкальных тем — так называемых лейтмотивов — каждая из которых несет символический смысл, указывая на определенного персонажа, обозначая то или иное понятие, предмет и т. п. При этом лейтмотивы — не просто условные знаки, но и объекты активного симфонического развития; их сочетания служат прояснению подтекстов, не выраженных непосредственно в либретто (аналогичная система приемов действует также в «Тристане» и «Майстерзингерах»). Воплощенный в «Кольце» древний миф не сводится к истории борьбы богов, людей и карликов за власть над миром, олицетворяемую золотым кольцом нибелунга (карлика) Альбериха. Как и всякий подлинный миф, он содержит глубочайшие прозрения, связанные со всеми сторонами человеческого бытия. Одни комментаторы считают «Кольцо» прообразом современных наук о человеке (психоанализа З. Фрейда, аналитической психологии К. Г. Юнга, структурной антропологии К. Леви-Стросса), другие — идеологической основой социализма или фашизма, третьи — притчей об индустриальном обществе и т. д., однако ни одна частная интерпретация не исчерпывает всего многообразия его содержания.

---------------------------------------

К сожалению весь текст не вместился, качайте pdf по ссылке, что дана в начале.

0
0
950
Подарок

Андрей Лалош

Увлекаюсь литературоведением, киноведением.

Другие работы автора

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Сегодня читают

Комментарий к сказке Гофмана "Щелкунчик и мышиный король"
Ароматное цветение сирени
Приметы потепления
Ryfma
Ryfma - это социальная сеть для публикации книг, стихов и прозы, для общения писателей и читателей. Публикуй стихи и прозу бесплатно.