10 000 метров

10 000 метров - всемпоэзии

В толпе, если идти по течению, можно услышать море.

Все фото из аэропорта – всегда на фоне людей.

Люди, люди вокруг, на улицах ли, в метро ли,

люди в самом огромном городе перерастают город.

Остановись. Над тобой ведь небо, может быть – сотня неб,


в каждом – свои созвездия, солнца и самолёты.

Остановись внезапно, как если бы вдруг услышан был,

зажат самой звонкой струной в аккорде,

как будто бы все в плащах, только ты – в рваной радости не по погоде,

замри... подними глаза к холсту между крышами...


Видишь – там, наверху, кто-то выронил два крыла

белой каплей на голубом одеяле ветра.

Это не солнце – бронза, не облако – тетива,

это из лука Москвы в небо выпущен человек-стрела –

человек-стрела высотой в 10 000 метров.


Самый маленький человек, человек невидимый,

не окликнуть его, не прикоснуться, не написать ему,

он надёжно упрятан в каркас, в смесь стали и лития,

влит спиной в своё частное двухчасовое укрытие.

Там, внизу, где-то кровопролитие, врут писатели


о настолько большом и светлом, что кажется – тьма и тесно.

Там, внизу, человеку тоже бояться, злиться, куда-то деться,

человека так крепко ждут – друзья, или мать, или почти невеста,

оплетают память о нём паутиной точь-в-точь по мерке.

Ему потом – не летать, на ноги наступать, биться рыбой на толстой леске...

Но сейчас у него есть это тридцать четвёртое место,

облака да блокнот, в котором он, маленький, пишет тексты

про большую любовь высотой в 10 000 метров.


И вокруг – никого, целый мир никого, целый мир – на одной ладошке.

Надо лишь превратиться в стрелу, в эту взлётность, порывистость, срощенность

с каждой строчкой, одуванчиком пробивающейся сквозь толщу

обетоненной глади... Ты ведь тоже так можешь. Остановись. Дыши.

Ибо сверху и ты – невидимый, ты – кружево

пятен и линий в межоблачных редких отдушинах.

И, покуда твоё публичное одиночество не нарушено,

купи в ближайшем ларьке блокнот – и пиши.

Обо всём пиши.


И я в этот миг тоже

стану безмерно крошечной,

стану стрелой, может,

брошусь из рук монеткой –

и подниму глаза: где-то там пролетает росчерком

огромная жизнь в маленькой капле, боже мой,


целая жизнь надо мной –


высотой

в 10 000

метров.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии (1)
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Наталия Лунёва

Интересно!

Но рифма "написать ему-писатели"...

Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.