Под жестким одеялом


Еще одна лишняя ночь

За полночь ознаменовалась.

Ликерными звездами

В холодном окне

Шатаясь, пытаюсь себе помочь.

Но я как Бродский, ощущаю вялость.

С утра сознанье по волнам рвалось,

А море к вечеру скучающим осталось.

Теперь мне петь или не петь фальцетом,

Сжигающим минуты на глазах;

Когда вы плачете на время,

И в жилетку

Я с вечностью страдаю на устах.

Давайте пустим в ход мерцающие звезды.

Налепим каждому

по желтой красоте;

И желтой осени исчезнут все угрозы

Под старым пледом

В серой пустоте.

Давайте нарисуем скатерть неба.

И как Шагал взлетим

Без лишних крыльев.

Отправимся туда,

Где нет дождей обильных,

Пока над нашим домом

Будет выть метель.

Захлопнется под снежным натиском

Бессонных мыслей

моих дверь.

Глоток другой.

И снова строчка.

Не этот ли секрет искусства?

Добро пожаловать

к нам после десяти,

Где песнь вина

И рифмы бочка.

Пока заглохшим свистом

Мой пьяный голос фразы точит.

Добро пожаловать,

Всем умным, мрачным

Одиночкам.

Который час?

Просим простить

Мы - стрелки ночи,

Остановились раним утром;

Который час?

Здесь час луны,

Никто не знает точно.

Такой вот редкий бред

Я сочиняю самой частой ночью.

И к черту, кажется,

Теперь моя усталость.

Ведь час назад

Янтарно-звездным месивом

Сочился небосвод;

И в похищенье сна

Мне муза муз созналась;

Для вдохновения

Будут новые огни,

И на устах у вечности

Мне эта ночь осталась.

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий