d5555ed

d5555ed

0 карма

от·
Темнота... Темнота и тишина... Где я?.. Ни рукой, ни ногой не пошевелить. Что со мной? А... Ну да... Припоминаю... Дорога... Скользкая дорога... Потом - удар! Боль!.. Откуда он только выскочил?.. И сразу - темнота... Ну, ясно... С кем-то поцеловались. Лоб в лоб. А сейчас-то я где? В больнице? Всё тело стянуто. Значит, в гипсе? Или уже там? Откуда не возвращаются? Но тело-то я чувствую! А не должен бы... Если "уже там"... Хотя, кто его знает, как оно ""там""... За краем... Что-то читал об этом. Интересовался. Да... Много интересовался. Даже нездоровый какой-то интерес проявлял. Всё узнать хотел... Как там и чего? Ну вот. Сподобился. Теперь изучай. На собственной шкуре. ""Живой пример тому - наш уважаемый покойник"". Смешно. А серьёзно: где я? Если в больнице, да ещё в гипсе, оно, конечно, радует. В смысле, что жив остался... Но ведь ничего же не болит! Во всяком случае, боли я не чувствую. Просто тесно как-то. И холодно. Будто в гробу... Мысль, конечно, весёлая. А вдруг - правда? Да ну... Пробую пошевелиться. В принципе, возможно. И на гипс не похоже. На гроб - тем более. Тряпки какие-то... Уже хорошо. Жаль, света нет. Осмотреться бы. Или глаза завязаны? Как и всё тело? Повязку не снять руками: стянуты по самое нельзя. Да какая там повязка? Вот же, шевелю губами, двигаю щеками... Получается, правда, плохо, как в замедленном кино. Но всё же получается! И никакой повязки не чувствую. Глаза, что ли, просто закрыты? Ну, ты воще... Совсем плохи твои дела, коли на открывание глаз особое распоряжение правительства требуется. А ну-ка... Точно, веки закрыты. И тяжёлые, будто свинцовые. Что-то мешает... Или нет? Впечатление такое, словно сцепление отсутствует. Между волей и мышечным усилием. Как во сне... Может, я, действительно, сплю? Тогда понятно... А что тебе понятно? Почему ты валяешься спеленатый с головы до ног? Или почему такое состояние придурковатое? Вроде хочешь, а не можешь? Хотя и соображаешь, вроде, трезво... Так, дружок, давай, начинай в пространстве ориентироваться! Задача минимум: открыть глаза и осмотреться. Невероятным усилием воли пытаюсь приподнять непослушные веки. Во всём теле ужасный дискомфорт! И горло напряжено. Как-то волнами сокращается... Стоп! Тихо!.. Что за звуки?.. Ребёнок плачет. Где-то рядом... Словно сквозь вату слышно. О! Глаза на мгновение удалось приоткрыть! Успеваю заметить невнятные световые пятна. И опять - темнота... А ребенок всё плачет. При чём - в такт моим горловым спазмам. Будто помогаю ему кричать. Фигня какая-то... Господи, а устал-то как! И в подмышке саднит. В паху тоже. Почесать бы... Щас попробую. Хоть шевелением зуд унять... И чего орёт?.. Да ладно... Хоть какой-то звук, по которому с уверенностью можно сказать, что я, всё-таки, ещё не ""там"", не на том свете. Пока, как будто на этом… Внезапно чьи-то сильные руки подхватывают меня и возносят на порядочную высоту. Это ещё что?! Пытаюсь вырваться, но тело совсем не моё! При том этот ""кто-то"" осторожно и ласково прижимает меня к себе, что-то невнятно мурлыкая и тыча в рот чем-то большим, мягким и приятно пахнущим. Боже! Какое тепло разливается! А рот-то! Губы сами раскрываются навстречу этому приятному и мягкому! А чем это пахнет? Аж голова кружится от удовольствия! Молоком, что ли?.. Ты глянь: рот так и тянется на запах. И ловит, ловит! Движения судорожные и бестолковые, но с определённой целью! Что это со мной? Сколько себя помню, к молоку всегда относился с прохладцей. Так-то не против, но от него всегда в сон клонит. А я - натура деятельная, и для повышения тонуса обычно чайком балуюсь. А тут просто сумасшествие какое-то! А тело-то меня не слушается, господа хорошие. Живёт самостоятельной жизнью. Инстинкты преобладают. И мне это очень и очень не нравится... - Ну что ты? Что ты? - начинаю я разбирать ласковое бормотание великана, и мне в губы мягко тычется ароматная и тёплая мякоть. - Ешь, мой маленький, кушай... - Это кто тут маленький?! - мгновенно воспламеняюсь я, пытаясь оттолкнуть угощение. - Это я-то маленький?! Опять он орёт, этот маленький уродец! Не даёт мне и рта раскрыть. Будто нарочно заглушает меня. Но что самое непонятное, моё горло тоже напрягается в такт его крику. Мы что, как-то связаны? И где он, в конце концов? Меня подняли в поднебесье, а его крик тише не стал. Так же и слышится прямо под носом. Приглушённо, правда, но, всё же, явственно. Я не сразу осознаю, но сосок (а это именно он!) каким-то образом оказывается у меня во рту, и я (вернее, мой рот) начинаю агрессивно терзать его. И всё это помимо моей воли! В горло толчками льётся ароматная жидкость, и я с аппетитом заглатываю её. Вопреки напряжённому и неприязненному ожиданию, наслаждение - неизъяснимое! Жрать я и вправду хотел... Кстати, стручок-то утих! Не орёт больше. Только слышится довольное посапывание и чмоканье. В такт моему, кстати сказать. Его что, кормят другой грудью? Маразм какой-то, не находишь? Это я к себе обращаюсь. Тебе не кажется, что ситуация более, чем странная? Где я вообще нахожусь?! Что весь этот цирк означает?! Вот, опять он завёл свою канитель! - Ну-ну, мой хороший, - опять слышится грудной голос. - Вот она сися, вот... И в рот мне снова тычется аппетитный сосок. Как я ни стараюсь, но голос не вызывает во мне никакого отторжения. И сосок я заглатываю без лишних уговоров. Само собой, это делаю вовсе не я, а моё вышедшее из повиновения тело! Мой рот, мои связанные руки, мои утянутые ноги, абсолютно каждая клеточка льнёт к кормящему меня тёплому и нежному великану! Вернее - великанше, раз уж на то пошло. И только мозг живёт отдельной жизнью. Недовольной и возмущающейся жизнью, но, похоже, его никто не собирается слушать и слушаться! Дурной сон какой-то... ...Как бы там ни было, но молоко начинает своё умиротворяющее воздействие. Мозг цепенеет и бурлит уже не так активно. А тело - и подавно: расслабляется и обмякает. Приятное забытьё обволакивает и убаюкивает. Некоторое время я ещё противлюсь, пытаюсь здраво рассуждать, но силы неравны. Молоко меня побеждает... Пробуждаюсь от ужасного дискомфорта: от холода и мокроты. Мои путы насквозь промокли, и тело саднит и щиплет. Только этого мне не хватало! - Эй вы! Как вас там! - Я опять начинаю прилагать титанические усилия, чтобы открыть непослушные глаза. - Развяжите меня! Мне надо привести себя в порядок! О! И этот проснулся: опять орёт! Следит за мной, что ли? Или это я его разбудил? Или... Или это я так самовыражаюсь?! И это из моего горла вылетают такие противные звуки?.. Боже мой! Совсем в детство впал! - Освободите меня! Сейчас же! Я начинаю извиваться и корчиться, сопровождая всё это отборнейшей руганью, но из моего рта (теперь я уже это слышу совершенно отчётливо!) лишь вылетают вопли грудного младенца! Господи!!! Это что же получается?!! Страшная догадка змеёй вползает в мою душу, но я не смею верить ей! Этого просто не может быть! Не бывает такого!.. Иду на эксперимент: прекращаю возмущаться и замолкаю. Куваканья и агуканья тоже не слыхать! Опять начинаю громко требовать, чтобы мне предоставили свободу. И младенческие вопли тоже возобновляются! Причём, в такт моим горловым усилиям! Только на своём, на непутёвом, языке! И так несколько раз подряд! На меня, наконец, обращают внимание. Сильные, но, как ни странно, нежные руки подхватывают меня, и я слышу ласковое воркование: - Мой маленький... Описился... Сейчас, сейчас будет сухенько... Ой, ты ж мой хороший... Тихо-тихо-тихо... Не надо так кричать... Сейчас мама тебя перепеленает и тебе опять будет тёпленько... - Мама?!! - взвизгиваю я. - Какая ещё мама?! Моя мама умерла двадцать лет назад! Понятное дело, связного текста из моего рта не вылетает. Я просто продолжаю несносно орать! Меня бережно кладут на спину, и начинается процесс освобождения от осточертевших пут. Ну, слава Богу! Настал момент. Сейчас! Сейчас я встану и покажу, кто тут у нас маленький. Уж пятьдесят лет, как вышел из того возраста, когда меня последний раз пеленали! Драться я, конечно, не стану. Это и дураку понятно. Силы больно неравны. Просто момент надо улучить и смыться от новоявленной гигантской мамаши. ""Кинг-Конг"" мне никогда не нравился. Не спорю, эффекты в фильме ещё те, всё сделано классно. Но себя в роли той девахи я даже и в дурном сне не представлял. И как меня угораздило?.. Да и вообще, где оно, такое вот, водится?! Размерчиком-то вроде и не вышла, чтоб за кустиками прятаться. Или с мозгами у меня - того? Опосля аварии? Ведь, как ни крути, такой твари просто в принципе быть не может! Собственный вес её бы точно раздавил. Эпоха динозавров давно уж миновала. И крупные животные остались только в водах океанов. Это в прежние времена Земля крутилась, как сумасшедшая, позволяя жить на своей поверхности циклопическим созданиям. А когда она Луну в свои объятия захватила, живность с тех пор мельчать стала. Вращение планеты замедлялось и крупным тварям стало просто невмоготу таскать свои многотонные телеса. Кто в воду перебрался, а более упёртые, так те просто вымерли. А вот эта как-то выжила. И теперь в мамаши ко мне записалась. Но я-то, я! Хорош! Расслабился, к сиське припал. Стыдоба... Меня, наконец, размотали, и я остался в костюме Адама. Ласковыми поглаживаниями, сопровождаемыми нежным воркованием заботливой мамаши, с меня удаляли следы постыдной катастрофы. Похоже, что я не только намок. Запашок-то ещё тот! Видимо, от несносного запаха глаза мои сами собою раскрылись. Сейчас мы посмотрим, кто же это взял надо мною непрошеное шефство. Рано я обнадёжился. Зрение совсем ни к чёрту. Сфокусировать зенки на каком-либо предмете никак не удаётся. Какое-то большое размытое пятно телесного цвета. Можно ещё различить темные пятна там, где должны быть глаза. Ну, ещё вот рот. Это пятно розового цвета... Чёрт, плывёт всё! И перед глазами то и дело что-то мельтешит. Тоже телесного цвета... ""Что-то""! Да это руки мои! Машут у меня перед мордой. И, естественно, я в этом не принимаю никакого участия. А ну-ка, если ближе рассмотреть?.. Странные они какие-то... Пухлые... Эк, меня разнесло... - Ну-ну-ну... - слышу я ласковый голос с придыханием, от которого внутри всё сладко замирает. - Не надо себя царапать... Мой маленький... Сейчас мы рубашечку наденем, кулачки закроем... Вот так... - Рубашка, конечно, это хорошо. А то зябко что-то... А царапать я себя и не собирался. Даже если что и было, так это не я. Оно само получается... Противно слушать. Вместо осмысленной речи какое-то агуканье... И когда это я говорить разучился? Или она меня чем накачала? Чтоб без проблем в куколки играть. Да это ладно. Научусь. Главное, что голова ясно мыслит. Мне бы момент улучить... Висит надо мною неотступно. Развлекает... Только вот фотографию рассмотреть никак не могу. С глазами совсем плохо. У меня и до того неважно было, без очков - ни читать, ни писать. Комп ещё как-то выручал. Но чтобы так плохо?.. Точно, накачала чем-то... Не скажу, что нежные поглаживания мне противны. Скорее - наоборот. Тело отзывается приятной истомой. Но всё рано: унизительно как-то. Хоть и никто не видит. - А вот это уже лишнее! Мне и так неплохо! Не обращая внимания на мои вопли, мамаша опять меня упаковывает, стягивая ноги довольно плотно, но не больно. Заботится... Не успел, короче. Да и куда я с такими конечностями? Пока голый лежал, они жили своей жизнью. Что руки, что ноги... Бежать пока рано. Осмотреться надо. В себя прийти. Тело воле своей подчинить... Интересно, как долго я вот так, в ляльках обретаюсь? Понятно, что после аварии каким-то образом сюда попал. Но сколько времени с тех пор прошло? И тут меня словно кипятком обварило: а мои-то как же?!! Что им сообщили обо мне? Ведь если я здесь, то на месте аварии меня не нашли? Бог ты мой! И как же дать о себе знать? Другая мысль: сам-то знаешь, где ты? Чтоб давать о себе знать, надо иметь хотя бы смутное представление о своих координатах. А вот с этим пока не густо... И чёрт же меня понёс в этот райцентр! Будто нельзя было на месте проблему решить. Хотя бы по телефону. Не, ну я вообще фигею: кто б знал, что в наших краях такое водится! Даже и слухи не доходили. Волки - да. Кабаны - тоже. Но чтоб человекообразное таких вот размеров!.. Да это ладно... Это, по сути, мои проблемы. Даст Бог - выпутаюсь. Агрессии ""мамаша"" не проявляет, а это уже обнадёживает. Но - мои! Семейство-то как? Небось, менты уже насвистели, что погиб смертью храбрых... Моя там с ума сойдёт. Да и дети тоже. Ну, чтоб заявить, что погиб, им надо труп обнаружить. А труп - вот он, лежит, агукает, пузыри пускает. Труп не труп, но близко к тому. Управлению не поддаётся. Тормозит в полный рост. И только голова на удивление чётко соображает. Или это только кажется? Меня закончили пеленать и оставили в покое. Глаза мои закрылись сами собой, и до слуха стало доноситься приглушённое посапывание. Что? Опять спать, что ли? - На фиг! Не бывать тому! Я - не кукла безвольная! Из моей утробы опять послышалось противное вяканье. Господи, хоть рта не раскрывай! О! Уже что-то! Руки-то мне не стянули! Рубашка - да, притом рукава, по всей видимости, зашиты. Но двигать верхними конечностями я теперь в состоянии! Так что - не будем время терять! Начнём, так сказать, комплекс упражнений. Как там у Высоцкого? ""Если вы в своей квартире, лягте на пол, три-четыре! ""... В квартире я, конечно, не в своей, и не на полу, слава Богу. Но - уже лежу. Исходное положение занял. Начнём, помолясь? Ничего толкового из моих поползновений не выходит. Простейшие движения превращаются в невероятную пытку. Мало того: пробую свести руки вместе - они просто не находят друг друга! Развожу их в стороны (как мне кажется), но вместо этого получаю серию довольно ощутимых оплеух. Мне-то, сидящему внутри этого непутёвого конгломерата пухлых телес, это как-то по фигу, зато моя оболочка начинает сильно возмущаться: завела опять свою несносную канитель! - Да не надо меня тискать! Ничего страшного не произошло! Крик души вырывается у меня вследствие того, что заботливая мамаша опять подхватила меня на руки и стала убаюкивать, довольно занудно напевая какую-то примитивную песенку. Естественно, что мои реплики не доходят до адресата. Зато художественные стенания моей непутёвой оболочки ранят великаншу в самое сердце. Ну, если честно, песня её не такая уж и занудная. Это я, конечно, со зла. На себя. На своё беспомощное состояние. Кстати, темнота уже не та, что была вначале. Сквозь всё так же упорно сомкнутые веки различаю световые пятна. А ну-ка, давай напряжём свою оболочку для очередного подвига. Фиг с ней, пусть ещё покричит, если уж так неймётся. Сориентироваться в пространстве мне просто необходимо! Господи, кто б меня послушал, как я о себе - в двух лицах... Ладно, ладно, философствовать будем на досуге. Приступаем... Улучив момент, когда мамаша немного ослабила свои объятия, отвлёкшись на что-то, я напрягся и приподнял-таки завесу неподъёмных век! Ну и что? Окно какое-то… В него проникает сумеречный свет. И рядом с ним стоим мы. Хе! ""Мы""! Это она стоит, а меня на руках держит и беспокойно выглядывает через окно на улицу. А я-то вот как раз лежу, и всеми силами отталкиваюсь от объёмной груди. Потому что пытаюсь что-либо углядеть своими неверными зенками. Картинка плывёт, да ещё и голова качается, как от сильного ветра. Если б великанша не придерживала её своей тёплой ладонью, она бы точно отвинтилась! Но кое-что я, всё-таки, различил: крупные листья, почти закрывающие собою оконный проём. Похоже на листья винограда. Но только слишком крупные. Здесь почему-то всё имеет до нелепости крупные размеры. Я что, в страну великанов попал? Гулливер, мать твою! Окошко, правда, плюгавенькое, великанше приходится наклоняться, чтобы на улице что-нибудь разглядеть, но если сравнивать со мной, то я вполне мог бы прогуляться по подоконнику, не горбясь. Мог бы... Если б не путы и неотступно находящаяся при мне мамаша. Хотя... Сомневаюсь, что я, в своём теперешнем состоянии, одолел бы и пару шагов. - Где же наш папочка?.. - тихо, как бы сама с собой, бормочет ""родительница"" и опять принимается меня баюкать, прохаживаясь взад-вперёд. - Я не понял! - вырывается у меня и тут же превращается в серию возмущённых вслипов и похрюкиваний. - У нас ещё и папочка в наличии имеется?! Мама дорогая! Куда я попал?! Мы, оказывается, в этом дурдоме не одиноки! Ожидается визит ещё одного крупного экземпляра! А бабушка с дедушкой на горизонте не просматриваются? От вбрызнутой дозы адреналина закрывшиеся было очи моего малоподвижного организма широко распахнулись, и комнату огласил душераздирающий вопль! Естественно, в прежнем исполнении. - Маленький мой... Что с тобой? Испугался чего? - Она ещё спрашивает!!! Пока мой носитель разоряется, мне предоставилась прекрасная возможность внимательно разглядеть портрет няньки, удивлённо уставившейся на меня. В принципе не такая уж она и уродина. Даже, скорее, наоборот. Черты лица не лишены приятности. Молоденькая самочка в расцвете лет. И если бы не размеры... Кого-то она мне напоминает... Ведь я уже видел это лицо... Но долго любоваться мне не дали. Лентяй опять зашёлся в крике и от усердия закрыл глаза, на раскрывание которых я потратил столько сил! И душевных, и физических. Я даже не могу с определённостью сказать, каких именно, поскольку не идентифицирую себя с той развалиной, в какую превратился мой организм после перенесённой катастрофы. Наверное, задеты какие-то важные органы, отвечающие за согласованность действий. Я уж не говорю о речевых центрах. Ну вот сейчас, чего он, спрашивается, орёт? Моя вспышка давно погасла. А ему всё неймётся... Хотя, погоди... Кажется, мокро… Да твою же дивизию! Совсем не ""кажется""! Опять мокрота! Мне это уже начинает надоедать! С-с-сыкун! Теперь вот лежи и жди, пока до мамаши дойдёт что, штаны менять надо... Ха-ха два раза! Ты сам-то слышишь, что говоришь? Уже начинаешь привыкать к своему новому положению? Кто, в принципе, опарафинился? Он или ты? Что, вообще, за дела? Что за разделение? ""Он""... Кто ""он""? Я и есть. Только временно вышедший из строя... А на больного врач, похоже, не обижается... - Мой хороший, полежи немножко... - бормочет ""врач"". - Я сейчас... Ну вот, слава Богу, кажется и до мамаши дошло, что у меня не всё в порядке. Положила меня на мягкое и метнулась куда-то из поля зрения. Что ж, бум ждать... А что нам ещё остаётся в таком-то состоянии? Кабы не предавший меня организм, сейчас можно было бы попытаться освободиться... В принципе, ничего же не болит. Может, спробнём? Пока ""мамы"" нет?.. Да ладно-ладно, я пошутил! Ишь, разорался! Не тронь меня!.. Странно это всё, господа-товарищи. Очень странно. Тело чувствую, но оно ведёт самостоятельную политику, будто меня здесь и нет. И мои желания никак не соответствуют его желаниям. Хм, ""его""! Кого ""его""-то? Это дурацкое раздвоение меня уже порядком достало. А ну, затнись! Затнись, тебе говорят!.. О, Бог ты мой! Не тронь гавно... Теперь, надо думать, это надолго... Хоть бы мать скорей пришла. Настохорошело эти вопли слушать. Но горло-то, горло! Моё горло! Почему оно принимает в этой какофонии самое непосредственное участие?!! Я-то этого не хочу! Не хочу! Эй, ты! Я не хочу кричать! Помолчи, ради Бога! Башка уже разваливается! Мать твою! Да! Где там носит мать твою? Или мою? Блин, от этого вселенского агуканья крышу сносит! Это ж надо: великаншу ""мамой"" кличем... То ли ещё будет... ""Мама"" на горизонте долго не рисовалась. Не, ну это просто уклонение от взятых на себя обязательств! Горластый придурок довёл меня уже до такого состояния, что ждал я ""мамочку"" со всё возрастающим нетерпением! Но её всё не было. Моя беспокойная оболочка искричалась вся! Я даже вроде как и привыкать начал. С трудом, конечно, но отрешиться можно было. Если хорошенько абстрагироваться. К одному привыкнуть было невозможно: в паху саднило с неослабевающей силой. Зона промокания разрасталась. Этот неугомонный, когда усердствовал в своём занятии, каждый раз подпускал основательную порцию пахучей влаги. И, похоже, влагой тут дело не ограничивалось. От крика в животе начались неприятные спазмы, даже как будто судороги. Пора было бразды правления брать в свои руки. А то квартирант разнесёт моё размякшее тело вдребезги! Хорошо сказал: ""брать""! Чем? Этими вот культяпками, бестолково машушими у меня перед физиономией? Ими много не накомандуешь. Даже шлепка хорошего не дашь. Смешно, не правда ли? Лежу и решаю, как высечь самого себя, чтобы я же и успокоился! Дурдом! По другому не скажешь. Ну а что делать, когда в твоё тело подселили этого горластого недоноска? Чья-то неумная фантазия обрекла меня на совместное проживание с грудным младенцем в одном контейнере. А он только и делает, что орёт да обсыкается. Или того похуже. Это ""похуже"" основательно проело мою оболочку и не давало сосредоточиться на более умных мыслях. Ф-фу! Запашок пошёл уже дальше пелёнок. - Мама! Мать твою за ногу! - не выдержал я изощрённого издевательства и тоже заорал во весь голос, призывая заплутавшую родительницу. - Куда ж ты провалилась?!! Сами понимаете, что горло моё извергло совсем не то, что я хотел сказать. Из-за дурного крика моего малорослого напарника (или наездника? Скорее уж - нахлебника) я не сразу сообразил, что меня подхватили на руки. Тело сотрясалось от титанических усилий сообщить миру о своей беде доступными средствами, и поэтому нежное прикосновение под размокшую спину не сразу осозналось. Ни мною, ни моим придурковатым квартирантом. Собственно, тут я не прав, называя его придурковатым. Станешь тут кем угодно, не получая должного ухода. Раз взялись, дамочка, обслуживать по полной программе, так уж не отлынивайте от намеченного. А то кричим тут, кричим... Что такое?.. Дискомфорт какой-то? Вроде как и следы аварии уже в прошлом, в новых пелёнках тепло и сухо, и к груди прижимают. Только грудь эта почему-то сотрясается от неприятных вибраций. Плачем, что ли? Мама, что с тобой? Ты мне настроение портишь. Вон и сосед по квартире со мной согласен. Опять завёл свою волынку. Всё-то ему неймётся... Не, я не понял, в чём дело? По какому вопросу плачем, гражданка? Почему не доложили? Что-то там поёт и приговаривает. Песня какая-то не та, что была до этого. С истерическим подвываниями! Меня-то уж не проведёшь, я это чувствую. Да и приятель мой, вон, тоже будто прислушивается. Сам голосит, но как-то через раз, и всё время наверх поглядывает. Туда, откуда печальная песня слышится. Если это песня, а не сдавленные рыдания. Что, папочка с охоты на мамонта не вернулся? Никак затоптал ненароком? Вот такая она, спортивная жизнь... Есть кто-то и поболее великанов... В комнате вдруг стало шумно и тесно. За криком и подвываниями я не уловил момента, когда народу прибавилось. И все экземпляры оказались рамером не меньше, чем наша дорогая ""мамочка""! Присутствовали особи преимущественно женского пола, насколько я мог разобрать сквозь прикрытые моим соседом веки. Их набралось штук пять или даже больше. За точность сведений я не поручусь, поскольку мамаша моя уже ревела во весь голос и крепко прижимала меня к своей тёплой груди. Гражданка, вы бы поаккуратнее! А то ведь мой сосед опять свой концерт начнёт. Ишь как притих! Тоже, видать, как и я, старается въехать в резко изменившуюся обстановку. Даже глаза широко открыл. Наблюдает. Что интересно, страха в его примитивной душонке не наблюдалось. Похоже, что собравшихся видит не в первый раз. Одно его шокировало, как, впрочем, и меня: все присутствовавшие находились не в самом лучшем расположении духа. Проще говоря - плакали, кто как умел. Кто громче, а кто тихо поскуливал, сочувственно поглядывая на ""мою"" родительницу. Господа, что случилось-то? Кто-нибудь мне это объяснит? Или сегодня у нас, у великанов, праздник такой - плакательный? И ведь не притворяются, плачут на полном серьёзе. Это уж я точно вижу. Мой носитель долго в обстановку не вникал, а опять было принялся за своё. Но как-то без вдохновения, вроде как компанию решил поддержать. Правда, лишь у него одного это как-то неискренне звучало. Когда жопа мокрая была, он более художественно свои рулады выводил. Ах, вон оно что! Глаза слипаются, силы на исходе. Ну, ясное дело: так орать столь продолжительное время! Любой недоделок выдохнется... Оно, конечно, не вовремя, я ведь так и не успел выяснить, что к чему. Но спать захотелось и мне. При том ужасно. Я тоже выдохся. Перенервничал, слушая продолжительный и бесплатный концерт. Короче, мы ушли... В мир грёз... Некогда нам... Потом узнаю... Что... К чему... * Не скажу, что пробуждение было приятным. Выспаться я вроде как и выспался, но мой сосед по телу проснулся раньше меня и опять принялся кричать. Мамаша была на посту и живо заткнула его громкоговоритель мягким и тёплым соском. Само собой, с ним во рту и я открыл глаза. Вернее, воспользовался глазами, пока этот стручок умащивался возле сиськи и разглядывал источник живительной влаги. Всё правильно, процесс питания нарушать нельзя. Кто это так говорил? Блин, забыл... А! Ну да! Пончик. Из ""Незнайки"". В детстве книжка была. Самая любимая. Хм! ""В детстве""! А теперешнее моё состояние как называется? Тоже детство? Только чьё? Моё? Или того придурка, что к сиське припал и сладко почмокивает? Ещё и кочевряжится! Ешь давай! Может, орать без толку не будешь. А то вон в животе какой-то непорядок. Вроде как что-то лишнее. Ага, пукнуть надо! Мой сосед понял меня буквально. Даже перестарался. Что-то тёплое и липкое растеклось по ногам. Ну, мать твою яти! Я же не о том говорил!!! Понятие есть такое. Медицинское. Метеоризмом зовётся. А ты что? Блин, теперь опять хламиду менять. Ну-ну. Ты посмотри, он ещё и смеётся! Гавно какое, он, оказывается, ещё и это умеет. Я думал, что только орать напропалую. В животе, действительно стало легче. Мамаша поначалу только ласково улыбнулась и пощекотала у меня под шеей. Сосед опять изволил хехекнуть. Сговорились! Ты пеленку, давай, меняй! А то мне что-то не по кайфу в его дерьме барахтаться. Теперь уже мне стало смешно. В ""его"" дерьме! А легче-то кому стало? Выходит, кто опарафинился из нас? Вот-вот... Неудобно даже как-то перед женщиной. Бугай великовозрастный! Да чё там ""неудобно""! Кто она мне? Я в дитятки не просился. Сами спеленали и накачали хрен знает чем. Теперь довольствуйтесь. Я вам ещё и не так обделаюсь. А кстати! Где почётное собрание плакальщиц? Что, приснилось мне всё представление? Да нет, вроде. Вон, тёплую мягкую грудь до сих пор сотрясают запоздалые судороги. Как после продолжительного плача. Так что было-то? В чём у нас проблема? И где остальной контингент? Или праздник уже кончился? Вот это я даванул по фазе! Всё мероприятие проспал. Непорядок! Требую продолжения банкета! Вообще-то, ну его на фиг. Не о том думаю. Выбираться как-то надо. Если так прикидывать, я уже здесь около суток. Судя по тому, сколько я проспал. Да плюс время бодрствования, да плюс недопросмотр мероприятия. Бог его знает, сколько оно там длилось. Ну да. Где-то так. Времени порядочно прошло. А улучшения в своём состоянии я что-то не наблюдаю. Как была мякина, а не тело, так оно и до сих пор ощущается. Или так кажется? Руки-ноги проверить надо. Вот сейчас. Мамаша догадается, что мне штаны надо поменять и я попробую. Только пусть отвернётся. Прошлый раз так и было. Сухие пелёнки где-то там, в стороне у неё лежат. Но мой носитель никак не мог от сиськи оторваться. - Эй, хватит жрать! Я лично уже наелся. Пора оболочку менять. Амбре! Вроде едим одно и то же. А прёт, как из... Даже не знаю, с чем сравнить. Ну вот, опять за своё! Ты же только что поел. И только что... гм!.. облегчился! Не при дамах будь сказано. Чего орать-то? Или это я спровоцировал? Вслух высказывая претезии? Похоже на то... Ну, извини! Я тоже тут живу. В этом же теле. И тоже права голоса имею. Ну хватит орать, хватит! Вон, нас уже несут на лобное место. Свершилось. Сейчас будут освобождать от произведённой ""продукции"". Серун! Видимо, квартирант тоже что-то понял и заглох, потешно гукая. - Мой ты маленький, - запричитала ""мамаша"", склоняясь надо мной и распутывая навёрнутое на ноги тряпьё. Её голос прерывался сдержанными рыданиями. - Сиротиночка моя. Остались мы с тобой без папочки. Что ж мы теперь с тобой делать-то будем? Мне на лицо упало несколько капель из её глаз. Хм, плачет... А что с ""папочкой""? Почему не знаю? Что-то вроде жалости шевельнулось в душе. Я смотрел ей в лицо и внимательно прислушивался к неразборчивому ласковому бормотанию. Руки нежно касались моего тела и поворачивали с боку на бок, вытирая результат неправильно понятого совета. Я старался не отводить глаза от её лица, внимательно разглядывая плывущую картинку. И опять оно мне показалось жутко знакомым. Проглядывало в нём что-то цепляющее за душу. - Ну? Что смотришь, мой хороший? - И на голый живот мне вновь упали крупные капли. - Нет у нас теперь папочки... Нет, мой маленький... Мне чесалось сказать какую-нибудь гадость, что-то вроде ""ну и фиг с ним, не очень-то и хотелось"", но почему-то язык не повернулся. Даже думать так показалось кощунственным. Поэтому я просто промолчал. Очень уж она ласково смотрела на меня. Черты лица плыли перед моим взором, но я чувствовал устремлённый на меня взор, полный любви и беспредельного обожания. Надо быть последней свиньёй, чтобы на такое отвечать откровенным хамством. Молчал и мой сосед. Только покряхтывал, когда нежные руки великанши поворачивали наше с ним тело с боку на бок. Тоже, видать, своим умишком понимал важность минуты. Проникся. Мамаша исчезла из поля зрения. Видать за новой пелёнкой пошла. Вот он, момент! Ну-ка!.. Я попытался перевернуться на пузо и потом, если получится, подтянуть под себя ноги и упереться руками в основание, на чём я там лежал. Несколько судорожных движений произвели совершенно беспорядочный рисунок. При том я несколько раз заехал себе по мордам непослушными руками. Да и ноги неприятно саданули по друг дружке и я, ошалев от боли, притих. Чего не скажешь о моём неуживчивом соседе. Тот понял, что настал его звёздный час! Из нашей с ним глотки вырвался непередаваемый рёв! Мамаша моментально зависла над нами с вопросом: - А что случилось, мой маленький? Что случилось? - Ласковые поглаживания живота привели меня в блаженное состояние, но мой визави упорно продолжал разоряться на всю ивановскую. - Испугался? Думал, что мамочка опять ушла? Нет, мой маленький, мама здесь. Здесь, моя лапушка... Сейчас мы в чистую пелёночку закутаемся, во-от... Вот та-ак... Не бойся, мамочка с тобой... Да я и не боюсь. Просто результат эксперимента мне сильно не понравился. Тело мне совсем не подчинялось. Какие-то бессмысленные конвульсии. Ужасно, господа! Просто ужасно. Побег откладывается на неопределённое время... Даже крикун заткнулся, словно бы почувствовал моё разочарование. Тем временем мамаша упаковала меня в чистую пелёнку и подняла на руки, положив пузом себе на грудь, нежно придерживая под задницу. Конечно, так удобнее обозревать окрестности! Только голова качается, как от сильного ветра. И картинка плывёт перед глазами. С трудом получается зафиксировать мутный взгляд на чём-нибудь определённом. Ну и напичкали меня дрянью! И тут мне на глаза попался белый квадрат. Вернее, прямоугольник. Какая-то бумажка. Она висела на стене. И на ней я разглядел цифру ""три"". Крупную, как для слепых. Почти на весь листок. Я сосредоточился, напряг все свои силы и сфокусировал непослушный взгляд. Это был отрывной календарь, каким пользовались мои баба с дедом. Над цифрой я совершенно чётко разглядел слово ""сентябрь"", а под ней слово ""вторник"". Так-так, уже что-то... Но позвольте! Какой ""сентябрь""! Буквально вчера был февраль! Автобус-то из-за чего перекувыркнулся? Гололёд! А какой гололёд в сентябре? Хотя, бывает... Но не в этом случае! Фигня какая-то... Видимо, календарю давно не уделяли внимание. Давно листки не обрывали. Такое тоже бывает. Ладно. Год-то, надеюсь, на месте? Ну-ка... Но тут меня ждало разочарование. Мамаша стала мерно качаться из стороны в сторону вокруг оси, проходящей через её позвоночник, и глаза мои тут же дали сбой. Изображение поплыло и картинка превратилась в смазанные пятна. Чёрт, какого труда мне стоило сфокусировать непослушные зенки! И вот, стараниями заботливой мамаши всё пошло насмарку. Качает она! Ублажает! Чуть-чуть подождать не могла. Когда ещё теперь представится случай сориентироваться во времени! Блин, досада! Этот паразит, видимо, почувствовал моё неудовольствие и опять раскрыл рот. - Что ты, маленький? - Мамаша нежно перехватило моё непослушное тело и уложила возле тёплой груди. Я явственно услышал, как бьётся её сердце. - Устал? Ага, устал. С чего бы это? Поел, да обосрался? Переработался... Тепло её большого тела опять спровоцировало сладкую дрёму. Я с трудом разлепил смежающиеся веки. На фиг! Опять спать? Больше и делать нечего! Думать надо! Думать, как выбираться из этого сладко-говнистого плена. Спать он прилабунился! Итак, господа, что же мы имеем? Показания календаря мне сильно не понравились. Если только это не следствие нерадивости хозяев. Третье сентября. Что-то дата больно знакомая. Что у нас третьего сентября такого знаменательного произошло? Чем оно меня так тревожит?.. А! Ну да! У Аньки моей, у дочки, день рождения третьего сентября! Ну да! Как я мог забыть? Так. А ещё? Свербит что-то недосказанное... А, собственно, чего ты разволновался? Чем календарь этих великанов тебя не устраивает? Пусть хоть что показывает! Может, у них совсем другое летоисчисление!.. Ага... И календари один в один на наши смахивают. На те, что при Советской власти были в ходу... Опаньки... Мама моя дорогая... Что за дата, говоришь? Тревожит, говоришь? Само собой, тревожит. Это ж дата смерти моего отца! Ну и ну! Жуткое совпадение... Мало мы удивлялись, не сказать ещё хуже, когда Анька родилась. День в день, час в час. Теперь ещё вот это... И как понимать? А год-то какой на местном календаре? Чёрт! Не разобрал я. Но уже начинает казаться, будто точно начинается не с цифры ""два"". Не двухтысячные. Ну! Ещё пару раз в штаны наложишь, и не то станет казаться... Надо вынудить мамашу походить со мной по комнате. Может, чего и угляжу. Если смогу. Вот блин, а этот тюфяк опять дрыхнуть присанибожился! Не дам! И я напряг свои голосовые связки, чтобы спровоцировать крикуна на беспокойное поведение: - Не хочу спать! Не хочу! Не хочу! Результат не заставил себя ждать. Мой сосед завёлся с пол-оборота. Чем несказанно перепугал притихшую было мамашу. Она вскочила, создала из своих заботливых рук подобие люльки и, тихо покачивая, стала успокаивать нас, медленно перемещаясь по комнате. - Блин! Я не так хотел! Не кверху пузом! На плечо положи! Естественно, мой помощник перевёл мои слова на свой бестолковый язык. Только мать ни черта не поняла и продолжала покачивать меня, неприметно прибавляя амплитуду колебаний. Но я решил довершить начатое. Всеми силами выворачиваясь наизнанку, чем ещё более раззадоривал крикуна на душераздирающие вопли, я продолжал своё чёрное дело. В конце концов, видя, что вибростенд не даёт должных результатов, взволнованная мамаша применила последнее средство: моё тело приняло нужную позу. Наполовину лёжа животом на её груди, а наполовину высунувшись непослушной качающейся головой за её спину. В общем, как в прошлый раз. Ну, теперь давай! Напряги свои буркалы. Надо, Федя! Сосед по камере почувствовал моё удовлетворение, немного поорал для порядку и затих. - Ну что ж ты? - ласково запричитала обрадованная мамаша, удобнее устраивая меня на плече. - Сказал бы, что так хочешь... Ага, ""сказал бы""... Чем? Ладно, займёмся делом... Несколько раз календарь попадал в поле моего неверного зрения, но проскальзывал уж очень быстро. Я не успевал произвести настройку корявых глаз. Слушались они просто отвратительно. Если не сказать ещё хуже. В конце концов они просто закрылись! Я не рассчитал запас прочности моего теперешнего организма. Да и моё бесплатное дополнение всё время норовило ускользнуть в страну грёз. Само собой - на пару со мной. Народ и партия - едины! Ладно. Будем считать эту попытку неудачной. Чёрт бы его побрал, этого подселенца. Одно спать, да спать! Я, кстати, тоже буквально вырубался. Сморило нас обоих. Уходила мамаша беспокойное хозяйство... ** Проснулся я от звука голосов. Кто-то ещё находился в комнате, кроме мамаши. Разговор шёл вполголоса и доходил до меня через пятое на десятое. Мало того, что глаза у меня были ""не айс"", так ещё и уши как-то избирательно воспринимали информацию. В основном, если исходить из недавно приобретённого опыта, до меня доходила речь, обращённая непосредственно ко мне. И то, сомневаюсь, что весь смысловой пакет. Организм не желал приходить в свою обычную норму. И, чтобы понять, о чём шла речь между мамашей и женщиной, что находилась где-то рядом, мне приходилось ужасно напрягать внимание. Что это была женщина, я понял сразу. Разговор шёл о каких-то покупках и приготовлениях. Вся речь была крепко приправлена сожалеющими и сочувствующими словоизвержениями, среди которых трудно извлечь полезную для себя информацию. Что-то типа ""бедная ты моя, несчастная"". И всё в таком духе. Но стоило мне напрячь слуховой аппарат, это не прошло незамеченным для моего сокамерника. Он тут же закочевряжился и на полном серьёзе вознамерился опять заполнить собою звуковое пространство. Надо было срочно принимать меры. Иначе ориентация в пространстве и во времени с его неуправляемой помощью неимоверно затянется. Меры, но какие? Исходить надо, видимо, из того, что, как бы оно мне ни было противно, но мы с ним - единое целое (мне хватило ума на данный момент это осознать), а потому вся внутренняя кухня у нас тоже единая. Хотя бы на подсознательном уровне. Что нравится мне, нравится и ему. И наоборот. Следовательно, если я сам буду пребывать в хорошем состоянии духа, то и этот поганец тоже не найдёт причины портить жизнь окружающим. В первую очередь - мне. Или найдёт? Надо попробовать. Для начала просто хотя бы улыбнуться ему. Конечно, в моём далеко не идиллическом расположении духа корчить из себя весельчака довольно затруднительно. Но - всё-таки. Я скорчил умильную рожицу и направил внутренний посыл лично ему. Вместо дикого рёва раздался какой-то булькающий звук, значение которого я не сразу распознал. И только мгновение спустя я понял, что это на языке младенца, в которого я превратился по чьей-то дурной воле, всего лишь маленький смешок. Смешно ему, видите ли! Ладно-ладно, не будем о плохом. Надо срочно закрепляться на достигнутых рубежах. Кто его знает, сколько ещё мне здесь куковать, так хоть криком не будет донимать. Ну-ка, что у нас есть смешного? Блин! Дурдом какой-то: самому себе надо анекдоты травить. Но - что не сделаешь ради искусства? Искусства выживания. Я припомнил пару анекдотов неприличного содержания и прислушался. Но булькающего ""Кхе-хле!"" пока не прозвучало. Как до жирафа, что ли, доходит?.. Молчит. Не въезжает, видать... Ну, хоть молчит, и то дело... А что ты хочешь от грудного младенца? Какие, к чёрту, анекдоты? Ты просто улыбнись ему, помахай перед физиономией погремушкой - вот это ему будет понятно. А то: ""хахали"", ""трахали""... Где ему? Опыт ведь практически на нуле. ""Помахай"". Чем? Ни рук, ни ног. А если просто представить? Я напряг фантазию, припомнил свои ночные бдения, когда росли собственные дети, и представил себя агукающим и терзающим несчастную белочку с кольцом вместо туловища, почему-то зелёного цвета и из некачественной китайской пластмассы. Результат не заставил себя ждать! В ответ прозвучала целая рулада булькающих ""хе-хлеков"". Пацан раскатился неудержимым смехом! Во как! Дошло насилу! А ты - анекдоты! Спустись на землю! Воспитатель доморощенный! Ну вот! Уже что-то! Хоть какой-то опыт в управлении собственным хозяйством появился. Хотя - какое там, на фиг, собственное, да ещё и хозяйство! Попал в ловушку, выхода даже и не предвидится, а он чему-то радуется! Дебил! - Ну-ну-ну! Тихо-тихо! Дядя пошутил. Пошутил дядя, не ори! Вот тебе твоя белка! Вот, вот она, видишь, как она звенит, мать её за ногу, а? Видишь? Ну вот! Пацан, зашедшийся было криком, раскрыл глаза и заулыбался. Ну и дела! Приходится держать себя на привязи, не давать ни нервничать, ни грубо высказываться. Колония строгого режима с шутовским уклоном. Опа! А на нас, оказывается, смотрят! Да ещё и в четыре глаза. Ну, одну пару глаз я сразу узнал, как только муть рассеялась и удалось зафиксировать взгляд. Их выражение, ласковое и обожающее, мне уже знакомо и вызывает такую же ответную реакцию (дожил!), а вот вторую пару мне лично не доводилось видеть до сих пор. Понятно, что это наша гостья, разговор с которой меня и разбудил. Вернее, нас. - Какой хорошенький! - умилилась гостья. - Тьфу на тебя! - За комплимент, конечно, спасибо, но зачем сразу плеваться? - улыбнулся я, прекрасно понимая, что относится похвала вовсе не ко мне. Этот своеобразный сторожевой код мне давно знаком. Это от боязни сглазить, но и ещё потому, что невозможно удержаться, глядя на младенца, чтобы не сказать о своём к нему отношении. Мой напарник тоже расплылся в улыбке и замахал руками-ногами от избытка чувств. Слава Богу, мы с ним вроде как поладили. Нашлись ниточки, с помощью которых можно регулировать звуковые атаки, исторгаемые горлом несносного соседа по квартире. - Какой спокойный он у тебя, - переглянулась гостья с мамашей и та ответила ей благодарным кивком. - Улыбается, гукает. А мой же! Ночи напролёт!.. - Ага, спокойный, - хмыкнул я. - Видели бы вы этого ""спокойного"" чуть раньше! Само собой, перевод прозвучал в виде пузырей и тихого бормотания, сопровождаемого невразумительной жестикуляцией. Ничего, решим и эту проблему. Дайте срок... Подлой змеёй проползла мыслишка: ""Ты собрался здесь обживаться на полном серьёзе? Похвалили и ты уже расклеился?"" Настроение моментально испортилось. Решения не было. Но от этого положение лучше не становилось. Я только глубже погружался в новое для себя состояние. Уже другими глазами на мамашу смотрю... Перемена во внутренней погоде не замедлила сказаться на поведении моей телесной оболочки. Сосед по квартире с пол-оборота завёлся и принялся донимать меня и присутствующих своими аккордами. Проклятье! Он и мысли мои контролирует! Раз такое дело, надо тогда насчёт календаря до конца разузнать. Погода всё равно испортилась. А сил душевных улыбаться и развлекать его у меня пока нет. Пусть кричит! Мамаша не утерпит и опять начнёт путешествовать по комнате. Что нам и требуется. Только бы опять не сплоховать. Глаза надо беречь. Раньше времени не пялиться на что попало. Ну, мой вредитель понял мои мысли, как разрешение основательно прокричаться и взялся за дело со всей присущей ему энергией. Э, милок, тебя так надолго не хватит! Мы с тобой спечёмся ещё раньше, чем в прошлый раз. Ну-ка, сбавь обороты! Заткнись, говорят тебе, мразь мелкая! Какой там! Оно и не подумало! Только жару поддало! - Ой, Поленька, пойду я! - расслышал я сквозь доминирующий вокал. - Не буду мешать! Я невольно вздрогнул: - Поленька? До сих пор никаких имён не разу не прозвучало. Оказывается, мамашу Поленькой зовут. Это что, дурная шутка? Мою мать тоже Полиной звали! А папочку нашего, случайно, не Павликом звали? Во, будет прикол! - Да заткнись ты! - не выдержал я. - Не до тебя сейчас! Дай с мыслями собраться! Но воздействие сработало в точности до наоборот. - Господи! - забеспокоилась мамаша и подхватила меня на руки. - Что с тобой? Маленький мой! Ты чего так испугался! Она, как и было задумано, заходила туда-сюда со мною по комнате, стараясь угомонить ""спокойное"" дитя. Только поза меня опять не устраивала. Я дал стервецу ещё немного покричать, чтобы мамаша, всё-таки, поняла, что поза в стиле ""люлька из рук"" мне не по нраву. И, когда желаемое было достигнуто, в ход пошли успокоительные средства в виде разных там белочек и зайчиков неправильного цвета. Мне стоило немало попотеть, представляя, как они трепыхаются у меня перед мордой и какую при этом радость я испытываю, прежде чем маленький террорист соизволил заткнуться и в недоумении стал оглядываться по сторонам: где, мол, обещанное? Мамаша в это время уже из сил выбилась, наматывая круги по миниатюрной комнате. Большой она мне уже не казалась. Три шага туда и столько же обратно. - Миленький мой, хорошенький мой, да что ж ты так разоряешься? - непрерывно приговаривала она, вышагивая взад-вперёд и тряся меня, как липку. - Что у тебя болит, мой маленький, а? - Да ничего у меня не болит! - фыркнул я и стервец в качестве перевода вырыгнул ей на плечо недавно съеденное. - Понимать надо, что ребёнку требуется! Перевод шёл параллельным потоком в виде пузырей и бессмысленного агуканья, несказанно радовавшего родительницу, затаившую дыхание, когда ненаглядное дитя всё-таки заткнулось. Будто и не было того взрыва недовольства за минуту до этого. - Вот так, поноси немного в такой позе! - распорядился я, настраивая непослушные органы зрения. И вот оно, свершилось! Мать как будто почувствовала, что нам с квартирантом надо было. Чем-то отвлечённая, она замерла у той стены, где висел вожделенный прямоугольник. Я собрал последние силы и, сощурившись, насколько позволяла неразвитая мимика, посмотрел в верхнюю часть календаря. Силы покинули меня, когда я увидел, что на нём было написано! Листок предыдущего дня был оторван неаккуратно, но, будто именно для меня, огрызки предыдущего куска бумаги в месте, где был написан текущий год, делали изгиб и открывали надпись: ""1957"". ЭТО ГОД МОЕГО РОЖДЕНИЯ!!! И я всё понял... ** Что было потом, я плохо помню. Видимо, спать в эту ночь матери не пришлось. Дитя просто черти мучили! Орал, не переставая, несколько часов подряд! Я не подавал признаков жизни. Я был шокирован. Нет, я был просто убит. Самые мои худшие подозрения оправдались. Я догадывался о чём-то таком, но до последнего момента не хотел в это верить. Искал другие объяснения. А их нет, других. Оно одно. Чьей-то жестокой волей моё сознание закинуто в моё же прошлое, в тело меня самого, но ещё пребывающего в младенческом состоянии. Мне был великодушно оставлен весь мой жизненный опыт, ощущения себя, как цельной личности. Личности, прожившей без малого пятьдесят пять лет! Создавшей многодетную семью, и семью неплохую. Мне было, кем гордиться. Детки получились неплохими людьми. Я сам состоялся, как личность. Жил, творил, работал. И вот теперь, как неумелый двоечник вынужден второй раз войти в одну и ту же реку, как говорят на Востоке. Там, правда, речь шла о том, что невозможно дважды войти в одну и ту же реку, так как вода всё время течёт и её состав каждый раз иной. Но, оказывается, нет ничего невозможного. Я опять оказался в начале пути. Что это? Указание на то, что я наделал кучу ошибок, или нечто другое? Шанс подкорректировать несостоявшиеся, упущенные варианты в прошедшей жизни? Как понимать? Это дар или наказание? Плюс заточение? Ответа я не знал. Я понимал только одно: свою семью я теперь не увижу. Вернее, увижу, но через много лет, когда опять пройду той же дорогой, ничего не меняя. Знать бы, кто принимает подобные решения? ""Кто""! А ты ещё не догадался? Или старательно придуриваешься? Это тебе ответ на вопрос, есть ли Бог на самом деле? Тебя это интересовало? Узнал ответ? Ну, и какова будет реакция? А какая может быть реакция? Кто мы по сравнению с Ним? Кто я, в данном случае? Вошь подковёрная. Он - Сила! И правит нами без сомнения и по справедливости. Только вопрос весь в том, в чём она, эта справедливость? Как осознать, за что тебя так? За какие такие прегрешения? Или за заслуги? Ага, заслуги... Вон, и орден как раз подоспел. Дерёт глотку всю ночь. Матери спать не даёт... Так вот ты какой, цветочек аленький... Н-да... Попал... И что будем делать? М?.. А что тут будешь делать? Жить. Учить вот этого сыкуна и серуна Родину любить... Да... Вот, значит, куда я попал. На похороны своего отца. Третьего сентября 57-го года - это дата его смерти. Это что ж получается? Мне теперь самому для себя предоставляется возможность быть отцом? Ну, если не отцом, то уж точно наставником, старшим товарищем, вооружённым богатым жизненным опытом. Это позволит мне вот этому стервецу, что сейчас орёт благим матом, не повторять собственных ошибок? Чётче спланировать и понять предстоящие события на базе знания будущего? Которое для меня самого - уже прошлое? Хм... А в этом ведь что-то есть... Эту мысль надо будет додумать... Не сейчас, конечно, не под аккомпанемент истерических завываний. И чего, спрашивается, кричит? Ну плохое настроение, понятно. Но зачем же об этом так громко? Мать вон вся испереживалась по поводу, что у разлюбезного сыночка что-то болит. А он просто дурью мается. Депрессия у него, видите ли! То есть, у меня. А моё состояние передаётся и ему. Если я давно научился держать себя в руках, то ему это ещё предстоит. Пора бы и пожалеть женщину. Мать она мне всё-таки... А я-то думаю, почему мне знакомы эти черты лица? Мать не признал. Ну да, я-то её видел, в основном, уже в возрасте, общий образ несколько изменился. А здесь она ещё молоденькая девочка. Такую её я уже забыл. Это сколько ей сейчас? Двадцать три. И на голову этой девочки свалилось такое несчастье: муж попал под поезд. Отрезало обе ноги. Всю ночь провалялся на железной дороге, истекая кровью и призывая на помощь. Но никто так и не отозвался. Побоялись подойти. Думали, хулиганьё дурью мается. Нашли только под утро. Я всё это помню лишь с её слов. Рассказывала не единожды про весь свой ужас. Вот оно, значит, как. Ну что ж... Где там наша погремушка? Где наша белочка-заечка? Ага, вот она, вижу. Представил. Ну давай, что ли, выкарабкивайся из ямы депрессии. Начинай свою новую жизнь. Вернее, жизнь по новой. Легко сказать! Шок ещё не прошёл. Открытие, прямо скажу, ошеломляющее! Ладно-ладно, проехали. Улыбаемся и машем! Улыбаемся! Вот как мы улыбаемся! Нам хорошо! И погремушка так забавно звучит! Ой, какая у нас погремушечка! Да какая интересная! Да красивая! Ой, какая красивая!.. Этот стручок после многочасового марафона сейчас срочно отрубится. Следовательно, и я тоже. Так что думать и планировать будем потом, после восстановления сил. Времени впереди - воз и маленькая тележка. Да-да, мой маленький! У-тю-тю! Чш-ш-ш! Спать пора! Хватит орать! Хватит... Вот... Вот так... Уже хорошо... Нам с тобою хорошо... Просто замечательно... Ещё тише... Хорошо... А теперь давай баиньки... Вот-вот... Вот так...
Читать дальше

от·
(По мотивам русской народной сказки "Бобовое зёрнышко") Жили-были петушок да курочка. Неплохо жили. Да... А чего ж плохого, когда от всего куриного сообщества в хозяйстве на то время только они вдвоём и остались? Птичий грипп в тот год хорошо покосил куриное поголовье. Сытно им вдвоём, вольготно. Ни с кем делиться ничем не надобно. Ну и ели до отвала, зобы себе набивали. Только в тот день, о котором речь пойдёт, беда приключилась. А поначалу-то всё как было хорошо, благопристойно даже было! Рылся-рылся наш петушок в одной из мусорок неподалёку от дома, да и ��ашёл бобовое зёрнышко. Ай, как хорошо! Какая удача! Дай, думает, джентльменом себя покажу. Авось да и оценит благоверная мои старания должным образом. - Ко-ко, дорогая, - говорит он своей курочке, - смотри, что я для тебя откопал! - Ну, что там опять? - недовольно отозвалась Ко-ко. Опять этот надутый болван отвлекает её по всяким пустякам! - Я для тебя, дорогая, достал дефицит - зёрнышко бобовое! Подойди, попробуй. Райское же наслаждение! - Эка невидаль! - проквохтала Ко-ко, продолжая самозабвенно разгребать когтистыми лапами землю. Она даже посмотреть не соизволила в сторону ""джентльмена"". А зря! Могла бы избежать ненужных проблем. - Клюй, - говорит, - сам свой ""дефицит"". Такого добра здесь - завались! - Ко-ко, дорогая, ты не права, - оскорбился наш ""джентльмен"". - Такого зернышка ты ещё не пробовала. Потом ведь жалеть будешь. - Очень оно мне надо! - небрежно бросила Ко-ко, внимательно разглядывая содержимое свежего раскопа. - Ты нашёл, вот сам его и ешь! - Ну, если ты так настаиваешь, дорогая, - оскорбился петушок. - Имей в виду: я тебе предлагал... И он целиком заглотнул то зёрнышко. Однако, то ли от спешки, то ли от обиды на свою невнимательную Ко-ко, но случилась с ним беда: зёрнышко встало поперёк горла и петушок наш попросту подавился! Ох, что тут началось! И дышать-то ему нечем, и глаза-то его из орбит лезут! Завалился Петушок набок и жалобно захрипел: - Воды... - Ну, что там ещё?! - возмущенно прокудахтала Ко-ко и, подбоченясь, наконец, обратила свой надменный взор в сторону агонизирующего супруга. - Что стряслось? Это и есть то самое ""райское наслаждение"", которое ты хотел мне подсунуть? Или не в коня корм оказался? Жадность фраера сгубила? Но петушок, лёжа на боку, трепыхая крыльями и беспомощно перебирая лапами, умоляюще смотрит на неё выпученными глазами и только хрипит из последних сил: - Воды... - Ладно уж, лежи пока, - смилостивилась недовольная Ко-ко, взбираясь на пригорок и уныло оглядывая окрестности. - Схожу посмотрю, что можно для тебя сделать... И она отправилась к блестевшей на солнце реке, что протекала, к счастью, неподалёку. А петушок наш уже с жизнью прощается, крылышками трепыхает, вот-вот Богу душу отдаст. По тому, как неохотно отозвалась Ко-ко помочь беде своего ""джентльмена"", он понял, что надеяться, как всегда, надо только на себя. Ну, что с неё взять? Курица, она и есть курица. Даже в Африке. Что бы она там о себе ни воображала. Ну и стал он извиваться да трепыхаться, да так активно (жить-то хочется!), что в результате этих упражнений пищевод, всё-таки, пропустил бобовое зёрнышко прямиком по назначению - в зоб. - Ах-х-х! Петушок не верит своему счастью! Опять дышится легко! Хотя горлышко ещё побаливает. Ну, да ладно, это уже пустяки, с кем не бывает? Заживёт! Сейчас ещё и Ко-ко водички принесёт, так вообще - красота же будет! А Ко-ко тем временем, особо не торопясь, доковыляла до Речки. И стала предъявлять ей свои претензии. Типа, зачем так далеко от дома протекаешь? Все ноги избила, пока сюда добралась. Опять-таки, инфраструктура не на высоте: на берегу ковшика никакого не приспособлено. Беда, понимаешь ли, приключилась, а воды-то и набрать нечем! Не в клюве же нести! Антисанитария какая! Да и много ли в том клюве принесёшь? Ну, та и послала её. Не подумайте ничего плохого - к Липке Речка её послала. Сорви, мол, листок, скатай в трубочку, вот тебе и сосуд для доставки вожделенной влаги. Повыступала-покудахтала Ко-ко ещё некоторое время. А Речка - знай себе бежит мимо, бликами поигрывает, да посмеивается. Деваться некуда: надо нашей страдалице к липке оглобли свои поворачивать. А до неё - ближний свет! - опять на пригорок карабкаться надо. Знала бы такое дело, заранее подсуетилась. Ведь мимо же проходила! Экая досада! Ох, уж этот Петушок! Всё-то у него не слава Богу! Кое-как взобралась Ко-ко на тот пригорок. Запыхалась вся. Стала излагать Липке своё видение мира. Что все вокруг только и делают, что осложняют ей, добропорядочной курице, достойную жизнь. А у неё, видите ли, душа тонкая, запросы возвышенные. Но, как назло, всегда приходится заниматься низменной прозой жизни! Петух, видите ли, подавился! Бегай теперь из-за него, унижайся перед всякими! - Хоть ты-то не станешь мне палки в колёса ставить, надеюсь? - с ехидным вывертом спрашивает она у Липки. - Ну-ка, сбрось листок! А то не допрыгнуть мне. Высоко больно. Да и не солидно такой благородной курице по веткам сигать! Как несерьёзный какой-нибудь воробей, или, того хуже, - ворона!. Пошуршала-пошумела своими листиками Липка, пряча в зелёной кроне хитрую усмешку, и послала нашу курицу к девушке. К девушке-красавице, что каждый день мимо Липки на Речку за водицей ходит, песенки распевает, да Липку добрым словом каждый раз привечает. - А это ещё зачем?! - возмущённо взмахнула крыльями Ко-ко, да так, что пыль столбом взметнулась. Даже самой дышать стало нечем. - Ты это что - кхе-кхе! - издеваешься надо мной?! - Вовсе и не издеваюсь, - прошумела Липка. - Листик-то ты у меня, допустим, возьмёшь, а воду в нём как понесёшь? - Ну, уж догадаюсь как-нибудь в трубку его свернуть. Не одна ты у нас такая умная! - А листик-то мой упругенький, не удержишь ты его. Вот он и развернётся. И вода твоя вся на землю выльется. Призадумалась Ко-ко: - В принципе, ты права. Зачем мне лишние проблемы? И так уж натопалась сегодня, как никогда! Буду я ещё из-за этого болвана десять раз туда-сюда бегать! Ладно, говори, где там живёт твоя ""красавица""? Взмахнула Липка ветвями: - А вон, видишь? На краю деревни домик расписной стоит? Там она и проживает. Вздохнула ужасно недовольная Ко-ко, да делать нечего. Пошла она девушку искать. А солнце-то уже на вторую половину неба перевалило! Поспешать надобно. Так и до темна со всеми этими перебежками не управишься. Вот уж не было печали! И опять она недобрым словом помянула своего неуклюжего супруга. Ему-то там хорошо, лежит себе, да её дожидается, а ты тут с ног сбивайся, чтоб ему, непутёвому, услужить. Ох, эти мужики! Вечно за ними пригляд нужен! То ли дело она, Ко-ко! Дама в самом расцвете сил и возможностей! И никогда с ней такого, даже в принципе, случиться не может! Так, нахваливая себя и кляня на чём свет стоит своего спутника жизни, добрела наша Ко-ко до указанного Липкой дома. Но что это? Где-то за домом корова мычит? И слава Богу, что за домом! Не хватало ещё, чтоб с этой бугайкой пути-дорожки пересеклись! Известное дело: или растопчет, или обгадит. Так ведь не извинится даже! Сделает вид, что и не заметила! - Знаю я их! Окна в доме - нараспашку, жарко на улице. Но не прыгать же, в самом деле, благородной курице в окно? Не солидно! При её-то достоинствах! Постучала она клювом в дверь. Аккуратно так: ""Тук-тук-тук!"" Как это делают все культурные личности. В ответ - ни слова. - Дрыхнет, что ли? Красавица-то наша? Постучала опять. Результат - тот же. - Вот не было заботы! Теперь ещё будить придётся этакую лентяйку! То ли дело - я! С раннего утра и до позднего вечера - постоянно на ногах! А у этой - ни стыда, ни совести! Средь бела дня бока отлёживает! А тут вдруг - шаги за спиною. Шарахнулась наша курочка в кусты, испугалась! Думала и впрямь - корова. Легка, мол, на помине! Изгадит ещё... Ан нет! Это девушка идёт, ведёрко несёт. С молоком. Видать, только что коровку подоила. Досадно курочке стало, что лицо потеряла. Да ещё перед кем! Вышла она на тропинку, упёрла крылья в боки, вся такая гордая и неприступная, да и говорит презрительно: - Слышь, ты! Коровья прислуга! Дело у меня к тебе! Неотложное! Не по нраву девице-красавице такое обращение пришлось. Но ничего она не сказала. Ведёрко наземь поставила и, сложив руки на груди, стала продолжения ждать. - Чего уставилась? - сердито проквохтала Ко-Ко. - Нитка нужна мне! Да побыстрее! Даже рассказать не потрудилась, зачем и для чего ей та нитка понадобилась. Ниже своего расфуфыренного достоинства посчитала ""перед какой-то там девкой"" объясняться! Усмехнулась девушка про себя: ""Проучу же я тебя!"" Да и говорит: - Мне тоже кое-что надобно. Как принесёшь, так и получишь свою нитку. - Что значит ""принесёшь""?! - взъерошила Ко-Ко своё оперение. - Опять куда-то бежать?! - Да, - спокойно отвечала девушка. - Гребешок мне надобен. А самой сходить - времени нет. - А мне-то что за дело?! - Вот ты к гребенщикам и сходи, его мне принеси. А я уж тебе за это, так и быть... - Нет, ну вы подумайте, какое издевательство! Опять ноги бить! Да я!.. Да меня!.. Да вы меня за кого!.. И далее - всё в том же духе! А девушка улыбнулась загадочно, ведёрко своё подняла, да и пошла в дом, по дороге чуть на Ко-Ко не наступив. Та едва успела в сторону отскочить. Сами понимаете, что это очередное унижение настроения ей отнюдь не прибавило. Как бы там ни было, а ноги бить Ко-Ко всё равно придётся. В самом деле, не отступать же на пол-пути? Зря, что ли, столько сил и здоровья она потратила на все эти дурацкие ""поиски""? Но вот закавыка-то какая: - Послать-то она меня послала, - уныло размышляла порядком уставшая Ко-Ко, - но только адреса она мне не сообщила! Где искать тех гребенщиков? Хоть и домов-то у местных тут - раз-два и обчёлся, но ведь не стучаться же в каждый: ""Скажите, мол, пожалуйста..."" Ещё чего! Унижение какое! Сама найду! В это самое время в кустах неподалёку послышалась какая-то возня. Ко-Ко насторожилась. Ничего хорошего от своей судьбы она сегодня уже не ожидала. И, представьте себе, ошиблась! Изменчивая фортуна решила в этот раз улыбнуться и преподнести ей приятный сюрприз! Кусты раздвинулись и на дорожку важно выступил... незнакомый Петух! Да какой красавец! Пёрышко к пёрышку, радугой на солнце всеми цветами переливается! Хвост буйным фонтаном к небу вздымается! Ко-Ко тут же вся и обомлела, вмиг забыв о своих неприятностях: - А говорили, что в этих краях больше никого из нашей породы и не осталось... - непроизвольно вырвалось у неё. - Кто сказал такую глупость? - строго посмотрел на неё красавец. - Да все так говорят... - тоненько проворковала Ко-Ко, склонив голову набок и восхищённо рассматривая представителя ""своей породы"". - И много их, этих ""всех""? - ещё строже спросил тот. - Да... - выдохнула Ко-Ко, не помня себя от восторга и особо не вникая в суть вопроса. - Аж два... Во-первых - я. И ещё там... один... - Не густо! - вынес вердикт красавец и снизошёл: - А ты-то кто? - Ах! - зарделась наша путешественница, у которой уже всё плыло перед глазами. - Ко-Ко... - В каком смысле? - хамски осведомился радужный кандидат в сердечные друзья. - Меня так зовут... - окончательно сомлела Ко-Ко. Грубые интонации красавца её нежную душу совсем не ранили. Даже, скорее, наоборот, он ей казался прямо-таки сказочным героем! Не то, что этот, с вечными своими проблемами... ""Жентельмен"", прости Господи!.. Вспомнить противно!.. Мысль о дожидавшемся её умиравшем супруге отравила приятное забытьё. Ко-Ко мигом протрезвела, встрепенулась, сбросила с себя минутное наваждение и, как ни в чём ни бывало, поинтересовалась у писаного красавца: - А вы не скажете, где живут эти... как их там?.. Гребенщики? - Ко-ко его знает! - небрежно бросил тот, опять направляясь в заросли, откуда слышалось призывное квохтанье. И, похоже, зовущая квохтунья была отнюдь не в одном экземпляре! - Вот Ко-Ко этого как раз и не знает! - горестно вздохнула та, с неожиданной ревностью прислушиваясь к звукам, доносившимся из кустов. Что поделаешь? Надо продолжать свой горестный путь! Гребенщики! Где же вы? Мать вашу... Уныло побрела Ко-Ко вдоль по улице, с ненавистью приглядываясь к каждой избе: - Понастроили тут... - бормотала она, устало волоча крылья по земле. - Все дома - на одно лицо... Никаких опознавательных знаков повесить не потрудились... А солнышко в это время всё ниже и ниже к закату клонилось. И ничто на свете не могло задержать его.... Ошибалась Ко-Ко! На доме, где мастера-гребенщики обретались, такой знак висел как раз-таки! Большой такой гребень, красивый, ярко-красного цвета! Да не один, как потом оказалось, когда Ко-Ко поближе подошла, а на каждом углу дома! Чтоб сразу издалека в глаза бросалось, чем люди в этом доме себе на хлеб зарабатывают. - Ох! Ох! Понавешали-то! Понавешали! - стала Ко-ко возмущаться, подбоченясь и критически оглядывая оформление крепко сбитой избы. - Скромности у людей - ну никакой! И ни стыда, ни совести! Нашли, чем похваляться! Расчёсками какими-то завалящими! Нет, ну вы на них только посмотрите! А? На её голос из-за высокого забора выглянула голова розовощёкого парня и тряхнула кудряшками: - Ты чего это тут раскудахталась? Заблудилась, что ли? Ну-ка, кыш отюда! - И не подумаю! - вздрогнула Ко-Ко, но гонору не поубавила. - Меня к вам девка прислала. Вы ей там расчёску какую-то задолжали! - Что за девка? - сразу высунулся парень из-за забора по пояс. - Уж не Алёна ли? - А я знаю? Дурья твоя башка! Она мне не представлялась. Только просила к вам заглянуть (мне как раз по пути было), да гребень от вас принести. Так что - подавай быстрее! Некогда мне тут с тобой рассусоливать! Солнце вон сядет скоро. А мне ещё домой успеть надобно! Мечтательная пелена, застившая парню глаза при упоминании Алёниного имени, мигом слетела, и он сердито ответил курице: - Вот ещё! А сама она чего ж не пришла? - Почём я знаю? Наверное, видеть тебя не желает! Обиделся парень на курицу за такое предположение, да и говорит: - А вот как хворосту нам от дровосеков принесёшь, так и гребень получишь! - Не поняла! - опешила Ко-Ко. - Какая связь между хворостом и гребешком? - А вот такая! - показал парень курице язык и скрылся за высоким забором. Совсем запаниковала Ко-Ко: солнце вот-вот сядет за горизонт, а ей опять куда-то бежать надо! Да и куда? Где искать тех дровосеков? - Спокойствие! Только спокойствие! - принялась Ко-Ко себя успокаивать. - Будем рассуждать логически. Кто такие, эти дровосеки? Дровосеки потому и называются дровосеками, что рубят дрова. Правильно? Правильно! А где они их рубят? - И она довольно заквохтала: - В лесу, конечно!.. Какая же я умная! Не то, что некоторые! - И она недобрым словом помянула своего суженого, доставившего ей сегодня столько беспокойства: - Чтоб он жил триста лет без капитального ремонта! В этот момент до её слуха издалека до нёсся звук топора. Тюк-тюк! Тюк! И шёл он со стороны темневшего за околицей леса. - Ну вот! Кто бы сомневался! - обречённо вздохнула Ко-Ко. - Короче, направление обозначено. Вперёд! Назло всем недоброжелателям! Сонце уже коснулось горизонта, когда Ко-Ко вышла на поляну, откуда доносился звук. Здесь работали несколько мужиков с топорами в руках. Обрубали ветки с поваленных деревьев. - Ну, слава Богу! - громко закудахтала Ко-Ко. - Насилу вас нашла! Забрались чёрт его знает, куда! А что? Рядом с домом нельзя этим же заниматься? Там что, дрова не такие?! Мужики заинтересованно обернулись на неприятное квохтание: - Ты никак заблудилась? Чего тебя сюда занесло? - Говорю же: вас искала! Вот бестолковые! Ну, так! - распорядилась она, широко расставив ноги и указывая крыльями фронт работ. - Ну-ка! По-быстрому организовали мне вязанку хвороста! Мужики рассмеялись: - А зачем он тебе? Лес хочешь поджечь? - Ещё чего! Нужен мне ваш лес! Отнести его надо гребенщикам, - снизошла она. - Совсем обедняли, видать! Да, и ещё: кого-нибудь мне в носильщики сообразите. Не понесу же я эти палки сама? Один из лесорубов хитро усмехнулся: - Вот тебе топор! Вот тебе лес! Руби, сколь хошь! Нам не жалко! Остальные мужики дружно рассмеялись. - Ты что?! - возопила Ко-Ко. - С дуба рухнул?! Я - и дрова рубить?! - А в чём дело? Командовать - оно легче, что ли? - Да вы своими глупыми головами только подумайте! - кудахтала Ко-Ко, вконец разозлившись. - Если бы я даже и захотела пойти вам навстречу, чем я, по-вашему, топор держать буду? Клювом, что ли? - А это уже твоя забота! Чем хочешь, тем и держи! - хитро оглянулся мужик на свою бригаду. Мужики опять поддержали смехом своего товарища. Ко-Ко вдруг поняла, что наскоком тут проблему не решить. Слишком много их тут. И все такие ""не джентльмены""! И она моментально сменила тактику: - Ну миленькие! Ну мужички! Ну подсобите несчастной женщине! Ведь солнце уже садится! Скоро ночь! А мне ещё домой добираться! И - о, чудо! - ласковое слово повлияло самым благоприятным образом! Мужики, весело переглядываясь, тут же зашевелились, стали дружно хворост в кучу собирать. Потом связали его верёвкой, чтобы, видать, по дороге-то, неряхам, не рассыпать. Ко-Ко расслабилась, нахваливает себя потихоньку. Вот, мол, какой славный педагогический приём она применила! Обвела всех этих недотёп вокруг пальца! Но что это?! Что за наглость?! Что за неуважение, в конце-концов?! Тот мужик, с которым она о топоре дискутировала, взял приготовленную вязанку хвороста и взвалил... Ко-Ко на спину! - Так и быть! - говорит. - Принимай нашу помощь! Под непомерной тяжестью ноги у Ко-Ко вдруг подкосились, и она плюхнулась на живот, зарывшись клювом в траву. - Да вы что?! - заквохтала она, отчаянно пытаясь освободиться. - С ума, что ль, посходили?! Зачем вы на меня эти палки набросали?! - Ну, ты же помочь просила? Насобирать тебе хвороста? - усмехнулся мужик. - Вот мы и помогли. А теперь - извиняй, голубушка! Солнце село и рабочий день, к сожалению, у нас уже кончился! А нас ведь дома ждут-не дождутся! И, засунув топоры за пояса, мужики ушли. Долго ещё Ко-Ко слышала, как под их ногами ветки трещат, да дружный смех постепенно удаляется и эхом разносится между деревьями. И Ко-Ко осталась одна в тёмном лесу. Сумерки уже вовсю сгущались, и на Ко-Ко навалилась ужасная усталость после такого трудного дня! Ноги ныли, глаза сами собою закрывались и пошевелиться, чтобы сбросить с себя неожиданную ношу у неё просто сил не оставалось. - Ну и ладно, - невнятно бормотала она, по возможности удобнее располагаясь под завалами веток. - Завтра я им всем покажу... Внезапно вспомнился непутёвый супруг, так и не дождавшийся от неё воды. Как он, царапая землю когтями, беспомощно смотрел на неё, умирая. - Я сделала всё, что было в моих силах, - успокоила она себя. - Понимать должен... Эгоист... Ну и ничего... На пОминки я точно успею... Потом отметим девятый день.. Сороковой... И вообще! - вспыхнула в курином мозгу последняя мысль. - Какой дурак придумал эту сказку?! Сам бы с моё побегал... И не видела Ко-Ко, что в кустах, за её спиной, в сгущавшейся темноте загорелись два жёлтых голодных глаза...
Читать дальше
Вверх

Ryfma использует куки для предоставления Вам лучшего сервиса. Чтобы сервис Ryfma успешно работал мы анализируем данные пользователей.
Закрытие этого баннера означает, что Вы принимаете Политику безопасности. Узнать больше.