Разговор


- Ты сможешь вытерпеть эту боль, цветочек. Из тебя получится идеальное оружие. Но став оружием, ты потеряешь свою невинность и познаешь много боли.


И это единственное, что говорит мне бабка-гадалка при встрече. Какую боль? Смотрю на сестру, а она лишь улыбается, с восхищением глядя в глаза старухе.


Сосна самая древняя жительница нашего времени. Так мне говорили взрослые. Она многое пережила, многое повидала. Благодаря своему дару помогла всем, кто приходил к ней за советом. Меня решили познакомить с ней, чтобы убедиться, что меня воспитывают не напрасно, что меня ждёт прекрасное будущее. Видимо, не ждёт. После разговора тет-а-тет, сестра вышла грустная, взяла меня за руку и быстро повела домой. Родители, от услышанного, надолго погрузились в свои мысли. Что же такого им сказала Сосна?


- Мам, что-то случилось? – спрашиваю я во время ужина – я чем-то вас расстроила?


- Что ты, Сирень, ты самый прекрасный цветок. Тебе нечего бояться.


В глазах матери проскакивает разочарование. Почему никто не может мне сказать правду? Ухожу в свою комнату, не доев. Аппетита нет. А есть никто никогда не заставлял. Я была желанным цветком родителей, их малюткой, с рождения они дарили мне всё самое лучшее. У меня были любые насекомые, которых я хотела в качестве питомцев, травяные платья, маленькие и пышные, как у принцессы. Я и была принцессой. Но сейчас всё изменилось. Не люблю взрослых, они говорят очень злые вещи, после которых портится настроение.


- Сестрёнка, не спишь? – я повернулась к кровати сестры.


- Нет, малютка.


Тихонько перебегаю к соседней кровати и прижимаюсь к Астре.


- Астра, вы меня больше не любите? И ты, и мама весь вечер грустили – на глаза наворачиваются слёзы и дрожат губы.


- Ну что ты, цветочек, мы тебя очень любим и хотим тебе всего самого лучшего. Просто мы очень опечалены твоим будущим, поэтому сейчас придумываем план, чтобы ты была в безопасности.


Астра обнимает меня и целует в лоб. Прижавшись друг к другу, мы засыпаем.


- Мама, я не хочу в новую школу! Тут мои друзья – ругаюсь я с мамой поутру.


- Сирень, ты будешь делать то, что мы скажем. Это для твоего же блага. Тем более это не школа. Ты будешь находиться дома, и к тебе будут приходить учителя.


- А как же друзья? Астра, ну хоть ты скажи, ты же тоже любишь школу.


Астра виновато отводит взгляд. Против матери никто в семье не пойдёт. В комнату входит папа.


- Папочка, они хотят меня запереть тут! Не позволяй им, пожалуйста – бросаюсь ему на шею и начинаю плакать. Папа вздыхает, убирает мои руки и, опустив на пол, заглядывает в глаза.


- Дочка, тебе нужно послушать маму. Мы не хотели так поступать, но у нас нет другого выбора. Так будет лучше для тебя.


И школа переезжает домой. Каждый день приходят учителя. Спустя время это даже становится интересно. В школе было скучно, потому что я понимала всё быстрее остальных. А тут мы проходим ни одну тему за урок, преподаватели меня хвалят. Больше всех не люблю преподавателя по литературе. Она надоедливая. Даже имя противное – Ольха. Чем больше я стараюсь, тем больше она требует. Всё пытается исправить мой почерк. И мы пишем, и пишем. Но это только начало.


Жизнь, тем не менее, продолжает идти своим чередом. Я теряю одного друга за другим. Они становятся другими. Когда я пришла в старую школу за получением новой программы обучения, встретила своих одноклассниц. Они что-то обсуждали в сторонке. Увидев меня, злорадно засмеялись, что-то зашипели и ушли.


- Змеи – подумала я про себя – ползите в свою нору, у меня и без вас жизнь полна яда.


Проходит ещё несколько лет. Кроме родных и учителей не общаюсь ни с кем. Читаю книги, которые одобряют родители, смотрю передачи в присутствии взрослых. И учусь, учусь, учусь. Этикет, игра на музыкальных инструментах, пишу огромные сочинения. Не смотря на мою нелюбовь, Ольха очень помогла открыть во мне талант к писательству. Пишу стихи, книги. Получаю на день рождения фотоаппарат. Создаю несколько серий фотографий: «Письменный стол», «365 дней в окне», «Жизненный цикл мухи». Родные без конца общаются со мной на разные темы. Ощущение складывается, что пытаются у меня что-то выпытать. А мне и скрывать нечего. Только то, что корм у наших тараканов воровала пару раз. Скучный был день.


Без проблем сдаю экзамены, и преподавательский состав резко меняется. Как ни странно, родители стали добрее ко мне. Стали вновь дарить подарки, разрешали гулять с сестрой. Казалось, что они забыли про свои страхи. А может просто прошёл этот период, когда за меня нужно бояться? Родители хотели, чтобы я учила историю нашего государства знакомят с новым учителем – Гиацинтом. Он одного со мной возраста, но сразу видно, взрослее. После нескольких уроков я дала понять, как я отношусь и к нему, и к истории. Я всеми фибрами души показывала, что не хочу иметь с ним ничего общего. Не получалось, увы. Он приходил снова и снова. Мозолил мне глаза и бесил. Вёл себя надменно. Был уверен в себе. А меня называл не доросшим цветком.


А как-то раз вообще остался на подольше. Родители тогда уехали в командировку. Сестра сбежала на свидание, оставив меня на попечение Гиацинта. В этот вечер он показал себя совсем с другой стороны.


Сначала долго сидели друг на против друга, не зная с чего начать. Для меня это было впервые. Никогда раньше я не испытывала ничего подобного. Гиацинт открыл мне новый мир. Наш диалог был очень интимным. Искренним. Обсуждали всё. Мы выворачивали себя и друг друга наизнанку, собирали по крупицам самое сокровенное, зализывали друг другу старые раны, которые очень долгое время тревожили. Он признался, что моя жизнь напоминает ему его самого раньше. Общение было полно нежности. Хотя нет. Оно было наполнено множеством чувств. Мы изображали друг перед другом разные эмоции и образы, впитывали тайны друг друга, постоянно улыбались. Я узнала для себя много нового, открыла себя с новой стороны. Но было и много неприятных моментов. Проливалось бесчисленное количество слёз. Я беспокоилась, что родители меня не поймут, не примут. Я осознала, что всё это время, близкие боялись именно происходящего со мной в этот момент. И всячески оберегали. Но стоило ослабить хватку, и все их старания разлетелись лепестками по ветру. Но учитель успокаивал меня, гладил по голове, не прекращая посвящать меня в тайны жизни за пределами моей клетки. Он помог мне стать взрослой. Понять, что к чему.


Рассказать всё родителям я решила одна. Хотя Гиацинт предлагал меня поддержать. Но, я знала, что стала взрослее, поэтому я должна сделать это одна. Сделанного не воротишь. Отпуская меня, Гиацинт прошептал:


- Ты сможешь вытерпеть эту боль, цветочек.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий