Велюр.


ВеЛюр.

Книга первая. Начало.

Предисловие:

Туман покрывал все вокруг - вырастая ниоткуда. Не стелился, а клубился - надуваясь и множась. За ним что-то было – нечто живое и загадочное. Оно приближалось к ней беззвучно, забирая свежесть утренней прохлады. И только его исключительно тяжелое дыхание, обдавало холодом...

Мурашки бежали по ее коже. Поднявшиеся волосинки на руках потрескивали, электризуясь и, как антенны, ловили его движения. То, чужое и жуткое, было совсем рядом - за этим густым, живым клубом, в ее оконном проеме. Оно смотрело, оно изучало.

Вошла кошка. Прошла мягкими лапками через всю комнату и запрыгнула в большое кресло, у самого окна, насторожилась…и, мяукнула. Едва уловимый звук, нежный и ласковый, спугнул устрашающую неизвестность - туман замер на форточке, шевельнул штору и упал…

Вел, задышала, провела рукой по лицу и вернулась в действительность. Перевернула лист книги, приготовленной для чтения, и лишь затем, опустила глаза от окна. Она увидела багетную раму картины, на ней тонкий лик девушки, бледной, испуганной и так похожей на сестру. В глазах поплыло, но это были не слезы – смешивались краски, образуя разноцветную жижу. Резко встряхнула головой.

Черные буквы на белом листе призывали к познанию.

- Все! – отбросив томик «Сумерек» на прикроватный столик, проговорила Вел. - Пора отдохнуть! Пора. Люди! – крикнула она громко, вскочила с кровати: - Мы едем в отпуск! На море. И прямо сейчас!

Часть первая. Встреча.

Глава 1.

Горизонт тонул в серых полутонах вечера. Ленно прятались последние краски заката. Уже совсем не было видно, где сливается даль. В эти моменты море становилось самым нежным и ласковым. Оно легко касалось, своим теплом, изящных пальчиков ног хрупкой фигурки, одиноко сидящей у самой кромки берега. Еле ощутимый ветерок играл ее черными, как ночь, волосами, ласкал загорелые плечи и, уносился, торопить ленивую волну. Ев смотрела вдаль, будто ожидая чего-то или кого-то за тонкой пеленой парующей воды. Стан ее был недвижим, и даже танец волос был едва уловим.

Появилась первая звезда и, найдя свое отражение в спокойной воде - заиграла, заблестела, любуясь собой. Просыпалась ночь, разбрасывая бриллианты по небу, купая их в теплой воде, играя отражениями.

Девушка пошевелилась, потянулась к воде и слегка, касаясь только кончиками пальцев поверхности, провела рукой по морскому шелку, наслаждаясь своим ощущением. Затем грациозно поднялась, легко и спокойно сделала несколько шагов вперед, ступая на пальчиках, боясь нарушить идиллию.

Она любила море. Любила его всегда – и оно любило ее. Их встречи были редки, впрочем, как и у большинства на этой планете. Но каждый год их свидания, в день приезда, являли собой особый ритуал - очищающий, оживляющий за год уставшую от мирской суеты душу…

- Привет! – проговорила, прямо на ухо, Вел.

- Что вы так долго? Скоро полночь! – укоризненно заметила Ев, повернув к ним только голову.

- Еще есть пару минут, успеем, – одна из двух пришедших сняла сарафан, бросила его на свои босоножки.

- Теперь поплыли? – Ев торопилась осуществить давно задуманное и не обращала внимания на девичьи маневры, пристально высматривая кого-то вдали.

- Да, пора! – Вел глянула на часы и отдала их в руки третьей. Вдвоем забежали в воду, прямо по лунной дорожке, и немного проплыли.

- Вне времени и вне пространства! – проговорила Ев.

- Это что, твое желание?! – спросила Вел, посылая волну брызг в ее сторону и дрожа, пока еще не привыкнув к воде.

- Да нет. Просто мы вошли в воду вне времени и вне пространства, в 00:00.

- Точно! – согласилась Вел и подняла глаза к звездам, словно ловя этот миг, или наоборот, прося его продлить. Вздохнула, поняла, что теряет секунды и промерзает без движения, поплыла по кругу, водя за собою серебряную нить лунного света, сплетая в замысловатые узоры. Вода переливалась, тела девушек отливали блеском – и воображение рисовало их русалками, резвящимися в ночи. - Эдвард! Где же ты мой Эд! – крикнула, громко, не стесняясь.

- Совсем сбрендила… – поток воды облил ее, Ев приготовилась повторить, но передумала – опустилась в воду с головой и тут же вынырнула, сверкая в свете луны.

- Ты нашла себе кумира? – спросила, стоящая на берегу, Ан.

- А что? Все влюбляются! В певцов, в музыкантов, в актеров. Я что, не могу влюбиться в маленького, хорошенького вампирчика?

- Вот маленьким, его никак не назовешь! – неожиданно кусая ее за плечо, прошептала Ев.

- Меняешь вкусы? – Ан опять подала голос с берега. Она всегда пыталась поддеть подругу за увлечение книгами и тщательный отбор друзей, да и просто окружающих людей. Не злобно, а так, исподтишка, вставит колкость и замолчит, словно боясь задеть по-крупному и потерять ее.

- У девушки должен быть выбор! – ответила ей Вел, и, повернувшись к сестре, спросила: - А что мы по-настоящему будем загадывать?

- Давай любви – большой и вечной?!

- Большой и вечной? А давай!

Взявшись за руки, произнеся вслух желание, одновременно нырнули и проплыв еще немного в лунной дорожке, вернулись к берегу.

- Ан! Иди к нам, вода просто парная.

- Да нет. Спасибо! Это лето прохладное, не хочу болеть… – бурчала подруга.

- Ты просто трусиха! – поддразнивала ее Вел. - Жарче лета не было целый век!

- А тебе, откуда знать. – тихо проговорила Ан, от нечего делать, разгребая ногой песок. Девушки не услышали, или сделали вид, продолжая свое занятие:

- Суженый, ряженый, приди ко мне наряженный! – Ев, веселясь, вспомнила присказку, и вот они уже вдвоем причитали заклинание, перемешивая смехом, все громче и громче.

- Вот дурынды! Это у зеркала со свечой произносят. – крикнула им Ан.

- Интересно, чем это тебе не зеркало и свеча? – уже назло подруге, вторили: «суженый - ряженый, суженый - ряженый»…

Белые блики на воде колыхались и кружились в такт движений. Ев любовалась их игрой и меняющимся, сияющим рисунком, как вдруг, в морской черноте, проступил лик мужчины, чистый и добрый. Он отвернулся, но будто вспомнив нечто, вернул ей свой яркий взгляд. Ев вздрогнула. Его прекрасное лицо исказил ужас, а по мраморной коже потекли струйки крови.

Ев испуганно отогнала видение, ударив рукой по воде:

- Привидится же такое… - подумала она и, умыв лицо, подплыла к сестре.

- Сегодня Ивана Купала! - голос Вел, был спокоен, как у учительницы первоклассников, поясняющей трудное задание: - Сами древние боги велели искупаться в ночи. Иди, получи у природы свою часть красоты и вечной молодости. Смой с себя весь негатив, набравшийся за год. Скажи природе: «Здравствуй!» и она откроет тебе свои красоты.

- Мне моей хватит! – ответили с берега, и немного помолчав, Ан продолжила: - Вообще-то на Ивана, через костер прыгали и венки плели.

- Венок, допустим, мы тебе сплести еще успеем. А вот над костром попрыгали бы, но после купания, – смеялись сестры.

- Девочки! Выходите уже, пляж совсем пустой. Поздно, холодно. Вы уже синие.

Девушки действительно отдавали синевой, а брызги воды, которые они поднимали, были бриллиантовыми.

- Синие? Как брюлики? – спросила Вел.

- Нет, как сосульки! А вы не думаете, что сегодняшней ночью вся нечисть идет купаться?

- Что?

- Разные, там, змейки…

- Ой!!! Смотри, Ан, возле тебя кто-то ползет. Осторожно!

- Где? – начала «танцевать» на месте девушка, оглядываться по сторонам, и истерически вопить.

- Нигде! - пока подруга прыгала и наигранно кричала, вертя головой во все стороны, Вел, незаметно, подбежала, взяла ее за плечи, реально напугав девушку.

- Я же говорю, Ан – ты трусиха! – продолжая плескаться, крикнула Ев. - А змейки спят, спят, спят!

- Зато в воде еще разные чудища плавают, – парировала ей Ан, злясь на них и стараясь взять себя в руки, успокоиться.

- Сама ты - чудище! – ответила Ев и запела, вспомнив старую песенку:

«Эй! Моряк! Ты слишком долго плавал,

Я тебя успела позабыть.

Мне теперь другой по нраву дьявол,

Его хочу любить!»…

- А полотенце-то, мы забыли! – крикнула ей сестра.

- Выхожу! Бррр, холодно! Бежим!

****

«…Туман настигал ее, становясь все плотнее и колючей. Она бежала и бежала, не видя вокруг себя ничего, кроме этого сбитого сгустка, все глубже запутываясь в нем, теряясь в направлениях. Страх начинал подбираться к горлу, сдавливая его настолько, что она, не только не могла позвать на помощь, но уже и дышать. Нежданно, сильная рука схватила ее за запястье, и вытянула на безлюдную площадь, старого, почти разрушенного города. Его бледное лицо тронула добрая улыбка:

- Все хорошо, солнышко, все хорошо! – почти шепотом произнес он, обдавая щеку теплом, а жар руки его успокаивал. Захотелось прижаться, согреться. А он уже удалялся, унося с собой жаждущую ее мглу»…

Вел вскочила, тяжело дыша: - Сон, всего лишь глупый сон!...

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий