Параллели.Сборник Поэзии. Часть 9.


Колесница Ориссы

Дети Солнца – в его Колеснице,

Возвышают из Чувства Идею:

Ибо Солнце даёт воплотиться,

Жизнь в Экстазе безудержно сея.

Будь как Солнце: делись своей Плотью,

Осознай её Частью и Целью;

Словно Свет – она в вечном Полёте –

Источаема Духом из Тела!..

Тело – Храм: в нём служа непрерывно,

Обретаешься, лишь Отдаваясь;

Обретаясь – становишься Сильным, –

С новой Силой в Мечту проливаясь.

Плоть любя – в ней мы живы Любовью –

В обнажённом природном Величье:

Мантрой Стонов её славословя –

Возглашая Вселенные Кличем!..

Образ Рая, заложенный в Плоти, –

Океан бесконечных Соитий:

Это Счастье Забвенья в Свободе –

Осознайте его, пробудите.

Ждущий Счастья – его обретает,

Ждущий Грязь – с её Грузом уходит:

Но Любой – свою Сущность познает,

Возвращаясь к себе – и Природе!..

Enigma Gala

Она умела жертвовать собой, –

Огнём Судьбы блуждающей влекома, –

И в Жизнь бесстрашно вырвалась, как в Бой,

Среди Войны, снедавшей Мир огромный.

Покинув Дом, – Скитанье предпочтя,

Забыв Страну, Родню навек отвергнув, –

Она стремилась в Браке сочетать

Мятежный Дух с Душою вдохновенной...

Её ждал юный праведный Поэт, –

Французский Рыцарь, чувственный и чуткий, –

И в Годы Битв, познав Теченье Лет,

Они вошли с Элегией и Шуткой.

Они поклялись всё преодолеть

И сохранить Любовь среди Разрывов, –

И, несмотря на Прозу, вместе петь,

Творя Мечту в Гармонии красивой...

Но Фронт ударил Мраком по нему,

Её сковало Хладом Отчужденье:

С тех пор страдая врозь, по-одному,

Они мечтали о «Предназначенье».

Их Дочь росла потерянной, без них:

Они вращались в светской Круговерти –

Ловя в Изменах Призрачность и Миг,

Чтоб в Явь с Тоскою более не верить...

Она желала «Музою» прослыть, –

Забыв, что Мать, чуждаясь Материнства, –

В себе открыв Умение дарить

Огонь Страстей, что хладен и неистов.

Её Супруг в Паденье угасал, –

Она Творцов безвестных возвышала:

И Дар любого Пламенем сиял, –

Пока она себя им отдавала...

И наконец, однажды, ей предстал

Испанец юный, гордый, одинокий:

Хоть Мир Искусств вокруг него блистал,

Он Мрак скрывал в Обличии «Пророка».

А «прорицал» он всё, что из Глубин

И Уголков разбитого Сознанья

Рождало Хаос Чащей и Трясин, –

Загадок-Снов, питающих Желанья...

В его Глазах увидела она

Грозу Судьбы, что жаждет разразиться,

Холодный Разум, Пламя, что со Дна

Страстей животных вырваться стремится, –

И Беззащитность, Хрупкость, Простоту,

Природу Детства, скрытую под Маской;

Так обрела она Свою Звезду:

Открыв себя, – его открыла Лаской...

То было Лето, странное во всём:

Они боролись – кто кого, духовно;

Влеклась она в его ужасный Сон,

Он – в Плоть её, с Красою беззаконной.

« – Со мною сделай то, что хочешь ты!» –

Она сказала, им повелевая;

И начал он творить свои Холсты –

Раскрасив Игры Мраком в Бездне Рая...

Из «Невидимки» вышел Человек,

Что «Невидимку»-Женщину постигнув,

Из первых Дней их Юности извлек

Проклятье-Дар: Стиль, выверенный в Стигмах.

Момент настал: он Розу написал,

Что сквозь Утробу прорастала Кровью, –

В тот самый Миг Недуг её сковал,

Причиной ставший раннего Бесплодья...

С тех пор они как-будто бы «срослись»,

Начав своё слепое Восхожденье:

Расставшись с Прошлым, Будущим влеклись,

Что обещало Блага и Свершенья.

Она ему творила «Реноме», –

Его Творенья всюду продавала:

Считая Деньги – грезила о Дне,

Густую Ночь вокруг не замечала...

А Ночь Войною новою вползла

Со всех Сторон, – их вытолкнув в Скитанья:

И Круг Второй Спасения от Зла

Она прошла – сквозь Дни и Расстоянья.

«Нарцисс Великий» следовал за ней, –

И Постоянство Памяти питая,

Метаморфозы Мыслей и Страстей

Писал, себя в «Молитве» постигая...

Загадки Миру он передавал,

Что разлагал на Россыпь Элементов:

Как Привиденье, всюду «восставал» –

«Галлюцинаций» жаждя безответных.

В её Портретах «Истину» ища,

Он выводил Безмерность Архетипов, –

И в Снах её средь Символов встречал,

С Главой из Роз – с кровавой Новой Кипой...

«Великий Бал» устроили они –

Пока Война Вселенной пировала:

С тех пор по Свету грезились их Сны,

Что Паранойя Кистью сотворяла.

И в Головах повсюду «Цветники»

Росли из мягких сваренных Конструкций:

Великолепье движущей Руки

Кладя среди Пионов и Настурций...

Его Полотна стали покупать,

И с каждым Днём была Цена их выше,

Он полюбил Вниманье возбуждать,

Что Жизнь Молвою алчущею движет:

Был Мир как Шкаф – в котором выдвигал

Скандалом каждым новый тайный Ящик

Тот, кто во Сне «Жирафа поджигал», –

Мечты «Венеры» пестуя всё чаще...

«Венера» ж знала: всё лишь для Неё –

Ведь от неё питалась эта «Грёза»;

Она брала, где видела Своё,

И где желала – сразу, без Вопросов.

Поэт уж умер – всеми позабыт –

И ею первой, Страстью увлечённой;

Она не знала, что такое «Быт»,

Транжиря Деньги с Пылом Обречённой...

А между тем, родился Новый Мир,

Провозвещённый Плотью возрождённой:

Кровь стала Мёдом – Он его испил,

Домой вернувшись, Деспотом прощённый.

Живя с тех пор в Убежище, средь Скал,

Купались Оба в Красках Возрожденья, –

Спиною к тем, кто «знал» и «осуждал»,

Но потерял своё Предназначенье...

Предощущенье новых Катастроф, –

Распад Ядра, Религия без Бога, –

В Её Природе Действенностью Снов

Им преломлялись хладно и высоко:

«Обожествляя», он Её распял,

И расчленил на Первоэлементы, –

Вознёс «Мадонной», выписал средь Скал,

И сдал на Откуп в Чувственности Леды...

Но с каждым Годом больше тяготясь

Им и собой, Душа её страдала, –

Теряя Связь с Реальностью и Власть,

Что Кисть Его к Творенью побуждала.

Она «Свободы» жаждала от «Пут»,

Самой Судьбой «навязанных» когда-то,

Не зная, где забыться, отдохнуть, –

Хотя была немыслимо богата...

Он Дом купил Ей. Там Она жила, –

С Ним поругавшись, грезя лишь «Свободой»:

И Смерть туда, за Ней одной, пришла, –

В сей Миг Звезда зажглась на Небосводе.

Но перед этим был написан Холст –

Её «Загадки» в нём разоблачались:

И Символ Сна здесь был предельно прост –

В нём Беспредельность с Вечностью встречались...

Карнак-Бретань

Средь зелёных Полей

Ряды грубых Камней

Отмечают Путь Солнца по Небу:

Из далёких Времён,

В каждый новый Сезон, –

В них Фотонов магический Слепок.

Из Туманов, в Росе,

Полосой к Полосе,

Каждый Луч отпечатанный в Камне

Неподвижно застыл,

Будто Память Могил, –

Возвышаясь завещанной Гранью...

Поколенья сюда,

Словно Ветер, Вода,

Приносили Стремление к Свету:

Из Забвения Мглы,

Из безвестной Дали

Приходили они в Землю эту.

Что же здесь их ждало,

Что манило, вело,

Собирая Энергию в Точку? –

Символ Вспышки во Тьме, –

Ночь ли скрыла на Дне,

Мирозданию Участь пророча?..

Ключ – в Истоках Души:

В Точке Сердца лежит

Свет, рассеянный в Формах и Тонах;

Излученье живёт:

Оно дышит, поёт,

Фокусируясь в Мире огромном.

Точка Солнце даёт,

Точка Мира берёт, –

Проходя через Точки людские:

Все Вселенные – Свет,

Ничего больше нет –

Только Фокусы всюду иные!..

Ego Non

Я не гоню – и я не приглашаю:

Мой Мир со мной пребудет навсегда;

В нём всякий – Гость, и всякий пусть решает,

Что ищет он в Эдемовых Садах.

Пройдут Года: Грядущего не зная,

Я на него Сознаньем положусь, –

И в Преисподней Плотью погибая,

В безвестный Рай я Духом вознесусь!..

Я – Тень, Посредник, – Гению причастный

Постольку лишь, поскольку под Рукой

Рождался Смысл в Гармонии всевластной,

Которой Царь – неведомый Другой.

И на Пути пусть Камни Межевые

Укажут Душам Направленья След:

Одни отвергнут Дар, – возьмут Иные, –

И на Вопрос получат Свой Ответ!..

Руссо

Да, я Мыслю – но «Существованье»

И без этого Предрешено:

Ибо Чувства рождают Сознанье,

Ибо Чувства – что Хлеб и Вино.

Вот Рожденье «Религии Новой»:

В ней Природа себя обретёт

Верой Знаний – для Дела и Слова,

Что Заблудших Домой приведёт!..

Слушай Воды на Острове горном –

Вдалеке от Сомнений и Дрязг:

В человеческом Мире тлетворном

Правят Ханжество, Пошлость и Грязь.

У Природы их нет и в Помине, –

Как Природы в их Гоноре нет:

Так вернём перед Взором Единым

Человечеству истинный Свет!..

Простота, Откровенность и Радость –

Вот Основы для Новых Веков:

Всюду Образ Эдемского Сада

На Руинах забытых «богов».

Что Естественно – Небезобразно:

Обратим Красоту в Естество –

И в Единстве споём громогласно

Про Свободных и Равных Родство!..

Ramesseum

Храм себе Царь построил в Пустыне,

Похваляясь «Величьем» своим, –

И Детей он Орнаментом вывел

Вдоль по Цоколю строго за ним.

Сыновей, Дочерей умножая,

Демонстрируя Мощь без Войны:

Над Страной, что в Пустыне рождает,

Он возвёл себя в Образ Весны...

Время шло. Сквозь «Незыблемость» Вёсны

Уходили с Течением Лет:

Царь всё правил – но «Царскую Россыпь»

Годы тихо сводили на нет.

Смерть брала – и покоила в Мире –

Тех, кто Войн на Веку не видал:

Дети царские шли под «Секиру» –

Чтобы Бренность Отец их познал...

Чем он выше вздымал своё Счастье, –

Больше праздновал, строил, копил, –

Тем платил по Счетам своим чаще,

И на Запад Детей отвозил.

С каждым Годом всё глубже и глубже

Их Гробница врезалась в Скалу, –

А тот Камень, что был ей не нужен,

Шёл на Храм – словно Яства к Столу...

Больше всех Породивший – оплакал

На Веку своём больше Смертей:

И «Божественность» смертною Плахой

Подводила Владыку к Черте.

Он Черту преступить был не вправе, –

И всё жил, – доживая за всех,

Кто навечно Мир Дольний оставил,

Продлевая Тщеславия Век...

Так смеётся злой Рок, – и сквозь Слёзы,

Вслед за ним Человеческий Род:

Ты ответишь за «Цену Вопроса» –

И с Ответом уйдёшь в Небосвод!..

Филипп Второй

Власть-Разрушенье и Власть-Созиданье –

Две Головы Мирового Орла:

Борются ныне Писанье с Преданьем,

Вместе сплетая Слова и Дела.

Сфера земная под Солнцем палящим

Временно скована Цепью Одной:

Веком Утопий – Иллюзию длящих,

И воплощённых Одною Семьёй!..

Страны рождаются и умирают,

Нации с Подданством в ссоре живут:

Веру с Религией разъединяя,

Люди «Второго Пришествия» ждут.

Голод, Болезни, бессчётные Войны, –

Словно Сюжеты Картины Суда:

Честь погрязает в Торговле Достойным, –

И от неё не уйти никуда!..

Новой Короной и Новой Столицей

Переплетенье венчает Король:

Образ Религии ныне под Ризой, –

Образ, что Век ещё не поборол.

Церковь воинственна – на Континентах,

Власть – её Руки в «Державе Держав»:

Против Вопросов воюют Ответы, –

Сила и Мудрость докажут, кто прав!..

Юг отправляется к Северной Брани,

Земли – Наследства – заложены впрок:

Всё перемешано Прихотью странной –

Сферо-кубический «Строя Чертог».

Остров Войной потрясёт Полуостров:

Море «Армаду» – и Свет – поглотит;

Пламя Пожарищ поднимется грозно:

Делай, что можешь – Господь всё простит!..

Мerilynn

Женственность – Качеств Природы Вершина:

«Женщина Женщин» – её Воплощенье;

Запечатление Черт – недвижимо,

Но Впечатление живо Движеньем.

Чувств Единение – Лаской зовётся:

Зрение, Слух, Осязание – вместе;

И Ароматно Гармония льётся, –

Словно Амброзия в сказочной Песне!..

Губы и Веки – открыты и жаждут,

Тянутся Руки, к Груди призывая:

Радость в Мгновении видится Каждом, –

Счастья Мираж по Крупицам слагая.

Это Блаженство растёт из Страданья –

Как Обречённость покоится в Славе:

«Женщина Женщин» – Преданье Преданий –

В Мире Цветения Образ оставит!..

Апофеоз Вагнера

К Драме Жизнь и Искусство стремятся,

Ибо в Драме Родство их бесспорно:

Так и Музыка с Словом роднятся –

Воспаряя в Величии горнем.

Вкруг Вершин океанские Воды

Путешествуют в Бурях и Штормах –

И под Сенью небесного Свода

Слышно Пение вещего Горна!..

Драму Эпос из Грёзы рождает –

Пенье Музыку из Инструмента:

Дух и Тело себя постигают –

Освящая Природу Момента.

В каждом Миге Согласное с Гласным

Озаряют Гармоний Тональность:

Здесь рождается то, что Прекрасно –

Здесь Начало берёт Театральность!..

Единенье Искусств через Сцену

Сотворяет из Вымыслов Правду:

Словно Кровью наполнены Вены

В этих Вёснах эдемского Сада.

И Страстями Идеи куются

В Тиглях Знания и Отреченья:

Вот Легенды, пульсируя, бьются –

В них стяжаются Смысл и Значенье!..

Слово Семенем в Музыку льётся –

Голос Стоном Экстаз увенчает:

Созидается всё, что Поётся –

Где Гармонию Мелос встречает.

Постижение – проникновенно,

Растворение – непостижимо:

Лишь Забвение здесь самоценно,

Наслаждение несокрушимо!..

В каждом Духе – два Полюса слиты:

Лишь телесная Комплементарность

Пробуждает Огонь Параклита,

Где Стихии пускаются в Танец.

Ибо Женское – Жажда Томленья,

А Борьба Обладанья – Мужское:

Драма – Цель, словно Жизнь – Обретенье,

Под Единой Творящей Рукою!..

Кушаны

Север нисходит на Юг, –

Север к Югу стремится:

Словно натянутый Лук,

Жаждет освободиться –

И, Тетиву отпустив,

К Цели Стрелу направить;

Сладостен Юг, красив, –

Жаждет, чтоб Мощь восславить!..

Племя стремится в Народ, –

Род покоряет Племя:

Алый грядёт Восход,

Вновь отпуская Время, –

Конь боевой, Оно

С Воином вновь поскачет;

Так уж заведено, –

Север летит к Удаче!..

Дома Кочевье ждёт, –

Дома Кочевник жаждет:

Царство своё найдёт,

В Царствах, где в Неге Раджи, –

Сон восприняв Чужой,

Свой им обогащая;

Грань он сочтёт Межой, –

Вспаханной Почвы Рая!..

Сочных Плодов вкусив,

Злато к Челу примерив,

Станет он сам красив,

В Чуждую Мощь поверив;

И, отрекаясь сам, –

Верою Отреченья, –

Будет святить свой Сан,

Время отдав Теченью!..

Так, обращаясь в Сон,

Он потечёт к Закату:

Вновь отдавая Трон, –

Северу, Воину, Брату...

Иглу

В Мире Белом, где Солнце проходит,

Словно Гость сиротливый, бесследно, –

В Млечный Путь на земном Небосводе

Ты отправься с Душою Рассветной,

И воздвигни Жилище из Снега,

Купол Свой – одинокий, уютный, –

Отдыхая от быстрого Бега,

Вдалеке от Стезей многотрудных!..

Снежный Дом – словно Грёза, что будет

Успокаивать, напоминая,

Что Мир Смерти твой Пульс не остудит,

Что Жизнь Духа и Воли – иная;

Что Приюты под Куполом Неба,

Без Различия, все – эфемерны:

Ибо всюду Гарпун или Невод

Ждёт как Перст указующий, верный!..

Хлад Тепло лучше всех сберегает,

Бодрость Сон возрождает незримо:

Одинокий Фитиль угасает –

Среди Жизни, что неугасима.

На Рассвете Снег Льдом облачится,

Но покинет его тихий Странник:

Вновь Уют ему где-то приснится –

В Доме снежном и с Грёзою ранней!..

Слово Сети

О, Смертный! Злато – Плоть Богов:

Твоим оно не будет, –

И Нрав его, увы, таков,

Что Нрав любой остудит.

Оно – то Камень, то Песок, –

В Огне стяжает Форму:

Но Дух у Формы той жесток –

Для Гордых и Покорных!..

В нём Первых – Цель, Цена – Вторых:

Мираж и Отраженье,

Шакалий Вой и Львиный Рык,

Умов и Чувств Броженье;

Но Самоценности в нём нет:

Мерило здесь безмерно;

Оно мерцает – и на Свет

Всё выведет Наверно!..

К нему бегут – его бегут:

Конец всегда – печальный;

Его украсть – бесцельный Труд,

Владеть им – Жест прощальный.

Оно Гостит – и, уходя,

Расплату всем назначит:

В нём Воздаянье для тебя, –

О, Смертный, Раб Удачи!..

Brasilia

Город-Грёза, что в Сердце у Грёзы-Страны

Вырос вдруг, Мановением Воли:

В нём Мечты и Отчаянье вновь сведены,

Чтоб смягчить затаённые Боли.

Боли тех, кто когда-то по Морю приплыл

В Море сказочной, девственной Чащи, –

Тех, кто Сахар и Кофе для Мира растил, –

В Сладость Горечь кладя безучастно...

Из подземных Богатств в красно-бурой Земле,

Кровью-Потом Мечтателей бедных,

На Плато, – на открытом и ясном Челе, –

Под неистовым солнечным Светом,

Был основан «Утопией» Город-Абрис

Самолёта, летящего в Дали:

Словно заново Чистый Истории Лист, –

Той, что Долы доныне не знали...

В нём Кварталы – что «Крылья», Салон-«Фюзеляж»,

Отражали своё Назначенье:

А в «Кабине Пилотов» рулил «Экипаж», –

Принимались Законы, Решенья.

Образ Зданий, – «Единства» и «Равенства» Сон, –

Всё размеренно, чётко, воздушно:

На Каркасах литых белоснежный Бетон, –

В Царстве Линий, Углов, Полукружий...

Храм – Венец, где из Тьмы порождается Свет,

Через Смерть уходя к Воскрешенью,

Вырос в Сердце – и Городом-«Сердцем» воспет

В Песне Духа, и в Праха Служенье.

Сеть Проспектов прямых Шириною своей

К его Телу-Кристаллу стремились:

Торжество Идеала – в Сплетенье Идей,

Где Надежда с Мечтою сроднилась...

Но вокруг – Лабиринт безнадёжных Трущоб,

Для Рабов безучастных и кротких:

Как Трясина, где Лайнер навеки утоп,

И для Воли – больные Колодки...

Отповедь Чехова

О, мне известен ваш Сарказм,

И Яд Иронии знаком:

Оценки ставите «на раз», –

Сопровождая их Смешком, –

Всему, что Мощно, что Живёт, –

И бьётся, Жизни не боясь, –

Что вдаль за Призрачным идёт,

Презрев Тоску, Позор и Грязь;

Всему, что Верит, и Познав, –

Стремится Веру утвердить, –

Что Человек бывает Прав,

Что можно Правдой победить!..

Свобода Мысли, Власть её –

Для вашей Лени сущий Ад:

Милей вам Норы и Тряпьё,

Привычной Трусости Парад.

В своём Ничтожестве Чужой

Пытливый Разум гнёте вы,–

Опутав рабскою Тщетой,

Геенной Хамства и Жратвы!..

Вы, Трусы, делаете Вид,

Что Мир Идей вам всем «знаком»:

Любой из вас «судит-рядит»,

Иль мечет «Молнии» и «Гром»,

Но в Сути Шкурник, Дезертир,

Бежит от Битвы впопыхах,–

Переводя Цинизм в «Мир»,

И заглушая Боль и Страх!..

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.