Методология Жизни. Сборник Поэзии.Часть 1.


Олимпийское Посвящение

Седая древность гор святой Эллады

Несет на длани память о былом

И с круч отвесных скальные громады

Пускают эхом славных сказов гром.

В нем слышен гвалт и шум тысячелетий,

Побед и поражений мощный ритм,

И пир богов и поступь поколений

И слава, и триумф минувших битв.

В земле прекрасной, чудной и суровой

Горит титана дерзкого огонь,

Сияет это пламя с силой новой

И рвется в бой как мощный дикий конь.

И вспомнит дни Олимп седой и древний,

Когда скакал божественный Пегас

В его долинах словно вышний вестник

И звал сердца героев в грозный час

Явить пред миром гордость, силу, доблесть,

Сразиться мощно на глазах людей,

Прославить край родной , развеять горесть

И разметать позор минувших дней.

С терпеньем стойким без следа гордыни

Идите в бой, - настал сраженья час!

И пусть огонь, горящий славой ныне

Воспламенит сердца в груди у вас.

Не ждите легкой славы и признанья,

Не тешьтесь мыслью, что Победа ждет,

Когда, не утрудившись в поле брани,

Придете вы сорвать созревший плод.

Не слушайте, что вопиют задиры,

Не обольщайтесь слюнями льстецов, -

Полны коварной ложью эти лиры,

Поют для трусов, не для храбрецов!

Укорените в сердце вашем веру,

Что с Честью, Скромностью, и – до конца! -

Исполните святого долга меру,

Не потеряв Отечества лица.

Смотрите на противника бесстрашно,

Не думайте, что он сильнее Вас –

Он человек, не Бог – и очень важно,

Чтоб видели его вы без прикрас!

Внемлите славе прошлых поколений,

Во всем учитесь побеждать у них, -

Держите уровень великих устремлений

Прибавьте к их поэме новый стих!

Но помните, что слава лавров прошлых

Не может заслонить от неудач,

От слабостей, ошибок мелких, пошлых

Как не поможет и бессильный плач.

Вы слишком долго закаляли вашу волю,

Вы цену знаете работе и борьбе,

Боль, слезы, кровь пришлись на вашу долю -

Теперь же время цену знать себе!

Вы – флагманы Отчизны в час сраженья,

За вами – гулкое биение сердец,

Родных волненье, душ людских боренье,

И славный счастья лавровый венец.

В эпоху тяжкую от разочарований,

От унижений, страхов и угроз,

Хотим мы знать, что есть предел терзаний,

Что есть надежда исполненья грез,

Что наконец российское величье

И слава Родины для каждого святой

Вновь обретет реальное обличье

И воссияет с ясной простотой!

Россия ждет от вас поддержки в этом,

Прославьте вновь её до края сих миров,

По силам это истинным поэтам,

Которым каждый русский ныне стать готов.

В искусство, силу, красоту внесите

Российских душ поэзию и песнь, -

Тогда вы над Олимпом воспарите

В небесную, недосягаемую сень!

В сердцах зажгите пламя Прометея,

Заставьте верить в лучшее людей,

Гордиться Родиной, за вас душой радея,

И веселиться счастием детей.

Тогда с вершин Олимпа ваша слава

Взмохнув крылами мощными орла

Перелетит на русские дубравы

Велича ваши яркие дела.

Тогда ответят долы Родины великой

Величественным скалам и горам

Прекрасной одой, песней многоликой

Во славу вам – сынам и дочерям!

15.06.2004

Главное

«Не побеждать – участвовать важней!» –

Твердят нам «знатоки» со всех окраин,

Трусливо пятясь с вымятых полей,

Ристалищами выжженых прогалин.

Гораздо проще убедить себя,

Что проиграл ты в общем-целом с честью,

И, славословие себе трубя,

Дать душу окурить парами лести!

«Я сделал всё, что мог – но тут, увы,

Взбрыкнули резво случая копыта,

И, сбросив вдруг наездника во рвы,

Пустились вскачь – а моя карта бита!»

«А я отдал всего себя везде,

И всем где можно показал я всюду –

И вдруг как будто канули в воде

Мои усилия – я думал, первым буду!»

«А у меня вскочила кочка под ногой,

И насморк мучит, и ресница в глазе,

И обувь жмёт, и ремешок тугой,

Поэтому-то, в общем, я промазал!»

«Эх, если бы я плыл чуть-чуть быстрей,

Вода была бы чище, лучше б пахло,

И чуть получше встретил бы судей, -

Тогда бы моё дело не зачахло!»

«Вскочить на брусья – для меня пустяк!

Летаю, как на крыльях, в небосводе!

Но, вдруг, и если б, в общем, как бы, так –

Прослыл бы победителем в народе!»

«Не промах – промах, пораженья нет,

Коль пораженье всё-таки случилось,

И побеждать не к спеху!» – вот куплет,

Который все поют, сдаваясь всем на милость!

«Когда-то все мы были – ого-го!

Когда-то всех мы всем, что есть, бивали!

И все бежали, прячась от всего,

Чем мы им по всему, что есть, давали!»

А что ж случилось с этим «всем» теперь?!

И почему ж вас больше не «боятся»?

Ответ так прост: «Побед закрыта дверь,

И нам теперь в неё не достучаться!»

Но кто закрыл её, каким ключом, когда?

И почему же все везде согласны с этим?

Ведь жаль затрат столь многих лет труда,

Надежд, усилий, «боевых отметин»...

Ключ к той двери – в ответе на вопрос,

В чём смысл борьбы – в победе иль участьи?

Участник не осилит тяжкий кросс,

Но победитель – превзойдёт ненастье!

Война ради войны – абсурдный бред,

И труд ради труда – изнеможенье,

Мечты бесцельны там, где воплощенья нет,

И цель без достиженья – наважденье.

Любовь ради любви – простой разврат, –

Приятен плоти, иссушая душу,

Слова без смысла – трёхэтажный мат –

Бьет разум, как боксёр дубасит грушу.

Участие прекрасно лишь тогда,

Когда, презрев лишения и боли,

И претерпев мозоли от труда,

Мы познаём всю сладость лучшей доли!

Когда мы зрим своих усилий плод,

И знаем – он такой, как мы хотели,

И помним, сколько тягостных невзгод

Мы пережили, добираясь к цели,

То чувствуем, что жили мы не зря,

Что мы не просто сгусток жалкий тлена,

И не кривим мы сердцем, говоря,

Что мы избегли тяжких страхов плена!

Важней всего – победа над собой,

Участье в этом – для души отрада:

Грохочет чувства радостный прибой

В лицо швыряя счастья эскапады!

Смеюсь в лицо «участникам» ничтожным,

Погрязшим в поражениях своих, –

В бегах за оправданием подложным

Им не узнать свободы сладкий миг!

И, несмотря на всё, я утверждаю –

Участье для победы нам дано!

Я побеждаю – я живу – я знаю,

Моя судьба – что сладкое вино!

6.07.2004

Эпитафия

Наука умерла... В паркетных коридорах

И кабинетах, пыльных и облезлых,

На кафедрах, в макулатурных норах,

Сидят кроты, томя сознанье в чреслах.

Они слепы от самолюбованья,

Они взахлёб распределяют званья,

Они играют в теннис должностями

И перекидываются харчами.

Распределяя роли, как в борделе,

Иль водевиле жалком и убогом,

Они изображают в жирном теле

Скелет, костьми лежащий за порогом.

Костяк тот звался некогда «наукой»,

Был облечен в налитой силой плоти

Душой горящей, славной, мощнорукой,

Что в даль звала на реющем полёте.

Наука двигала воображенье

Дарила увлечённость, смысл жизни,

И мыслью порождённое творенье

Являло славу пред лицом Отчизны...

Но вдруг совсем внезапно оказалось,

Что мысль чужда незрелому сознанью

Толпы унылой, тёмной – чёрный хаос

Стал поглощать могучее дерзанье.

В святые стены университетов

Просачивалось мелкое отродье

Из карьеристов и приспособленцев,

Что жемчуга ловили в мелководье.

Образованье сделалось кормушкой

Ничтожных и невежественных хамов,

Что чувствуют ушами и макушкой

Соперников талантливых изъяны.

И хамы обессилили науку,

Её развитие сведя к проформе,

И запустив бессовестную руку

В карманы к людям, взятку сделав нормой.

Они труды писали для «проформы»,

Для «галочки» печатали статейки, –

Их содержанье далеко от нормы,

А выводы не стоят и копейки.

На конференциях – доклады ни о чём,

На семинарах – мнения скупые:

В дискуссиях пространно, горячо

Обсасывали мысли черновые...

И сила таяла в плечах науки мощных,

И от бессилия подкашивались ноги,

Хребет был сломан, и на мышцах тощих

Держался весь сей организм убогий.

И, наконец, пришла пора кончины –

Душа покинула безрадостное тело:

Живую мысль сменили на личину,

На маску мёртвую, расписанную мелом.

Студенты превращаются в статистов,

В бездельников за плату – аспиранты,

И диссертации штампуют слишком быстро,

И затухают бедные таланты.

Преподаватели лишь заняты карьерой,

Довольствуются малым и ущербным:

Побеждена давно наука «Верой»

В посты и званья; нет конца хвалебным

И сладким одам всякому «начальству»,

Которого повсюду мириады:

«Жрецы науки» бесконечно рады

Открыть дорогу низменному хамству.

И взору предстаёт большой театр,

Где всюду роли и везде актёры:

Вот умывает руки прокуратор,

Вот распинает суд пантократора...

Науки между тем гнилые мощи

Покоятся в чулане за порогом...

О, сладкая мечта, в какой ты роще?

О, мысль! Теперь общаешься ты с Богом...

08.07.2004

Великий Учитель

Глаза гнилые, лицо гнилое,

И поведенье гнило-заводное

В гнилой душонке – гнилые чувства

Гнилого интеллектуального распутства.

Немудрено, что всё покрыто гнилью –

Ворочается нечто в центре тела,

Давно уж запорошенное пылью

В котором искра духа захирела.

И под покровом черепной коробки

В гнилом мозгу заплесневело бродят мысли,

Что как трясина грязны, чёрны, топки

Как щелочи вонюче-желчно-кислы.

Трусливо гадит, гадко озираясь,

Презренный раб, до верху полный гнили.

Он в спины всаживает нож, не каясь,

И предаёт всех, что ему постыли.

И он не виноват, что он такой:

Бывает, создаёт природа

Как бы в насмешку над самой собой

Ущербного и гадкого урода,

Что мир себе иным не представляет,

Как только в роли цели и объекта

Для пошлого, поскудного проекта

В котором он натуру проявляет.

Такие создаются в назиданье –

Они свидетельствуют глубину порока,

Показывая пропасть расстоянья

До совершенства Божьего Чертога...

И всё-таки, мы благодарны будем

За встречу с этим низменным уродом:

Через неё мы жар души пробудим

И не дадим сломить себя невзгодам!

И не позволим мы таким мерзавцам

Глотать сердца, питаясь нашей силой,

И не глумиться жалким святотатцам

Над храмом духа в зависти постылой!

Мы превзойдём ничтожество и низость

И выйдем победителями гнили, –

Но будем помнить ужасающую близость

Границы бездны, по которой мы ходили...

09.07.2004

Истина

В далёких и лазоревых высотах,

Где свет пронзает ясность мирозданья,

Где строй Вселенной, словно в дивных нотах

Расписан чудно мастерскою дланью,

Где мраморные кручи и громады

Причудливых, величественных терний

Плывут торжественно, и мириады

Светил и звёзд мерцают в час вечерний,

В тиши бездонной, девственной, великой,

Юдоли сладкой ангелов небесных

В красотах потаённой силы дикой

Живёт мой Дух, что чужд пределов тесных.

Он прозы чужд унылой и безвкусной,

Сторонится подёнщины бесцветной,

Не снизойдёт он до личины тусклой,

Но будет вдаль спешить к мечте заветной.

Чужды ему ничтожество и зависть,

Ведь знает он, что от начала века,

Даётся каждому особенная радость,

И горе ждёт любого человека.

Сторонится он сборищ многолюдных,

Когда препятствуют они его полёту,

Зрит в Личности единство качеств чудных,

Что раскрывают вышнюю работу.

В нём хрупкость с мощью спаяны навеки,

Он твёрд и нежен, молчалив и шумен,

Он бодрствует, не смыкая веки,

И, видя суть, он весел, остроумен.

Он знает о своём несовершенстве,

И чувствует всю тяжесть недостатков, –

Но ищет в слабостях небесное блаженство,

Возвышенность искусов плоти сладких.

В явленьи каждом видит он намёки

На предначертанную волю Рока,

Спокойно входит в мутные потоки

Судьбы, хранящей каждого до срока.

Умеет он любить и ненавидеть,

Умеет он прощать чужие страхи,

Способен откровенностью обидеть,

Но не отправит подлостью на плахи.

Он дальновидно ставит свои цели,

И добивается их шаг за шагом

И время безразлично – дни, недели,

Иль годы – воплотит он их с размахом!

Но где бы Дух в пути не находился,

Летя по этой призрачной юдоли,

Влечёт его туда, где он родился,

В небесные просторы чистой воли.

И, побуждая плоть свершать деянья,

Бороться, достигать, страдать и гибнуть,

Он пребывает там, где все желанья

Уже исполнены – в садах и кущах дивных.

Он внемлет чистой музыке небес,

И в райском сонме вышнем мессу служит, –

И не гнетёт его тяжёлый пресс

Из чувств и мыслей: он со Светом дружит!

10.07.2004

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.