Павел Великжанин

Павел Великжанин

3 карма
О себе Я родился в 1985 году в одном из небольших городов каменноугольного сердца Сибири — Кузбасса. Спустя несколько лет мне пришлось покинуть этот край и поселиться в маленьком зауральском райцентре, недалеко от границы с Казахстаном. Продолжая следовать за солнцем, в конце девяностых годов я переехал в большой южный город с триединым названием Царицын-Сталинград-Волгоград.
С тех пор живу на берегах нижней Волги, там, где великая русская река круто поворачивает к Каспийскому морю, ближе всего подходя к овеянному преданиями тихому Дону Складывать слова в стихи и рассказы я пытался еще в азиатский период своей жизни, но более-менее осмысленное творчество началось примерно на рубеже веков С тех пор мною написано несколько сотен стихотворений разного калибра и направленияНекоторую (надеюсь, лучшую) часть из них можно почитать вот здесь: stihi.ru/avtor/21111985. Буду рад, если что-то из этого окажется созвучным и вам.
Поиск

от·
Замолкли бездонные глотки орудий,
Но мины нам в спины проклятья шептали.
У этих безглазых, безжалостных судей
Один приговор — из тротила и стали.
Для всех: для сирот по дороге из класса,

Читать дальше

от·
Его на разноцветных картах нет.
Остался лишь в легендах этот остров,
В подшивках старых фронтовых газет –
А нынче отыскать его непросто.
Да, был он по размеру невелик:

Читать дальше

от·
Он как будто попал на крючок спусковой,
Черный пластик игрушки манил, как металл:
Нажимай и стреляй! Но с пружиной тугой
Не справлялся малец, что стрелком стать мечтал.
Пальцы крепли, все чаще сжимаясь в кулак,

Читать дальше

от·
Не знаю, был ли он храбрей
Других. Не спросишь у воронки.
В июне – свадьба. В сентябре
Вдова слегла от похоронки,
Но доносила; и мальца

Читать дальше

от·
Опавшие листья мечтали взлететь,
Из сил выбивались, скользя по асфальту.
Хлестала их ветра стохвостая плеть,
Топя в грязных лужах бесценную смальту.
Разбита мозаика парков и рощ,

Читать дальше

от·
Срывались с лука радужного стрелы,
Разя в сердца дуплетом все живое,
Веснушками заката запестрели
Барашки, в синеве плывя по двое.
Ложились тени теменем к востоку,

Читать дальше

от·
Льстецу потребен легкий нрав.
В него хоть плюй – он бодр и весел…
Раз повелитель, осерчав,
Пинок придворному отвесил.
А тот вскричал: «О, как я мог!

Читать дальше

от·
Звонок прозвенел, и срываются классы,
Теснины дверей водопадами пеня.
Крылатых портфелей гремят маракасы,
Как марш перепрыгнутых в спешке ступеней.
Несутся из школы горластые группки,

Читать дальше

от·
На работу придорожной рощею
Люди шли – кто с мыслями, кто без.
Вдруг с утробным лаем псина тощая
Выскочила им наперерез.
Люди тормознули, шансы взвешивая:

Читать дальше

от·
Сколько их: кто не дожил, не дошел?Нет даже лиц.
Синим химическим карандашом
Девять страниц.
Голод блокады писал без затей
Буквы свои.

Читать дальше

от·
Утром к телам возвращаются души,
С высей обратно летят,
Где миллионы примятых подушек
Наши портреты хранят.
Солнце с луною котенком играет,

Читать дальше

от·
По горячим камням,
Где пробились цветы,
Мы идем, не ценя
Краткий миг красоты.
Тяжкий груз на плечах,

Читать дальше

от·
Высоко возносилась гора,
Рядом с ней простиралась долина,
И сказала гора ей: «Сестра!
Что же ты прозябаешь доныне?
Будь как я: гордо к небу тянись,

Читать дальше

от·
Америка – офисный стул:
Все можно настроить, как нужно,
Нажал на рычаг, повернул…
Удобно, нет спору.… Но скучно.
Европа – старинное кресло:

Читать дальше

от·
Мы уходили из Афгана на броне,
На раскалившемся облупленном металле,
И траки гусениц, подобно бороне,
В земле бесплодной след глубокий оставляли…
В бездонной сини тонут пики острых гор,

Читать дальше

от·
Идем, молчим, и вспоминаем
Душой усталой жар сердечный.
Мы жили сумасшедшим маем,
А сумасшествие – не вечно.
Слова любви писали мелом –

Читать дальше
Показать больше