Слепой или свет никто никогда не гасит

Слепой или свет никто никогда не гасит - отехктовидитмирнемногоподругому

В моей серой квартире, состоящей из гладкого и шершавого,

Я живу, как мне говорили, лет двадцать пять, без малого.

День начинается там не с утра, а как я разбужу себя и кровать сонную.

Как ни пытайся не сыщешь угла, они все у нее скругленные,

Но я сшибаю и их ненароком, ведь не умею летать на Пегасе.

Вот почему в ней от срока до срока свет никто никогда не гасит.

Квартира порою идет вверх дном, мне зачастую кажется.

Но, когда ко мне голос стучится в дом, все несомненно налаживается.

Он мягкий на ощупь, гладкий (почти атлас), как лысина бритого мужчины.

Я слышал «тук -тук» его много раз, но до сих пор улыбаюсь ему без причины.

Считаю до двери пятнадцать шагов, потом поворот направо,

Рукой натыкаюсь на двери засов. «Кто там?» -говорю лукаво.

А он мне в ответ : «это я». Будто скажет сейчас, что Печкин.

Обнимаю его, совсем не тая, что с ним как -то становится легче.

Я люблю его трогать и проверять, какой он сегодня на ощупь.

Он биться готов с не погодой, взяв шпагу за рукоять, в то время как я доморощен.

То залетает горячий и еле одетый, то путает в волосах своих капли -бусины.

Он обожает давать мне советы , чтобы с меня все стекало как вода с гуся.

Голос учит меня не быть вольным, обдумывать все заранее,

Что красный цвет- это больно и это течет из чего – то совсем израненного,

Что синий цвет- это небо и это воды морей дальних и океанов,

(Только пью я бесцветными их свободно налитыми в кружки или стаканы.

Странно ...)

Что жёлтый цвет- это солнце (достать нелегко), это ребристый асфальт возле зебры,

Что белый цвет разливается молоком, как масло полотен, что рисовал Рембрандт,

Что я когда-нибудь, поздно или рано, как он напишу свои автопортреты.

Голос врёт мне о многих вещах неустанно, но я прощаю его за это.

Помню учил меня буквам странным, состоящим из выбоин и вмятин.

Говорил своим мецо сопрано, чтобы запомнил я их тщательно.

Неужели зря выдумывал Брайль Луи алфавит для меня за дорма?

Его я стараньями за двоих щупал, да простят меня, то Булгакова , то Дюма.

Помню, что голос водил меня по улицам, в глухой обращаясь шум,

Который то глушится, то жмурится, пока он кирпичный из стен костюм

Не натянет, как после душа. Эффект водных процедур почти бессилен

В споре с больничным запахом, лезущим в уши, в нос проникающим аптечной пылью.

Заводят меня в кабинет, за аппарат усадят, смотрят в меня пристально.

Ты горько обнимешь меня сзади… Заплачешь, узнав ту же самую истину,

Набившую в сотый раз оскомину. Спросишь меня, почему пуля -дура и отчего все так ?

А я отвечу голосом соломенным и хмурым, что это скорее стрелок -дурак.

Небо цокает по очерствелым крышам, ни на миг не сбивая такта.

Голос спросит, нарушив затишье, что ночью снилось? А я и не знаю как это.

Вот бы я был немного другим, и мир перестал бы быть серым и раздетым.

Тогда бы я был сам себе кумир, со знанием любого цвета.

И меркантильным стал бы тогда и начал другим завистничать,

Но на ощупь не отличишь -вот беда сотню от пятитысячной.

Тогда разучусь я ощупывать голоса, приму это невозможным,

И стану песчинкой города, угасать буду, сделаюсь осторожным,

В моей квартире начну выключать свет, чтоб не мотал понапрасну счётчик,

Ко мне приходить по будильнику будет рассвет, и к двери идти станет проще.

А знаешь, ведь солнце -то будит нас одно, его образ для всех был придуман.

Неважно, что ты видишь волны морской стеной, а я вижу их же шумом.

Весь мир для меня лишь макушка от льдин, та малая часть, что торчит над водою .

Но рад я, что знаю его таким, хотя-бы таким, не скрою.

Так что если не видишь выход, то помни одно,

Просто закрой глаза и немного побудь мной.

Участие в конкурсах

Всемирный День Поэзии
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.