Праздник (d)


Когда в тебе плещется океан эмоций – все меняется вокруг. Твои глаза смотрят на мир под призмой, словно солнечный луч пропускают сквозь лупу и пишут, обжигая асфальт коричневыми буквами «люблю». Это не розовые очки – ты не надевал их, не разбивал десятки раз, не заклеивал снова, не вставлял новые стекла. Это ты такой и разбивалось твое сердце от поступков людей, словно хрустальная туфелька Золушки, а у тебя порой не оказывалось второй, чтобы доказать, что ты – это ты. Дышишь ровно. Даже потрескавшаяся штукатурка на швах потолка, граничащего со стеной, смотрится не так удручающе и одиноко. Ты находишь в своем воображении место для крохотной Жар-Птицы, растущей в этих выгибах, замечаешь пятна на старых скатертях перед праздником, хотя раньше бы ты даже скатерть не постелил, а значит и пятна бы не заметил.

И внутри бьется комок нежности, желающий сделать тебя идеальным и идеальным все вокруг, но не в прямом смысле, в твоей голове. То, что ты не способен исправить –оставляешь, оставляешь обои, считая их креативными, протираешь пыль с цветов, разглаживаешь складки на пиджаке, поднимаешь голову и, касаясь выключателя, видишь, как резко тухнет свет по всей квартире, чтобы почувствовать, как ты жил до этого, как это было наигранно, неправдоподобно, дешево и скупо: жаден на эмоции, события, декорации, костюмы, а сейчас праздник. Не только сегодня, но всегда: завтра, послезавтра, через неделю и месяц. В глубине души ты боишься, что однажды можешь совершить непоправимое и лишиться приобретенного впервые, поэтому следишь за своим языком, длинной метлой подчищаешь пыль глупостей в своей голове и больше не расчесываешь хвост негатива, тащащийся за собой. Холодные металлические ножницы касаются ушками указательного и большого пальца правой руки, лязгают два раза, а на третий отрезают хвост. Ты смотришь на него, поднимая перед собой, и дивишься, какой он красивый. Был. Мех вылезает лоскутами из него и падает к твоим ногам. Свободен.

Прошлое вытекает из-под щелей старых плинтусов – слишком глубокие разъемы. Ползет пауками, но ты не давишь их, опуская ладонь к полу, а зовешь на нее, чтобы сказать, как счастлив и как сильно ты желаешь счастья этому мохнатому чудовищу, безграничного, вселенского. И в душе твоей всегда праздник. Все танцует, отплясывая в ночь, когда на небе висит желтый серп, а звезды рассыпаны стаями по синеве, когда горит костер и замысловатые фигуры танцуют, танцуют вокруг него, скачут тени на песке, разбрасываемом вокруг притаптывающими в такт барабанов бесплотных существ. Да будет так.

14/2/16

Редактор: Настя Шварц

Фотография: Тони

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий