Особа княжеских кровей


Завести себе кошку Татьяна Трофимовна мечтала давно. И когда в ее доме появилась изящная персидская красавица Симона, женщина очутилась на седьмом небе от счастья. Симочка была идеалом: умная, к туалету приучена, кушала только дорогой корм из фарфоровой тарелочки, водичку любила только тепленькую, спала только на диване. А еще киска любила старое черное пианино. Хозяйка иногда играла на нем музыкальные пьесы, а Симочка сидела наверху и с интересом наблюдала за полетом рук. «Ну что за лапочка, настоящая аристократка!» - с умилением думала женщина.

Бежали дни, и вскоре малышка выросла и превратилась в шикарную кошку. Хозяйка со страхом ждала, когда ее любимица запросит жениха. Подруги рассказывали, что породистые кошки невероятно сексуальны. «Вот где ты ей ухажёра найдешь в нашем захолустье? Это ты можешь без мужика жить, а у неё инстинкт». «Да не пугайте вы меня, девочки», - восклицала Татьяна Трофимовна, - «Антисекс» куплю или еще что-нибудь для таких дел. Сейчас ведь это не проблема».

И вот как-то по весне этот страшный день наступил. Её любимая киса, томимая любовными муками, отказывалась от еды, с выпученными глазами каталась по ковру и громко урчала. Сначала Татьяна Трофимовна не поняла, что произошло, и страшно перепугалась, решив, что накормила кошку чем-то несвежим и ее теперь мучают кишечные колики. Но когда любимица, задравши хвост, подставил�� ей свое интимное место, женщина, наконец, поняла, в чем дело и чуть не грохнулась в обморок.

-Фи, Симочка, как тебе не стыдно!!!! – покраснела хозяйка. – Прекрати немедленно!

Но кошка ничего не хотела слышать. Глядя Татьяне Трофимовне в глаза, она снова изогнулась и издала препротивнейший вопль, от которого у хозяйки похолодело внутри. Всю ночь Симона не спала, металась по квартире, обнюхивала углы и призывно орала. Хозяйке тоже было не до сна, не помогли даже таблетки снотворного. До утра она промучилась в постели, и встала поздно с жуткой головной болью. Готовя традиционный кофе, женщина почувствовала себя нехорошо, и вышла на балкон подышать свежим воздухом.

Денёк обещал быть погожим. Апрельское солнышко щедро дарило жаркие лучи отдохнувшей земле. Теплый ветерок нежно гладил щеку. Татьяна Трофимовна оставила балкон открытым и вернулась на кухню, чтобы, наконец, спокойно позавтракать. Взгляд её упал на место, где кушала Симона.

Миска с кошачьей едой стояла нетронутой. Нет, все-таки надо пробовать «Антисекс», нельзя допустить, чтобы прошлая ночь повторилась. Женщина достала из шкафчика пузырек с заветной жидкостью и добавила несколько капель в водичку. Если уж Симона отказывается от еды, может, хоть попьет немного.

-Кис-кис-кис, - ласково позвала Татьяна Трофимовна.

Обычно Симочка всегда прибегала на зов, но в этот раз почему-то не появилась. И вдруг за окном послышались кошачьи голоса, орала не одна, а сразу несколько кошек. «Господи, Боже мой, - подумала Татьяна Трофимовна, - чего они сегодня с ума посходили? Март давно прошел, а у них любовь всё не кончается». Женщина выглянула в окно и ужаснулась: на ветке старой берёзы, что росла у подъезда, сидела её красавица, а к ней с разных сторон дерева взбирались два чужих кота. Один дымчатый, по кличке Пушок, жил в пятьдесят четвертой квартире, а другой – одноглазый, облезлый, непонятной окраски и с покусанными ушами, до сего момента в их дворе не появлялся.

Хозяйка метнулась на балкон и в ужасе взвизгнула:

-Симочка, быстро домой! Уходи оттуда немедленно!

Но бесстыжая кошка только в нетерпении перебирала лапами и что-то урчала по-своему, видимо, просила женихов поторопиться. Соседский Пушок был моложе, сильней и гораздо проворней соперника. Когда тот медленно двигался вверх, Пушок уже добрался до нужной ветки и предстал перед невестой во всей своей красе. Что тут случилось с ней?! Кошка разъярилась, выгнула спину дугой, прижала уши и двинула Пушка лапой по морде, тем самым давая понять, что ей не угодно его внимание. Какой ужас! Хозяйка была поражена и напугана: её девочка отличалась ангельским характером и никогда раньше не была такой агрессивной! Куда только подевались хорошие манеры?!

Жених испуганно попятился и, прижавшись спиной к дереву, застыл в немой позе.

Второй кот к тому времени уже дополз до ветки и медленно приближался к ожидающей его кошке.

-Бр-р-рысь! Пошел вон, чучело огородное!!! – завопила Татьяна Трофимовна и, прицелившись, бросила в него картофелину из стоящего рядом мешка. Только – увы! – не попала.

А котяра был уже рядом…

-Симочка, иди домой! – голосом, не терпящим возражений, скомандовала хозяйка. – Прогони его, говорю тебе! Знаешь, что он сейчас с тобой сделает?!

Словно поняв ее слова, кот пристроился сзади Симочки и приготовился исполнить древний, как мир, танец любви. А кошка даже не пробовала сопротивляться…

Как же так? Он же страшный, ободранный, настоящий бомж с помойки! Разве можно с ним заниматься ЭТИМ?..

Ослепленная яростью, хозяйка как была в халате и тапочках, выбежала на улицу, по пути хватая швабру в прихожей. Любая женщина в таком состоянии – ураган разрушительной силы, и Татьяна Трофимовна не была исключением. Спускаясь по ступенькам, она ни о чем другом и думать не могла, только о том, что её любимица сейчас наедине с этим страшилищем.

Возле подъезда ни души. Только на детской площадке шумит детвора да чирикают в ветвях сирени воробьи. Женщина смерила взглядом расстояние до нужной ветки – даже шваброй не достать – и в сердцах бросила ее в кусты.

-Симочка, пойдем домой! Что ты меня позоришь?! – прошипела хозяйка, увидев на балконе второго этажа соседа Шалымова.

-Алексевна, это ты тут гремишь? А я думал, молодежь пиво пьет...

Татьяна Трофимовна вспыхнула и вяло улыбнулась. Не любила она этого мужчину. Несмотря на то, что жили рядом уже много лет, сосед никак не мог запомнить её отчество. Один раз назовет Ивановной, другой раз Степановной, а потом еще как-нибудь, и невозможно было понять: то ли у него на самом деле память плохая, то ли он так шутил. Сначала Татьяна Трофимовна очень обижалась, но потом просто перестала обращать внимание. Сосед был не исправим.

Увидев кошек, Шалымов заулыбался:

-Это твоя, что ли, тут шалит? Ну а ты-то чего переживаешь? Удовольствие справит, сама домой придет!

-Вместо того чтобы улыбаться, лучше бы помогли этого урода прогнать. Сделайте же что-нибудь, прошу! – хватаясь за сердце, вскрикнула женщина. – Нет, нет, Симочка, только не это… Он же сейчас её… обидит…

-Уже обидел! – заржал сосед. – Только она почему-то довольная. Гляди-ка, прямо тащится в экстазе!

-Вы не понимаете! – разозлилась Татьяна Трофимовна. - У нас родословная, голубая кровь… - А этот… он никто, бомж с помойки. И она с ним… Кошмар какой-то!

-Ну, и что, а бомж уже не мужик, что ли?

-Нет!..

-Ха, да у нас, у бедных, чтоб ты знала, кровь бурлит и мы всегда могём…

В соседнее открытое окно выглянула голова Шалымовой жены:

-Та-а-ак! Это у кого тут кровь бурлит? У тебя, что ли? А почему я об этом впервые слышу?

-Дык я чё…, я же шутю...,- сосед тут же замолчал и скрылся в глубине квартиры, а Татьяна Трофимовна была готова сквозь землю провалиться под пристальным взглядом Шалымовой жены.

Романтическое свидание на ветке берёзы к тому времени подошло к концу. Котяра спрыгнул на землю и был таков. А Симона по-прежнему оставалась на месте.

-Пошли домой уже, хватит! – сквозь зубы позвала хозяйка.

-А вам бы не мешало у кошки своей кое-чему поучиться…, - подала голос Шалымова.

-В каком смысле? – не поняла Татьяна Трофимовна.

-В смысле поведения. Вели бы себя попроще, глядишь, и для вас какой-нибудь котик нашелся, - захохотала женщина.

-Ну, знаете, это не ваше дело! - огрызнулась Татьяна Трофимовна и бросилась домой, пряча от соседских глаз полыхавшее от негодования лицо.

Она всю жизнь жила одна. Когда-то давно, еще в институте, был парень, который дарил цветы и читал сонеты из потрепанной записной книжки. Но их пути-дорожки развела судьба: по распределению дипломированную специалистку направили в этот город и с тех пор они с тем парнем не виделись. Что с ним, где он, женат ли - кто знает?!

Городок был маленький, провинциальный, мужчины все наперечет, да и те, в основном, работяги, с которыми Танечке никак не удавалось найти общий язык. Так и жизнь прошла, а счастья ещё не видала: то ли оно заблудилось где-то, то ли проскользнуло незаметно и ушло в неизвестном направлении.

Татьяна Трофимовна влетела в дверь своей квартиры и только тут дала волю слезам. «Да что вам всем надо? Что вы лезете ко мне со своими советами?» - думала женщина, вытирая слезы рукавом шелкового халатика. А они всё текли и текли, пока не улеглись в душе все волнения и потрясения сегодняшнего дня. Да, денёк-то выдался не из лёгких! И всё из-за этой любви, будь она трижды неладна!

Чтобы успокоиться окончательно, Татьяна Трофимовна выпила валерьянки. А спустя какое-то время и Симона вернулась домой, так же как вышла – через балкон. Как ни в чем не бывало, кошка прошествовала на кухню, попила водички и довольная улеглась спать.

Вечером того же дня Татьяна Трофимовна появилась на улице, держа в руках большую хозяйственную сумку. Глаза были заплаканы, губы дрожали. Прижимая драгоценную ношу к себе, женщина пошла по аллее и остановилась на углу старого двухэтажного здания. Тут жила старушка, безумно любившая кошек. Их здесь было не просто много, а очень много – на скамейках, на земле, на ветках деревьев – настоящее кошачье царство.

Татьяна Трофимовна расстегнула молнию и вытащила из сумки полусонную Симону:

-Прощай, моя девочка! Тебе здесь будет лучше!

Женщина оставила кошку, повернулась и быстро ушла.

Симочка осталась одна, немного обалдевшая от солнца, новых звуков и запахов. Большой черно-белый кот, узрев новенькую, решил тут же с ней познакомиться: спустился с дерева и, мягко ступая лапками, направился к своей избраннице. Но в ту же секунду наперерез ему из кустов шиповника выскочил рыжий задира, неоднократно покусанный и изрядно потрепанный в драках, и тоже двинулся в том же направлении…

А на небе сияло солнышко! Улыбался счастливый апрель! И на земле расцветала ЛЮБОВЬ!

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.