Дубровский


Над сырыми треугольниками крыш

Воронье ведет скрипучую беседу.

Маша-Машенька, ну что же ты грустишь?

Я приеду.


На плечах – молочных кружев ореол.

Мягкой муфтой дрожи рук твоих не прячешь.

Маша-Машенька, я за тобой пришел.

Что ж ты плачешь?


В рыжей глине увязает колесо.

Горькой дремою дорога успокоит.

Маша-Машенька, прости меня за всё.

Бог с тобою.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.