15 мин
Слушать

ГВОЗДИ (поэма о природе власти)

1.

Дома рубили без гвоздей,

И собирали сруб,

Трудились люди для людей,

Добром делились с рук.

В далеком прошлом было так:

Щепу крепили кости –

На стройке нужен был рыбак…

Основа власти – гвозди!

Их закаляли, как мечи –

Ковали день и ночь,

И забивали палачи

Их сквозь живую плоть.

Распятый умирал Христос

Во имя новой веры,

Затем на старый ржавый гвоздь

Молились изуверы.

Железо воплотилось в сталь,

Гвоздями стали люди,

И Созидатель перестал

Быть управленцем судеб.

И новый вырос Вавилон –

Из камня и бетона,

И старых мастеров закон

Стал прошлым вне закона…

2.

Человек рождается слабым,

И слепой – он от холода плачет,

Над ребенком склоняется баба –

Не должно быть в природе иначе.

Теплота материнского сердца

Согревает младенцу душу –

Открывается разума дверца,

Наше эго выходит наружу.

Одиноко сознание в мире –

Человеку любви не хватает,

В наши робкие души кумиры

Семена своей страсти бросают.

Государства земные законы

Создают из людей пирамиду –

Находясь на ее разных склонах,

Мы теряем друг друга из вида.

Человек слепо верит в удачу,

Доверяя своим горизонтам –

И не хочет мир видеть иначе,

Потому что рождается гордым.

Первым к финишу судьи приходят,

Но бегущие в это не верят…

Люди счастье в несчастье находят,

Бога – в дьяволе, ангела – в звере.

3.

История – болезнь великих,

В нее здоровым не попасть –

Как говорится в умных книгах:

Здоровье разрушает страсть!

Когда правители тоскуют

От множества обычных дел,

Из форточки открытой дует

Вопрос: «Ты этого хотел?..

Зачем тогда по пирамиде

К вершине «муравьем» ползти?!

Ты столько человек обидел,

Что должен мир теперь спасти!»

Сквозняк в мозгах рожает бурю,

Сознанье гнется и скрипит –

От шума безграничной дури

Растет духовный менингит.

И зараженные народы

Спешат с восторгом на войну

Во имя призрачной свободы

И за великую страну…

За вечный мир в порочном мире

Больную выпускают кровь –

Творят историю кумиры,

Бросая трупы падших в ров.

Преодолев последний кризис,

Вожди друг другу руки жмут,

А исторические «крысы»

На новых кладбищах живут.

4.

На родины, державы и отечества

Разделено сегодня человечество –

Границы, как сосуды мозга, рвутся…

Инсульт души мешает нам очнуться.

Мы любим всласть и ненавидим всласть,

Но бьют нас по щекам ладони Власти,

Не позволяя грешной нашей страсти

Разрушить мирозданье и пропасть.

«Закон суров. Да здравствует закон!» –

Кричим мы в основанье пирамиды.

Чем выше власть, тем ниже наш поклон,

Инфаркт души лишает нас обиды.

Границы есть снаружи и внутри,

Они нас стерегут и жизни учат:

«За занавес гостайны не смотри –

Всех любопытных убивает случай!»

Как ни загадочна великая судьба

Ребенка, ставшего вершителем эпохи,

Внизу пути похож он на клопа,

Инфаркт души – ступень его дороги.

Цель наверху сверкает и блестит,

А за спиной – зловоние порока…

Мир разделен на сотни пирамид

Из миллионов плит, камней и блоков.

5.

Легионеры «Каблучка» любили,

Он был воспитан в каторжной любви,

Калигулу живой любви лишили –

Он вырос в храме на крови.

Храм этот воздвигал народ,

И Цезарь стал его вершиной…

Тиран из юноши растет,

Когда Власть развращает сына.

Причина – детский страх в душе,

Вокруг – духовный мрак и похоть,

Во сне он слышал грозный топот

И шепот у своих ушей.

И вдруг звучат кругом фанфары,

Толпа ликует в торжестве –

На троне умер цесарь старый,

С которым отрок был в родстве.

Как не сойти с ума от жизни,

Когда стал богом в двадцать лет?!

Красивый, страстный и капризный

Трусливый царственный подлец.

Он создавал свою погибель,

Как будто строил на века –

Он столько вечности увидел,

Что рухнул в вечность свысока.

Душа его мир поразила –

Так много низости в ней было,

Что износился «Каблучок»,

Всем доказав, что власть – порок!

6.

Наш Страшный суд вершится каждый день,

Мы все – невольники рассудка,

И наша жалобная лень –

Неправда или злая шутка.

Кто, направляя, создает

Из слабых – сильных и жестоких?

И кто из них наверх взойдет

По скользкой от крови дороге?

Бог власти трижды три Един –

Благая цель им робко движет –

От первых кудрей до седин

Он в сердце – нашей кровью – дышит.

И Страшный суд вершится каждый день –

Рассудок наш боится тайной силы,

Победу властно празднует злодей –

Растущий в нас и в нас преодолимый.

Но почему добро сильнее зла?

И отчего так боязно смеяться

Над тем, кому безумно повезло?

Скажите мне, монахи, черти, братцы!

У нас один на этом свете бог –

Мы молимся живому человеку,

Который умирает от забот

И бесконечного – по кругу – бега.

И Страшный суд вершится каждый день!

Для этого у Власти есть причина –

Не каждый юноша с колен,

Поднявшись, вырастет мужчиной.

7.

Царь в прошлом – это цесарь,

А Цезарь Юлий был

Солдатом и повесой –

Его друг Брут убил.

Великий Карл стал Каролем,

А Кароль – королем…

Кто помнит время старое –

Живет одним лишь днем.

Но сохранились в этом дне

Слова «июль» и «кара»,

Власть – та же «истина в вине»,

Слепой полет Икара.

Расплата – это торжество

Невидимого смысла…

Кто, вечной Истине назло,

Добром зовет убийство?

Слепой духовно человек,

Мечтая о величии,

Своей гордыни смертный грех

Кинжалом в души тычет.

Но зависть власть боготворит,

Ей в страхе люди верят,

И где-то рядом Брут стоит –

Охотится на зверя.

8.

Стал богом первый фараон,

Женившись на сестре,

Не верил в наказанье он,

Рожденный на земле.

Его потомок Эхнатон

(Аменхотеп Четвертый),

Когда взошел на царский трон,

Назначил богом Солнце.

И сам стал высшим существом,

Бессмертным сыном Неба –

Женоподобный, он жрецом

Забытой тайны не был.

Лик Нефертити он любил

И ненавидел Фивы –

Столицу он переместил,

Построив храм красивый.

Он в разум верил до конца –

Единый бог впервые

Коснулся смертного лица,

Но вздрогнули живые…

В борьбе за власть Тутанхамон

Вернул достоинство жрецам –

На небе не увидел он

Живой и теплый взгляд Отца.

9.

Качнулся маятник, история пошла,

В земной душе похолодало,

Как будто в мире стало больше зла,

Но меньше в нем добра не стало.

Растит капусту Диоклетиан,

Уходит старцем Александр Первый,

Легенда – это не обман,

Власть разрушает жизнь и нервы.

Страх высоты рассудочно растет –

Чем выше, тем опасней жить на свете,

Но человек толпы вперед идет –

Когда оступится, он не заметит.

Слепая ненависть – наследие любви,

Любовь наоборот – со знаком минус,

Она лишает сильных головы,

Злой взгляд ее направлен на вершину.

Мудрец из кубка власти редко пьет,

Ведь разум появляется из боли

И в скучном одиночестве растет

Под действием неловкой силы воли.

История, как маятник, стучит –

Она спешит во времени на месте,

И с власть имущими она молчит

Из-за привычки к стройной лести.

10.

Империи строятся из людей,

Из глаз отливают пули,

Захватчикам нужен вечный злодей,

Строитель чужой культуры.

Империям камни и глина нужны,

Но главный раствор – из плоти,

Недаром же золото из казны

Сияет, как пот рабочих!

Империи – это столбы из солдат

И шпалы из тел заключенных,

И длинные руки – ракет и гранат,

И музыки – взрывы и стоны…

В империях звуки важнее идей,

Идеи сильнее, чем люди,

Которых слова создают из вещей,

Ведь вещи – личинки злых судеб.

Империи варят гранит, пьют металл

В холодных жилищах титанов…

В империях верят, что совесть чиста

У гордых седых ветеранов.

Империям снится бессмертная жизнь

В гигантских живых пирамидах,

Но люди с вершин осыпаются вниз,

Как в кадрах немого рапида.

11.

Бог создал Родину, а Дьявол – государство,

Хеопс построил вечный символ власти,

Долина мертвых – это тоже царство,

В котором воплотилась вера знати.

Как им хотелось власть забрать с собой –

Туда, где воздается по заслугам,

Где жизнь встречается с безумною судьбой

И прекращается духовная разлука!

Любовь и служба превращают нас

В учеников и слуг, монахов и ученых –

Мы поднимаемся на сказочный Парнас

По бездорожью и тернистым склонам.

Рожденный на вершине видит дальше,

Но бездна ему голову кружит,

Купается он в золоте и фальши –

Мир в воздухе разреженном дрожит.

Как же полезна государственная вера

Для олимпийцев и ученых слуг!

Она диктует всем законы и примеры,

Определяя цель, как яркий круг.

Бог раздает любовь, а Дьявол разрешает

Ее накапливать и даже продавать –

Власть славу и добро распределяет

И пестует элиту или знать.

Ложь – это правда, только наизнанку,

В ее тумане – сыро, но тепло,

Издалека она похожа на бумагу

И слово в ней – как будто серебро.

Власть состоит из серебра и злата –

Ее злодеи вежливо молчат…

Бог создал добрых, дьявол – виноватых,

А люди – командиров и солдат.

Как иногда правительство сурово

К растущим на окраинах страны

И верящим, что золотое слово

Важнее наступательной войны!

12.

Он четверть Франции убил

И стал ее земным мессией,

Наполеон объединил

Европу – растоптать Россию.

В ее монгольские глаза

Вгляделся он слепой от власти,

И вдруг горячая слеза

Его лишила главной страсти.

Свободен раб степных полей

От облаков до горизонта –

Народ, ласкающий зверей,

Способен выживать без солнца.

Ему победа не нужна,

Он розги ценит больше славы,

На поле он, когда война,

Выходит за царя державы.

Царь и порядок – в голове,

Наполеон – диктатор слабых,

Родился он на острове,

Где не рожали в поле бабы.

И четверть Франции убив,

Остался он пришельцем свыше,

Свою он родину забыл,

Другую сердцем не расслышал.

Когда безумно большинство,

Нужны свободе Робеспьеры –

Кровавый капает раствор

На государственные нервы…

И люди создают кумира –

Убийцу собственных отцов,

Который покорит полмира

Чиновных трусов и лжецов.

Тираном, сеющим свободу

В истории остался он –

Народов пьющий кровь, как воду,

Монарх судьбы – Наполеон.

13.

Ценил ли Гитлера товарищ Сталин?

В историю играют, не спеша –

Они друг друга в жизни не встречали,

Отцу бескрайней лжи служа.

Кто из тиранов стал большим ученым?

Один по-русски плоско говорил,

Другой евреям благосклонно

Смерть по науке посулил.

Социализм – злой сын капитализма,

Нацистов погубил антагонизм –

Международная харизма

С финалом безобразным вниз.

Два темных гения – обыденны до боли,

Их так любили дети простаков –

Не отличающие пороха от соли

На кончиках своих носов!

Обоим власть досталась по наследству

От Первой мировой войны,

Тираны выросли из детства

Провинциального – другой страны.

Товарищ Сталин Гитлера не видел,

Когда они учились забывать,

Кто и когда обоих их обидел –

Историкам сегодня не узнать!

Но, как носители идей, они столкнулись

На жизнь и смерть за чистоту рядов,

И даже мертвые предтечи их очнулись

От ужаса солдат, сирот и вдов.

14.

Земная власть в слезах объединилась,

Но раскололся наступивший мир –

Так много в обществе сокрытого открылось,

Что умер золотой кумир.

Вдруг показалось: можно жить иначе!..

Власть испугалась тысячи причин,

И человек опять с начала начал

Жить так, как будто всех умней – один.

Планета раскололась на две части,

Затем – на три, затем на – с лишним! – сто,

И оказались снова те у власти,

Которым доверяет большинство.

Все демоны ужасны, но красивы –

Их крылья не возносят, а парят,

Орудия их так красноречивы,

Что строят всех живущих в общий ряд.

Жизнь – это память восходящих поколений,

Благие цели – указатель в ад…

Как больно от падений и сомнений,

Когда вокруг так много говорят!

15.

Холодная война взлетела в космос,

И гвозди пригодились даже здесь –

Весь мир вопит: «Друзья, еще не поздно –

Поставить крест на мирный Эверест!»

Нам слуги денег праздность обещают

И равноправие приличного греха,

Они тиранов нынче назначают –

Всевластна их стоглавая рука.

Все предначертано! Пророки и поэты

Писали Тору, Библию, Коран –

Чернилами из космоса и света

Зачеркнут человеческий обман.

Власть – это лесть мышиному мышленью

О сытости и гордой суете,

Она растит слепое поклоненье

Заразной обывательской мечте.

Власть – это сила воли бесхребетных,

Взлетевшая над робкими людьми,

Она подобна дующему ветру,

Когда дырявый парус – это мы.

Благая власть несет корабль к суше,

А встречный ветер гонит в океан,

И тонем мы, и улетают души

В посмертный огнедышащий туман.

Власть создает в истории кумиров,

История заносит их песком,

Но нет другой истории у мира,

Который вечно ходит босиком.

16.

Когда умирали забытые храмы,

И тлели тела их без ржавых гвоздей,

Звучали возвышенные дифирамбы

Для строящих новую веру вождей.

Столетние гвозди ковал Маяковский,

Стотысячный взгляд плавил древнюю сталь,

Стоместные в небо взлетали повозки,

Стократно ценился воздушный металл.

Сто тысяч лиц вырастили миллионы,

И стомиллионный советский народ

Оделся в шинели, и гвозди в погоны

Забил… Словно начался новый поход.

Великий Китай на всемирное дело

Беззубый Дзедун за собою увел –

Страна миллиардом единым запела

О том, как полях красный лотос расцвел.

Мотыгами юные красные кхмеры

Вбивали желанные мысли в мозги,

А тех, кто трудиться без сна не умели,

Их добрые дети в Ангкоре сожгли.

Закончился век. Миллионы погибших

В бездонных могилах столетья лежат…

Их вечные души – как гвозди на крышах,

Которыми плотники мерно стучат.

17.

За спирт рабами торговали

И европейские менялы,

И короли, и их вассалы

Из диких африканских стран.

Власть не наносит новых ран,

Когда ей выгодно безделье –

И потому так часто нам

Знакомы ломка и похмелье.

Жизнь создает свои круги

Законодательного ада –

Душа кричит тебе: «Беги!»,

А тело говорит; «Не надо».

Власть разрушает здравый смысл:

Продай наркотики в аптеке,

И возродится коммунизм

Не в будущем, а в этом веке!

Бороться с этой страстью всласть

Тем, кто свободу отрицает –

Не любит наркоманов власть,

Не лечит и не понимает…

Власть создает преграды там,

Где для семьи их нет в природе,

Когда у храмов – пустота,

Распутство царствует в народе.

В заботе же о стариках

Она кричит: «Даю я деньги!»,

Но в этом крике – ее страх,

В котором освещаем тень мы.

Сын должен защищать отца,

Дочь содержать старушку-мать…

Но власть от Первого лица

Семью не хочет защищать.

И рабские цветут зарплаты

На благодарном «большинстве»,

И мы все соразмерно рады

Нуждаться в «золотом» Отце.

Рабы, как спирт, нужны природе –

Природе власти во плоти,

И благодарны те народы,

В которых царствуют «отцы».

18.

Мир создан так, что процветают государства,

Ворующие всё у всех вокруг –

Империи, республики и царства

Насилуют чужих подруг…

А человек, который верно служит,

Он верит в истину лжецов вдвойне,

Его душа находится снаружи –

На личном дне.

Царица Савская влюбилась в Соломона,

Был мудрым третий царь евреев,

Но умер он с великим стоном,

Когда в смерть-сон поверил.

Да были мудрые правители на свете,

При них их государства расцветали,

Но был ли кто-нибудь в ответе

За то, что ангела распяли?!

Власть держится на тех, кто недостоин

Стоять в рядах восторженных поэтов,

Чиновник – это не монах, не воин,

А лишь любитель света.

Молчание и ложь – их правда жизни,

Они, борясь друг с другом, существуют,

Они – клеймо похищенной Отчизны,

Которое и сводят и воруют.

Мир создан так, что государства нищих

Имеют самых дорогих баронов,

Которым наплевать, что в их игрищах

Жиреют вОроны, поют ворОны.

19.

Бог создал мир, а Дьявол – экономику

И в космос деньги запустил.

Скажите беспокойному историку:

Кто правду жизни извратил?

Не победители построили наш мир,

А инженеры и изобретатели,

Солдат рожали не властители, а матери,

И даже не Суворов – мой кумир.

А человек-махатма – мудрый Ганди,

Который адвокатом был, как Ленин,

Но не разрушил общность поколений,

Пока был жив и царствовал на Ганде.

Не Августин, не Маркс, не Солженицын

Нас научили жить… И не Платон!

Душа моя, распятая на спицах,

Звучит с большим сомненьем: « Это – Он!..

Господь, посмертно ставший общим богом,

И человек, мечтающий взлететь –

За каждым нашим временным порогом

Находится его и наша Смерть.

И Власть всегда дарована безбожным

Лишь потому, что слабы облака –

Нельзя быть в жизни очень осторожнымп

И доверяться дуракам.

Все в нашей жизни стоит больше денег,

Но как они порой жрецам нужны!

Для тысячи из тысяч поколений

Нет в жизни смысла без войны.

20.

Вожди растут из мусора и грязи

Они хотят защиты и любви –

Из исполнителей лишь те выходят в князи,

Кто не боится прыгнуть выше головы.

Слуга науку жизни понимает

Как личный государственный придел,

От родины страну не отличает

Он больше так, как в юности умел.

Что может человеческий рассудок?

Боится он соседей и друзей,

Любви чрезмерной и бездумной ссуды,

И большинства измученных людей.

Вожди растут из мусора и грязи,

Они выходят в князи из толпы,

И каждый раз боятся безобразных –

Тех, кто не верит в избранность мечты.

Власть – это наказание народа,

Она же – и награда не для всех,

Кто вырос безрассудным патриотом,

Власть – это самый бесконечный бег…

По мыслям, по словам и по движеньям,

По вечному раскаянью и том,

Что в каждом человеке есть сомненье,

И в том, что все – неправильно живем.

Вожди растут из грязи, процветая,

И думают о счастье большинства,

Но никогда они не понимают,

Что счастье – это только красота.

21.

Власть не достойна поэтической любви,

Но в государстве жить гораздо легче –

Стихи мои звучат из головы,

Но продиктованы и разумом, и сердцем.

Мечтая о вселенной доброты,

Я наблюдаю тень живой планеты

И вижу все оттенки красоты,

Которые дарованы нам светом.

Все иерархии – движенье наших душ,

Они в смятенье обретают чувства

И отражаются в случайных пятнах луж

Придуманного Дьяволом искусства.

Я подчиняюсь вере большинства,

Но выступаю за свободу мысли,

Она – моя красивая мечта,

Она – моя тоска в духовной тризне.

Жизнь лучше беспредела и войны

В стране, которой я отдал полжизни,

И все мы – ее граждане – должны

Нести свою любовь родной Отчизне!

Не важно кто, не важно почему –

У Родины нет званий и величий,

Ее я, умирая, обниму

За то, что государством обезличен.

Пусть будет так, но станет мир другим –

И Власть останется, и будут люди,

И общий разностранный мир

Без человеческих гвоздей и судей!

21 апреля 2015 г.

1
0
65
Подарок

Демянков Александр

Родился – 29 апреля 1962г. Телец, белорус, сангвиник. Образование: 1979-84 МГПИ им. А. М. Горького, ф-т Естествознания, 1986 ГСВГ, г. Потсдам.…

Другие работы автора

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Сегодня читают

О природе феминизма с религиозной точки зрения
Ryfma
Ryfma - это социальная сеть для публикации книг, стихов и прозы, для общения писателей и читателей. Публикуй стихи и прозу бесплатно.