Пять минут осталось до атаки...


Пять минут осталось до атаки,

Время растворилось в тишине.

Скоро на окопы двинут танки

По широкой снежной целине.

Кто-то нервно курит, кто смеётся,

Кто-то напряжённо смотрит вдаль,

Где то в облаках застряло солнце…

Полдень сорок третьего, февраль.

Стоит ли заранее бояться,

Что там уготовано судьбой?

«Эх браток, живыми бы остаться,

Только не в плену, само собой».

Тянутся минуты ожиданья,

Рёв моторов слышится вдали,

И всё ближе грозное рычанье,

Вот и показались, поползли.

Страх ли, холод сковывает тело.

Старшина похлопал по плечу:

«Вот они, ну что, браток, за дело?

Ну и я их малость огорчу».

Где то вдалеке блеснула вспышка,

Позади окопа грохнул взрыв.

Лейтенант, совсем ещё мальчишка,

Вжался в землю, голову закрыв.

«Ничего, и мы ему ответим».

Старшина направил пулемёт,

«Всех гостей непрошенных приветим,

Пусть чуток поближе подойдет».

И поправив смятую ушанку,

Лейтенант скомандовал: «Огонь!»

Из сорокапятки залп по танку,

Снова резким взмахом вниз ладонь.

Взрывами распахана равнина,

Бьёт прицельно пушечный расчет,

Вот уже которая машина

Задымив, беспомощно встаёт.

Но недолго это продолжалось,

С двух сторон бабахнуло в ответ,

И на камне камня не осталось,

Разметало вдребезги лафет.

«Нынче к нам судьба, браток, сурова

Да что толку жалобить нытьем?

Их, гляди, на нас какая прорва,

Ничего, авось переживем».

Бестолково лупит трёхлинейка,

Но броню-то этим не прошьёшь.

Напрочь отсырела телогрейка,

Но и нас так просто не возьмёшь!

Битый час грохочет канонада,

Вроде уж и танков не бог весть,

А живых из нашего отряда –

Разве что по пальцам перечесть.

Толи от мороза стынут руки,

То ли от усталости уже?

Два часа жестокой «мясорубки»,

И снарядов нету в блиндаже.

«Чтоб тебя, Серёга! Где патроны?

Ну, давай живее, рядовой!»

Он в ответ, застыв, как у иконы,

Сполз, уткнувшись в бруствер головой.

А ефрейтор, маленького роста,

Чуть за двадцать лет, считай, не жил,

Он сегодня, в шаге от погоста,

Шесть немецких танков положил.

Старшина, связав пять штук надёжно,

За окоп с гранатами нырнул,

И кляня по матери, безбожно

Связку, приподнявшись, в танк метнул.

Взвесью в небе гарь пороховая,

В счет победы плата внесена.

Жизнь прошла по самому по краю,

И над полем боя – тишина.

У воронки сорванные траки.

И глазам не верю, как во сне:

Догорают вражеские танки

На когда-то снежной целине.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.