Посылательная сказка


(По мотивам русской народной сказки "Бобовое зёрнышко") Жили-были петушок да курочка. Неплохо жили. Да... А чего ж плохого, когда от всего куриного сообщества в хозяйстве на то время только они вдвоём и остались? Птичий грипп в тот год хорошо покосил куриное поголовье. Сытно им вдвоём, вольготно. Ни с кем делиться ничем не надобно. Ну и ели до отвала, зобы себе набивали. Только в тот день, о котором речь пойдёт, беда приключилась. А поначалу-то всё как было хорошо, благопристойно даже было! Рылся-рылся наш петушок в одной из мусорок неподалёку от дома, да и ��ашёл бобовое зёрнышко. Ай, как хорошо! Какая удача! Дай, думает, джентльменом себя покажу. Авось да и оценит благоверная мои старания должным образом. - Ко-ко, дорогая, - говорит он своей курочке, - смотри, что я для тебя откопал! - Ну, что там опять? - недовольно отозвалась Ко-ко. Опять этот надутый болван отвлекает её по всяким пустякам! - Я для тебя, дорогая, достал дефицит - зёрнышко бобовое! Подойди, попробуй. Райское же наслаждение! - Эка невидаль! - проквохтала Ко-ко, продолжая самозабвенно разгребать когтистыми лапами землю. Она даже посмотреть не соизволила в сторону ""джентльмена"". А зря! Могла бы избежать ненужных проблем. - Клюй, - говорит, - сам свой ""дефицит"". Такого добра здесь - завались! - Ко-ко, дорогая, ты не права, - оскорбился наш ""джентльмен"". - Такого зернышка ты ещё не пробовала. Потом ведь жалеть будешь. - Очень оно мне надо! - небрежно бросила Ко-ко, внимательно разглядывая содержимое свежего раскопа. - Ты нашёл, вот сам его и ешь! - Ну, если ты так настаиваешь, дорогая, - оскорбился петушок. - Имей в виду: я тебе предлагал... И он целиком заглотнул то зёрнышко. Однако, то ли от спешки, то ли от обиды на свою невнимательную Ко-ко, но случилась с ним беда: зёрнышко встало поперёк горла и петушок наш попросту подавился! Ох, что тут началось! И дышать-то ему нечем, и глаза-то его из орбит лезут! Завалился Петушок набок и жалобно захрипел: - Воды... - Ну, что там ещё?! - возмущенно прокудахтала Ко-ко и, подбоченясь, наконец, обратила свой надменный взор в сторону агонизирующего супруга. - Что стряслось? Это и есть то самое ""райское наслаждение"", которое ты хотел мне подсунуть? Или не в коня корм оказался? Жадность фраера сгубила? Но петушок, лёжа на боку, трепыхая крыльями и беспомощно перебирая лапами, умоляюще смотрит на неё выпученными глазами и только хрипит из последних сил: - Воды... - Ладно уж, лежи пока, - смилостивилась недовольная Ко-ко, взбираясь на пригорок и уныло оглядывая окрестности. - Схожу посмотрю, что можно для тебя сделать... И она отправилась к блестевшей на солнце реке, что протекала, к счастью, неподалёку. А петушок наш уже с жизнью прощается, крылышками трепыхает, вот-вот Богу душу отдаст. По тому, как неохотно отозвалась Ко-ко помочь беде своего ""джентльмена"", он понял, что надеяться, как всегда, надо только на себя. Ну, что с неё взять? Курица, она и есть курица. Даже в Африке. Что бы она там о себе ни воображала. Ну и стал он извиваться да трепыхаться, да так активно (жить-то хочется!), что в результате этих упражнений пищевод, всё-таки, пропустил бобовое зёрнышко прямиком по назначению - в зоб. - Ах-х-х! Петушок не верит своему счастью! Опять дышится легко! Хотя горлышко ещё побаливает. Ну, да ладно, это уже пустяки, с кем не бывает? Заживёт! Сейчас ещё и Ко-ко водички принесёт, так вообще - красота же будет! А Ко-ко тем временем, особо не торопясь, доковыляла до Речки. И стала предъявлять ей свои претензии. Типа, зачем так далеко от дома протекаешь? Все ноги избила, пока сюда добралась. Опять-таки, инфраструктура не на высоте: на берегу ковшика никакого не приспособлено. Беда, понимаешь ли, приключилась, а воды-то и набрать нечем! Не в клюве же нести! Антисанитария какая! Да и много ли в том клюве принесёшь? Ну, та и послала её. Не подумайте ничего плохого - к Липке Речка её послала. Сорви, мол, листок, скатай в трубочку, вот тебе и сосуд для доставки вожделенной влаги. Повыступала-покудахтала Ко-ко ещё некоторое время. А Речка - знай себе бежит мимо, бликами поигрывает, да посмеивается. Деваться некуда: надо нашей страдалице к липке оглобли свои поворачивать. А до неё - ближний свет! - опять на пригорок карабкаться надо. Знала бы такое дело, заранее подсуетилась. Ведь мимо же проходила! Экая досада! Ох, уж этот Петушок! Всё-то у него не слава Богу! Кое-как взобралась Ко-ко на тот пригорок. Запыхалась вся. Стала излагать Липке своё видение мира. Что все вокруг только и делают, что осложняют ей, добропорядочной курице, достойную жизнь. А у неё, видите ли, душа тонкая, запросы возвышенные. Но, как назло, всегда приходится заниматься низменной прозой жизни! Петух, видите ли, подавился! Бегай теперь из-за него, унижайся перед всякими! - Хоть ты-то не станешь мне палки в колёса ставить, надеюсь? - с ехидным вывертом спрашивает она у Липки. - Ну-ка, сбрось листок! А то не допрыгнуть мне. Высоко больно. Да и не солидно такой благородной курице по веткам сигать! Как несерьёзный какой-нибудь воробей, или, того хуже, - ворона!. Пошуршала-пошумела своими листиками Липка, пряча в зелёной кроне хитрую усмешку, и послала нашу курицу к девушке. К девушке-красавице, что каждый день мимо Липки на Речку за водицей ходит, песенки распевает, да Липку добрым словом каждый раз привечает. - А это ещё зачем?! - возмущённо взмахнула крыльями Ко-ко, да так, что пыль столбом взметнулась. Даже самой дышать стало нечем. - Ты это что - кхе-кхе! - издеваешься надо мной?! - Вовсе и не издеваюсь, - прошумела Липка. - Листик-то ты у меня, допустим, возьмёшь, а воду в нём как понесёшь? - Ну, уж догадаюсь как-нибудь в трубку его свернуть. Не одна ты у нас такая умная! - А листик-то мой упругенький, не удержишь ты его. Вот он и развернётся. И вода твоя вся на землю выльется. Призадумалась Ко-ко: - В принципе, ты права. Зачем мне лишние проблемы? И так уж натопалась сегодня, как никогда! Буду я ещё из-за этого болвана десять раз туда-сюда бегать! Ладно, говори, где там живёт твоя ""красавица""? Взмахнула Липка ветвями: - А вон, видишь? На краю деревни домик расписной стоит? Там она и проживает. Вздохнула ужасно недовольная Ко-ко, да делать нечего. Пошла она девушку искать. А солнце-то уже на вторую половину неба перевалило! Поспешать надобно. Так и до темна со всеми этими перебежками не управишься. Вот уж не было печали! И опять она недобрым словом помянула своего неуклюжего супруга. Ему-то там хорошо, лежит себе, да её дожидается, а ты тут с ног сбивайся, чтоб ему, непутёвому, услужить. Ох, эти мужики! Вечно за ними пригляд нужен! То ли дело она, Ко-ко! Дама в самом расцвете сил и возможностей! И никогда с ней такого, даже в принципе, случиться не может! Так, нахваливая себя и кляня на чём свет стоит своего спутника жизни, добрела наша Ко-ко до указанного Липкой дома. Но что это? Где-то за домом корова мычит? И слава Богу, что за домом! Не хватало ещё, чтоб с этой бугайкой пути-дорожки пересеклись! Известное дело: или растопчет, или обгадит. Так ведь не извинится даже! Сделает вид, что и не заметила! - Знаю я их! Окна в доме - нараспашку, жарко на улице. Но не прыгать же, в самом деле, благородной курице в окно? Не солидно! При её-то достоинствах! Постучала она клювом в дверь. Аккуратно так: ""Тук-тук-тук!"" Как это делают все культурные личности. В ответ - ни слова. - Дрыхнет, что ли? Красавица-то наша? Постучала опять. Результат - тот же. - Вот не было заботы! Теперь ещё будить придётся этакую лентяйку! То ли дело - я! С раннего утра и до позднего вечера - постоянно на ногах! А у этой - ни стыда, ни совести! Средь бела дня бока отлёживает! А тут вдруг - шаги за спиною. Шарахнулась наша курочка в кусты, испугалась! Думала и впрямь - корова. Легка, мол, на помине! Изгадит ещё... Ан нет! Это девушка идёт, ведёрко несёт. С молоком. Видать, только что коровку подоила. Досадно курочке стало, что лицо потеряла. Да ещё перед кем! Вышла она на тропинку, упёрла крылья в боки, вся такая гордая и неприступная, да и говорит презрительно: - Слышь, ты! Коровья прислуга! Дело у меня к тебе! Неотложное! Не по нраву девице-красавице такое обращение пришлось. Но ничего она не сказала. Ведёрко наземь поставила и, сложив руки на груди, стала продолжения ждать. - Чего уставилась? - сердито проквохтала Ко-Ко. - Нитка нужна мне! Да побыстрее! Даже рассказать не потрудилась, зачем и для чего ей та нитка понадобилась. Ниже своего расфуфыренного достоинства посчитала ""перед какой-то там девкой"" объясняться! Усмехнулась девушка про себя: ""Проучу же я тебя!"" Да и говорит: - Мне тоже кое-что надобно. Как принесёшь, так и получишь свою нитку. - Что значит ""принесёшь""?! - взъерошила Ко-Ко своё оперение. - Опять куда-то бежать?! - Да, - спокойно отвечала девушка. - Гребешок мне надобен. А самой сходить - времени нет. - А мне-то что за дело?! - Вот ты к гребенщикам и сходи, его мне принеси. А я уж тебе за это, так и быть... - Нет, ну вы подумайте, какое издевательство! Опять ноги бить! Да я!.. Да меня!.. Да вы меня за кого!.. И далее - всё в том же духе! А девушка улыбнулась загадочно, ведёрко своё подняла, да и пошла в дом, по дороге чуть на Ко-Ко не наступив. Та едва успела в сторону отскочить. Сами понимаете, что это очередное унижение настроения ей отнюдь не прибавило. Как бы там ни было, а ноги бить Ко-Ко всё равно придётся. В самом деле, не отступать же на пол-пути? Зря, что ли, столько сил и здоровья она потратила на все эти дурацкие ""поиски""? Но вот закавыка-то какая: - Послать-то она меня послала, - уныло размышляла порядком уставшая Ко-Ко, - но только адреса она мне не сообщила! Где искать тех гребенщиков? Хоть и домов-то у местных тут - раз-два и обчёлся, но ведь не стучаться же в каждый: ""Скажите, мол, пожалуйста..."" Ещё чего! Унижение какое! Сама найду! В это самое время в кустах неподалёку послышалась какая-то возня. Ко-Ко насторожилась. Ничего хорошего от своей судьбы она сегодня уже не ожидала. И, представьте себе, ошиблась! Изменчивая фортуна решила в этот раз улыбнуться и преподнести ей приятный сюрприз! Кусты раздвинулись и на дорожку важно выступил... незнакомый Петух! Да какой красавец! Пёрышко к пёрышку, радугой на солнце всеми цветами переливается! Хвост буйным фонтаном к небу вздымается! Ко-Ко тут же вся и обомлела, вмиг забыв о своих неприятностях: - А говорили, что в этих краях больше никого из нашей породы и не осталось... - непроизвольно вырвалось у неё. - Кто сказал такую глупость? - строго посмотрел на неё красавец. - Да все так говорят... - тоненько проворковала Ко-Ко, склонив голову набок и восхищённо рассматривая представителя ""своей породы"". - И много их, этих ""всех""? - ещё строже спросил тот. - Да... - выдохнула Ко-Ко, не помня себя от восторга и особо не вникая в суть вопроса. - Аж два... Во-первых - я. И ещё там... один... - Не густо! - вынес вердикт красавец и снизошёл: - А ты-то кто? - Ах! - зарделась наша путешественница, у которой уже всё плыло перед глазами. - Ко-Ко... - В каком смысле? - хамски осведомился радужный кандидат в сердечные друзья. - Меня так зовут... - окончательно сомлела Ко-Ко. Грубые интонации красавца её нежную душу совсем не ранили. Даже, скорее, наоборот, он ей казался прямо-таки сказочным героем! Не то, что этот, с вечными своими проблемами... ""Жентельмен"", прости Господи!.. Вспомнить противно!.. Мысль о дожидавшемся её умиравшем супруге отравила приятное забытьё. Ко-Ко мигом протрезвела, встрепенулась, сбросила с себя минутное наваждение и, как ни в чём ни бывало, поинтересовалась у писаного красавца: - А вы не скажете, где живут эти... как их там?.. Гребенщики? - Ко-ко его знает! - небрежно бросил тот, опять направляясь в заросли, откуда слышалось призывное квохтанье. И, похоже, зовущая квохтунья была отнюдь не в одном экземпляре! - Вот Ко-Ко этого как раз и не знает! - горестно вздохнула та, с неожиданной ревностью прислушиваясь к звукам, доносившимся из кустов. Что поделаешь? Надо продолжать свой горестный путь! Гребенщики! Где же вы? Мать вашу... Уныло побрела Ко-Ко вдоль по улице, с ненавистью приглядываясь к каждой избе: - Понастроили тут... - бормотала она, устало волоча крылья по земле. - Все дома - на одно лицо... Никаких опознавательных знаков повесить не потрудились... А солнышко в это время всё ниже и ниже к закату клонилось. И ничто на свете не могло задержать его.... Ошибалась Ко-Ко! На доме, где мастера-гребенщики обретались, такой знак висел как раз-таки! Большой такой гребень, красивый, ярко-красного цвета! Да не один, как потом оказалось, когда Ко-Ко поближе подошла, а на каждом углу дома! Чтоб сразу издалека в глаза бросалось, чем люди в этом доме себе на хлеб зарабатывают. - Ох! Ох! Понавешали-то! Понавешали! - стала Ко-ко возмущаться, подбоченясь и критически оглядывая оформление крепко сбитой избы. - Скромности у людей - ну никакой! И ни стыда, ни совести! Нашли, чем похваляться! Расчёсками какими-то завалящими! Нет, ну вы на них только посмотрите! А? На её голос из-за высокого забора выглянула голова розовощёкого парня и тряхнула кудряшками: - Ты чего это тут раскудахталась? Заблудилась, что ли? Ну-ка, кыш отюда! - И не подумаю! - вздрогнула Ко-Ко, но гонору не поубавила. - Меня к вам девка прислала. Вы ей там расчёску какую-то задолжали! - Что за девка? - сразу высунулся парень из-за забора по пояс. - Уж не Алёна ли? - А я знаю? Дурья твоя башка! Она мне не представлялась. Только просила к вам заглянуть (мне как раз по пути было), да гребень от вас принести. Так что - подавай быстрее! Некогда мне тут с тобой рассусоливать! Солнце вон сядет скоро. А мне ещё домой успеть надобно! Мечтательная пелена, застившая парню глаза при упоминании Алёниного имени, мигом слетела, и он сердито ответил курице: - Вот ещё! А сама она чего ж не пришла? - Почём я знаю? Наверное, видеть тебя не желает! Обиделся парень на курицу за такое предположение, да и говорит: - А вот как хворосту нам от дровосеков принесёшь, так и гребень получишь! - Не поняла! - опешила Ко-Ко. - Какая связь между хворостом и гребешком? - А вот такая! - показал парень курице язык и скрылся за высоким забором. Совсем запаниковала Ко-Ко: солнце вот-вот сядет за горизонт, а ей опять куда-то бежать надо! Да и куда? Где искать тех дровосеков? - Спокойствие! Только спокойствие! - принялась Ко-Ко себя успокаивать. - Будем рассуждать логически. Кто такие, эти дровосеки? Дровосеки потому и называются дровосеками, что рубят дрова. Правильно? Правильно! А где они их рубят? - И она довольно заквохтала: - В лесу, конечно!.. Какая же я умная! Не то, что некоторые! - И она недобрым словом помянула своего суженого, доставившего ей сегодня столько беспокойства: - Чтоб он жил триста лет без капитального ремонта! В этот момент до её слуха издалека до нёсся звук топора. Тюк-тюк! Тюк! И шёл он со стороны темневшего за околицей леса. - Ну вот! Кто бы сомневался! - обречённо вздохнула Ко-Ко. - Короче, направление обозначено. Вперёд! Назло всем недоброжелателям! Сонце уже коснулось горизонта, когда Ко-Ко вышла на поляну, откуда доносился звук. Здесь работали несколько мужиков с топорами в руках. Обрубали ветки с поваленных деревьев. - Ну, слава Богу! - громко закудахтала Ко-Ко. - Насилу вас нашла! Забрались чёрт его знает, куда! А что? Рядом с домом нельзя этим же заниматься? Там что, дрова не такие?! Мужики заинтересованно обернулись на неприятное квохтание: - Ты никак заблудилась? Чего тебя сюда занесло? - Говорю же: вас искала! Вот бестолковые! Ну, так! - распорядилась она, широко расставив ноги и указывая крыльями фронт работ. - Ну-ка! По-быстрому организовали мне вязанку хвороста! Мужики рассмеялись: - А зачем он тебе? Лес хочешь поджечь? - Ещё чего! Нужен мне ваш лес! Отнести его надо гребенщикам, - снизошла она. - Совсем обедняли, видать! Да, и ещё: кого-нибудь мне в носильщики сообразите. Не понесу же я эти палки сама? Один из лесорубов хитро усмехнулся: - Вот тебе топор! Вот тебе лес! Руби, сколь хошь! Нам не жалко! Остальные мужики дружно рассмеялись. - Ты что?! - возопила Ко-Ко. - С дуба рухнул?! Я - и дрова рубить?! - А в чём дело? Командовать - оно легче, что ли? - Да вы своими глупыми головами только подумайте! - кудахтала Ко-Ко, вконец разозлившись. - Если бы я даже и захотела пойти вам навстречу, чем я, по-вашему, топор держать буду? Клювом, что ли? - А это уже твоя забота! Чем хочешь, тем и держи! - хитро оглянулся мужик на свою бригаду. Мужики опять поддержали смехом своего товарища. Ко-Ко вдруг поняла, что наскоком тут проблему не решить. Слишком много их тут. И все такие ""не джентльмены""! И она моментально сменила тактику: - Ну миленькие! Ну мужички! Ну подсобите несчастной женщине! Ведь солнце уже садится! Скоро ночь! А мне ещё домой добираться! И - о, чудо! - ласковое слово повлияло самым благоприятным образом! Мужики, весело переглядываясь, тут же зашевелились, стали дружно хворост в кучу собирать. Потом связали его верёвкой, чтобы, видать, по дороге-то, неряхам, не рассыпать. Ко-Ко расслабилась, нахваливает себя потихоньку. Вот, мол, какой славный педагогический приём она применила! Обвела всех этих недотёп вокруг пальца! Но что это?! Что за наглость?! Что за неуважение, в конце-концов?! Тот мужик, с которым она о топоре дискутировала, взял приготовленную вязанку хвороста и взвалил... Ко-Ко на спину! - Так и быть! - говорит. - Принимай нашу помощь! Под непомерной тяжестью ноги у Ко-Ко вдруг подкосились, и она плюхнулась на живот, зарывшись клювом в траву. - Да вы что?! - заквохтала она, отчаянно пытаясь освободиться. - С ума, что ль, посходили?! Зачем вы на меня эти палки набросали?! - Ну, ты же помочь просила? Насобирать тебе хвороста? - усмехнулся мужик. - Вот мы и помогли. А теперь - извиняй, голубушка! Солнце село и рабочий день, к сожалению, у нас уже кончился! А нас ведь дома ждут-не дождутся! И, засунув топоры за пояса, мужики ушли. Долго ещё Ко-Ко слышала, как под их ногами ветки трещат, да дружный смех постепенно удаляется и эхом разносится между деревьями. И Ко-Ко осталась одна в тёмном лесу. Сумерки уже вовсю сгущались, и на Ко-Ко навалилась ужасная усталость после такого трудного дня! Ноги ныли, глаза сами собою закрывались и пошевелиться, чтобы сбросить с себя неожиданную ношу у неё просто сил не оставалось. - Ну и ладно, - невнятно бормотала она, по возможности удобнее располагаясь под завалами веток. - Завтра я им всем покажу... Внезапно вспомнился непутёвый супруг, так и не дождавшийся от неё воды. Как он, царапая землю когтями, беспомощно смотрел на неё, умирая. - Я сделала всё, что было в моих силах, - успокоила она себя. - Понимать должен... Эгоист... Ну и ничего... На пОминки я точно успею... Потом отметим девятый день.. Сороковой... И вообще! - вспыхнула в курином мозгу последняя мысль. - Какой дурак придумал эту сказку?! Сам бы с моё побегал... И не видела Ко-Ко, что в кустах, за её спиной, в сгущавшейся темноте загорелись два жёлтых голодных глаза...

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.