Исповедь проститутки

Исповедь проститутки - жизнь,исповедь,семья,современнаяпоэзия,судьба

-Здравствуй друг мой, Русый Волос!

Что споешь мне, в хриплый голос?

- Петь мне больше нету мочи.

Путь по жизни был порочным.


Я мечтала о богатствах,

«Ви-Ай-Пи» воздушных царствах.

Путь в Сибири начиная,

Ничего тогда не зная,


О курьезных поворотах.

На сигнальных катафотах

Блики фары отражая,

Байкера не замечая,


Я споткнулась о влюбленность,

О романтику и гордость.

От родителей сбегала,

Двери в пропасть открывала.


На своем стальном драконе,

В счастье, думала, уронит.

Страх иссяк мой скоротечно,

Счастье, думала, навечно.


Мы неделю колесили,

Веселились и кутили,

Собирая в сотни мили,

Мы впервые полюбили.


Очень скоро я узнала,

Что драгдилерскя слава

Байкера опережает:

«Всадник смерти подъезжает!»


«Всадник смерти» - суперкличка!

Так брутально, необычно.

Но теперь я догадалась,

Сердце дрогнувшее сжалось.


И сбежать - одно желанье,

Но он сам мне дал признанье!

Мой нежнейший, мой небритый…

«…Мама,я люблю бандита!


И он все прекрасно знает,

Меня замуж приглашает.

Он завяжет - обещает.

Но моя надежда тает…


Я по вам с отцом скучаю,

Но судьбу не выбирают.

Если вы меня простите,

То за здравие зажгите!»


И старуха сероглаза

Просит с табаком заразу.

- Вот, бабуля, угощайся.

Как докуришь, дальше кайся.


Курит как аристократка:

Спинку прямо, дышит мягко.

Разменявши шесть десятков,

Столько силищи в повадках…


- Шли года, мы поженились.

Я ребенком разродилась.

Мотоцикл мы продали

И пикап семейный взяли.


Помню, я ему сказала,

Подколоть слегка желала:

«Всадник смерти? - больше нет!

Ты мой смерти - драндулет».


Он ответил через смех:

«Знаешь, больше нету тех

Романтичных сорванцов.

Наш удел – стезя отцов».


Постоянно в переездах,

Мы без дома и без места.

Не могло так продолжаться,

Дочке в школу собираться.


И однажды мы осели

В неприметном поселеньи,

Чтобы жизнь начать сначала

Как я восемь лет мечтала.


Знаешь, батюшка, случилось:

У нас снова получилось,

Как до этого скрываться,

Так на этот раз остаться.


Нам везло неимоверно,

Стая ангелов наверно,

Как бы странно ни звучало,

От несчастий укрывала.


-Но твой муж губил людей!

Я поверю в сонм чертей,

Что помог ему сбегать,

Смерть в пакетах продавать.


-Кто сказал, что были люди?

Одинаков был и будет,

Путь заблудших падших тел,

Всех, кто свой порок воспел!


Наркота ли алкоголь?

Дольше ли, короче боль?

Иксом в каждом уравнении -

«Я кую свое забвение!»


Не пришел бы «Всадник» мой,

Я уверена, любой

Кто купил его «лекарство»

Продолжал путь деграданства.


Он был грешен, я-то знаю,

И, признаться разделяю,

Всех ушедших лет позор,

Но о мертвых плохо - вздор.


-Словно Змий в Садах небесных

Твой любимый повсеместно

Искушал людские страсти.

- В вашей книге те же масти!


- Боже детям наказал…

- И минздрав предупреждал!

Только слабы были дети.

Кто за их грехи в ответе?


Виноват ли Змий, ли Бог,

Что Адам не уберег

Ни себя ни свою Еву?

Все хотят вкусить от Древа!


-Полно спорить, друг-философ.

Час к закату - уже поздно.

Завершай мне свой рассказ,

Почему ты вновь у нас?


- Дочь устроили мы в школу,

Я в газету «Честно Слово».

Муж открыл ремонт авто.

Жизнь делилась «после» - «до».


Только счастьюшко не вечно,

Первых десять шли беспечно.

После очень вырос бизнес,

А в стране случился кризис.


И преступность расплодилась,

Нам такое и не снилось!

В этих-то бандитских войнах

Схоронила своего я…


Газетёночка банкрот,

С дочкой давимся от шпрот.

Да, деньжата оставались,

Но мы тратить их боялись.


Бизнес выкупили силой,

Я работ не находила.

Так сидели ровно год,

А потом в Москву-вперёд!


Распродали всё что было,

Дочь успешно поступила.

Восемь лет она училась,

Проституткой я трудилась.


Ты не знаешь, школьный друг,

Но в Москве такой досуг:

Что в роскошнейших отелях

Как в элитнейших борделях


Подают на выбор шлюх,

Не каких-то стремных клух!

Весь кошмар терпеть два года

Уготовила дорога.


- Угадаю! Твой продюсер -

Завсегдатай светских lustre*,

Он же твой большой любовник,

Да и голоса поклонник.


Спас тебя от злого рока,

Грязи, низости, порока.

Ты ему однажды спела,

Так волшебно, как умела!


-Да, ты верно угадал.

Значит, голос мой узнал,

Несмотря на псевдоним.

Но вернемся, к нулевым.


Дочь закончила отлично!

Зарабатывать прилично

Стала, маме помогать.

Вскоре появился зять.


Их союз я одобряла,

Но сама не помышляла,

Замуж снова выходить:

Только петь, любить, творить!


-Ты любила их обоих?

-Сердце кто мое умоет,

Я тому любовь свою

По кусочкам к алтарю...


Да, любила всей душою.

-Но двоих!? Да Бог с тобою!

-Сердцу, знаешь, не прикажешь

Свят отец, ты не откажешь?


Им двоим за упокой.

Был бы первый муж живой

Я б конечно никогда

Не влюбилась сызнова.


-Свечи я с зарей поставлю,

На тот свет мольбу отправлю.

Но зачем же из Москвы

К нам в Сибирь вернулась ты?


-Стало стыдно и тоскливо.

Сцена больше мне не мила.

Не хочу одна бороться,

Там недешево под Солнцем


Шоубиза стоит место.

И сыскала наконец-то

Я свою сестру родную.

Перед нею на колени - а она меня целует.


Показала всё богатство,

Все родительское царство:

Дом, гараж и огород,

«Ви-Ай-Пи» парадный вход!


Так-то я и осознала-

Вот о чем давно мечтала!

Мы с сестрой теперь вдвоём

Старость лихо проживём!


-Знаю, что давно вдова,

Скольких же народила?

-У нее два сына где-то

За границею пригреты,


Под горячими грудями

Женщин с добрыми сердцами.

А еще младшая дочка

В Петербурге на заочке.


-А за что же тебе стыдно?

-Стыдно, знаешь, и обидно.

Что я столько лет боялась,

И сюда не возвращалась.


Я же письма регулярно,

Отправляла им исправно.

Мама с папой все читали,

Никогда не отвечали.


И сестре ведь запрещали…

Только они очень ждали,

Ведь мы все, мы все скучали.

Внучку так и не узнали…


…А теперь, когда их нет,

Ты за них отпой в обед,

Скоро будет сорок дней,

И молитва им нужней,


Чем любые обелиски,

Стопки водки и ириски.

-Для тебя я все исполню,

Но и ты молиться помни.


И скажи мне на духу,

Если б велено судьбу

Было выбрать тебе снова?

-Я сбежала бы из дома.


Отпустив ей все грехи,

И оставшись у реки,

Созерцая водну гладь,

Я не мог не вспоминать,


Как её родная мать

За здоровье зажигать

Просит мя по воскресеньям.

И отца, что на коленях

Да в заброшенной молельне,

Просит Бога – охранять.


*Lustre-франц. глянец, блеск

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!

Комментарии (2)

Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Roman Shchedrin

Что это было???

fish .

очень плохо

Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.