По Ту Сторону.Сборник Поэзии.Часть 1.


Живу Среди

Живу среди Условных Единиц,

Скитаюсь днём с зажжённою Свечою:

Кругом Мираж оскалившихся Лиц,

Что месят Грязь напополам с Мечтою.

Идут торги – и Цифры на Весах,

И Образ Жизни Индексом зовётся,

И Гарь летит в былые Небеса,

И Смрад Помоев в Твердь былую льётся.

Лишь я один с Улыбкою смотрю

На Тьму Безумцев – бедных и богатых –

И Корм швыряю странному Зверью,

Что «Братством Душ» пригрезилось когда-то...

Фрашегирд

Мир – на Вселенских Весах!

Суд провозвещанный Страшный

Слышен отныне в Часах,

Виден в любой Рукопашной!

Звёзды горят, Близнецы,

Над Алтарём возрождённым:

Пламя снедает Весы –

Плазмой своей разъярённой...

Третья Эпоха грядёт:

Первая – это Творенье,

Весь Человеческий Род

Вышел из Эры Смешенья.

Здесь обозначен Раздел

Зла и Добра по Живому:

Мир, что для Хварны созрел,

Будут кроить неуклонно...

Вот Средостенье Времён –

В Среду его Наступленье!

Михр – его светлый Закон,

С Мраком-Бушьянстою в Тени.

Ныне возьмёт Анахит

Митра в Преддверии Мазды:

Пусть же Пространство горит –

Временем ярким и властным!..

Из Фаро

Из Фаро плыву к Гибралтару, –

Из Форта к заветному Порту, –

Стезёю безвременно старой,

Пучиной бездонной и гордой.

Харибда и Сцилла Столпами

Над узкою спят Горловиной,

Атлант золотыми Стопами

Здесь врос в Бытие Исполинов...

Иберия с Африкой рядом, –

Но Страсти Дистанция прячет;

Европа осталась за кадром,

И с нею больное «Иначе».

Молоха безглазые Жертвы,

Серпы и Кресты окропляя,

Слагают Дыханье Напевов,

тоску обессмертить желая...

Сраженья наскальные Шрамы

Границей рубцуют исконно, –

Но плачут забытые Раны,

По Памяти, спрятанной Болью.

Но Скалы, – огромные Гнёзда, –

Как прежде, лежат под Когтями

И львиное Рыканье грозно

Рвёт сытную Землю Частями...

Ничто не забыто Природой:

Тень Малаги, Кадиса Светоч,

Названье слепого Народа,

Венков неизбывная Ветошь.

Меж двух Отражений Зеркальных,

Меж Точек, распластанных в Море,

Плыву в Царстве Образов странных –

По Пульсу кочующей Соли...

Удайпур

Дворцы окружают посолонь Город, –

Мираж в Окруженье Жары и Садов, –

Над Дном Котловины теряются Горы,

Как-будто сливаясь с Безвременьем Снов.

Чрезмерная Роскошь легка и приятна

Где Гость – это Бог, что един в сотнях Форм:

А Формы из Камня Пространством отрадным

Богов завлекают на сказочный Трон.

Живая Династия правит незримо, –

Скрываясь от Взоров, меняя Дворцы:

На Озере – Бого- и Рукотворимом –

Возвышенный Остров в Хоромах резных.

Над Уровнем Туч, на Хребте Исполина,

Покоится Замок Сезона Дождей,

И здесь восхитительный Вид на Долину –

Из Окон пустых и вдали от Людей...

Когда-то Солнце

Когда-то Солнце было Королём,

И День сиял, жестокий и прекрасный,

И Центр Солярный в Разуме одном

Спасенье зиждел Норовом всевластным.

И Просвещенье далее пришло,

Неся с собой Прозрения и Знанья,

И Индустрия Качество в Число

Затем сводила через Расстоянья...

Чем Расстоянья ширились быстрей,

Тем Интенсивность Солнца угасала:

Рассудок стал трусливей и острей,

Толпа Невежд Героев побеждала;

И. наконец, в Пространстве Пустоты,

Мы видим „Звёзд“ неистовые Массы:

Жестокость хладна, – в Хладе Красоты, –

И Темень Ночи вечной, безучастной...

Солдатские Кресты

Кресты Солдат врываются в Окопы,

И их несут в Атаку на Плечах:

Ежеминутно высятся Голгофы

Там, где Кресты алеют при Свечах.

Их Тяжесть – Долг, который не минует,

Их Образ – минный замерший Разрыв,

И каждый Миг Распятием рискует

Тот, кто идёт на Жертву, не пожив...

Заслуги, Раны, Годы отмечают

Всегда Крестами в Списке послужном:

Ведь по Крестам – так водится – встречают,

И провожают – также, заодно.

У Жизни Первый в Крестниках записан,

Второй – у Смерти: Крёстные всегда

Кладут свою мистическую Визу

На Судьбы тех, за коими следят...

Кресты стремятся выклянчить, присвоить,

Но Крест – как Правда – всё равно всплывёт:

Толкает ввысь обиженных Героев,

И топит тех, кто Подлостью живёт.

Крест на Груди: на Сердце – и над Сердцем,

И отвечает Звоном на Удар.

И на Могилах высится он Весом,

Что вглубь уходит – в прожитый Кошмар...

Абомей

Белые Стены, синее Небо,

Синее Море, жёлтый Песок,

Бледные Кости щерятся слепо

На опустевший серый Чертог.

Зарослей Буйство здесь укрывает

Сеть Барельефов, грубый Узор,

Ржавые Пушки Духов пугают

Битые Камни втоптаны в Сор.

Некогда жили в этих Владеньях

Те, что Людей обращали в Рабов, –

Свой же Народ, потерявший Значенье,

Хладно меняли на Деньги Врагов.

Словно Скотину Звери во Злате –

Пороха ради, ради Клинка,

Ради Гордыни призрачной Стати

Жертв отправляли в Край Батога.

Быстро пустели Сёла и Нивы,

Быстро Забвенье правило Бал,

Всюду Гиены выли тоскливо,

Всюду Добычу Падальщик ждал.

Выгоды Образ сиюминутный

С каждым Мгновеньем Души косил:

Слились Тираны с Тоской беспробудной –

Спились и пали в Зелень без Сил.

Залы пустые Ветер полощет,

Земли пустые душит Песок,

Плачи Безумцев слышатся Ночью,

шорох Железом израненных Ног.

Брошено Всё: будто Кости немые

То, что над ними, клянут до сих пор:

Образ Столицы Зелёного Змия,

Рай превратившего в Голод и Мор...

Змеиное Кольцо

Свершает Цикл Гармония Веков:

Сынов Волчиц Подкидыши сменяют,

Идут Пророки в Кручи Облаков,

И снова Бесов в Пепел низвергают.

Растут Враги в Предателей чужих,

Через Друзей себя преображая,

Авантюристы ловят каждый Миг,

Свою Фортуну Мигом разрушая.

Бросает Ромул Ромулу Мечту,

И Константин уходит с Константином;

Елизавета стойко на Посту

С Елизаветой Будущей едина.

От Шарлеманя к Шарлю льётся Сказ,

И Мануэлов Синтра источает...

Так Мерзкий Град низвергнется во Грязь,

Когда Иван Ивана повстречает!..

Следите За

Имеющий Речь – не всегда Цицерон,

Пером овладевший – не Пушкин,

Не всякий, понесший жестокий Урон,

Венок унесёт на Макушке.

Не каждый, стяжавший Богатство и Власть,

Окончит в спесивом Почёте,

И Страстью своей упивавшийся всласть –

Во сласти любовного Пота.

Бродягам открыты Горнила Дворцов –

Но за Ноги тянут Лачуги,

В Погоне за «Счастьем» Стада Подлецов

Порочно несутся по Кругу.

Гордятся Супруги своими Детьми –

Чтоб после умыться их Срамом:

Следите за Тайной Сумы и Тюрьмы,

Заложенной в Таинство Храма!..

Айн

Снег на Отрогах Скал,

В Воздухе Свежесть нежная, –

Песнею двух Начал

Льётся Дорога Вешняя.

Танец влюблённых Птиц

Чёрным и белым пишется,

Память седая спит, –

Вольно Надежде дышится!..

Красных Лампад Огонь

В свайных Домах бамбуковых,

Рядом – старинный Гонг

Служит Тиши Порукою.

Крик Обезьян в Горах, –

Только вблизи Источников, –

Шепчут Сосны в Ветрах –

Рядом с Водой проточною...

Жизнь разлита Кругом:

В Почвах – дыханье Космоса;

Мир – это Общий Дом:

Дети на Волю просятся.

Что Человек создаст –

Тотчас отпустит в Странствие:

Чтобы Живого Часть

Душу стяжала страстную...

Метеора

Скиты восстают из Скал,

Скиты – Органика Камня:

Орнамент святых Начал

Что вслед за собою манит,

Бутоны иных Цветов, –

Не призрачных, но духовных, –

Отчаянье горьких Слов,

Надежда заснуть у Трона...

Сады за Стенами спят

В Снопах золотого Света,

Поёт колокольный Хлад

В Тепле, что Душой пропета.

Из Пропастей – Зов Земли

Из Космоса – Тень Забвенья,

Меж ними – Намёки Мглы,

А рядом – молчат Каменья...

Подняться – немудрено,

Взойти – не хватает Жизни:

Предчувствие – как Вино,

Как Счастье бессмертных Истин.

Без Помощи – нет Пути,

Бесстрашному – нет Возврата,

И Птицы кричат: «Лети –

Туда, где скорбеть не надо!..»

Судомерж

Как Трава, мы растём и вянем,

К Небесам воздевая Немощь, –

Так давайте теперь помянем

Тех, кого никуда не денешь;

Тех, которые, Правде веря,

Покорились Мечте о Воле, –

И тому, кто подобно Нерву,

Сеял Слово в смиренной Боли.

Он взошёл на Костёр, и тихо

Прошептал: «Простота – Святая...»

Мы ответим победным Криком,

И Хоралом во Имя Рая!

Мы пойдём за слепою Клятвой, –

За Слепцом, что мудрее Зрячих, –

По Пути собирая Жатву,

И себя от Волков не пряча.

Скинем Нечисть Железом острым,

Вспашем Пустошь чужой Гордыни:

Мы идём – сомневаться поздно!

Мы – Блаженны в своей Пустыне!

Табор Правых – Агой, на Север! –

Так текут к Назначенью Реки:

В Сердце – Пламя. Вокруг – лишь Пепел.

И – как Раны – открыты Веки!..

Констатация

Я знаю то, что знать Вам не дано,

Я вижу то, что с роду Вам не видеть,

Смакуя Жизнь, как терпкое Вино,

Смотря в Лицо – как Царь, а не Проситель!

Освобождаясь каждый новый Миг,

Тянусь за Светом, дарящим Надежду,

И повторяю вновь: «Я не привык!»,

Напоминая Гению: «Не мешкай!»

Мой Слух питает Музыка – не Звук,

Мой Ум живёт Идеей – а не Мыслью,

Моя Арена – Сфера, а не Круг,

Мой Конь летит – Галопом, а не Рысью.

Я – впереди – упрямо, незаметно,

В Мгновенье каждом Вечность заключив,

Купая Дух в Сокровище несметном:

Непобедим, Бессмертен и Игрив!..

Colosseum

Озеро «злого Тирана»

Стёр «добродетельный Воин»:

Следуя страшному Плану,

Воды сменил на Зловонье;

Дно на Каскад Подземелий,

Гладь на Глазницу Арены –

Зрелища лакомой Целью

Ставя на Место Измены...

Арки текут Лабиринтом,

Кольца растут и редеют, –

Головы, Руки и Лица

Словно на Миг каменеют;

Смертью неистовство теша,

Озеро Крови пирует, –

Слух и Сознание режет

Всё, что пронзает и рубит.

Мифы звериным Оскалом

Кормят звериные Глотки, –

Толпам Безумия мало,

Толпы желают в Колодки;

Толпы стремятся забыться

В Символе собственной Силы, –

Счастье с Толпою глумиться,

Что всё на Свете затмила!..

Замкнутый Круг безысходен,

В замкнутом Круге – Свобода:

Сговор Сената с Народом

Высится до Небосвода;

Стянуты Мышцы и Нервы,

Подняты Взоры и Выи, –

Тонут Безумцы и Жертвы

В Озере злой Тирании...

Я Верю В То

Я верю в то, что в Новую Эпоху

Умрёт столичный Гонор навсегда,

Что Град Войны, примазавшийся к Богу

Растает в Новых, Мирных Городах;

Что будет смыта Грязь Высокомерья,

И Недомерков Низость пропадёт,

И всем воздастся равно и по Вере,

Что Путь к Душе отравленной найдёт.

Я верю в Честь, что вырвется из Рабства,

Чтобы Бесчестье Выскочек унять,

В Паденье мерзкой вырожденной Касты,

Привыкшей грабить, стравливать и лгать;

В Биенье Новых, Истинных Курантов,

Что Время Воли Песней возвестит,

И в Торжество Духовности богатой,

И в то Сознанье, что опять взлетит.

Столичью – Смерть! Оно должны стать Прошлым –

Могилой Снов уродливых Химер:

Да будет всюду множественно, сложно –

Среди Единства лишь Весов и Мер!

Да будет Братство Личностей и Судеб

Среди Свободы славных Городов:

Я верю в то, что так в Итоге Будет –

Во Веки Кровью сдобренных Веков!..

Ницшеания

«Бог умер!» – произрёк Философ мрачный –

И Цепь Смертей отправилась вослед:

И Мир Гордынь умылся Бездной Плача,

Ловя Хвосты разбуженных Комет.

И Храм Ответов рухнул от Ударов

Вопросов мощных, вырвавшихся вверх, –

Но были живы в Хаосе Кошмара

И наготове Демоны для Всех.

Рожденье в Смерти Смысл истребило

Механицизм Бессмыслия создав:

В нём Царство Воли – что перебродила,

В нём Рабство Силы – в Запахе Отрав.

Идёт Борьба в Пустотах Оболочек, –

Чтоб Пустота наполненно жила, –

Всё удлинняя странное «Короче»,

Всё отпуская в Темень Удила.

В Начала рухнув, стала Жизнь Конечной –

«Оригинальной» – Корни порубив,

И Мир Волков проснутля средь Овечек,

Что подражают – в собственной Крови.

«Бессмертья» ищут свергшие Бессмертье,

Стремятся к «Власти» Слуги чьих-то Слуг –

И стало Слово Громом Междометий,

Где вечным Сном почил забытый Дух...

Готическая Стильность

Стволы Камней, Лес Рук окаменевших,

Полёт застывший в Вечность из Земли, –

Органным Сердцем бьются эти Свечи,

Что в мощной Вере Чувства разожгли.

Лучей Сокрестья острыми Углами

Отвесно-ясно льются в Пустоту:

Пространство Рая чертится сквозь Храмы –

Пространства Душ читая на Свету.

Плывут Морями Музыки Страданий

Безмолвно внешне грозные Суда:

В Сплетеньях Роз – Сплетенья ясных Граней

Стеклом рисуют Слово «Чистота».

Его Оттенки в Бликах преломлённых

Скользят по Полу с Таинством Могил:

Как-будто жаждет Светоча Бездонность,

Как-будто Голос Души возродил.

Гигантский Сумрак Взоры направляет

На Точки Окон, в Своды, в Никуда,

Из Алтарей Мадонны воспаряют,

И льётся Кровь, и Слёзы, и Беда.

Застыли Длани, сложенные вместе, –

Ладонь к Ладони, Символ к Бытию, –

Поют Хорал грегорианской Мессы

О том, что Духи Ангелам поют.

Закончен Рост Строительства-Влеченья,

И стала Тайна замыслом Одним,

И Веры Смысл к Источнику Движенья

Ушёл в Мечту космических Теснин.

Плетенье Шпилей Точки заострило,

Игра Деталей Очи отвела,

Сознанье Славу Временем размыло –

Рисуя Мир отныне из Числа...

Клубок Постоянства

Клубок Судьбы Мгновения несёт,

Святой Намёк Мгновения швыряет:

Где Исполненья Сила не живёт,

Там Своеволье Разум изгоняет.

Летит по Праху лёгким Забытьём

Пустая Грёза Горя Мирового:

Остереженье Суетности Днём,

Питанье Искры Тления Ночного.

Сознанье-Время пробует во Сне

Касаньем лёгким нужное Пространство:

Ласкают Землю Призраки Теней,

Неся с собой слепое Постоянство...

Дунь-Хуан

Будды в Пыли золотой,

Музыка знойных Ветров,

Смерти унылый Покой

Уголь забытых Костров.

Лёсса пологий Провал,

Мудрые Гнёзда Пещер,

Путника тайный Привал,

время в своём Неглиже.

Образы, Лики, Цвета,

Цель Медитаций во Тьме,

Вера – как-будто Вода:

Грёза о вечной Весне.

Внешних Проекций Ряды

Прячут внутри Двойников:

Мягкие Камни Святых

Дышат Куреньем Веков...

Стезя Своя

Себе я не принадлежу...

Когда бы думать мог о Счастье

Духовно в странную Межу

Не упирался в одночасье:

Не ощущал бы Горечь Ран,

Что мне Шипы её наносят,

Не ощущал бы чей-то План –

И свои Планы под Вопросом;

Смотрел бы в Прошлое, шутя,

И ждал бы Будущего сытым,

Себя-любимого щадя,

Пыхтел Дорогою избитой;

Травой питаясь, Шерсть растя,

Плодя Навоз и тихо блея...

Но у меня – Стезя Своя.

И я сойти с неё не смею...

Маяк

Моря разбиваются в Пыль,

Маяк погружается в Шторм:

Огонь среди мертвенных Миль,

Трубящих в неистовый Горн.

Звездою глядит ледяной

Сквозь стылый разреженный Мрак:

Мистической стянут Стеной,

Над Гибелью светит Маяк!

Он – Память о чьих-то Костях, –

и Слёз бесконечный Прибой,

Проклятие с Пеной неся,

Поёт ему Бранью слепой.

У Мыса Легенда своя, –

И он из Легенды растёт,

Где Молнии злая Змея

Взрывает глухой Небосвод...

Надежда бессильная в нём,

Когда всё кругом супротив:

Построенный сумрачным Днём,

Он Ночью безумно красив.

Разрушенный Бурей не раз,

Он снова и снова – Живой:

Спасающий Души Сейчас,

Монах одинокий, немой...

Мне Не Нужны

Мне не нужны Громады, чтобы верить. –

Я верю тихо, молча, «про себя», –

И Торжество сверкающих Материй

Справляю в Духе, Плоти не будя.

Придя во Степь, молюсь с Травой и Ветром,

Под Купол Неба грозного смотрю:

Вокруг кипит Ладан прямого Света –

Так я Дыханье Вечности дарю.

Не надо «Стад» и «Пастырей» не надо –

Я наг пред Богом в Немощи моей –

И не стремлюсь в Тени чужого Смрада

Стать лицемерно «чище» и «скромней».

И не желаю лобызать Фетиши

Того, что чту сознательно – без них –

И не люблю, когда на Подвиг «движут»,

Держа Приманкой Слепок, а не Лик...

Добром Невежды злоупотребляют –

И я боюсь, что Веру изоврут,

Клобук «Надежды» грубо примеряя,

Любви вручая Кандалы и Кнут.

Влекусь в Пустыню – Меры Горизонта

От Своеволий Мира удалив:

Я занят вечной – тихою – Работой,

Стремясь к Надежде, Вере и Любви...

Хаттусилис

Собрать из Тысяч Осколков

Мозаики первой Лик,

Полынью выстелить горькой

Пути деяний своих;

Сомкнуть Моря и Озёра

Средь Молний сказочных Рек,

Взойти на чёрные Горы,

Где слаб и мал Человек;

В себя вобрать их Природу,

Провидя их Тождество,

И в Царстве дольних Народов

Познать своё Торжество!

Пусть будут Скалы и Боги

В едином Храме Громад;

Пусть Люди также возмогут,

И также громко творят;

Пусть станут от Кархемыша

До самых мрачных Пучин:

Теченья строят и движут –

В Теченьях Полюс един!

Лев горный схватится с Коброй,

Песок застелит Глаза:

Железо с медною Копрой

Разбавит чья-то Слеза!

Орла с Короною Солнца

Затмит двуглавый Орёл –

И Мир опустится грозный

На Страхом скованный Дол;

Базальт окружит Гнездовье,

Птенцов великих храня:

Царей и в Деле и в Слове –

Провидцев вроде Меня!..

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.