Запах родного дома


Шум колес, мчащейся на большой скорости машины по федеральной трассе, будто уносил семью Игнатьевых все дальше и дальше от городской суеты. За окном мелькали то густые леса то широкие, бескрайние поля, мимо них проносились автомобили, ударяя встречным потоком воздуха. Лучи яркого солнца, пробивавшие сквозь окно, разбудили Федора - мальчика 9 лет, среднего роста с густыми черными волосами. Он сидел на заднем сидении автомобиля и совсем не заметил, как задремал в дороге. На переднем сидении сидела его мама Лиза, которая мечтательно вглядывалась вдаль. Федор потер руками глаза, слегка потянулся и, зевая, осмотрелся по сторонам. Его отец Михаил вел машину и был очень сосредоточен. Федор пару минут после пробуждения наблюдал за глазами отца в зеркале заднего вида, которые мгновенно двигались из стороны в сторону.

- Пап, ну почему мы должны были отменить поездку в лагерь из-за какой-то там деревни, – вдруг жалобно вырвалось из уст Федора. 

- Послушай, сын, - обратился к нему отец и их глаза встретились в зеркале заднего вида. Я понимаю, что ты хотел поехать в лагерь, но обстоятельства изменились, ты же знаешь!?

- Хм!!! – насупился Федор, одновременно надув губы.

- Мы семья, сын, и твоя бабушка сейчас нуждается в нашей помощи, тем более мы не были в деревне уже…. И Михаил начал вспоминать, как давно они туда приезжали.

- Ровно два с половиной года, – подхватила Лиза, вглядываясь в глаза Михаила. Её рука скользнула по его кисти и через мгновение сжала в крепком объятии. Они улыбнулись друг другу. И Федор совсем не понял почему.

- Хорошо, два с лишним года, - пробормотал Федя, - Но ведь бабушка сама приезжала к нам в гости зимой.

- Верно, сын, а теперь бабушка очень слаба, вывезти ее не представляется возможным, и после операции на глаза она совсем стала плохо видеть, а сейчас начало лета и ей нужна наша помощь по саду и огороду.

- Пап, ну а что мы еще там будем делать, там же такая скукота, - с унынием развел руками Федор. 

- Сынок нам в детстве там было не скучно, а дни пролетали как один миг. Как вспомню, по вечерам наши родители нам не звонили по телефону, они выходили на улицу к калитке дома, и как в граммофон кричали: «Миша! Домой пора!». И мы с братом бежали без оглядки домой.

Михаил засмеялся в голос.

- А что вы слышали их зов? – с недоумением спросил Федор.

- Да, сын, в деревне по ночам было тихо, слышна была только серенада сверчков и кваканье лягушек на пруду, а мы сидели недалеко от дома на лавочке и рассказывали разные истории. А еще мы любили наблюдать за звездами, сидим, смотрим с поднятыми головами и ждем пока упадет очередная звезда, а сколько мы испытывали радости от этого, некоторые ребята даже взвизгивали, а потом, притаившись, опять наблюдали за завораживающим звездным небом.

- Да?! А из нашего окна я, почему то не наблюдаю такого количества звезд? – удивленно спросил Федор.

- Все потому, что в нашем городе ночью все освещается: дороги, витрины магазинов, аллеи; этот искусственный свет рассеивается в нижних слоях атмосферы, и из-за большого количества света не видно и звезд, это называют световым загрязнением. А еще звездное небо мешает увидеть выбросы от машин и производств, которые все поднимаются в небо и тем самым создают смог, – ответил, улыбаясь, Михаил, и опять их глаза встретились в зеркале.

Федор задумался и отвернул голову в сторону окна. Ему предстала картина огромного поля подсолнухов, создавалось впечатление, что они проезжают среди сказочных солнечных цветов.

- Паааааааааап! – вдруг вскрикнул Федор, - Давай остановимся, я хочу сфотографироваться.

- Федор только недолго.

- Хорошо папа! – с радостью воскликнул Федор.

Оглядевшись по сторонам, Михаил замедлил ход и припарковался на обочине дороги. Федор выскочил из машины, спустился по оврагу вниз и побежал по подсолнуховому полю. Тем временем его родители спускались с обочины. Федор наблюдал, как отец приобнял маму и что-то ей шепнул на ухо, а потом они исчезли из его зрения и он поспешил вернуться. 

- Земляника, мы нашли землянику Федь! – позвала к себе мама Федора.

Федор, второпях подбежал к ним и еле отдышавшись, припал на колени и начал ее собирать, сразу же закидывая в рот.

- Сын вот и мы так же ели ее в детстве, не мыли, – засмеялся Михаил, - И не было у нас там никаких ротавирусов. Эх, какое время было… 

Он прижмурил лицо, поднимая его к небу, предаваясь воспоминаниям.

- Ну, все нам пора, - оборвала их разговор Лиза, - Нас ждет бабушка.

Они дошли до машины и поехали дальше. Проехав около часа, с правой стороны начал виднеться дорожный знак с названием населенного пункта бабушки Маши. Федор понимал, что его каникулы будут не такими, как он себе их представлял, он с грустью вздохнул и молча смотрел по сторонам. Михаил повернул направо и остановил машину. 

- Сын, а ну давай ко мне, сейчас будешь рулить, - обратился к Федору отец. Федор, который пребывал в грустных раздумьях о предстоящем отпуске, радостно поднял голову, его глаза засверкали, он пулей пролез в прогал между передними сиденьями к отцу. Устроившись поудобнее на его ногах, Федор воскликнул:

- Вперед, папа!!!

Михаил завел машину и выехал на проселочную прямую дорогу, которая вела через сосновый бор, родители как обычно открыли все окна машины и теплый ласковый ветер ворвался в салон, их будто окутал вихрь, они вдыхали кристально чистый пьянящий хвойный воздух, который переплетался с запахом скошенной травы. На мгновение они попали в обитель, где перемешалось много красок и ароматов и это мгновенно вскружило голову пассажирам. Они попали в некую эйфорию счастья. Счастья быть здесь, счастья этого мгновения, счастья вдыхать ароматы родной земли. Михаил ощутил крылья за спиной и в своем состоянии готов был взлететь. В этой гамме чувств они и не заметили, как уже подъезжали к калитке родительского дома. 

Из окна машины Михаил увидел сгорбленную пожилую женщину, сидящую на лавочке около дома, это была его мама, она опиралась двумя руками на костыль, с которым она не расставалась уже много лет. Увидев подъезжающую знакомую машину, она, дрожащими руками, собрав все свои силы, привстала и медленно опираясь на костыль, побрела к калитке. В ожидании, она поправляла поседевшие волосы в платок, вся семья выходила из машины. Михаил вышел первым и, потянувшись после долгой сидячей поездки, быстрым шагом направился к калитке. 

- Мама!!! Ну, вот и мы!!! – радостно воскликнул Михаил.

- Сыночек, – дрожащими руками обняла его мама. Михаил в ответ крепко обнял её и вдохнул запах ее платка и волос, который был так знаком ему.

Бабушка Маша выглядела очень уставшей, не смотря на то, что было всего одиннадцать часов утра. Накануне она плохо спала, ночью находясь в мандраже от предстоящей встречи, в ее голове то и дело всплывал план того, что ей нужно сделать утром. Она переживала, что не успеет приготовить свежую еду к приезду. Не успев погрузится в глубокий сон, петухи уже начали издавать свои звучные крики, которые подхватывали другие, не менее горластые петухи. Свое пение они начинали рано утром, когда только начиналась пробиваться заря и слегка появлялся рассвет. По привычке бабушка Маша уже не смогла заснуть. Она лежала в своей кровати, наблюдая за первыми солнечными лучами, которые пробивались в ее комнату и падали на сервант. До нее доносилось мычание соседских коров, которое собиралось в общее стадо на дороге под окном и пастух, очередность которого определялась по последовательности дома, гнал их за окрестности деревни на поля с травой, возвращаясь лишь под вечер. Слышны были звуки отбивания косы, и мужики отправлялись по росе на покос. Издалека доносился звук тракторов, которые выезжали на поля.

Неудивительно, что когда пропели петухи, бабушка Маша проснулась разбитой и встревоженной. Она еще некоторое время оставалась в кровати, периодически впадая в дрёму. Около девяти часов утра она поднялась и ей понадобилось два часа, чтобы очистить картошку от кожуры и приготовить столь любимое блюдо - жареную картошку для любимого внука Феди. Её плохо слушались ноги, зрение после операции еще не восстановилось, и все привычные дела давались ей с большим трудом.

Михаил прошел ближе к дому и около высокого деревянного крылечка приостановился, он медленно осмотрелся по сторонам и будто прозревший, увидел всю красоту, которая раньше была каждый день на его ладони. Устремив взгляд вперед, он увидел лесную опушку с еловыми деревьями на возвышенности, она была настолько живописна, что у него захватило дух, чуть ниже опушки виднелся разрушенный храм, в годы Великой Отечественной Войны он был разрушен и от него остались только руины. Много легенд ходило о нем, и про то, как вели подземные ходы в другие села и про то, как в Храме происходили чудеса. А рядом в ста метрах на родничке явился образ святого. Все эти неразгаданные тайны до сих пор будоражили воображение Михаила.

- Господи, как красиво! – восхищенно произнес он.

- Что именно папа?- подхватил пробегающий по крылечку в дом Фёдор.

- Как здесь красиво вокруг, это лесная опушка….

Федор с недоумением посмотрел на отца и юркнул в дом с пакетами, привезенными из города. На этом слове он словно застыл и перевел свой взгляд на сад около дома. Сад был небольшой, засаженный плодовыми деревьями, в первом ряду росло шесть вишнёвых деревьев, вдоль изгороди кусты смородины и крыжовника, если пройти по плиточной дорожке прямо от крылечка дома, то за деревьями росли кусты сирени, которые распускались в мае и их благоухание вся семья вдыхала каждое утро из открытого окна дома. Михаил услышал детские голоса из детства, свой и голос брата с которым он играл в мяч около двора. Его глаза сделались влажными, он решил пройтись прямо по дорожке. Дойдя до кустов сирени, он остановился и уперся в калитку, которая вела в сарай и где уже давно не было никакой живности. Доносился запах навоза из соседнего летнего хлева. В голове отца пролетели юные годы, он вспомнил свою молодую маму, как она, подоив корову, несла ведра парного молока; кошек, которым всегда доставалось порция свежего только надоенного лакомства и которые жадно мяукали около кормушки. Михаил улыбнулся, он, будто снова ощутил эти ароматы, которые раньше казались ему такими привычными.

- Сынок пойдем уже в дом, – окликнула его мать.

Обернувшись и придя в себя, Михаил побрел по дорожке в обратную сторону к дому. Он чувствовал, как напряжение городских будней в его теле уходит. Он почувствовал теплое облако внутри себя, будто отдохнул душой, надышался и, пройдя по родной земле, напитался ее энергией и силой. Несмотря на долгую пяти часовую дорогу, физически он ощущал усталость, но его душевный подъём был настолько высоким, что ему хотелось замедлить время и остаться в таком состоянии как можно дольше. Он вспомнил школьных друзей, с которыми он давно уже потерял связь, а его волосы с проседью говорили о его зрелом возрасте, но именно здесь он ощутил себя мальчишкой, тем самым, которым он бегал босиком по траве, где трудился с утра до ночи с отцом на сенокосе и приходил лишь под вечер. Где помимо заготовок сена, приходилось обрабатывать большие огороды с картошкой, которую по осени продавали и меняли на арбузы. Но даже эти тяготы вспоминались с большой теплотой и любовью.

- Сынок, обед уже на столе, – ласково позвала к столу мама Михаила.

И вот оно то чувство, которое поймал Михаил, в эту минуту он ощутил себя ребенком. Он как мальчишка пробежал по ступенькам крылечка и вошел в дом. Его уже ждал обед и его любимый чай из смородиновых листочков, аромат которого разносился по всему дому.

Этот отпуск выдался очень насыщенным, Фёдор с отцом каждое утро ездили на рыбалку по утрам. Ходили купаться на речку, прыгали там с тарзанки, а днем ремонтировали изгородь. Ездили за водой с большими флягами на родник, ухаживали за огородом. Федор подружился с соседскими ребятами и почти каждый день они играли в любимую игру детства отца - лапту. Дни летели как один миг. И когда отпуск подошел к концу, то со слезами на глазах Фёдор садился в машину, прощаясь с сельскими ребятами и крепко обнимая бабушку, которая категорически отказывалась ехать с ними в город и на очередной уговор отвечала:

- Спасибо мой хороший, но это мое родное место и уехав отсюда, мы разделимся. 

- С кем разделитесь бабушка? – спросил в недоумении Федор.

- С душой, родной, с душой, - вздыхая, отвечала бабушка.

Стоя у калитки, она чертила крест в воздухе дрожащей рукой для удачной дороги. Двери машины захлопнулись, традиционно послышались три гудка из салона, после которого машина скрылась за перекрестком. Бабушка Маша продолжала стоять, провожая их своим взглядом.

Машина проезжала по проселочной прямой дороге, которая вела к трассе, из окна виднелся все тот же сосновый бор, они по традиции открыли все окна настежь. Отпуск закончился, но радости на лице Федора не было. Внутри него была пустота и грусть. Ему совсем не хотелось уезжать из этого места.

- Федь, ну вот и все, закончился наш отпуск, но я обещаю тебе, что в следующий раз ты обязательно поедешь в лагерь, - с улыбкой обратился Михаил к сыну.

Федор поднял голову и их глаза встретились в зеркале заднего вида. Федор не ответил на вопрос отца, но в этих детских глазах ответ был очевиден. Михаил еще раз оглядел окрестности, как бы запоминая их в памяти и его взгляд устремился на дорогу.


Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.