Алый парус (Демо)


Демо версия поэмы «Алый парус»

Демо версия содержит всего пятнадцать частей, каждую часть отделяют три звездочки.

Огромная благодарность иллюстратору Галине Филиной (Галине Грин).

«Алый парус»

Под алым парусом идет

Моряк печальный и серьезный,

В трюме плещет ром и мед,

И рифы освещают звезды.

Мечты его зовут туда,

Где ждет любимая одна,

Укажет ему путь звезда,

Что ярче светит чем луна.

Идет уже не мало лет,

Желание ее лишь встретить,

Разрезы волн оставят след,

Попутный, благо, ветер.

А вечерами он грустит,

В каюте дверцу запирая,

Помятый обретает вид,

Как будто беженец из рая.

-Но почему вы, Капитан,

У камина не остались,

И променяли свой диван,

Встречаете здесь старость?

-А что же вам, ответил тот,

Дома тихо не сидится,

Пасли бы мирно себе скот,

Но улетели, словно птица.

-Мы с вами хоть на край земли,

Пойдем, рука не дрогнет,

Как тяжки не были бы дни,

В конце лишь сердце смолкнет.

-Вы так честны и благородны,

Большая честь идти мне с вами,

Преграды будут неугодны,

Пройдем любыми мы путями.

-Вы мне как старший брат,

Команда это разделяет.

Я краю света буду рад,

И рвение не иссякнет.

-Тогда я рад, таить чего,

Я доверяю парням бравым,

Мы за звездой идем без "но".

Быть может, и без славы.

И вот он видит горизонт,

Но нет на нем живого,

Черной скалы дурманный фронт,

И смерть встречает здесь любого.

Покрыл тумана мрак фигуры,

Что украшают вход в скалу,

Забытые архитектуры,

Принадлежали никому.

По горизонту рифов туча,

Обломки знатных кораблей,

Но страх ли, или просто случай,

Завел туда забытых королей.

-Решаться надо, напрямик!

Воскликнул капитан,

Но дрогнул голос лишь на миг,

Оратора забытых стран.

Так путь назначен был туда,

Где выхода не видно,

Не появлялись никогда,

От туда корабли, обидно.

Настала мигом тишина,

И ветер леденящий,

Была судьба обречена,

Стремлением пленяющим.

Обломки, кости и мечи,

На темном дне сверкали,

От ужаса он получил ключи,

Увидев след печали.

По левой стороне пещера,

Скелет с букетом и киркой,

Отчаяние охватило веру,

И поселилось в сердце том.

Цветки дурмана на груди,

Как будто только что сорвав,

Лежали, оборвав пути,

Достигнув черно белый сплав.

Среди обломков и руин,

Услышал голосок печальный,

Как родничок звенел один,

Просящий помощи, отчаянный.

Не медля выхватил он меч,

Кирку достал из сундука,

Погас огонь настольных свеч,

Стемнели быстро облака.

Прыжок с борта, удар о камни,

Хромая он рванул вперед,

Желание спасти не знало грани,

А голос звал под шепот вод.

И вот тупик, но ведь за ним,

Прекрасный звон ключей,

И он не кажется чужим,

Но чей же голос, чей?

Не растерялся, взял кирку,

И камень стал крошить,

Не слышал криков на борту,

Что призывали его жить.

Он яростно вонзал металл,

В породистый гранит,

А нежный голос его звал,

Что в памяти хранит.

Услышав сзади стук сапог,

Он обнажил свой меч,

Кинжал упрямому помог,

Окрасить в алый место встреч.

Тьма, свет, скромный привет,

Луна, совет, туманный бред,

Она, ответ, немой рассвет,

Жива, но нет, и кровь побед.

Шепот тихий, звон ключа,

Лепет, крики, скал края,

Цветок дурмана, она плача,

Опять смеется.. и дурачит.

Проснулся он в немом бреду,

И разум его смолк,

И сердце сжалось всё в плену,

Не понимая толк.

- Ах капитан, вы живы, славно,

У вас был жар, ну а потом,

Мы выбрались от туда, браво,

Теперь мы в море ледяном.

Как только вышли из скалы,

Вы громко закричали:

""Вернись назад, глупец, глупцы,

Вам непокорны дали!

Я дам всем вам сокровищ царских,

И бесконечных лет,

Вино, девиц внимание праздных,

И что не видел этот свет"".

Потом вы резко побледнели,

И тихо начали шептать:

""Плывем вперед, нас ждут метели,

Нас не обманет черта рать"".

Затем вы смолкли, а дыхание,

Три дня вы не дышали!

- Не знать бы вам мои страдания..

- Сегодня мы прощались с вами

Туманный ядовитый бред,

Тихонько начал отступать,

И солнца ледяного свет,

Принос надежды благодать.

И правда, море ледяное,

Аж слепит зоркие глаза,

Вода да айсберг, дно пустое,

А мыслям мрачным нет конца.

Как только капитан прозрел,

Его встречала треть команды,

Он ужаснулся, был так смел,

А тут прощания, не надо..

-Живой, -здоров, -но как же так?

-Вы умерли, -так точно, -правда.

-Не попрощался, это факт?

Теперь идем как раньше, рады?

И скорбь сменили свист и вскрики,

О том, что капитан живой,

Все были рады, даже всхлипы,

Прошли сквозь холод ледяной.

Нарадоваться не могли,

Но время дальше плыть,

И застучали сапоги,

И ветер начал выть.

Ветра, холодные снега,

Повсюду белый лед,

И тишина, лишь корабля

Следы, разрезы волн.

Завьюжило, пришла метель,

На красном полотне,

Узоров жутких, всего- семь,

Что видел он во сне.

И не понятно стало вдруг,

Ни то мороз знобит,

Ни то узоров Чертов круг,

Разрезать разум норовит.

И удручает этот вид,

На красном белым письмена,

Как будто снег и вовсе вшит,

Оставив место именам.

Но отвлекаться то нельзя,

Держа штурвал сильней,

Повсюду айсбергов поля,

Следы неведомых зверей.

""Я чувствую себя игрушкой""

Воскликнул хрипло капитан,

""Насвистывают мне на ушко..

Ах, доверять ли мне ветрам?"".

И не успел закончить мысль,

Корабль ветром подхватило,

Волной подкинуло их ввысь,

Затем так резко отпустило.

И сбился с ног весь экипаж,

Попадал, словно мертвый,

""И подхватил корабль наш,

Не что-то это был, а кто-то..

И к айсбергу нас потащило,

И как стеклянную бутылку,

А щепки б волнами забило,

Но нет, представьте вот картину:

Летим мы в айсберг, прямо ""в лоб"",

Сотни четыре есть узлов,

И тут тот айсберг на два, хлоп,

И мы в проем, и запах- кровь"".

И потащили судно тихо,

Течения в пещеру льда,

А экипаж уснул так лихо,

Ну хоть бери, да за борта.

И тащат алый волны сонно,

В пещеру вечного лишь сна,

А экипаж сопит так скромно,

Их жизнь усталость забрала.

Проснулся капитан в снегу,

Но холод не пробил,

Тела замерзшие в кругу,

Из сна пришествие картин.

И чувствует себя легко,

Хоть и в округе льда пустыня,

Свободно тут, забыто все,

Но чувство долга охватило.

От корабля и след простыл,

В округе ни следов ни ветра,

И ужас вновь вдруг охватил,

Возможно от немого света.

Он подошел к своей команде,

И начал каждого будить,

Но лед в глазах, страданья ль ради,

Он все хватал слепую нить.

И шесть людей из всей команды,

Проснулось, капитан- седьмой,

Чему то были очень рады,

Но это миг, а взгляд пустой.

И криками других будили,

Шептали теплые слова,

О доме милом, да о силе,

О маме, но в ответ лишь тишина.

О приключениях кричали,

О славе даже, о деньгах,

Конечно, где-то много лгали,

Но не вселяли этим страх.

В ответ молчание немое,

Холодный взгляд, замерзла кровь,

Лицо измерзшее, кривое,

И так у каждого, ""мой Бог!"".

Подняли голову на небо,

Но неба нет, их встретил лед,

""Куда же мы попали, где мы?"",

В какой попали Чертов плот?

Хотя красиво, не поспоришь,

Бесконечно снежные поля,

Иди, и даже не утонешь,

Прекрасно белые снега.

Над головою лед лег тонной,

""И не одной, на дне чего?"",

Присели, перекусили скромно,

Но все лишь ждали одного:

Когда проснется вся команда,

Когда увидит яркий свет,

Но нет, их путь расскажет та баллада,

Что о конце пути поет.

Семь пар сапог, следы,

Ведут от места пробуждения,

Куда бредут теперь они,

Какие, к чёрту, приключения..

Когда остались там, в снегу,

С родной земли ребята,

Когда не ясно: почему?

В какую верить правду?

Но муки то, или покой,

Заслуга или принижение?

Пусть примет с хлебом мир иной,

Они достойны уважения.

Ведет живых снегов пустыня,

Меняет день пустой на ночь,

Но капитана сердце не остыло,

Умеющее грустному помочь.

Пусть так же думает о дне,

О безнадежности пути,

Но радость тянет он из вне,

И юмор может раскрутить.

Подняв желание идти,

А так же настроение,

Надежда может их спасти,

Вернуть былое рвение.

Недели полторы ходили,

Среди блистательной пустыни,

И вот увидели вдали,

Край башни темно-синий.

Еще пути на пол недели,

Еще голодных дней,

Идти, когда все околели,

Становится трудней.

*

Так возвышался величавый,

Дворец сиреневого льда,

Встречал их холодом, отчаянием,

Гостей не видел никогда.

И капитан стучит в ворота,

Что глупо в целом, но увы,

Узнать- одна его забота,

Ну не обратно же идти.

Продолжение следует…

Над произведением работали и работают:

Автор: Роман Городюк

Иллюстратор: Галина Филина

Август 2015

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий