Храм


если где-то есть храм,

почему мы еще не там,

почему мы так верим ведущим и дуракам,

чьи манжеты трещат от сала,

голова от того – как лучше бы приодеться.

а внутри так сквозит,

что пора вызывать врачей,

чтобы старенький дядя сидел здесь ночи мрачней

и водил стетоскопом по линии меж плечей,

констатируя

нульсон сердца.


так бывает: приходится

многим его терять,

и искать, где напитки, зрелища и кровать,

но всегда уходить, смеяться и подыхать,

волоча свое тело в сумраке еле-еле.

в этом корень тропы,

ведущей на горный пик,

до него не дойти стремительно напрямик -

лишь упавший во мрак откроет его тайник,

чтобы треснуло все,

и свет смог проникнуть в щели.


только с этого края

виден узор скалы,

где все пальцы черны от копоти и смолы

и тверды словно камень, стерты, обожжены,

что не вспомнится вовсе, что с ними раньше было.

так въедается Бог

в каньоны подкожных ран,

с берегов, где обрыв покрыл сплошняком бурьян,

и река – океан, и руки в ней – океан,

и, пожалуй, почище тех,

что помыты с мылом.


так и я поднимался к небу

со дна реки,

и был вычеркнут в списках «трупы» и «дураки»,

когда будто впервые кто-то сказал: «реви»

и я плакал так сильно, что сдвинул земную ось,

и увидел весь свет,

и стал его позывной,

и теперь я всегда ношу его под собой,

пропуская меж ребер в самый тончайший крой


мириадами солнечных искр

сквозь.

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий