Предосторожность

Предосторожность - вирус, самоизоляция, о жизни, поэзия

<Выходы есть. Но возможно, вы их не видите.>


Чувак прикупил себе хутор в верховьях Припяти. 

Теперь на болотах торчит как перст, средний воздевши палец — 

то ли леший, то ли кикимора, то ли её постоялец. 

Что поймает на удочку, то и съест, да охотится с курцхааром. 

Самое место для изоляции — пара лесных гектаров. 

Есть карабин и патроны — а значит, добудет пищу. 

И страшного смысла второго в посыле никто не ищет.


<Мне не зашла текущая серия «Чёрного зеркала».>


Хорошо хоть, я к папе успела добраться. Доехала — 

больше суток на поезде — за две тысячи километров. 

Если страшно, лучше побыть с другим человеком. 

Не потому, что угроза отёка, элзепам или L-лизин, 

а чтобы он чувствовал локоть: я не один 

при обструктивной болезни лёгких. Третью неделю 

ошпариваю его посуду и чаще меняю постель, но 

некуда деться от облака микрочастиц эпителия,

пыли — не помогают ни швабра, ни пылесос.

Что мы вдыхаем и что выдыхаем — ещё вопрос.


<Панические атаки вызывает ментальная эпидемия.>


Папа, конечно же, кашляет — как всегда. Но нельзя гулять ему. 

От ингалятора до кислородного концентратора 

ходит по дому, дыша тяжело и держась за грудь. 

На лоджии семена огурцов по горшочкам сажает в грунт, 

что вырастет, говорит мне за ужином, то и вырастет.


<Давайте две тыщи двадцатый деинсталлируем, он же с вирусом.>


Но как мы при этом подымем прошлое из бэкапа, 

когда человек человеку дневной дозор и харон на выезде, 

не ходит троллейбус, не ездит на дачу папа, 

никто не подпустит к себе на дистанцию меньше метра, 

когда насаждается: homo homini virus est

не троньте друг дружку ручками, двуногие чашки Петри!


<Есть же пути, почему вы о них не помните, повторяя заразное

«не-выходи-из-комнаты»?>


Мы погружаемся в нереальность — и всё, пиздец. 

Человек человеку всё чаще пиксели, мемы, текст. 

Или объект удалённых манипуляций.


...Две девочки подобрали ветку, 

сбитую ветром. 

Буквально держа дистанцию, 

несут её за концы, ибо страшно гулять, но страшнее всего — расстаться. 


Мужик достаёт из машины клетку с испуганным попугаем: 

тот шарахается от стенок, видимо, рос интровертом. 

Всего три недели — а жизнь до жути другая. 

Но птица не телевизор и хоть не долдонит о смерти.


<К чёрту снести с компа и стереть из сознания Плагу Инкорпорейтед.>


Пацаны рассекают <в масках> на великах по двору. 

Редкие прихожане <в масках> выходят из храма. 

Не то чтобы не опасаются, что умрут. 

Но — каждый по-своему — эти живут. Храбро.


Брось этот текст. Перчатку заталкивая под рукав, 

выйди за молоком, за хлебом или в аптеку 

и помаши кому-то живому издалека, 


<здесь нужно тире как метровая ветка в руках>


всё ещё ощущая себя человеком.

Из сборника Невыдуманные истории
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий