5


По вечеру, снимая мысли гнет,

Что день усеялся всем людом,

Хозяйка свеч упряжу так несет...


Молчи. Прикройся старым блюдом!


Зачем? Не по душе мои меха,

Торчащие от вольности неровно?


Не то! Порядком в два стиха

Все станет более, чем скромно.

Иди смотреть и надписи вести

О том, что станет ярким светом.


Здесь будут дерева отменные расти?


Потом... Попросимся с советом

К двоякой Монике, что старость надломила

Хромым безумцем в ночь соединенья.


И то ты знаешь? Радость захватила

Мои погибшие стихотворенья.


Иди же, старый! Руку жжет

Висячий остов скорости побега.


О, да... Она не бережет

Ни одного. Пронзает всех с разбега.

Ну ничего. Я прислонюсь к сосне,

Направлю взор на угасанье

Того, что станет садом по весне.

Пока — раскрашенное зданье

Заходится огнем. Смотреть на то имею

Великий пост отсюда в забытье.


Иди сюда! Руби свою аллею!


Зачем? Я здесь стою на простоте

Поруганного дня, стараясь избежать

Укора ото всех, кто хочет приходить

И видеть, как мне надобно страдать...


Довольно глупость молотить!

Внутри все полыхает. Руку дай!

Мне тоже больно то смотреть.

Во лжи цветов пригрелся май

И нет того, что я хотеть

Желаю долго. В путь, мой друг!


Как скажешь. Я иду в раздумьях

О том, что жив еще. Тот круг

Твоих растлений — в вечных стульях?


Не то ты просишь рассказать...

Вот Моника — та мастерица.


Да кто она, ядрена мать?

Что за неведома девица?

Ты имя произносишь ровно так!

Не заикайся, что знакомить

Опять пытаешься. Чудак!

Тебе поверил. Узаконить...


Не торопись. Тебя я не отдам

В ее объятия на миг или века.

Я с ней хожу по городам...


И что? Дотронется рука

До друга? Кстати... О руке.

Как там приехавшая донна?


Ее сожрали волки на реке.


Откуда знаешь? Ежели не сонно

Прознала суть блаженства и всего?


Не важно. Мы пришли... Поберегись!


Над ними словно ничего,

Но все же что-то... Разойдись!


Я жду... О муже ты своем

Наговорила молча. Он сгорел?


Смотри туда! Мы не вдвоем.

Не видишь? Ангел подоспел.

Пошли же в дом, что справа нас

Приветствует бездонным криком славы.


На том большая прервала рассказ

Как волка путь в огнях облавы.


О, небо! Вот к кому пришли

Обломки рвов и троп старинных!


Да. Так. Ее сейчас нашли

В одеждах белых, очень длинных.

Она одна из года в год прощает

Ушедших в день сегодняшний персон.


Возрадуйтесь! Палата угощает

Всех тех, кого не держит сон.


Объятья их накиданы серьезно.

Но новое придется осмотреть:

Все поменялось. Они создали грозно

Своей подруге от себя на треть.

И нет теперь от них участья

В себе, как входом было то.

Держи, непознанный, на счастье

Из кур съедобных новое пальто.


Куда попал я? Скроюсь рьяно

От вас... Иль от тебя. Не знаю.


Не бойся. Вырви из бурьяна

Все то, что от тебя предполагаю.

Не верь глазам — двум фонарям;

Ушам дари свои прочтенья

Ходящих вольно по углям

В день славного во всех соединенья.


На руки сходится громада

Их теплых слов и холода из уст.

Сомнений в нужности парада

Все больше. Но чердак навеки пуст.

Об остальном все скажется привольно

Неделей пустоты от озверенья.


Все происходит очень стройно,

Но до конца набраться бы терпенья!


Что гонишь за страницею страницу?

Кто все поймет? Хотя бы прочитает...

Средь истины откроют небылицу,

Которую в тебе все замещает!

Из сборника Яд
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.