Сталь

Сталь - поэзия, севастополь, история, о жизни

А дядя Боря двоится, лицо заслонив рукой.

Ты из какого подъезда: из первого? из четвёртого?

Оба из токарей. Оба ушли на покой,

он теперь вечный — для Репина и для Прокопова.


Не различаю, где чьё лицо, но вижу ладонь:

въелась окалина. Шрамы, мозоли. Труженик.

В детстве играли мы воронёной и золотой —

вся в побежалости — острой, как бритва, стружкой.


Куколка, он говорит мне, полвека стаж,

а погляди, что потом начислили в пенсию.

Как там отец? А цех-то станочный наш

весь на металл порезали, вот ведь какая песня...


Гиблый завод полувыпотрошен как кит

и истекает временем сквозь глазницы.

Выброшен был на сушу, так и лежит.

И дядя Боря в глазах у меня двоится.


И вот они оба стоят у своих станков.

И нечего им терять, кроме своих оков,

там, где так больно дышит ртом воронёный век,

и золотые руки совсем ничего не весят,

где отработан, как инструмент, человек

марочной стали эр бэ восемнадцать десять.

Из сборника Невыдуманные истории
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий