прожилки


прожилки

у него старичьё да дети,

девяносто и где-то двадцать.

кто стареет, а кто дуреет —

он не может их различить.

он звонит мне в глухом рассвете.

он зовёт себя ленинградцем.

голос мягок, но я не смею

перебить, если вдруг — молчит.


у него чувства такта — слишком

для эпохи пост-постмодерна.

мы не спим, мы слывём друзьями.

устаревшим словам — ура.

схватит сердце — смеётся: «крышка.

а ещё не бывал в Палермо.

полетели? слои лазаньи,

временнЫе слои, ветра»…


у него на висках прожилки.

производная их пульсаций —

моё счастье. при каждой встрече

я считаю их и молюсь.

а у них там в НИИ, в курилке,

шпарят Бродского, кто за двадцать.

он так рад за них: «время лечит

своих жертв. Не грусти, Марусь».

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.