СЕМЬ ПОХОРОНОК

СЕМЬ ПОХОРОНОК - похоронка, поэзия, горематерей, война, стихи о войне

Памяти погибшим в ВОВ братьям Газдаевым. Картина художника Вадима Каджаева "Память"

МЫ ЖИВЫ, ПОКА ПОМНИМ.


Совсем немного предыстории. Так совпало, что желание написать стихи в память о погибших в войну семи сыновьях одной матери, зародилось благодаря песне Яна Френкеля, исполненная Марком Бернесом, "Журавли". Известная, всеми любимая, пронзительная и живая.


Честно, только в этом году узнала историю её появления и была потрясена настолько, что мысль о стихах уже не оставляла меня. Эту историю можно прочесть, зайдя в любой поисковик.


В пронзительной картине Вадима Каджаева «Братья Газдановы», иначе "Память" тема войны раскрыта через историю одной осетинской семьи – это сюжет знаменитой баллады Гриса Плиева «Семь черкесок» о трагической судьбе семерых братьев, не вернувшихся с войны.


Вот так вышло, что история семи братьев Газдановых, и баллада "Семь черкесок" Гриса Плиева, и песня "Журавли" на слова Расула Гамзатова в переводе Наума Гребнева, и картина Вадима Каджаева "Память", и теперь мои стихи — часть памяти о Великой Отечественной Войне.


Треугольники белых листков — белых птиц онемевшие крылья.

Стынет чёрными каплями кровь — стынут буквы по строчкам чернильным.

Как ждала она добрых вестей! Почтальон к ней опять с похоронкой…

Плачет мать над судьбой сыновей: что же рвётся она там, где тонко?...


Семь черкесок* сменили сыны на военный бушлат с гимнастёркой.

Воздух родины вытеснил дым, запах фронта, удушливо-горклый.

И ушли все: один за одним вслед за старшим до младшего брата.

Как же матери свыкнуться с ним, с этим горем, что нет им возврата?!


Семь горянок, невест молодых, не дождутся обратно любимых.

Не фата скроет головы их — платом траурным станут хранимы.

Не жалеет война никого: смерть не знает понятия жалость!

Сколько слёз им стирать рукавом?! Похоронка страшнее кинжала!


Маме чудится, будто они, сыновья — белокрылые птицы.

Нет покоя им ночи и дни, и с тоской кличут мать свою: "Гыцци*…"

Скорбь застыла. Платок над челом. В свете лампы лицо, как икона…

Вновь подрезанным белым крылом — похоронка в письме треугольном.


*Черкеска, — верхняя мужская одежда горцев, распашной однобортный кафтан из сукна с газырями по обеим сторонам груди, вкладышами для ружейных патронов.


*гыцци, — обращение к матери на осетинском языке.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий