Методология Жизни.Сборник Поэзии.Часть 3.


Чёкнутый

В далёком, сиром, бедном захолустье,

Чей берег дикий в океан врезался,

Разбитом надвое ленивым грязным устьем,

Потока, что в источник Вод вливался,

В земле, забытой всеми и повсюду,

Боящейся соседской мощи стойкой,

Счастливому завидующей люду,

Живущему торговлей пёстрой, бойкой,

Жил принц побочной крови королевской

Из рода, что внезапно и недавно

Корону получил, закончив славно

Войну, осмелясь выдвинуться дерзко.

Был схимником он, Орден возглавляя,

Казна которого слыла довольно скудной;

Монахи жаловались, требы исполняя,

Что кормят их прогорклой кашой мутной.

Чуть-чуть хромой, слегка косил он глазом,

Когда смотрел куда-то, щурясь в тусклом свете,

Был близорук, – боялся спутать с тазом

Шлем рыцарский поутру на рассвете.

Но был сей принц романтик безнадёжный,

И книгочий, каких в природе мало.

Секстан держал он в кельи невозможный,

И астролябий всяческих хватало!

Прочтя молитвы, он смотрел в ночное небо,

Отсчитывая угол звёзд примерный.

Приобретал любые карты, где бы

Он не нашёл их, всем платя монетой верной.

Мечтал он часто о далёких странах,

Ночных светилах, что плывут в высотах.

На кораблях, по форме очень странных,

Помешан был он, ошивался в портах,

Беседуя часами с моряками,

Вопросы путешествий обсуждая,

Он грезил рыбами, китами, островами,

Недюжинное знанье проявляя.

Со снисходительностью Двор смотрел на это,

Король был принцем часто недоволен,

Ворчала Церковь, вспоминая про обеты,

И сетуя, что принц душевно болен.

Народ крутил с весельем у виска,

Считая принца дурачком несчастным,

А рыцари смотрели свысока

На чудака, что бродит днём ненастным

У самой кромки пенистой волны,

Что рассекает мощный гром прибоя:

Чуждался принц бессмысленной войны

И славы не искал на поле боя.

И вот, однажды, на торжественном приёме

Зашла беседа о большом чужом богатстве

Тех стран, что всю Европу держат в стрёме

Своей торговли, словно в монопольном рабстве.

И говорили все: «Да, наше государство

Обречено на бедность и страданье.

Там связи, Византийское Цесарство,

А мы – лишь на отшибе мирозданья!»

«Мы – захолустье, дикая страна,

Сидящая на скудных голых скалах,

Струятся реки мёда и вина,

А нам перепадает очень мало!»

Внезапно принц, обычно очень тихий,

Свой голос подал робкий и стеснённый:

«Весь мир вокруг – огромный, чистый, дикий –

Ждёт нас, омытый бурной и солёной»

«Водою Мирового Океана,

Чьим брегом королевство наше служит!

Зачем смотреть туда, где Солнце рано

Встаёт и лишь затем по свету кружит?»

«Давайте обратим своё вниманье

На Юг и Запад: там мы не бывали.

И, приложив терпенье и старанье,

Откроем то, что предки не видали!»

«Мы не должны бояться плыть по свету,

Коль море лишь одно для нас закрыто.

Где перспектив для нас высоких нету,

Там смысла нет искать плодов налитых!»

«Не будем слепы: перед нами все богатства,

Что только ждут, чтоб мы их сами взяли.

Довольно перед теми пресмыкаться,

Что мелкую торговлю повязали!»

«И если не останемся глупцами,

То скоро эти страны с вожделеньем

Униженно стучаться будут сами

В те двери, что теперь дарят презреньем.»

«И станем мы богаче всего света

Что будет с завистью взирать на нас, теряясь,

И будут все искать поддержки и совета

Короны нашей, угодить стараясь!»

Смотря на принца в тягостном сомненьи,

Или с досадою глаза потупя,

Иль в страхе высказать не то, что нужно мненье,

Иль взгляды дикие в огонь камина лупя,

Сидели возле трона царедворцы,

Почёсывая руки и затылки,

Церковные смутились крючкотворцы,

И инквизиторы негодовали пылко.

( Сказать нам надо сразу: в ту эпоху

Боялись все всего везде и всюду.

Боялись Бога, дьявола и кроху

Свободомыслия, мозги мороча люду.)

«Его Высочество, наверно, не в себе,

Такую крамолу открыто утверждая!

Ведь Церковь с ног сбивается в борьбе

От ересей Европу ограждая!»

«Давно известно и утверждено

Со слов весьма почтенных Птолемея,

Что мир – тарелка, Юг и Запад – дно,

Где в адском пламени грехи страдают, тлея!»

«Неужто, принц, Вы в суете хотите,

Нарушить дорогие нам каноны,

И души подданных поставите на коны,

Себя ж на посмеянье отдадите?!»

И вслед за этой праведной руладой

Толпа приспособленцев загудела:

«Нет, нет, нам этих авантюр не надо!

Не дай-то Бог чтоб нами овладела»

«Такая мысль, что нас заставит делать,

Всё то, к чему мы с роду не привычны!

Уж лучше в бедности сидеть осоловело,

Чем жертвовать покоем жизни личной!»

«Всегда синица лучше журавля,»

И далее, и всё в таком же роде,

«Да здравствует родимая земля!»

«Подумаем-ка лучше о народе!...»

И принц покинул затхлое собранье

Самоуверенных невежд трусливых,

И пробудилось в нём горячее желанье

Всё сделать самому, не слушая глумливых

Досужих мнений низменных умов,

Что лишь мешают, но не помогают.

И от задорных, откровенных слов

Он к действию дорогу открывает!

Собрал он всё, что было в кошельке,

И Орден раскошелиться заставил,

И, средства скудные держа в своей руке,

Все силы на строительство направил.

На неприступной, сумрачной скале

Возвёл он форт, в котором поселился,

И, позабыв о жизни на земле,

К созданью флота весь он обратился.

Взирала с удивлением страна

На принца непонятные причуды;

Насмешками и слухами полна,

Она молола мненья, пересуды,

И принца окрестила «моряком»,

Иронию влагая в это слово:

Ведь был он сухопутным существом,

И плавать даже не умел толково!

И вот, настал момент, когда на море

Построились могучие суда,

И в скорости своею с ветром споря

Вдаль понеслись, неведомо куда.

Упорно продвигаясь, с каждой лигой,

Они плыли отчаянно на Юг,

И якорные цепи, как вериги,

Гремели, брошенные сонмом смуглых рук.

Всё дальше с каждым годом забираясь,

И открывая новые края,

На карте их чертили, поражаясь,

Той многоликостью, что славится Земля.

И вот, давно насмешки присмирели,

Казна страны наполнилась добром,

Былые конкуренты обомлели,

Увидя горы злата с серебром.

Уж принц скончался, чествуемый всеми,

Но корабли, что в море он пустил,

Всё плыли, направляемые теми

Кого в Мечту он верить научил.

Так был открыт весь свет рукой того,

Кто мыслил многолико, непредвзято,

Свободный и открытый для всего,

Что пищу для ума даёт богато.

.......................

Как часто те, кого считает этот мир

Забавным чудаком иль сумасшедшим

Пророком предстаёт, народы ведшим

На славный и величественный Пир!

15.07.2004

Виртуалы и реалы

Одно лишь дерзкое творенье

Во всей Вселенной вьёт Мечту,

Её продляя воплощенье

И превращая в суету.

Но в этом вечном достиженьи

Того, чего никто не знает,

И кроется Закон творенья,

Что Бытие осуществляет.

Творенье это – Человек –

Сам порождение Мечты

Того, кто Слово произрек

Глядя с бездонной Высоты.

И вот, рождённый для Идеи,

Но воплощённый в тлен и прах,

Он разрывается, радея

Везде, где Жизнь сулит размах.

Мечтатель, воплощённый в части

Другой мятущейся мечты,

Он жертва тысячи напастей,

Страстей, уродства, красоты.

В сравнении с любым животным

Неприспособлен человек

Жить в этом Мире с его потным

Стремленьем жрать и пить весь век.

Мы голы, медленны, убоги,

Мы плохо видим, плохо слышим,

Слабей, чем львы и носороги,

Не так, как птицы полно дышим.

Но пред зубами и клыками

Имеем лишь одно оружье:

Мечту, что тянется руками

К высотам, сняв клеймо досужье.

Мечта нас всех оберегает

От грубых мировых реалий,

Воображенье отпуская

Лететь в пространстве светлых далей.

Но эта же мечта стоит

В основе наших разделений,

В одних умах она парит, –

В других – пикирует в сомненьи.

И те, что идеалы ставят

В основу жизни и труда

Частенько скепсис чёрный травят

Тех, что не верят никогда.

Идеалист всегда стремится

То, что он видит, изменить

Дороги к «лучшему» добиться

Явив упорство, стойкость, прыть.

Но видит «лучшее» иначе

Противный лагерь, и критично

Противоречит быстрой сдаче

Стен крепости идей первичных.

И каждый в странном ослепленьи

Себя считает «реалистом»,

В «нормальной жизни» кажет рвенье

Её познать в полёте быстром.

«Реальность» одного стремится

«Нормальность» прочих побороть, –

Но лишь ума конструкты тщится

Таким путём вогнать во плоть...

Гласит закон людской природы,

Что слепы люди ко всему,

Что не вмещается под своды

Их заблуждений по уму!

Имея собственное зренье,

Всегда мы видим, что хотим.

И силу воли в достиженьи

Являем лишь того, что зрим.

Но наши цели «виртуальны»

Как воплощение мечты,

Как бегство под шатёр сакральный

Идей от мира суеты.

Мы воплощаем дивный Сон,

В котором сами театрально

Играем партии и кон, –

И «виртуалим» столь «реально»!..

19.07.2004

Идите к чёрту!

Оставьте меня в покое!

Устал я от криков и злобы,

Завистников тесного строя,

Их яда чистейшей пробы!

Оставьте меня в покое!

Чуждаюсь я ваших сплетен,

Жужжащих осиным роем

И ваших укусов отметин.

Оставьте меня в покое!

Смешны мне ваши потуги

В мерзком дворняжечьем вое

Грызтся за кость, как хапуги.

Хочу быть свободным от прений,

Стремлений, мыслишек жалких,

Скандалов и представлений,

Действий ни шатких, ни валких!

Устал я от ваших претензий,

Гнилых и пустых самомнений,

Доходов, зарплат и пенсий,

Процентов, налогов, стипендий.

Берите их все и катитесь!

Я в жизни ценю другое.

Я – духа отчаянный витязь,

И мысли дно золотое!

Не мерьте меня своими

Линейками и сантиметрами!

Я не хожу под ними:

Я в выси несомый ветрами,

Что воздух гор и равнин

Свежестью омывают,

И затхлость болотных низин

Могучей рукой разгоняют.

Не думайте, будто я

Сам лягу в прокрустово ложе!

Прекрасна судьба моя,

И счастье моё поможет

Избегнуть ваших сетей

И одержать победу

Над лязгом ржавых цепей,

Что столь желанны скареду,

Мерзавцу, рабу, и подлизе,

Давно погасившим душу.

Моя ж в светозарной ризе, –

Её чистоты не нарушу!

Вам Дух не подвластен мой,

И сердце моё шальное

Вам не обернуть корой –

Оставьте меня в покое!

17.07.2004

Миг пробужденья

Шкатулку любви моей

Открою, как ящик Пандоры,

Выбью замки дверей,

Сломаю тугие затворы!

С чёрного хода войду

И милою овладею,

В пряном ночном саду

Ласк урожаи посею!

Тысячи терпких и сладких

Ей подарю поцелуев,

Алчную руку украдкой

В волосы ей запущу я.

Страсти огонь безумный

Вырвется на свободу,

Хор сладострастья шумный

Стонов возвысит оду.

Мы разметаем одежды

И растворимся друг в друге

Все опрокинув, что прежде,

Всё забывая, что будет.

Будем друг друга дыханьем

В сладости упиваться,

И в кипятке лобзаний

Чуткости тел доверяться!

Мы не откроем миру

Тайну бездонной страсти,

И не заплатим виру

Сплетен постылой власти!

И на Млечном Пути

Нашего наслажденья

Будем вдвоём идти

В вечной тяге творенья!

19.07.2004

Признание Оливейры

Я благодарен Судьбе

За то, что бедным родился!

Остался я верен себе,

В ничтожестве не склонился

Под гнётом мелочных чувств.

К причудам Фортуны готовый,

Изведал соблазнов вкус,

Прибыльных мест альковы.

Но в гордости жизни достойной,

Я сам зарабатывал хлеб.

Не снисходил до скоромной

Просьбы, позорящих треб,

Что сердце ведут к компромиссам

С совестью и душою.

Я не поддался лисам,

Я жил свободным! Не скрою,

Что никогда я не был

Жалкой марионеткой.

Не шёл ни за кем я, где бы

Не влёкся дорогой редкой.

Ни интересы кланов,

Ни партийные склоки

Моих не меняли планов,

Вводя в них чужие пороки.

И никогда не играл я

С чувствами тёмной толпы,

Ей разжигать позволяя

Бунт, низвергая Столпы.

Я никогда не сгибался

Под массой чужих предрассудков,

И с лицемерьем не знался, –

Матерью подлых поступков.

Все свои силы в борьбе

Я напрягал, защищая

Слабых, несчастных в Судьбе,

Дух состраданья являя.

Правил страной, исходя

Не из пристрастий келейных,

Но Интерес проводя

Нации многоколейный.

Был я, насколько мог,

Независимым игроком!

И не пускал на порог

Коррупцию с мягким силком.

Я никогда не желал

Агрессией иль оскорбленьем

Добиться целей, ибо знал,

Что душу унижу растленьем!

Не придавал я большой цены

Прошлым ошибкам людским, –

Всем позволял искать для Страны

Применение силам своим.

И в действиях я держался

Принципов нерушимых, –

И каждый из них применялся

К благу неустрашимо.

Я был гуманен! Всегда

Стремился серьёзно трудиться,

И не смотря на года,

Духом умел обновиться.

Честной работой добившись

Званий и степеней,

Я прилагал, навострившись,

Метод научных идей.

Прямой потеряв контакт

Со стенами академий,

Я не порвал контракт

С миром идей и мнений.

И применяя всюду

Знания, что я постиг,

Правил у Жизни ссуду

Опыта каждый миг!

В равной мере обязан

Жизни и книгам мой разум, –

С сердцем навеки связан

Прочным стальным каркасом.

Вот почему постоянно

Я мог себя просвещать!

И рассуждая рьяно, –

Действовал я подстать!

Я не знавал амбиций,

Что личность испепеляют,

Держался древних традиций,

Которые душу смиряют.

И на каком бы месте

Я в жизни не находился,

С экспериментом вместе

Объединить стремился

Методы и идеи,

Зря новые горизонты.

Всё, что желал, скорее

Я воплощал бессонно.

И на пути к воплощенью

Полезного для страны

Был беспощаден к мненью

Завистников вражьей копны.

При этом я был беспристрастен

В сужденьях своих всегда, –

Ведь сам мог разрушить властно

Плоды своего труда.

И потому в целом свете

Никто мне в вину не поставил,

Что я привилегии клети

В золото власти оправил.

Все треволненья эпохи

Достойно я смог пережить

Не зарясь на жалкие крохи, –

Я знал, как надо служ��ть!

20.07.2004

Ваше мнение

Когда в пустынном жарком зное,

Преодолев природы силу,

В скалистом каменном покрое

Машина шахту пробурила,

И в ней я в быстрый срок создал

Реактор ядерный из пыли, –

Для вас я «шарлатаном» стал,

Мои деянья «блефом» слыли!

Когда наш мир был под угрозой

Войны кровавого паденья,

И бомбы сыпались как просо

На города и поселенья,

Молниеносно я создал

Воздушный флот, что небо спас, –

«Слоном он белым торговал!», –

Вскричали вы в тот славный час.

Стремясь проблемы войск решить,

И подготовить их к победам,

Лишенья с честью пережить,

Прибавив звёзды к эполетам,

Умом выстраивая схемы

Я снаряженье закупал, –

Но вы обсасывали темы,

Как я «мозги» вам «полоскал»!

Теперь себя не утруждаю,

Внимая мнениям досужим,

И рвенья больше не являю,

Служа бесцельно сворам дюжим.

Я знаю суть моей задачи

И воплощения добьюсь, –

Со мной летит моя Удача,

И вместе с ней я ввысь стремлюсь!

21.07.2004

Настоящий политик

Два мудрых вождя в машине

Ехали чёрной ночью,

По мрачной пустой долине,

Жизни не знающей сочной.

В заботах, надеждах, трудах

Мыслью скользя безбрежной,

Они обсуждали крах,

Что гибель сулит безнадежно.

Опять уж, в который раз,

Свора алчных врагов

Свой положила глаз

На Землю дедов и отцов!

Опять один на один,

Опять без друзей и поддержки, –

Как в бурю жестоких годин,

Что Рок преподносит дерзкий

В решающий час испытаний...

Но два великих вождя

Не прикращали исканий

По карте рукой водя.

«Возможно, что мир сохраним,

Возможно, будет война,

Быть может, врага обратим

В бегство на все времена!..

Но может, и сами падём,

Кровь за Отчизну пролив,

Бездну ада пройдём

В тленном прахе почив.

Мы не хотим войны!

Мы знали довольно чужих,

В которых наши сыны

Гибли один за двоих!..»

И вот, рассуждая в поездке

О сути войны и мира,

Вожди искали веских

Доводов в том, что было.

Историю вспоминали

Смирения и страданий,

И вдруг на пример напали

Судьбы причуд и метаний.

Призраком прошлого всплыл

Деятель славный пред ними,

Что грозным оратором слыл

Вихрем идей гонимый.

Он сеял повсюду смуту,

Страсти огнём распаляя,

Тел убиенных запруду

В реках крови оставляя.

И на костях он строил

Царство своих мечтаний,

Был свергнут, и упокоил

Сердце в дебрях изгнаний...

На заре жестокой карьеры

Он должен был мир заключить,

Но чувство утратив меры

Войну захотел прекратить

Отказавшись её вести,

Распустив по домам войска,

Договор не желая блюсти,

Не поставил на нём крючка.

Армии он не имел,

Славу страны разрушив,

Без соглашенья хотел

Логики ход нарушив,

Вывести всех из Войны.

Но невозможно такое!

И принял он бремя вины,

Людское страданье большое.

И вот, один из вождей

О том вспоминая, заметил:

«Польстившись на блеск идей,

Он трудность смело не встретил!»

«Хотел он Судьбу обмануть,

Ответственность с плеч слагая,

И груз решений спихнуть

Ясный ответ не давая.»

«Позёром он был театральным,

И будто красивым жестом

Бравировал, костью игральной

Страну почитал, и местом»

«Своим на переговорах

Он не дорожил беспечно.

Чутья не носил он в порах

И думал играться вечно!»

«Нет, никогда он не был

Политиком настоящим,

Делящим зёрна от плевел,

Вдаль прозорливо зрящим!»

«Что это за политика,

Что мир и войну отрицает?!

Это риторика с митинга, –

Природа такого не знает!»

«Мир иль войну выбирая,

Мужество надо иметь,

И до конца отвечая

Бремени тяжесть терпеть!»

«Политик лишь тот настоящий,

Кто смелостью обладает,

И, людям в глаза смотрящий,

Правду провозглашает,»

«Кто выбирает войну

Последствия все сознавая,

Иль мира платит цену

Увёртки не измышляя!»

21.07.2004

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий