·
#о жизни11 мин. чтения

Свобода


- Ну что, нравится тебе такая картина, мама? Да, смотри внимательно, как он трахает меня. А если бы не продала сюда, то, возможно, были бы сейчас вместе. Обе живые.


Тяжело смириться с тем, что для собственной матери ты и мешок картошки равнозначны. Когда в доме стало нечего есть, моей мамочке не пришло в голову ничего лучше, как сдать меня в бордель. За это ей заплатили мешком свежего картофеля. Подобный корнеплод мама в жизни никогда не пробовала, кстати, не зря. Позже выяснилось, что у неё непереносимость крахмала. А в картофеле его о-го-го как много. А если бы я была с ней, то смогла бы оказать помощь. В реальности же, она просто умерла в собственном говне и рвоте. И каждая из нас отправилась в собственное путешествие. Мама отправилась прислуживать Дьяволу в том мире, а я осталась тут, являясь, больше, оружием для грехопадения простых смертных.


Сколько я уже нахожусь тут? Месяц, полгода? Сколько мужиков побывало во мне. Смотри, смотри, мамуля, я посвящаю это тебе. Как бы ни было больно, противно, омерзительно до дрожи, я буду раздвигать ноги и стонать, как последняя сука. И ко мне будет ходить всё больше и больше клиентов. Я из кожи вылезу, но сыграю эту роль, как положено, а тебе всё это покажут. Покажут старания твоей единственной дочери, ради тебя, во имя тебя. И когда-нибудь мы встретимся там. Только меня встретят, как родную и уступят трон, а ты будешь лизать мне ноги в попытке хоть как-то услужить и прикоснуться к богине.


О, он кончил. Ты рада, мама? Каждый такой сеанс выбивает из меня человечность и любовь к тебе. Ты стала причиной становления подобного создания.


Оплата, прощальный поцелуй, новая побрякушка в подарок. Всё по стандарту. Я стала одной из немногих, кому мужики дарят подарки. Такого, до сих пор, удостаивалась только местная «мамочка». Все мои клиенты достойно платят. И даже новичков приводят ко мне, чтобы потом они стопроцентно вернулись. Ведь дома подобное их никогда не ждёт.


Выхожу на балкон, чтобы перекурить и успокоится. Как бы мне ни хотелось отомстить единственной родственнице даже после её смерти, данная профессия накладывает свои шрамы. Ты просто перестаёшь себя любить. Перестаёшь ценить внимание, подарки кажутся пропитанными помоями дешёвками. И всё вокруг кажется тебе грязным. Даже по венам уже не кровь течёт, а жидкие отбросы. Поэтому ночами приходится спать с кляпом во рту, чтобы не мешать никому своими криками от кошмаров.


- Люпин, к тебе пришли – мурлыкнула хозяйка, уводя меня от собственных мыслей – ты уж постарайся, подобных клиентов у нас давно не было. Хорошо поработаешь, и о тебе, да и о нас станет известно и на других островах.


- Да, мама – произношу я, выкидывая сигарету и направляясь на встречу очередному «постарайся».


Передо мной предстаёт мужчина лет тридцати пяти. Белая свободная рубашка с длинным вырезом показывала накаченную грудь, мягко облегала мышцы на руках. Облегающие штаны цвета дерева так же лишь подчёркивали все достоинства. Русые волосы отдавали золотом при свете солнца, а ярко-зелёные глаза были такими глубокими, что в них можно было утонуть, как в высокой траве. Хотя был один отличительный момент. «связки» в роговице рисовали лепестки цветка от экватора к зрачку. Такой орнамент создавал впечатление, что в глазах у гостя застыли цветы ромашки. Умопомрачительное зрелище. Да уж, с таким мужчиной я бы не отказалась переспать и в обычной жизни. Человек моря, пират. Видела подобных персонажей пару раз, поэтому знаю, как они выглядят. Такие господа сильно выделяются из толпы. Пожалуй, я слишком сильно засмотрелась на пришедшего, поэтому из прострации он вывел меня ухмылкой.


Я не заметила, как он подошёл ко мне и провёл рукой по щеке, отодвигая локон волос. Слишком нежное прикосновение. Я неосознанно подалась за рукой. И вновь, усмешка. Церемония знакомства кончилась. А дальше было неизвестно что. Было море нежности, прикосновений, поцелуев, секс. Я впитывала всё это, мне было приятно. Но я не забывала и о работе. Я отыгрывала и не отыгрывала во всю мощь. На середине процесса мужчина остановился и отстранился. А после вообще сел в кресло, налив себе рома.


- Что-то не так? – первый раз такое вижу, чтобы мужчина со мной прервал акт во имя алкоголя и размышлений.


- Ты, слишком, искусственная – жёстко обрывает он – я не люблю трахать кукол. Видимо, с тобой я не получу желаемого.


- Ты охренел? – подобное заявление повергло меня в шок – Я? Искусственная?


- Да – сказал, как отрезал.


В следующую секунду в него летит подушка.


- Искусственная значит. А что ты ожидал от шлюхи?!


Почему я вообще на него ору? После столько отгребу от матери. Да меня же выпарят до потери сознания.


- А зачем ты притворяешься, что тебе хорошо? Стонешь, как чайка, извиваешься, как змея на костре.


- Да ты совсем страх потерял?!


О, сегодняшний гость явно нарушил спокойствие борделя. Никогда не было такого, чтобы после страстного секса следовали крики на весь дом. По всей комнате летали предметы интерьера, бутылки алкоголя бились об стену, крики стояли неимоверные. Уверена, весь бордель думает, что тут драка. И закончится она летально. Хотя, в одном были правы точно. Мы подрались. Ну, как подрались. Он сказал мне, что меня слишком плохо воспитывала мать, за что получил ногтями по лицу. А дальше в наступление перешёл уже мой гость. Он схватил меня за руки и повалил на кровать. Одной рукой держал оба моих запястья, другой сжимал рот.


- Вот видишь, стоит тебя подразнить, и ты оживаешь. Вот такую тебя я хочу.


А я вот совсем не хочу. Да не упёрлось мне знание о нашем борделе на других концах света. В жопу мать, в жопу весь свет и этого урода, вместе с ними. Слезай с меня, падла и вали отсюда!


Но, фразы моей, конечно, никто не услышал. Сопротивления были бесполезны. Противник был слишком сильным. И тут, меня срывает. Я начинаю реветь, втягивая ртом воздух, который итак еле просачивается сквозь мужские пальцы.


Мужчина убирает руки от лица и запястий, а в следующую секунду уже прижимает меня к себе. Я реву ему в грудь. Вкусно пахнет. Морем и солнцем. Постепенно успокаиваюсь. Как тут не успокоишься, когда тебя нежно прижимают к себе и поочерёдно гладят и целуют по голове.


- Всё хорошо, чего ревёшь, как баба.


- Я и есть баба! – отпихиваю от себя гостя и встаю с кровати.


Подхожу к столу и наливаю стакан воды. Нужно успокоиться окончательно и не думать об этом мужлане.


- Почему тебя зовут Люпин? – разряжает напряжённое молчание мужчина.


- Меня зовут Ляпсис, но, по мнению матери, это имя слишком вульгарное, поэтому и назвали в честь цветка.


- Падшая… - на выдохе произносит мужчина – кто же тебя так не любит?


- Та же, кто обрекла меня на подобные муки за мешок картошки.


- Жестоко. А я Сальватор.


Начинаю хохотать в голос.


- Ты? Сальватор? – хохочу ещё громче – из тебя спаситель, как из меня добропорядочная дева.


- Ну, я стал спасителем своей семьи, а сейчас спасаю свою команду. Ну, видимо, и ты скоро встанешь к остальным в списке.


- И как же ты спасёшь меня, Сальватор – надменно тяну его имя по слогам – заплатишь залог и заберёшь на свой корабль?


Усмешка. Зараза. Пугает меня его усмешка, но и пленит. Отворачиваюсь.


Сальватор выходит из комнаты, а через пару минут заходит обратно и протягивает мне мою сумку.


- Собирайся.


Да, меня купили. Второй раз. Только теперь я вышла очень дорогой покупкой. Как я поняла, мужчина отдал за меня два мешочка каких-то драгоценных камней. Это тебе не картошка.


Мы долго шли к пирсу. И от увиденного, я обомлела. Мы шли навстречу огромному кораблю. Белые паруса гладил воздух. Корабль был раз в шесть больше борделя. А наше здание было самым большим из всех. Мы поднимаемся на борт, и шок восторга сменяется шоком страха. На меня смотрит больше дюжины пар глаз. Купивший меня, обходит меня стороной и подходит к одной из пары. Долго о чём-то беседует, а после они смотрят на меня и в голос начинают хохотать.


- Добро пожаловать на Либерту. Я Ауктор. Правая рука капитана. Пошли, покажу тебе твоё место и фронт работ – проговаривает собеседник Сальватора и поворачивается к остальным – а вы, живо за работу. Отчаливаем.


За час моя жизнь переворачивается с ног на голову. Раньше я ублажала мужчин своим телом. А теперь обслуживаю корабль. Мне дали пиратскую одежду, «даровали» место для сна. А сейчас я драю палубу. За это время я познакомилась с несколькими матросами, которые работали вместе со мной: близнецы Синситрам и Иустум, а так же, вперёдсмотрящий Вультус.


К счастью, поверье, что женщина на корабле к беде, тут было не актуально. Я видела несколько женщин, а значит, была не единственной.


Команда меня приняла через несколько дней. Они собрали совет и расспрашивали меня о моей прошлой жизни. Многие рассказали о себе. Кого-то Сальватор подобрал с забытых островов, кто-то умирал по углам после драк, кто-то подходил к Сальватору с просьбой дать еды. Капитан никому не отказывал. Помог, привёл на корабль, выходил, поставил на ноги. Команда была сплочённая, поэтому о попытке бунта даже речи быть не могло.


И сражались все за своего капитана до последней капли крови. Конечно, Либерта была не самым знаменитым пиратским кораблём, но одним из популярных. Абордажи всегда были успешны. Я успела посмотреть на некоторые из них. В одном из боёв была сильно ранена из мушкета в бок. Чудом выжила. Тогда Сальватор принял решение научить меня сражаться.


Я не вспомнила прошлую жизнь, не было времени. Я училась выживать по новым правилам. По утрам я помогала коку Катино с готовкой, после убиралась на корабле. После ужина меня ждали утомительные тренировки с капитаном, а ночью, тренировки с ним же, но немного другого разряда.


- Почему ты привёл меня сюда? – спросила я Сальватора, после очередной ночи вместе. Он лежал у меня на груди, а я гладила его волосы.


- Захотел.


- Не ври.


- Я и не вру. Я шёл по улице и увидел тебя на балконе. Ты была такой печальной и безобидной с виду. Хотя, всеми фибрами души показывала свою стойкость и сексуальность. Втягивала дым, красиво стояла, облокотившись на перилла. В этот момент я подумал, что если ты не станешь моей, то я навсегда буду проклят.


- А зачем же ты издевался надо мной?


- Я же говорил, не люблю кукол. Я хотел увидеть тебя настоящую, живую. Злую и счастливую. Конечно, до слёз доводить тебя не хотел, получилось случайно. Но в этот момент ты стала такой маленькой, невинной.


- Не жалеешь?


- А должен? Конечно, меня бесит, что ты называешь меня ромашкой, но то, как ты выкладываешься на работе, на тренировках, то, какая ты искренняя и живая сейчас – это стоило тех камней, которые я отдал.


- Да уж, я получила спасение и свободу – хихикаю от собственных слов.


- Продолжай в том же духе и добьёшься немалых успехов. Я всегда буду рядом. И я точно знаю, что в нужный момент, ты защитишь меня и мой корабль.


Сальватор был прав. Я готова была отдать свою жизнь. Потому что если бы корабль захватили, если бы Сальватора или команду лишили жизни, то можно считать, что дарованная мне свобода не окупилась моими стараниями. После подобного случая моя жизнь была бы адом. Я бы сама себя прокляла. Поэтому я буду до последнего сражаться. Буду выгрызать жизнь зубами и когтями.


Первый раз я добилась свободы своими руками, о чём свидетельствует шрам от ногтей на лице капитана. Второй, третий и все последующие разы будут точно такими же. Ведь у меня началась новая жизнь. И мне даровали новое имя – Ремисионем. Прощённая.

00
Подарок
Другие работы автора
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Сегодня читают
Ryfma
Ryfma - это социальная сеть для публикации книг, стихов и прозы, для общения писателей и читателей. Публикуй стихи и прозу бесплатно.