К Великой Пятнице...

К Великой Пятнице - христос, распятие, иисус, бог, евангелие

Евангелие от Марка в рифме (гл. 15)


На утро следующего дня

Вожди и весь синедрион,

Решенье общее приняв,

Связав, вели Иисуса вон –

Во всех грехах виня Его –

Царя и Бога своего!...

И предали Христа Пилату,

Войдя в судейские палаты…


Пилат спросил Его: „Услышь, 

ты Царь Великий Иудейский?“

Иисус сказал: „Ты говоришь“.

И обвинял народ еврейский

Его во многом… „Что молчишь? –

Опять спросил Христа Пилат–

(Он разобраться был бы рад

В его судьбе и в этом деле,

Не как старейшины хотели),

– Смотри, сколь много обвинений!

Давай, хоть что-нибудь ответь!

Я жду услышать объяснений,

Откуда в тебе эта твердь?“


Но не хотел Иисус здесь прений

И ничего не отвечал,

По-прежнему стояв, молчал –

Не смог Пилат скрыть удивлений…


На всякий праздник одного

Он узника им отпускал,

Толпой просили за кого,

И тем почёт себе снискал…


Тогда же в узах пребывал

Некто злодей-бунтарь Варрава,

Сообщников его орава,

Которые мятеж подняли

И чью-то жизнь с ним унесли,

За бунт, убийство их связали 

И всех в темницу привели,

А люди истово кричали,

Просить о выборе желали,

Кого-нибудь, чтоб отпустить –

Сим милосердье проявить.


Пилат сказал толпе в ответ:

„Хотите выпущу иль нет

Вам Иудейского Царя?

Он знал – из зависти, зазря

Первосвященники предали,

На смерть Христа ему отдали…


Но люд кричал: „Пусти Варраву!

Под подстрекательство вождей –

Вливал в сердца свою отраву

Первосвященник – иудей,

Верша надменную облаву

Слепыми душами людей.


Пилат народу отвечая, 

Опять спросил:„А что же с Ним?

Которого недавно чая,

Царем считали вы своим?"

„Распни Его! – опять кричали,

-Распни, распни! Мы так хотим!"


Пилат на это молвил им:

„Какое ж зло Он сделал, люди?

Народ Господень, дай ответ!

Не вам ли, справедливым судьям

Он милосердья дал завет?

Вам Божьей милости не будет!

Одумайтесь! –мой вам совет!"


Они ж его не понимали,

Сильней к распятью призывали…


Тогда Пилат на радость им

Варраву тут же отпустил,

Суда концы бросая в воду,

Христа же смертью наградил

Под вопли Божьего народа

И пред распятьем Его бил…


После кровавых бичеваний,

Его взяв, воины вели

В Преторию для посмеяний,

Во багряницу облекли,

Венец терновый здесь сплели

Под шум безумных ликований.


И мерзко полк над Ним глумился:

«Царь Иудейский, радуйся!»

Плевал и бил, и веселился,

И на коленях кланялся-

Так издевалась волчья стая,

Христа на Крест приготовляя.


Когда же вдоволь насмеялись

Тельцов больших срамные лица,

С Иисуса сняли багряницу,

Не так давно, что надевали,


Велели крест тяжелый взять

И повели, чтобы распять.

Но сил уж не было в сем теле –

Он шел под гнётом еле-еле,

И не желая задержаться,

Быстрей к Голгофе чтоб добраться,

Заставил воинский конвой,

С полей идущего домой,

Симона крест Христа нести,

И время так свое спасти,

То некий шёл Киринянин,

Отец Руфа и Александра,…

Был чернокожим гражданин….

(В состав безумного тетра

Муж этот духом не входил).


И вот они на лобном месте,

Голгофе жизнь преподнесли

Христа, Святого привели-

«Носители креста из лести»

(здесь - льстивые люди)

И пить вино* преподнесли

Со смирною - унять болезни

(*как обезболивающее),

Но он желал принять страданья-

Лишь Скорби полное влиянье...


Свершилось...вбили гвоздь в Христа,

И воины его распяли,

За платья жребии бросали-

Все разделили дочиста.

Был третий час, как рассказали* (автору),

А на дощечке написали

Вину Его: «Царь Иудейский»,-

Читай, ликуй, народ еврейский!...


И меж злодеев был распят

Двух, как писанья говорят,

И к ним - злодеям стал причтен -

Унизился ради народа Он!!!

И проходящие кричали, 

Злословя и Его клеймя,

И главами глася кивали:

-Храм созидающий в три дня

Спаси, хотя бы Сам Себя!

-Сойди с Креста,-хуля, взывали,

И многие не отставали:

Первосвященники-вожди


И книжники Над ним смеялись:

-Спаси Себя! Давай, не жди!

Других спасал же,- издевались,

-Сойди теперь, Христос, с Креста,

Уверуют, Царь Израиля,

Что ты, Господь-не суета!

Иные тоже поносили,

Распятые здесь с ним тогда...


В шестом часу, вдруг, тьма настала,

И солнцу стало жутко видеть,

Как в людях доброе пропало,

Что Бога стали ненавидеть.

И вся земля от слез дрожала-

Как вы Любовь могли обидеть,

И гул от многих голосов

Умолк до девяти часов...


И вот гром голоса Святого:

-Элои! Ламма савах-фанни!

Меня, Отец Мой, помяни!

И не оставь Сына родного!

Прости их, Боже! Не вмени-

Не ведают греха земного!


И некто, слышав, говорили-

Слова Христа их удивили:

-Смотрите, Илию зовёт,-

Смеялся «набожный» народ,

Один из них тот час бежал-

Христа от жажды «выручал»

И губку в уксус обмакнул,

Надел на трость и протянул.


Давая се Ему испить,

Сухую жажду утолить,

При этом желчно говоря:

-Посмотрим, Илия ль придёт?!

С Креста с собою заберёт 

И Сына Бога, и Царя?

Иисус же громко возгласил-

Разбилось сердце от страданий,

И Дух Свой тут же испустил,

И аду Сын понес закланье,


Там праведных благословил…

И гром взгремел на небе сизом,

Земля в испуге затряслась,

Завеса в миг разодралась 

Во Храме сверху и донизу-

Природы потускнели ризы,

Скорбь Богородицы лилась...


И сотник, рядом с Ним стоявший,

Сей гром и возглас услыхавший,

Сказал всем с грустью, осторожно:

«Был человек сей-Сыном Божьим,

Слова Его не были ложны!»


И женщины при казни были,

На все смотрев издалека,

Огнём души они скорбели,

И слез спадала с глаз река.


Марии две: мать Иосии

Несли в сердцах любовь и честь,

И Магдалина с ними здесь,

И Саломия, и иные,

Которые любя Его,

Ему всегда везде служили,

Во имя Бога одного!

И как уж близилась суббота,

А пятнице пришёл конец,

Необходимость и забота 

Для похорон сплела венец.

Пришёл Иосиф именитый,

Аримафейский гражданин 

И член совета знаменитый,

Христа по духу, семьянин,

К Пилату и его просил,

Осмелясь, тела он Господня,

Чтобы Пилат отдал сегодня…


Иосиф Царство Божье ждал

И послужить Христу желал…

Вопрос Пилата удивил,

Что скоро так настала смерть,

-Давно ль Иисус мог умереть?-

Призвав, он сотника спросил.

-Он умер!- воин подтвердил.


И тут же он отдал Се тело,

Решить чтоб поскорее дело…


И вот Иосиф плащаницу

Купив, Иисуса снял с Креста,

Принёс Его к скале, в гробницу, 

В не столь далёкие места,

Закрыл вход камнем: дабы птицы 

И зверь до тела не достал.


У гроба также две Марии:

Иосиева и Магдалина-

За погребением следили

На мира жуткую картину -

В земле Мессию хоронили!

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий