Проклятый выигрыш.


Глава 1 Фёдор стоял на крыльце большого дома на самом краю города. Рядом, через забор, уже начинались торговые ряды базарной площади. За ними, плотной стеной поднимался туман с реки Тобол. Вдыхая ночную прохладу, Фёдор с удовольствием потянулся и даже притопнул сапогами. Ему сегодня явно везло.Вдохнув полной грудью ещё раз, он повернулся и открыв дверь дома, вошёл внутрь. «Катран», или игорный дом, стоял науглу сенного рынка и дороги, которая вела к реке Тобол. Вокруг дома росли громадные берёзы и почти закрывали дом со всех сторон. И со стороны ворот и со стороны рынка под деревьями всегда стояли подводы, часто ночевавшие и ждавшие утра и работы рынка. Торговый люд спал или на подводах, или грелся около костра. Постоялые дворы были постоянно полные и народ выходил из ситуации своими силами. Поэтому стоящий рядом с рынком игорный дом, с постоянно светившимися окнами, всю ночь приманивал как магнит всех кто коротал ночь на рынке. Яркий свет ударил Фёдору в глаза. Дым висел коромыслом и даже лица присутствующих казались синими и расплывающимися как в тумане.

  • Ну что, Федяка, понюхал свежий воздух? От большого круглого стола, накрытого зелёной плюшевой скатертью отошёл крупный грузный мужчина и вплотную подошёл к Фёдору.
  • Продолжим? - шёпотом спросил он.
  • Людишки кой-какие собрались, расторговались за год видать не плохо, деньги есть и не малые, видно, что обозы пустые и пьют напропалую. Мироновы дружки. Завтра ехать в Троицк за товаром собрались, Марковна их упаивает по полной! Давай отсрочим их отъезд, сейчас Рваный подойдёт, покатаем, их двое, Мирон уже почти готов. Фёдор молча кивнул, и повернувшись, пошёл в сторону соседней комнаты, где совсем недавно закончили игру. За столом ещё сидели два игрока и что-то обсуждали. Рядом, со столом, на полу, прислонившись к стене и закрыв голову руками, скулил хозяин скобяной лавки Мирон.
  • Филарет, - Фёдор позвал толстяка – а что с ним?
  • Когда ты вышел, этот игрок всё выставил, говорит, ты фарт с собой забрал, ха, но не колоду. С этими словами Филарет вынул из кармана кисет и вытащил свёрнутые в трубочку деньги.
  • Да не скули, отыграешься когда-нибудь. На, на бутылку, авось поможет.
  • Сычь, принеси бедолаге шкалик. Сын Марковны, хозяйки игорного дома, тут же подскочил с разносом в руках, на котором стояла водка и половинка луковицы. Мирон поднял голову, мутными глазами посмотрел на Сыча, затем взяв стакан и клацаяо него зубами, выпил стакан до дна.
  • Ну вот и полегчало - сказал Сычь, мягко принимая у Филарета деньги. Мирон судорожно вздохнув, медленно повалился на бок. Его подняли и поволокли ко входу. Из соседних комнат выглядывали любопытные. Но продолжения не было. Мирон даже не шевелился. Его выволокли во двор и кинув на телегу отправили домой. Мирон был частым гостем в этом доме, выигрывая, с удовольствием тратил всё на выпивку. Но алчность и жажда быстрой наживы его подводила. Когда он ставил крупную сумму, то всегда проигрывал и напившись, с горя, разносил всё, что попадалась под руку.
  • Вот и славненько! – Марковна вытащив из под шали револьвер, сунула его в комод и закрыла на ключ. Глава 2 Марковна была довольно крупной женщиной около 60 лет и отличалась своенравным характером. Гуляя по рынку, Фёдор был свидетелем, как Марковна, разодетая как купчиха, степенно ходила между рядами с мужем. И кто-то из торгашей сказал по её поводу что-то, не понравившееся Марковне. Пока еёмуж обходил ряд повозок, она спокойно поднялась на телегу и со всей силы влепила пинок в голову обидчику. Толпа попыталась вступиться, но муж вытащил револьвер и дал понять что делать этого не надо. Игорный дом они держали давно, получая с каждой игры свои проценты и продавали параллельно водку и закуску. С властями у них проблем не было, платили они щедро и вовремя. Но мужа в одной из драк убили, и вот уже несколько лет она одна остаётся хозяйкой игорного дома. Троицу самых умелых катал в городе, она тоже не очень жаловала, но они платили больше всех. Кого она действительно боялась, так это своего свёкра, бывшего каторжанина, который жил в Троицке и частенько заезжал к ней и к внуку Кузьме. Это он прозвал его Сычём за всегда нахмуренные брови и лохматые волосы. Свёкр был старый игрок и иногда с ним приезжали его друзья, на игру с которыми ехали попытать счастья все любители вольной жизни бескрайней степи, ставя на кон колоссальные по тем временам деньги. Фёдор, Филарет и Рваный тоже познакомились у Марковны. Федор в погоне за удачей приехал из Симбирска. Проиграв крупную сумму и оставив большие долги, он оказался в Оренбурге, где тоже наследив, услышав о богатых хлебных местах, с обозами и приехал в Кустанай. Жизнь в городе кипела, стройки, рынки, базары, лавки – всё росло как на дрожжах. Строили казначейство и банки. В общем – «Чикаго» в степи. Фёдор быстро сообразил, что, раз есть деньги, то есть люди которые хотят их потратить. Так он попал туда, куда хотел. Заложив небезызвестному Мирону часы, он с лихвой окупил все затраты. Играя по мелкому, выжидал, большие ставки и почти всегда забирал банк, щедро угощая присутствующих, обрастая новыми знакомыми и приятелями. Через время он даже прикупил часть небольшого домика на берегу Тобола. Купец Негрульдолго выспрашивал у Фёдора от куда и чем он занимается, но ничего толком не поняв, всё же совершил сделку. Глава 3 В один из зимних дней, сидя в полупустом доме, и с неохотой мешая колоду карт, Фёдор наблюдал за игрой незнакомых ему людей, сидящих в соседней комнате.
  • Сутки уже сидят – буркнула Марковна, проходя мимо.
  • И как? – задал вопрос Фёдор.
  • Да денег нет, только какие то бумажки, векселя кажется. Два наших, остальные приезжие.
  • А наши кто?
  • Толстый, с кольцом на пальце, это Филарет, а за его спиной Рваный. Давно в городе их не было видно, с годик точно. На столе около Филарета лежала стопка векселей и огрызок карандаша, которым он время от времени что-то писал и показывал сидящим напротив него игрокам. Фёдор подошёл ближе. Игры не было. На столе валялись колоды карт и стояла гора пустых бутылок.
  • Ну вот, господа, было ваше, стало наше. Филарет сложил стопки векселей в одну и сунув их во внутренний карман жилета, встал изо стола.
  • Милости просим отыграться. С этими словами он одел поданный ему Рваным пиджак и театрально поклонившись, пошёл к выходу.
  • Стой! – один из игравших встал со стула.
  • Пойдём на крыльцо, поговорим.
  • Это можно, только незачем – сказал Филарет. Они вышли во двор. Через минуту раздались удары и треск ломающегося забора. Фёдор и Марковна выскочили во двор. Филарет лежал на снегу, размазывая кровь, а один из проигравших держа в руках выломанную жердь из забора, отбивался от Равного. Тот держал одну руку за голову из которой тоже сочилась кровь, другой, пытался раскрутить и уронить в снег нападавшего. Выстрел заставил дерущихся вздрогнуть. Сычь с лампой в руке, засунув револьвер за пояс, с Фёдором сбежали с крыльца и подняв Филарета, закинули его в сани. Туда же запрыгнул Рваный.
  • Пошла -и сани рванули с места. Сыч повернулся к проигравшему и вынув револьвер сказал:
  • Кто будет платить?
  • Они расплатятся – кивнул в след саней один из проигравших.
  • Сами выиграли, да ещё и обобрали всё до нитки, что теперь я скажу, векселя то казённые, отец меня повесит. С этими словами он бросил на снег жердь и крикнул друзьям:
  • поехали, догоним!
  • Раньше надо было думать, вас сюда не силой привели, сами эти бумажки вытащили – сказал Сыч, поднимаясь на крыльцо. В этот момент к воротам подъехали сани. В них стоял Филарет.
  • Пошли в дом, поговорим. Всей толпой зашли в комнату и сели за стол. Рваный вышел из саней с берданкой в руках и встал в проём двери.
  • Короче так! – пиши расписку, сказал одному из проигравших Филарет.
  • Через три дня - деньги, тогда получишь векселя, нет, всё, они мои. Не ожидая такого поворота событий, все окаменели. Быстро опомнившись, написали бумагу и отдали её Филарету.
  • Вот так будет лучше – сказал он вытирая остатки крови с лица. Проигравшие вышли из комнаты и одевшись, тут же ушли. В комнате остался только Филарет, Рваный и Фёдор.
  • Ты кто? – спросил Филарет.
  • Зритель- ответил Фёдор.
  • Ну давай тогда выпьем, Марковна! – крикнул Филарет. В комнату тенью вошла Марковна и озираясь на Рваного принесла водку и рюмки.
  • Так будет лучше, а то шею точно свернут за эти векселя.
  • А на много их, и что за векселя? – спросил Фёдор.
  • Завод какой то строят, на много, но жизнь дороже. Филарет выпил рюмку водки и кинув на разнос деньги вышел из комнаты. Уже около самого выхода, он глянул Фёдора и на карты, которые тот всё ещё держал в руках и сказал:
  • Приходи завтра, поиграем. На следующий день у Марковны была толпа народу. Все столы были полными. Скинув полушубок, Фёдор зашёл в комнату, где за столом сидел Филарет
  • Садись, погоняем по малому – пригласил его он. Это была не игра, так, бег по кругу. Одна и та же сумма переходила почти по часовой стрелки от игрока к игроку, пока Филарет не поднял ставку и на сваре, красиво кинув на стол карты забрал банк.
  • Оставляю! – сказал он Сумма в банке была в несколько раз больше чем за всю игру.
  • Подтверждаю! – сказал Фёдор. Из играющих, только половина насобирала и вложила деньги в банк.
  • Сдавай, Федя! – Филарет подвинул колоду, внимательно глядя в глаза. Не прошло и минуты, как Фёдор выиграл
  • Не фарт вам, господа! Рассовав по карманам деньги, Фёдор вышел из стола.
  • Пойдём, покурим – сказал он Филарету.
  • Хорошо играешь, с умом, молодец, не стал нагнетать обстановку. Фёдор отдал деньги.
  • Твои, плюс половина. Так и завязалось их знакомство. Глава 4
  • Стой! – послышался крик у калитки. В дом вбежала заплаканная женщина и причитая подбежала к Филарету, сразу вцепившись в него руками.
  • Верни ирод деньги! Жена Мирона хорошо знала, где муж оставлял все заработанные деньги. Перед уходом он всегда закрывал её на ключ в лавке.
  • Он опять вам деньги проиграл?
  • Нет, нас тут не было – соврал Филарет. Женщина как то сразу сникнув, отпустила руки и медленно пошла к двери.
  • Будьте вы все прокляты,ваши деньги, что бы вывсе подохли от этих денег!
  • И так бывает, после паузы сказал Филарет. На следующий день к Фёдору заехал Рваный:
  • Филарет зовёт тебя на вечер играть, говорит, серьёзно катать будем, готовься! Вечером, подходя к дому Марковны, Фёдор увидел странную пустоту – ни телег с рынка, ни около дома, не было ни души. Такое было только зимой, в самые морозы, но сейчас это было удивительно. Что то не так, подумал Фёдор и нащупав за голенищем сапога нож, зашёл в дом. За столом сидело четверо: Филарет, Мирон и двое неизвестных Фёдору людей.
  • Во, теперь все в сборе – сказал Мирон и радостно потёр ладони.
  • Друзья мои вчера приехали, едут в Троицк за товаром, не унимался Мирон, а я проигрался вчера в дым. А они напились и уснули. Так что сегодня отыграемся, деньги то целые остались.
  • А ты то тут причём и наши деньги? – сказал один из игроков.
  • Да мы их сейчас размажем – радостно сказал Мирон и я поеду с вами.
  • Ну давай, мазилку то не проиграй – ответил Фёдор. Все сели за стол. Сначала игра шла в сторону Мирона и товарищей. Было видно, что игроки они опытные, но деньгами не рисковали, не показывали, на какую сумму могут рисковать и какую ставку поддержать. Это больше всего выводило Фёдора. Филарет тоже играл молча и не подавал условных знаков. Мирон, на удивление трезвый после вчерашнего, тоже не рисковал. Когда выигрыш взял Филарет, он как всегда в таких случаях сказал:
  • Оставляю! Все без промедления поддержали и внесли деньги в банк. Фёдор применил свою тактику и опять выиграл Филарет.
  • Оставляю! Холодок пробежал у Фёдора по спине, сумма была большая.
  • Вхожу! – Мирон выложил деньги на стол.
  • Наши играют – не сдались и друзья Мирона и выложили пачки денег на стол. У Фёдора таких денег не было.
  • Рваный, дай денег - он обратился к стоящему как всегда за спиной товарищу. Рваный глянув на Филарета и увидев его утвердительный кивок, вынул пачку купюр и передал их Фёдору.
  • И я вхожу – сказал он. Сердце забилось ещё сильнее.
  • Свара! – как ножом резануло слух. В комнате воцарилась мёртвая тишина.
  • Вхожу! – Мирон вытащил пачки денег и повернувшись к друзьям сказал шёпотом:
  • Лавку заложил………… Мне отступать некуда.
  • И мы входим! – друзья долго собирали и считали деньги, затем дрожащими руками положили пачки купюр на стол. Пауза затянулась, Филарет посмотрел на игроков, затем на стол заваленный пачками денег, встал и сказал что то на ухо Рваному. Тот мигом вылетел из комнаты.
  • Вхожу, деньги сейчас привезёт. Все сидели за столом в нервном напряжении. Филарет в уме считал деньги. За расклад карт он почти не волновался. В Фёдоре он был уверен, да и в сдаче тоже. Филарет боялся за другое. На столе лежало колоссальное состояние. На деньги только Мирона и его дружков можно было как минимум купить три лавки со всем барахлом, плюс столько же денег его и Фёдора. У него и так почти не осталось денег. После зимнего выигрыша у него осталась только сумма ставки на кон. Выбора у него не было. Время казалось тянется вечно. Наконец скрипнула дверь и вошёл Рваный. Подойдя к столу, он протянул Филарету саквояж. Молча открыв его, он достал пачки денег, подержал несколько секунд в руке, словно взвешивая, и аккуратно положил рядом с деньгами на столе.
  • Моё в банк, сдавайте карты. Карты были розданы, но игроки не торопились открывать их. Все боялись выдать хоть какие то эмоции или намёк на расклад.
  • Считаем, пересохшими губами прохрипел Мирон и первый на стол выложил карты. У Филарета ком подкатил к горлу. Его карта была бита.Товарищи Мирона радостно засуетились выйдя из оцепенения. Явно расклад не в их сторону. Неподвижно сидел только Фёдор.
  • Ну что у тебя, Федя? Почти шёпотом он прохрипел:
  • Свара…… Все тупо уставились на него, не веря своим ушам.
  • Не может быть, заскрипел зубами Мирон. Когда Фёдор дрожащими руками положил карты на стол, все увидели, что карты совпадают.
  • Шулера! – Мирон вцепился руками в Фёдора. Филарет был готов к этому. На столе остался стоять саквояж и из него он одним движением вытащил револьвер.
  • Ша, успокоились! – крикнул он и выстрелил в потолок. Игроки ошалело уставились на него. Вдруг, один из друзей Мирона, откинув полу пиджака, тоже выхватил револьвер и направил на Фёдора, которого продолжал держать Мирон. Вдруг раздался выстрел, и никто не понял, кто и в кого стреляли. Медленно осел на пол Рваный, затем выронив револьвер, упал один из друзей Мирона. Третий выстрел сделал уже Филарет и опрокинув стул упал второй друг Мирона. Фёдор закрыл глаза от страха. Следующий выстрел он почти не услышал, уши заложило и он выдернув нож из сапога, махнул им наугад. Выстрел отбросил Мирона от Фёдора, и в туже секунду к нему на помощь подскочил Филарет, но тут же уронил на пол револьвер и обеими руками схватился за горло. Свернув скатерть, в одну секунду, не глядя, Фёдор рванул из комнаты и выскочил во двор. Сердце бешено билось. Недолго думая, он выдернул заборный столб, откуда только взялись силы, забил образовавшуюся дырку от него скатерть с деньгами и воткнув со всей силы столб обратно, рванул к реке. Остановившись около воды, он посмотрел в сторону дома. Свет в окнах потух. Тут до него дошло что он сделал. Фёдор не стал заходить домой. Он залез на чердак второй половины дома свих соседей и сидел там безвылазно почти сутки. Никто не приходил. Вечером следующего дня, он уже хотел слезать с чердака, как увидел, как к нему идёт Сыч. Посмотрев, нет ли за ним «хвоста», Фёдор свистнул ему и увидев, что Сыч заметил его, поманил к себе. Сыч подойдя к забору наклонился и вытирая сапог пучком травы, не поднимая головы, сказал:
  • Дёргай Федя, трупы на вас. Сказав, быстро ушёл. Спустившись через чердачный люк к себе в дом, он бегом собрал необходимые вещи и тем же путём покинув дом, спустился на задний двор большого хозяйства купца Негруля, который граничил с яблоневым садом. Там как раз загружали ящики на подводы. Народу почти не было. Незаметно вытащив из середины пару ящиков на подводе, он нырнул под рогожку, которая накрывала телегу и затаился. Под вечер обоз двинулся в дорогу. По разговору понял, что едут в сторону Троицка. Когда обоз встал на ночлег и дождавшись, пока все уснут, он вылез из под рогожки и хромая, рванул в темноту. Занемели все части тела от долгого неподвижного лежания на телеге. Мозг хаотично думал – что делать? Выбора не было, надо было бежать, но ночью в степи опасно и дождавшись рассвета, он пошёл по дороге. Через час его догнал обоз, один из возниц узнал соседа и посадилна телегу. С ними Фёдор уехал в Троицк. Глава 5 Денег хватило только до зимы, и он уже не мог ждать, его тянуло туда, к деньгам. Да и узнать его было нельзя. Густая борода и усы совсем изменили внешность Фёдора. На перекладных он добрался до Кустаная. На постоялом дворе, уже поздно вечером, он спросил у сонного сторожа.
  • Что, какие новости?
  • Да никаких.
  • Шалит народ у вас – то?
  • А как же, люду много приезжего, сам то от куда и кто таков?
  • Плотник я, с Троицка, еду на заработки – соврал Фёдор.
  • Ну, работы хватает, думаю устроишься.
  • А лавки скобяные есть, а то у меня инструмента нет – продолжил Фёдор.
  • А как же, вот у вдовы Миронихи, самая большая лавка.
  • Почему вдовы? – Фёдор задав вопрос, напрягся как струна.
  • Да по теплу её муженька и ещё троих, убил один игрок в карты, ну и они его чуток зацепили, а он в саквояжу деньги положил и бежать. Сын то Миронов за отцом приехал, увидел издалека одного, как он к реке убежал, а через время из дома выскочил с саквояжей другой, ибежать. Ну сынок в дом заскочил, а там одни трупы, убивец с пистолем и с саквояжей убежал. Долго его искали, нашли через неделю, видать кровью истёк, и саквояжа пустая оказалась, только пистоль. Урядник приехал, он, говорит, убивец, из его пистоля стреляли, а деньги спрятал где – то по дороге, говорят, огромные были, до сих пор гадают, где они? За него премию давали, ну и сын Мирона – покойника, с урядником вместе и нашли его. Лавку заложенную отцом выкупил, теперь уряднику долю его отдаёт. Последних слов Фёдор не слышал, он думал о себе. Сердце бешено билось.
  • А первый, кто убёг, он то где?
  • Да кто его знает, его и не искал никто, наверно зевака какой то, убёг от страха и молчит где то. Фёдора молотило. И он не мог унять это состояние. Зря он получается бегал пол года. Надо было не слушать Сыча и вообще ему не показываться. Ведь только он и Марковна знали кто был в ту ночь в комнате. Да и подозрения за деньги пали на совсем другого. Попрощавшись со сторожем, Фёдор медленно пошёл по ночному городу к реке. Скоро светало. Проходя мимо дома Марковны, он, стуча зубами от холода или страха, остановился около тёмных окон. Как всегда вокруг была куча подвод и саней, на рынке горел костёр и грелся торговый люд. Фёдор медленно побрёл в сторону своего дома. На удивление он заметил, что замок не тронут и снежный сугроб был под крышу. Явно ни у кого не было желания заходить . Старым путём он проник в дом через чердак. Дров в доме не было. Разломав нехитрую деревянную мебель, он затопил печь. Повеяло теплом и он уснул не раздеваясь у печи своего дома. Сколько он проспал, Фёдор не знал. Только яркий свет бил в глаза. Дом почти протопился, и ему стало жарко. Наведя порядок после бегства, Фёдор задумался, самое главное – его не искали и не подозревают. Найдя в шкафу бутылку водки, Фёдор из горла выпил её и тут же захмелев, провалился в сон. Проснулся он уже на следующий день, напряжение спало, мозг работал более спокойно. Нестерпимо хотелось есть. Вспомнив, что в погребе была картошка, которая почти не замёрзла, он достал её, сварил и с жадностью обжигаясь съел. И опять у Фёдора закрылись глаза и он уснул. Проснулся от холода. Русская печь, хоть и держит тепло больше суток, но топить её всё-таки надо. Будь что будет. Подогрев остатками мебели воду, он помылся и взяв лопату, через чердак вылез во двор. Откопав до двери снег, он срубил лопатой замок и спиной почувствовал чей – то взгляд.
  • Здорово, сосед, чего замок то ломаешь и где стока время был – то? Прислонясь к забору, на него смотрел хозяин второй половины дома.
  • К родным ездил, а замок не открывается, замёрз наверное – соврал Фёдор.
  • Понятно!
  • У вас как дела?
  • Да всё по старому, сад собрали, вино надавили, ну всё по старому, значит к родне ездил, это надо, ну а что не сказал, а то дом чуть не продали?
  • И так опоздал, поздно телеграмму прислали. Кучер с обоза и догнал меня по дороге, довёз, слава богу!
  • Да знаю, говорил мне, поэтому мы и за домом смотрели, ну ладно, бывай. Фёдор с ощущением счастья откопал дверь сарая, набрал дров и затопил печь. Спокойно стал думать, что делать дальше. Если даже у соседа не было подозрений, то ему бояться нечего. Но вот Сыч и Марковна? Хотя все думают, что деньги украл Филарет….. Да и не нужны мне они. Надо выкопать деньги и точка. Переодевшись, Фёдор вышел на улицу. Смеркалось, он через лог подошёл к рынку и стал всматриваться в сторону дома Марковны. От костра, горевшего на рынке, отошёл мужик и подошёл к Фёдору.
  • Что сынок, поиграть охота?
  • Да есть немного.
  • Не ходи, разденут и не спросят. Можешь тут не только деньги оставить – сказал мужик многозначительно.
  • Да сказки всё это, еле уняв не понятную дрожь – сказал Фёдор.
  • Ну, сходи, сыграй!
  • Денег нету, слушай, мужик, купи полушубок, новый почти. Фёдор не врал, убегая летом, он всё зимнее оставил дома, и слава богу, их не тронули.
  • Не задубеешь?
  • Нет -опять стуча зубами не понятно от чего, сказал Фёдор. Сговорились о цене, и получив деньги, Фёдор пошёл к заветной калитке. Забор вроде был не тронут, только видать с начала зимы туда скидывали снег, метра два, точно было. Заметят, как копать буду, ладно, там видно будет, подумал Фёдор и толкнул входную дверь. Как всегда было полно народу. Дождавшись свободного места, сел за стол. Он никого не знал и его никто не помнил. Видно много воды утекло с тех пор.
  • Кидаем в банк – слова заставили его опомниться. Фёдор положил деньги и открыл карты. Давно он не играл, но пальцы сразу почувствовали «крап». Значит, дадут немного выиграть.
  • Играю пять партий и выхожу – сразу сказал Фёдор.
  • Принято – сказал сдававший. Все партии Фёдор выиграл. Он вышел изо стола и пошёл на улицу. Мороза он не чувствовал. Передохнув, он опять, как в прорубь, нырнул в тепло игорного дома. Хозяев не было видно, и он опять сел за стол в другой комнате. Здесь уже и играли по крупному.
  • Играю три – тихо сказал Фёдор.
  • Кидай в банк, мил человек, и играем! – ответили ему и игра началась. На второй игре – сварили. И ставя ставку, Фёдор почувствовал руку на плече. Он напрягся и стал медленно опускать руку к сапогу, где лежал нож.
  • Ну здоров, что ли, давно тебя не было видно, доиграй уж, да пойдём поговорим – Сыч безразличным взглядом смотрел на Фёдора. Кон Фёдор выиграл.
  • Оставляю, вспомнив слова Филарета, как в последний раз сказал Фёдор. Все с удивлением посмотрели на него, но молча, и неохотно, доложили деньги в банк. Выиграл опять он.
  • Ну здорова, Сыч –открыв на улицу дверь сказал более уверенный в себе Фёдор.
  • Здорово, здорово, беглец! Ну где был, где пропадал, а то убежали вы быстро. Один то далеко не убежал, дружок твой, долго за ним гонялись. Нашли. Сначала на тебя думали, но маменька то видела всё. Она первого и грохнула Рваного, видела как он в саквояж револьвер Филарету сунул. Не заметила только, кто ему по горлу резанул, ножи то у всех нашли, и как вы в разные стороны побежали. Ты то первый дверью хлопнул, а потом Филарет. Мы выскочили и увидев сына Мирона, побежали все за Филаретом, но тот рванул к садам и пропал. А деньги то пропали. Огромные деньги. Тут все родственники убитых и друзья искали. Нашли, только пустой он оказался. А тебе повезло, без денег, но жив. Возмещай нам моральный ущерб, а не то……
  • Поиграю, отдам что смогу. Сейчас только что полушубок заложил, что бы сыграть. На, вот выкупи его обратно, да дай на водку – совсем осмелев, сказал Фёдор. Сыч молча взял деньги и ушёл на ночной рынок, где грелись у костра сторожа. Фёдор открыл дверь и зайдя в комнату сел опять за стол. За всё время он выиграл приличную сумму и уже почти когда все разошлись, увидел Марковну.
  • Сынок тебе полушубок принес.
  • Вот твои – и по давней привычке, сунул деньги в комод, гораздо больше обычного и стал собираться.
  • Давай, играй, вы нам много проблем доставили, должен понять, мы про тебя не говорили, так что пойми нас. Марковну было не узнать, куда только делась её наглость и уверенность.
  • Как могу – сказал Фёдор и вышел. Прошёл месяц. Фёдор играл почти каждый день, причём один. Народу было много. Отдавал он почти половину выигрыша. В голове была только одна мысль – как достать из забора деньги. Бессонные ночи и мысли сводили его с ума. В порыве безысходности, он мог придумать только одно, и в очередной приход, сказал Марковне:
  • Продай дом….
  • Давай сыграем – предложила Марковна.
  • Давай – не думая согласился он.
  • А ставить что будешь?
  • Свой и столько, что купишь другой любой, новый, и назвал сумму.
  • И где возьмёшь столько и зачем он тебе?
  • Не могу же я тебе всё время платить, давай в открытую сыграем, - уже не соображая, что говорит, продолжал Фёдор.
  • Что то тебе в нашем городе надо было, ну ладно.
  • Мне больше ехать некуда было -чувствуя провал, соврал Фёдор и достал колоду карт.
  • Нет! -Марковна достала с буфета новую колоду и разорвав пачку, положила на стол. Или играем, или нет…. Не понимая, чтоделает, словно во сне, Фёдор кивнул. Сыч сдвинул колоду. Тройка, семёрка, туз……….. Как у Пушкина, почти те же персонажи, да и финал был такой же. У Фёдора был перебор….
  • Я за деньгами - сквозь зубы сказал Фёдор и одевшись вышел во двор. Убью их, выкопаю и уеду – думал он подходя к своему дому, затем взял лом, лопату, сумку и проверив нож в сапоге, повернул обратно. Злоба, безысходность – всё перемешалось в голове у Фёдора. Он и не заметил как подошёл к игорному дому. Открыл рывком дверь. Марковна удивлённо взглянула на него. Она всё поняла. Выхватив из под шали револьвер, он выстрелила в него. Ранив в руку, выстрелила во второй раз. Пуля звонко чиркнула по лому и впилась в стену. Не ожидая нападения, Фёдор вывалился наружу и стал убегать. Он и не понял, что произошло. Задыхаясь, добежал до дома, собрал деньги, кинул в сумку, что попалось под руку, и выскочил из своего дома. Ноги понесли в сторону сибирского тракта. Как раз вовремя. В сторону посёлка Сосна, уходили почтовые сани. Дав ямщику денег, он не взирая на боль в руке, скрылся в бескрайней степи…….. Глава 6 В скором времени грянула революция. Началась другая жизнь. Марковна тяжело заболела и вскоре умерла. Сыч женился на кухарке, которая помогала им вести хозяйство ещё при жизни матери. Новая властьне церемонилась с пережитками прошлого и постоянные облавы в игорном доме, заставили Сыча свернуть дело, но грянул НЭП, и опять дела вроде пошли в гору. В один из жарких июньских дней, в игорном доме завязалась очередная драка. Сыч кое как выдворил дерущихся во двор. Полупьяная толпа повыдёргивалажерди с многострадального забора и переместилась в сторону базара, где в драку влились новые силы. Сыч со вздохомпосмотрел на урон в комнатах, затем убрал что мог ивышел во двор. От забора, со стороны рынка осталось одно название. На следующий день, купив досок и новые столбы, Сыч принялся разбирать остатки забора. Вытащив один из столбов, Сыч замер… Он увидел кусок скатерти, которая лежала на всех игорных столах. Дрожащими руками Сыч стал выкапывать скатерть. Выдернуввсю скатерть, он остолбенел. Смятое и сырое богатство лежало у его ног. Сыч сразу вспомнил Фёдора, Филарета и всё встало на свои места. Быстро свернув скатерть и закинув её на плечи, Сыч заскочил в дом и закрыл дверь на замок.
  • Всё, катран закрываем – сказал он жене и сняв скатерть с плеча, вывалил содержимое на стол. Завернув всё в чистый холст, стали разглаживать каждую купюру утюгом. Почти неделю Сыч не открывал двери дома, упаковывая и считая деньги. Часть была безвозвратно утеряна. Но и остаток заставлял сердце битьсяс бешеной скоростью. То, что невозможно было склеить или восстановить, Сыч завернул в ту самую скатерть и бережно спрятал на чердаке. Деньги дореволюционного образца уже утратили своё хождение в новой власти. Но были люди, которые пользовались старыми деньгами, всё ещё надеясь на возврат старой власти. Особенно в ходу были «Катеньки». Большая купюра с номиналом в сто рублей ценилась больше всего. Все остальные деньги он так же завернул в скатерть и спрятал на чердаке. Сыч задумался, куда девать столько денег сразу, тем более ходили слухи о денежной реформе. У него было два выхода – или тратить по мелкому, но в своём городе, или ехать и купить дом в Троицке или вОренбурге, где его никто не знал или обменять на новые деньги. Было выбрано второе решение и Сыч стал собираться в дорогу, тем более у него в Троицке были родственники. Он был осторожным человеком, жизнь заставила его думать, прежде чем что то делать. Вытащив из чулана дорожный сундук, он изготовил в нём двойное дно, и уложив в него десять пачек с «катеньками», накидал сверху личные вещи. Всё было более чем убедительно. Остальные деньги он спрятал чердаке вместе с остальными деньгами.
  • Ну, с богом – попрощавшись с женой, Сыч уехал на вокзал. Прошёл месяц и от него не было никаких вестей. Обеспокоенная отсутствием Сыча, жена собиралась поехать за ним. Но не адреса, и куда ехать- она не знала. Да и дом с хозяйством оставить было нельзя, тем более половину сенного рынка снесли и стали строить рядом дома новые поселенцы. Жизнь в городе шла своим чередом. К концу второго месяца, не находя себе места, жена, попросив присмотреть за домом свою дальнюю родственницу, распродав кое что из имущества уехала в Троицк. К удивлению, долго искать не пришлось. Фамилия тестя покойной Марковны была известна в этом городе и очень скоро она оказалась у родственников.
  • Так он умер через день какприехал. Мы и сообщить не знаем куда, знали, что Марковна умерла, а что женат был и не слышали. Пойдём на могилку, мы его здесь похоронили. Ватными ногами и ничего слыша, жена пошла за родственниками на край города. Увидев свежий крест, она потеряла сознание. Придя в себя, она несколько дней не могла понять смысл происходящего.
  • Как приехал, весь зелёного цвета, сидел согнувшись целый день. Ни ел, не пил, всё рукой за голову держался, потом совсем плохого мы отвезли в больницу. Парализовало его, нервы не выдержали, наверно проблемы были, оставайся, живи у нас.
  • Нет, у меня там дом, хозяйство, поеду я.
  • Да, вот вещи его и старший сын принёс дорожный сундук Сыча. Мы его в чистое то одели, как хоронили, а остальное и не трогали.
  • Спасибо вам – ватными губами сказала жена.
  • Не надо, мы же не чужие, и расплакавшись, отвезли её на вокзал. Глава 7 Осень гоняла листву по улицам. По ним медленно шёл немолодой человек с рюкзаком на правом плече. В левом рукаве зияла пустота. Зимняя ночь отняла у него не только покой, но и руку. Выстрел Марковны, долгая дорога по морозному тракту, привело к тому, что в Омске, руку по локоть ампутировали. Там же в больнице, он познакомился с медсестрой, с которой в скорости и сыграли свадьбу. Столица сибирского края встретила Фёдора приветливо. Играть ему было уж точно не с руки, но пытаясь, он наладил кое какие знакомства и устроился работать в швейную артель, помощником бухгалтера. Грянула революция, артель стала шить форму уже для Красной армии и Фёдор пережил это смутное время достаточно спокойно. Мысль о деньгах ни на минуту не давала покоя. Даже смена власти и грядущая реформа не унимали его. Все мысли были во дворе у Марковны. Он ловил каждую информацию о новостях с казахских степей и мысленно проигрывал всё, что могло бы быть, останься он в Кустанае. И вот, взяв отпуск, он сразу отправился в дорогу. К дому Марковны он не пошёл, а медленно пройдя через весь город, который к тому времени разительно изменился, пришёл к реке, к почти самой последней улице, где когда то жил и от куда стремительно уехал. Почему то стал заброшен сад купца Негруля, около его бывшего дома бегали дети, во дворе висело бельё. Сердце почему то сильно защемило, хотя, по большому счёту, он и прожил то здесь совсем мало. Присев на бревно, он закурил, долго смотрел на дом, детей, и ему почему то сильно захотелось домой, в Омск. Это наверное и есть переоценка ценностей в жизни. Фёдор последний раз взглянул на этот «оазис жизни», и медленно пошёл по улице вверх. Сенного рынка и соляных рядов уже не было. Сплошные застройки удивили Фёдора. Он даже растерялся. Увидев знакомые берёзы, медленно шёл к дому Марковны. Сердце уже не билось так сильно , как раньше, когда он возвращался сюда. Было какое то спокойствие. Подойдя к калитке, он сел рядом на лавку. Когда то шумное и многолюдное место было спокойным. Жёлтые листья с берёз почти все опали и засыпали весь двор. Глаза Фёдора печально смотрели на недостроенный Сычём забор. Заветный столб лежал на общей куче. Вместо него зияла большая яма. Фёдор отрешённо поднял глаза на дом. Зелёная плюшевая скатерть с пачками денег в нутрии, стояла у него перед глазами как пелена. В сердце былаабсолютная пустота, ни мысли, ни что делать дальше – ничего……. Из оцепенения его вывел стук открывающейся двери.
  • Вы кто? – спросила женщина в черном платке
  • А где Марковна, где Сыч? – на вопрос – вопросом ответил Фёдор.
  • Марковна умерла уже давно, а Кузьма умер три месяца назад, в Троицке, а сам то от куда их знаешь?
  • Фёдор я, знакомый их старый. Глаза у женщины сузились, она знала историю тех злополучных денег от мужа.
  • За деньгами пришёл? – спросила она.
  • Нет, не знаю зачем – ответил Фёдор.
  • Я тебе их отдам – сказала женщина и закрылаза собой дверь. Фёдор удивлённо продолжал смотреть на дверь. Через несколько минут, она вышла и бросила к его ногам свёрток из зелёной скатерти с деньгами, которые Сыч спрятал на чердаке.
  • Забери, и не возвращайся больше! – с этими словами она закрыла за собой дверь. Фёдор долго потухшими глазами смотрел на свёрток. Сердце почти не билось. Затем он поднял его рукой и положил рядом с собой на лавку. «Цель всей жизни» - усмехнулся он и развернул свёрток. Увидев деньги, он заплакал. Плакал он долго и без слёз. Просто тихо скулили и жалел свою неудавшуюся жизнь. Потом встав, поднял сверток, повертел его в руках и медленно опустился на лавку. Он знал, что это уже просто бумага, но для него это был смысл жизни, цель, к которой он стремился и думал о цели всё время, как боролся за них, и тут его цель, кинули к ногам, почти растоптав. Его цель оказалась пустышкой. Силы покинули его. Пульса почти не было.Жизнь медленно протекала у него перед глазами. Вечерело, в доме зажглись окна и осветили сидящего на лавке Фёдора. Идущий с рыбалки сын Мирона с удивлением глянул на знакомую фигуру. Подойдя в плотную, он толкнул Фёдора в плечо. Тело Фёдора медленно завалилось на бок. Из единственной руки выпал свёрток с его последним выигрышем……. В городе долго бродили слухи по этому поводу, рассказывали о огромных суммах. И только вдова Мирона, впервые за долгие годы сняла траурный платок с головы. Всё, круг замкнулся……. Вместо эпилога…. Детей у сыча не было, и спустя годы, вдова удочерила девочку, которойпо наследству и достался дом. Выйдя замуж и похоронив приёмную мать, она так же продолжала жить в этом старом доме, даже не зная о его истории. Как то роясь в сарае, муж нашёл старый дорожный сундук и решил приспособить его для зимней рыбалки, что бы складывать туда удочки и сидеть на нём около лунки. Рыбак он был заядлый, да и река Тобол была под боком. Поставив его на верстак, он начал прилаживать полозья, что бы удобно было тянуть по снегу. Молоток выпал из его рук, когда он перевернув сундук, вбил в него первый гвоздь. Изотвалившегося дна, на верстак выпали пачкистаринных сотенный купюр. Он ошалело смотрел на деньги. От скрипа двери он вздрогнул. В двери стояла его жена.
  • Сожги их, от этих денег одни несчастья, мне маменька рассказывала, как её муж и остальные умерли. Без слов, собрав почти рассыпающейся от старости деньги, муж бросил их в костер, который тут же развел во дворе. Они долго смотрели на яркий огонь, который яростно сжигал все остатки прошлого и каждый думал о том, что время всегда доводит всё до логического конца………….
    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.