Приключения извращенца


Приключения извращенца. + 18

Глава I «Купи кирпич»

Летний день приближался к концу сразу в нескольких смыслах. Да и само лето - тоже. Рабочая окраина города Курска, район КЗТЗ. Неподалеку гаражи, все в зарослях каких-то загаженных кустов, кривоватых деревьев и откровенного бурьяна. Дорожка между гаражами. Очень все безлюдно, и сразу понятно, что место криминально опасное. Солнце начинает садиться, но светит еще очень ярко. По дорожке идет плотный мужчина, лет около сорока. Одет прилично, и выглядит так, будто дефилирует по улице Тверской в Москве. Применительно к данному месту такой вид может обескуражить. И он действительно обескуражил двух совершенно молодых людей в спортивных костюмах, вышедших навстречу мужчине. Это были местные семнадцатилетние «авторитеты» Пантелей и Миша, которые помышляли на своем районе «гоп-стопом», а потом тратили деньги на спиртное, «травку» и девочек, так как ребята они были молодые и симпатичные, и девчонки возле них часто терлись. Еще они заканчивали в ПТУ и готовы были поменять службу в рядах Российской армии, на годы за колючей проволокой. Похоже, эта нехитрая замена должна была у них отлично получиться.

Пантелей и Миша выросли перед плотным незнакомцем, оценили его прикид и преградили ему дорогу. Пантелей от предчувствия неожиданной удачи даже присвистнул.

- О, какие люди в нашем районе! Дядя, ты не заблудился?

Мужчина остановился, обвел взглядом борзых юнцов и нелепо улыбнувшись, произнес:

- Отлично, парни, что я вас встретил, а то я не местный. Как на автобус до центра

пройти?

Хулиганствующих парней это еще больше раззадорило:

- Ты, это...купи кирпич! Очень надо! - нечего более нового и остроумного Мише в голову не пришло. Даже Пантелей подумал, что его друг слишком тривиален. Подумал он, конечно, в более простых выражениях. Но раз начали с этого, то придумывать другой повод было, как бы уже не к чему.

- Кирпич? Отчего же не купить? Где он? — спросил мужчина, словно этот кирпич действительно был ему необходим. При этом он хитро сощурился, но глупые подростки, предвкушая веселье и финансовое поступление, не обратили на это внимание. Пантелей нагнулся к полузавалившейся стене и подобрал красную кирпичину:

-Да вот он, как раз, — при этом Пантелей как-то двойственно продемонстрировал

мужчине кирпич — то ли замахиваясь, то ли протягивая его.

- Конечно, беру, сколько денег? - мужчина с готовностью извлек из кармана смятую стопку купюр, в которой было несколько пятисоток, зеленели тысячерублевки и даже желтела одна пятитысячная.

У Пантелея и Миши раскрылись рты и заблестели глаза, кирпич как-то сам собой упал на землю. Быстрым движением, со словами: «Так это ж мои бабки!», Пантелей выхватил деньги из рук незнакомца и сунул себе в карман. «Даже ударить ни разу не пришлось» - с сожалением подумал Миша.

- Да ребятки, берите, у меня еще деньги есть, — и мужчина опять с готовностью

полез в карман. Только достал он оттуда совсем не деньги, а черный ПМ, и выражение лица у ребят как-то поменялось. Пантелей слегка встрепенулся, но повеселевший незнакомец быстро передернул затвор.

- Валим! - крикнул Миша. И тут мужчина выстрелил. Пуля прошла над мишиными волосами — он почувствовал это и замер, как парализованный. И Пантелей замер.

- Стоять, красавцы! - совсем другим тоном произнес незнакомец, переводя дуло пистолета то на Пантелея, то на Мишу, - Эта штука стреляет не резиной, а самыми обычными пулями...Будет смертельно больно. Да еще: мы с вами прекрасно знаем, что на выстрелы сюда никто не придет и никто не вызовет полицию. Но считайте, что полиция уже перед Вами. При этом мужчина свободной рукой извлек из кармана какое-то удостоверение, не открывая продемонстрировал его парням и спрятал обратно.

- Так что, мальчики, сегодня не ваш день — вы прилипли по-настоящему! Завалю обоих!

Зеленела листва, воняло мочой и сыростью от разбитых гаражей, солнце заходило за горизонт.

- Может не надо, дядя, мы все отдадим, - тихо, пересохшими губами попросил

Пантелей. Юноши, конечно, были крепко отмороженными, но степень опасности для себя оценили. Звук выстрела стоял в ушах, и слух немного понизился.

- Так, мальчики, умирать значит, не готовы? — товарищ откровенно издевался над своей добычей. Он явно никуда не спешил и ничего не боялся: - Раз хотите жить, придется вам меня потешить...

Пацаны стояли, не в силах ни на что решиться. Куда вся спесь и делась.

- Ладно, не будем терять времени, раздевайтесь. Оба! Полностью! Вы что, не поняли?! Раздеваться, быстро! - при этом коварный незнакомец выстрелил в землю рядом с Пантелеем. Поднялась пыль.

-Так, не тормозить, дернитесь, начнете убегать — спину и затылок простелю. Стреляю я неплохо, не смотрите, что в очках. Давайте, мальчики, мигом разделись и расслабились, если жить хотите.

Хоть смысла и пользы обществу в их жизни не было, но жить Пантелей и Миша очень хотели. Когда Миша стянул футболку, со словами: «не надо больше, не стреляйте, пожалуйста», Пантелей как-то осуждающе на него глянул, видимо решив для себя, что раздеваться не станет, но перевел взгляд на дуло пистолета и сразу сменил решение на противоположное. Вначале он бодро снял джинсы, потом рубашку.

Вскоре оба стояли в одних трусах. У Пантелея были серо-зеленые плавки, у Миши какие-то китайские юмористические трусы. На этом процесс что-то застопорился: ребята, очевидно, подумали, что сделали достаточно. Однако, они ошиблись.

- Не понял, чего остановились, голуби? Хотите, чтобы я вам яйца отстрелил? - взгляд мужчины был весьма угрожающим.

- Не надо стрелять! - опять взмолился Миша и снял китайскую синтетику. Сначала до колен, потом полностью. Пантелей повторил действия друга. Оба предстали перед замысловатым незнакомцем в чем мать родила.

- Молодцы, вы так, ребята, ничего, симпатичные, - мужчина сглотнул слюну и подмигнул. Дуло его пистолета (и не только оно) приподнялось.

Пацаны стояли молча, примерно догадываясь, что это не все, и на снисхождение рассчитывать нечего.

- Вы хотите знать, что вам дальше делать? А почему не спрашиваете? Почему я сам должен за вас решать, должен догадываться о ваших желаниях, а пидары? - незнакомец принялся куражиться. И тут у Пантелея от стрессовой ситуации началась эрекция, грозящая быстрым семяизвержением.

-О, что я вижу — ты меня радуешь. Так, а ну ты, белобрысый, - пистолет показал на Мишу, - быстро встал на колени и начал сосать у своего друга. Не заставляй меня повторять, а то положу.

Повторять не пришлось, Миша, сетуя про себя на горькую судьбу, опустился на колени, и быстро взял в рот пантелеевский отросток, помогая себе рукой. Пантелею, в силу ряда причин, было не до возражений.

- Ты, старайся, парень, а то сейчас будешь пистолет сосать. Представляешь, чем он в тебя кончит?

Но Миша проигнорировал скабрезную шутку незнакомца. Он начинал увлекаться новым для себя делом. Пантелей тоже, в свою очередь оценил, что этот минет совсем не плох, хоть и необычен. Не хуже, чем ему делала Анджела — самая крутая соска на районе, а может даже и лучше. Лучше, чем когда-либо. Он понял, что вершина наслаждения не за горами и сейчас его друг получит приличную порцию биологической жидкости.

- Так, не увлекайся, — нестандартный незнакомец вновь взмахнул стволом пистолета: слышишь — меняем картину. Ты, красавец, - он ткнул дулом в Пантелея, - ложись на спину. Давай, земля сейчас теплая, прямо горячая. Ты что, оглох от удовольствия. Лечь, я сказал!

Пантелей лег, его эрекция не прекратилась, но окончательный момент отодвинулся. Мужчина, тем временем, словно режиссер фильма для взрослых, продолжал отдавать поголубевшим юнцам неприличные указания:

- Так, ты, белокурая бестия, ложись сверху дружка! Валетом, блин, в позицию 69,

ясно? Сунь ему в рот! Друг у друга сосите, голубки, ясно?

Пантеле�� почувствовал, как по его губам елозит еще вялый, но уже набирающий силу и упругость член Мишеля. Мошонка друга опустилась ему на переносицу, яйцо сползло на щеку. Он открыл рот и впустил вынужденного «гостя».

- Вот это уже по-взрослому, это Вам не мелочь отбирать! - незнакомец продолжал держать голых и разгоряченных пацанов под прицелом. Хотя, в этом, наверное, сейчас не было необходимости. Правда, «Макаров» он перекинул в левую руку, а правой расстегнул змейку на брюках, освободив своего возбужденного друга. Опытными движениями, не торопясь, наблюдая за живой картиной, которую сам и сотворил, мужчина начал гладить свою синевато-розовую плоть.

Пантелей и Миша хотели просить его, даже умолять, чтобы он не вздумал снимать их на видео, а потом выкладывать в сеть, но, то ли прикинули они, что после такой просьбы он как раз это и сделает, то ли просто рот у них был занят...В общем, ребята продолжали сосредоточено доставлять друг другу и подозрительному незнакомцу извращенное удовольствие. Первым, как и следовало ожидать, изобильно кончил Пантелей. Миша понял, что друг сейчас финиширует, самому ему до финиша было еще далеко, и что с этим делать он не знал. Мутная жидкость заполнила его рот, но он побоялся прекращать движения губами и языком. Глотать он тоже не горел желанием. Но тут раздался суровый голос их мучителя:

- Так, так, бойцы, забыл вас предупредить: по правилам, кто первым кончил — становится раком. Быстро! Шнель! Тебя касается! - дуло очень чувствительно уткнулось в бок Пантелея. Тот привстал, Мише пришлось пошевелиться, подстраиваясь под друга. При этом он почувствовал рвотный рефлекс и едва не открыл набитый рот.

Утонченный незнакомец оценил ситуацию. Пантелей уже стоял в колено-локтевой позе.

- А ну, похотливые, прервитесь на секунду. Ты, давай, освобождай свой рот, сплюнь ему на очко, чтобы мягче было! - скомандовал он Михаилу. Пантелею пришлось прервать минет. Мишель излил ему в межягодичное пространство бело-серую жидкость, обильно перемешанную со слюной. Их разгоряченный, но не теряющий контроля над ситуацией, режиссер уже успел натянуть черный с пупырышками презерватив на свой немалый возбужденный член. И мигом этот член, с напором и упорством, вошел в прямую кишку Пантелея. Тот дернулся и застонал. Потом он продолжил стонать и ритмично покачиваться.

- Вы там не расслабляйтесь, продолжайте, опять давай! - используя «Макаров» вместо указки, отдавал распоряжение плотный незнакомец.

Таким образом, Пантелея использовали в оба отверстия: Мишель, еще четверть часа назад бывший только его другом и боевым товарищем, теперь елозил у него во рту своим мужским достоинством, а недобрый встречный дядя, казавшийся приятной жертвой, но быстро изменивший ситуацию, вовсю массажировал его простату через анус. И Пантелея посетила мысль, которую он старался гнать прочь, но гнать ее было бесполезно — почему же он раньше не занялся таким сексом и не испытал этих ощущений? Хотя у него и появились позывы к испражнению, а странное ощущение инородного предмета распирало прямую кишку, - пришлось сдержаться, чтобы не разозлить опасного партнера.

Через какое-то время Мишель худо-бедно кончил Пантелею в рот. Тот оказался менее стойким бойцом и сперму выплюнул. Затем Миша тоже был поставлен раком, рядом со своим другом, а опасный незнакомец, извлек свой брутальный орган из Пантелея и вставил в Мишу. Не используя при этом в качестве смазки никаких подручных средств, на сухую. Мишель также застонал, анус распирало, хотелось «по-большому», но обгадится было совсем стыдно и опасно, было больно...и немного приятно. Незнакомец какое-то время подергался и кончил. Наверное, Миша ему больше понравился. Он поднялся с колен, снял использованную резину, застегнул змейку брюк. Ребята стояли раком, демонстрируя его взору только что использованные, разгоряченные и поверженные красные анусы. Анальные сфинктеры понемногу сокращались, закрывая зияющие отверстия. Солнце почти зашло за горизонт, краски теряли яркость, кусты и гаражи серели. Только голые тела двух молодых педерастов оставались такими же полноцветными.

Мужчина по-доброму кинул презерватив в голову Пантелею, расплескав сперму и небольшие фрагменты прилипшего к резинке кала на его коротко стриженные волосы.

- Вы нас не убьете? - слабым голосом спросил Миша и тут же об этом пожалел. Нет, выстрелов не прозвучало. Незнакомец даже опустил оружие.

- Знаете, дырявые, я сегодня добрый. Живите, доставляйте друг другу удовольствие, а я пошел. И будьте повежливее с незнакомыми мужчинами, среди них могут встретиться мои друзья.

Парни согласно кивнули.

- Не заморачивайтесь, привыкайте к новому качеству жизни. Да, и еще: деньги можете оставить себе — вы их честно заработали, голуби. В рот фронт, комрады!

На этом мужчина удалился, а Пантелей и Миша еще продолжали стоять на земле. Им было стыдно смотреть друг на друга и противно что-то говорить. Они хотели, чтобы поскорее опустилась полная темнота, а также испытывали некоторую боль и жжение в анусе.

Глава II «Брат и сестра».

Они шли в районе базара: мальчик и девочка, их даже парнем и девушкой не назовешь — оба молодые, юные какие-то, лет по четырнадцать, ну, может по пятнадцать. Невысокого роста. Оба тащили один большой пакет с чем-то тяжелым. Мальчик, использую матерные слова, рассказывал, что он думает об этой ситуации, девочка с ним соглашалась, тоже с помощью матерных выражений. Одеты они были прилично, но как-то слишком легко для декабря.

Плотный незнакомец в модных очках и в элегантной дубленке поравнялся с молодыми людьми. Он прошел рядом с ними несколько метров, слышал фрагменты их разговора. Ребята остановились и незнакомец остановился неподалеку.

- Что, тяжелая ноша? - обратился он к молодым людям.

- Та да уж! - ответил паренек. Девчонка молчала. Она мельком глянула на

незнакомца, дальше он как бы ее не интересовал. Но они уже заинтересовали его.

Юная парочка собиралась двигаться дальше со своей поклажей, но элегантный незнакомец не отставал:

- Может Вам помочь? Давай я хоть с одной стороны возьму за ручку, а то девушке

нелегко. Время у меня есть, - обратился он к юноше. В его речи слышался легкий московский акцент. Но очень легкий. В общем, его говор несколько отличался от говора обычного харьковчанина, а именно в этом городе и происходило дело.

Подростки не знали что сказать. Они и так шли не быстро, а тут совсем ход замедлили. Воспользовавшись некоторым замешательством, незнакомец продолжил:

- Да куда Вам ее нести, давай все-же, помогу!

Он протянул руку в черной кожаной перчатке в ручке пакета, которую держала девушка. Но та не убрала свою розово-белую ладонь без перчатки и не дала мужчине возможность им помочь.

Спасибо, но нам далеко ее нести. Это только до метро, а там еще в метро ехать. На Салтовку, на другую линию.

Но мужчина не отставал:

- Вы что, любите напрягаться? У меня вот машина стоит, я свободен, подвезу Вас куда надо.

- У нас нет денег на такси, - сказал юноша.

- Да я не таксист, просто могу помочь...

Парень и девушка ускорили шаг. И незнакомец ускорил. Был полдень, будний зимний день, вокруг ходили, бежали, шлялись и стояли люди. Торговцы на лотках продавали товар, преимущественно китайского производства и новогодней тематики.

- Что вам от нас надо, мужчина? - спросила сурово девушка.

- Вот да, какого вы к нам пристаете? - поддержал ее парень.

- Да просто понравились вы мне. Ну, что такого быть не может? Вы — молодые,

красивые. Очень симпатичная пара, - вроде бы искренне ответил незнакомец.

- Так, пошли от него...- скомандовала девушка.

- Да, старик, иди куда шел, - добавил юноша.

- Подождите, не горячитесь. Вы знаете, я вам хочу сделать предложение. Вы можете

заработать деньги...Очень приличную сумму, совершенно не напрягаясь. Реальные деньги.

Молодые люди остановились. Слово «деньги» немного подействовало.

- А сколько денег и что нам надо делать? - спросил юноша, поставив на заснеженный асфальт тяжелую сумку. Девушка вынуждена была сделать тоже самое.

- Предлагаю Вам обоим по 100 долларов. Даже, нет, ладно, по 1000 гривен — это

ведь побольше будет. К Новогодним праздникам совсем не лишнее...

- Так что делать? - прищурив глаза произнесла девушка. Про себя она поняла, что явно не в кино сниматься. А может и в кино, но в таком, за которое потом краснеть придется.

- Ну, поймите меня правильно, - незнакомец как-будто немного смутился, - чтобы вы не подумали чего-то такого. Просто на час работы, из них реально даже на четверть часа. В общем, вы кое-чем займетесь, а я просто посмотрю на вас. Никаких съемок, обещаю. Чисто для себя.

-Чем займемся? - затупил юноша.

- Ты чего, не понял, тупой? - как-то зло и громко сказала ему девушка, - сексом

чтобы мы с тобой занялись, а он посмотрит, как я с тобой трахаюсь, ясно?

Незнакомец пожал плечами:

- Я ведь вам деньги предлагаю. Сауну обеспечу. Что тут такого? Вы ведь этим друг с другом явно занимаетесь? Вот разок займитесь этим при мне — и удовольствие получите, и меня потешите, и бабла срубите....

- Ты шо, мужик, совсем ёб....тый! Мы же с ней брат и сестра! Родные!!! Так что иди на ...уй со своими задрочками, — молодой человек немного повысил тон.

Незнакомец прямо хлопнул в ладоши:

- Ой. Извините меня, извините, идиота! А я еще гляжу: какие-то вы похожие: глаза одинаковые - голубые, волосы светлые, черты лица. Ой, я сглупил!

Молодые люди вновь взялись за свою сумку:

- Ну, тогда до свидания! - сказал юноша.

Однако мужчина продолжил:

- Да, так вы брат и сестра?! Конечно, это в корне меняет дело. Предлагаю Вам,

молодые люди, за то, о чем мы говорили, по 1000, но уже не гривен, а долларов США!

- Да иди ты! - ответил брат.

- По 1000 долларов обоим? - уточнила сестра.

- Да, каждому по 1000 долларов! - подтвердил мужчина.

- У тебя хоть есть с собой 2 штуки баксов? - спросила девушка.

- А то. Я порожняк не гоню, - мужчина приподнял из кармана дубленки зеленовато

синий бумажный пресс, и у молодежи заблестели глаза, - Но просто так вы их не получите, забрать не удастся: эти приколы мне знакомы.Только отработать.

- Как-то несправедливо: работать придется в основном мне, ему и тебе получать

удовольствие, а сумма нам с братом одинаковая, - заметила девушка. У юноши почему-то отвисла челюсть.

- Ты что, Яна, совсем еб....лась? Ты что, согласна?

Яна не смутилась:

- Послушай, Дима, ты хоть штуку зелени в руках держал? Кто мне и маме мозги

затрахал мопедом. А планшет не ты ли хочешь новый? Мне лично деньги тоже нужны!

Дима задумался. Посмотрел на Яну, на искусителя в дубленке. Возможно, в его максималистском мозгу появились какие-то авантюрные мысли по поводу того, как бы и деньги поиметь, и не заниматься с сестрой тем, чего от них хотят. Может он решил, что такие же мысли и у Яны. Но весь вид мужчины демонстрировал, что на такой сценарий рассчитывать не стоит...

- Это ж мне тебе целку сбивать? А может можно ты у меня просто в рот возьмешь?вопрос Димы был обращен не только к сестре, но и к похотливому незнакомцу. И тот ответил первым:

- Ну, не без этого. Но и половой акт по полной программе.

- Но я не хочу сбивать сестре целку! - заявил Дима.

- Дим, успокойся — до тебя постарались, - с ехидной улыбкой сказала Яна.

- Это кто, твой ботаник Паша?

- Тебе не по х...? Хоть бы и он. Я думаю, это я тебе сейчас целку собью — твоя Виточка тебе, небойсь, еще не дала?

Но тут утонченный мужчина решил вмешаться:

- Так, молодые люди, давайте эти интимные подробности вы потом выясните где-то

без меня. Вокруг люди ходят. Согласны ехать в сауну и без напряжения за час заработать тысячу американских долларов?

- Я согласна, - пожала худенькими плечами Яна.

Дима надул губы:

- Да хрен с вами, поехали. Как только эти бабки проклятые не зарабатываются....

- О, да вы почти философ! Это речь не мальчика, но мужа. Поехали. Моя машина

тут рядом, — и их новый старший товарищ бодро подхватил сумку, которую они с трудом волокли.

Действительно, неподалеку, буквально за углом дома, стоял свеженький «крайслер» белого цвета, с сильно тонированными стеклами. Номера были российские, 199 регион. Тяжелая сумка ушла в багажник. Брат и сестра вместе сели на заднее сидение. За всю дорогу они только один раз посмотрели друг другу в глаза.

Сауна оказалась просторной, почти элитной, правда, далековато от центра. Хоть Яне и Диме работка обещалась на часок, мужчина взял сауну на два часа, а заплатил дежурному как за три.

Брат и сестра испытывали поначалу неловкость. Когда они остались втроем, получив в свое распоряжение простыни, резиновые тапочки, посуду и рюмки, их щедрый спонсор предложил раздеться. Это было вполне логично, ибо как-то так повелось, что в сауне надо пребывать без одежды. Яна разделась быстро, продемонстрировав все красоту молодого девичьего тела. Но не надолго — расставшись с одеждой она завернулась в простынку. Брат тоже разделся, и также укутался в простынь.

«Даже не знаю, кто из них меня больше привлекает: она или он? Нет, ну, конечно она. Я ведь не педрила какой-то» - подумал про себя мужчина. У него оказался пакет, в пакете был ликер Baileys, армянский коньяк, бананы, апельсины, колбасная нарезка.

Яна быстро все разложила на столе.

- Ну, что, кому ликер, кому коньяк? - спросил мужчина

- Что за ликер? - брат и сестра поинтересовались почти одновременно

Ирландский, «бейлис», легкий — 17 оборотов. Я думаю, это поможет Вам немного

расслабится, - предложил мужчина.

Яна и Дима остановились на ликере. Себе мужчина налил коньяк.

- Только не сильно расслабляйся, - обратилась Яна к брату, - а то ты разочаруешь

нашего друга ...да и меня тоже....Кстати, друг, а как Вас зовут? А то мы и не познакомились.

- Меня зовут Игорь. Как зовут Вас я уже понял.

Выпили. Закусили. Яна похвалила ликер. Налили еще по одной.

- Сколько Вам лет, хоть? - Игорь смерил молодежь пристальным взглядом в

очередной раз.

О, шо такое? Испугался что мы не совершеннолетние? Вдруг посадят? Да не бойся

— Димке шестнадцать есть, а мне через полгода будет. Мы с ним погодки, - ответила Яна, схватив уже легкую степень опьянения.

- Меня ваш возраст не смущает, в кодексе сказано: «лицо, не достигшее половой

зрелости». Половой, по-моему, вы достигли, с остальной не знаю. Следующий нюанс, ребята — я сам сотрудник правоохранительных органов. Поэтому меня не удастся развести на деньги просто так. если вы сейчас попытаетесь сбежать и поднять крик — я предъявлю свои документы, а у вас при себе окажутся наркотики. Ясно? Поэтому расслабьтесь и все будет так, как мы договорились...

Мы ничего такого не собирались делать. Раз договорились — сделаем как вы

хотите, - заверила Яна.

- Ладно, я вам верю, - улыбнулся Игорь. Он восседал, как древний римлянин в термах, накрытый свежей простыней, со стопкой в руке.

Выпили еще.

- Какой вы сотрудник органов? У Вас машина с московскими номерами, - почему-то

сказал Дима.

- Мой юный друг, у меня в багажнике, под вашей сумкой, еще несколько номерных

знаков, в том числе и украинских, и немецких, и литовских. Если сомневаетесь — могу показать удостоверение.

- А акцент? Он какой-то не харьковский...

- Что ты понимаешь в акцентах, Дмитрий?

- Да, точно, Димка, что пристал к человеку.? - осадила брата сестра, - Пойдемте все

парится.

Предложение было встречено с одобрением. Оставив простыни на креслах, троица пошла в парилку. Промежность у Яны оказалась гладко выбритой, лобок ее брата покрывали рыжеватые волосы. Девушка переводила взгляд с члена своего брата на член Игоря. Потом не удержалась и взялась за них руками. Эрекция началась сразу у обоих мужчин....

После парилки они занялись сексом. Причем не совсем таким, к которому готовились. Как Дима и хотел — сестра сделала ему минет, он кончил, но он был очень молод и эрекция вскоре наступила снова. Но полноценным вагинальным сексом сестра занялась с Игорем, так что остаться наблюдателем у него не получилось. Потом Игорь сделал минет Диме, не вынимая член из Яны. После того, как он кончил и промежность девушки оказалась свободной, брат начал делать сестре куниллингус. Он поработал на славу — Яна получила настоящее удовольствие. Потом они занялись сексом с Игорем. Яна оказалась неутомимой, она разгорячилась, и видя ее развратное желание, и пылкий юноша, он же родной брат, и опытный мужчина, разменявший пятый десяток, сами возбуждались снова и снова. В общем было все...

В промежутках они пили ликер, коньяк, немного курили коноплю и прыгали в прохладный бассейн. Молодые сердца способны были выдержать такую нагрузку, а уставшее сердце Игоря очень сильно билось — он был гипертоником. Молодежь, правда, тоже не отличалась суперздоровьем. Однако, пламенный мотор не подвел всех троих. Сауну вынуждены были продлить еще на час, презервативов не хватило, и анальным сексом пришлось заниматься уже без защиты.

В итоге, удовлетворенный по полной мере Игорь, к двум тысячам долларов добавил еще двести. Диму и Яну это очень порадовало.

- Ну, вы молодцы. Прошу прощения, что не получилось просто и беспристрастно наблюдать. улыбнулся Игорь, отдавая деньги молодым людям: - я думаю, вы разберетесь, как их делить, по-братски...

Я не меньше Янки потрудился, — подал голос Игорь и улыбнулся.

Не спорю, нам всем довелось поработать. Но ведь и удовольствие же получили,-

отметил Игорь.

Да ты, вообще ничего, мне понравился, тяжелый немного, но ничего, - и Яна

поцеловала Игоря. Когда целовала, быстро шепнула ему на ухо: «и деньги тут не главное». О том, понравился ли ей секс с братом, Яна не сказала, Игорь не спросил, Дима решил спросить, но дома.

Брат целоваться с Игорем не стал, но всем своим видом демонстрировал явное удовлетворение. Они оделись и Яна предложила обменяться номерами телефонов. Она написала свой и Димы. Игорь немного замешкался, потом извлек из кармана визитку:

- Понимаете, я действительно работаю в серьезной структуре. Правда, в Москве. У вас я в командировке. Вот моя московская визитка....Сегодня я покидаю Ваш гостеприимный город. Так что, опасаться совсем нечего. С вами не откажусь пообщаться в будущем. Может и помогу Вам в Москве устроится, если бог даст. К взаимной выгоде. Вам скоро ведь о поступлении думать надо?

Он довез их на машине к дому, который действительно оказался где-то на Салтовке. Водил Игорь так себе, не очень, но ездил аккуратно. Это было немаловажно, так как дороги были покрыты корочкой льда.

Выдавая им у дома сумку из багажника, он прикинул, что весит багаж его знакомых килограмм 15 и спросил у своих юных любовников что там.

Мясо, - равнодушно ответила Яна.

Да, свежее. Тетя из деревни передала, - подтвердил Дима как-то не уверено.

Такое же свежее, как мы для тебя.- подтвердила Яна, сложив алые губки для

прощального поцелуя.

Пакет, действительно, казался каким-то влажным. Вообще, весь этот день оказался очень влажным....

Глава III «Разговор с кумом».

Ресторан был выдержан в классическом стиле: темно-красные деревянные панели, строгая мебель, массивные шторы, картины в тяжелых рамках. Все имело солидный, но не роскошный вид. Цветы в горшках в разных углах зала выглядели каким-то зеленым диссонансом по отношению ко всему остальному интерьеру. Кухня была так себе. Но Игорь Владимирович был не прихотлив в еде. Его друг, собутыльник и кум Витя в еде был еще менее прихотлив и денег у него, как правило, при себе было немного. Хотя, это не значит, то Витя был беден. Он просто не был так щедр, как, порой, бывал Игорь. Считать чужие деньги — это занятие не только дураков и бездельников, но и еще кучи людей: налоговой инспекции, милиции, воров и бандитов и т.д и т. п. Но вот деньги Игоря Владимировича и его кума Вити — еще никто не считал. Поэтому кто из них круче — сие неведомо. Но кум Витя, вообще-то, был Виктором Петровичем, - писателем средней руки, который писал под псевдонимами довольно пошлое чтиво, вел свои колонки в паре изданий, имел свой блог, страницу в «ЖЖ» и на Фейсбуке, и пользовался популярностью среди небольшого количества членов интернет-сообщества.

Кумовья встречались не часто. Может раз в квартал, а то и в пол-года. Они как-бы жили в Москве, но, реально, очень редко в ней бывали. Вот и сейчас они встретились не в Первопрестольной, хотя и не совсем далеко от нее. Встреча обещала быть не очень длинной ввиду дефицита времени, но насыщенной и небезопасной для некоторых внутренних органов собеседников.

В небольшом зале стоял белый рояль у стены. Черный смотрелся бы в этом интерьере намного лучше. Но ресторан принадлежал действующему начальнику районного МЧС, жена которого разводила маленьких, но безумно дорогих собачек, а сын готовился продолжить трудовую династию и стать пожарным инспектором. На серьезных управляющих и даже на сносных дизайнерах семья МЧСника экономила. Отсюда и результат. Игорю, хоть он и считал себя эстетом, все равно данный ресторан нравился. Это от того, что эстетом он был каким-то особенным. А Виктор Петрович, даром что писатель — на эстетизм и не претендовал. Тем более, что чаще чем раз в год им в этом чудном заведении бывать не доводилось, а значит, можно было и потерпеть.

Никаких швейцаров не было: охранник и бабушка-гардеробщица. Мужчины сняли верхнюю одежду. Сели за свободный столик. Выбор был велик — из двадцати восьми столиков заняты только четыре: за двумя сидели какие-то пары, за третьим четыре дамы немного «бальзаковских» лет — работницы местной администрации, а за четвертым — вообще, экзотика — какой-то солидный негр с бритой головой, очень веселыми глазами и, как полагается, толстыми губами. Ими он немного плямкал, употребляя мясное блюдо.

- Добрый вечер, господа! Ознакомитесь с нашим меню или сразу сделаете заказ? - подошедшей официантке с крашенными светлыми волосами было около 30 лет, он сохранила стройность фигуры, хотя ноги были несколько кривоваты.

Игорь и Витя раскрыли меню. Через несколько минут определились с заказом, начав с фразы: «как-то холодно сегодня...»

После второй рюмки Витя поведал Игорю очень печальный момент — похоже, у него творческий кризис.

Что за проблема, дорогой кум? Отправляйся в публичный дом, возьми нормальную

девочку. И вдохновение вернется к тебе буквально в тот же день. Ну, в крайнем случае на следующий, - посоветовал Игорь Владимирович, - Или еще способ: почитай, что пишут другие авторы. Может что навеет.

Да, может это и помогает, но ты ведь как можешь знать, откуда черпать

вдохновение?

То, что из нас двоих писателем являешься только ты — не значит, что мне чуждо

творческое начало. Я не пишу книги, но, поверь, в душе я чувствую себя творцом.

- Молодец, а вот практически, не читаю, что там другие пишут. Очень редко, - Виктор Петрович развел руками..

Логично, ты же писатель, а не читатель. Но, на мой дилетантский взгляд,

писателем можно стать, если у тебя либо есть талант или ты очень много перечитал того, что другие люди пишут.

Виктор Петрович согласно кивнул головой. А две из четырех дам за соседним столиком ресторана, приняв на потерявшую формы грудь грамм по двести крепких и средних алкогольных напитков, начали проявлять к Игорю и Виктору определенный интерес.

- Знаешь, когда меня от меня уходит очередная жена, или даже если я от кого-то ухожу — переживаю я страшно, - сетовал писатель, наполняя очередную рюмку и не обращая внимание на знаки внимания дам: - я ведь творческий человек, все очень тонко чувствую, в отличии от какого-нибудь работяги...

- Думаешь, для работяги не трагедия, если от него уходит жена, а если еще и дети от распада семьи страдают?

Виктор Петрович согласно кивнул и взял в руку рюмку:

Ох, все страдают. Кроме того, по чьей вине эта семья распалась.Но это — до поры,

до времени. Часто выливаются кошке мышкины слезки самым неожиданным образом. На эту тему, Игорек, есть у меня одна любопытная история из жизни. Скажем так, из пережитого одним моим довольно близким другом. Хочу ее тебе рассказать...

Давай, послушаю, - согласился Игорь.

Мальчики, можно мы к вам за столик? Или давайте вы к нам! - не удержались

дамы за соседним столиком.

Извините, девушки, мы не геронтофилы, - хором ответили Игорь и Витя.

Что?! - не поняли дамы.

Подождите пока я расскажу своему куму одну занимательную, печальную, но

поучительную историю, не мешайте нам! - обратился к разгулявшимся подругам Виктор Петрович и начал:

Глава IV «Рассказ писателя»:

Это было несколько лет назад с моим другом, о котором ты, возможно, слышал, но лично с ним, по-моему, не знаком. Его имя Алексей. История не произошла в один день — в какие-то дни происходили только составляющие этого процесса. Итак, почти 15 лет назад одна девочка повстречала мальчика. Девочка была действительно молода — ей едва исполнилось 16 лет. А вот мальчику, Алексею, было ровно 30. Опыт первого, довольно неудачного брака, наложил на Алексея неприятный осадок и совершенно отбил желание с кем-то заключать официальные отношения.

Алексей был одним из руководителей базарчика в мегаполисе и с девушками в тот момент у него проблем не было. Помимо двадцатидвухлетней Тани, с которой он как бы жил, у него нередко случались связи на стороне, как правило, с молодыми реализаторами.

Девочка на летних каникулах, между 10 и 11 классом торговала на рынке мороженным. Не от самой себя и не от хорошей жизни. Звали девочку Юля, у нее была пьющая мать, которая родила ее случайно, не понятно от кого, а, главное, зачем? Вот Юля, с мороженным и коктейлями в руках повстречала Алексея. Внешности она была обычной. Но в 16 лет почти все девушки красивы, и Юля не являлась исключением. Алексей, в принципе, красотой не блистал, но был умный, обходительный и чем-то юную Юлю зацепил. Интерес она к Алексею проявила явный, хотя он ее заметил не сразу. А когда заметил — понятно, что не устоял. Все рыночные подруги отпали, внимание было сосредоточено на Юле. Но вот с Таней, с которой он понемногу жил, порвать не получалось. Или просто не хотелось, наверное....

Ввел Алексей шестнадцатилетнюю Юлю в круг своих знакомых, как мог, за ней ухаживал, с мамой познакомил. В общем, в 11 класс Юля пошла уже беременной от него.

Но первая беременность у Юли сорвалась — плод замер, саму ее спасать надо было. Алексей ее на руках из операционной выносил. И хоть была она ему дорога, но он ее нередко, как-то по хамски игнорировал. Ведь «воевать» ему приходилось на два фронта: Таню он бросить так и не смог.

У Юли, за неудачной беременностью последовала удачная. И в 17 лет, после окончания школы, родила она девочку Карину. Для Алексея это был первый и весьма желанный ребенок. Обитали они то у его матери, то у Юли. Но везде условия были какие-то неподходящие. Тут Алексей работы менять начал, а потом пару лет случайными заработками перебивался. Юля в киоске сигаретами торговала, в разных подработках вместе с Алексеем участвовала.Карина росла, в садик ее отдали. Было молодой семье нелегко, а особенно тяжело Алексею — ведь ему по-прежнему на двух женщин разрываться приходилась. А тут еще Таня, которую Юля отодвинула на второй план, в свою очередь родила от Алексея ребенка - девочку, которую, с подачи Алексея, тоже Кариной назвали, чтобы он не путался.

Потом Алексей на несколько месяцев уехал в другой город. Вроде как на работу, но, очевидно, просто от двух женщин с маленькими детьми сбежал. Работа та была не фонтан. Жил прямо в офисе, пил водку и пиво с хозяином предприятия, занимался журналистикой, писал какой-то роман — и было ему, наверное, спокойнее, чем между двух его женщин с маленькими дочерьми, содержать которых он тогда был не в состоянии. Приезжал раз в месяц, денег давал по минимуму. Сидела Юля с годовалой малышкой на руках. Может и изменяла ему, если время и силы были — сие не ведомо. Потом вернулся Алексей в свой город, подробатывал перед выборами. Как не расстались они в тот год — одному Богу известно: ведь фактически и не жили вместе.

С деньгами становилось все хуже и пришло время Алексею делать выбор. Есть две жены, но с обоими он не расписан. У одной ребенку два года, у второй — год. Юля моложе, но у нее, считай, никого, кроме Алексея, хоть и поганенького, нет, а у Тани папа с мамой, которые ей помогают. И сделал Алексей тогда выбор в пользу Юли. Осталась она у него одна. Нашел он новую работу, постоянную, потихоньку все стало налаживаться. Но и тут в совместной с их Юлей жизнью случались нередко перебои. Жили они с мамой Алексея, а та была женщина специфическая, одинокая. Прикладывалась к рюмке, Юлю доставала. Да и Алексея тоже. Поехала Юля в деревню к родственникам, а после деревни вернулась с дочкой к себе. Месяца три-четыре Алексей жил один. Потом они сошлись вновь. Потом поругались с его матерью, и переехали к Юле. Пришлось им жить в условиях ужасных: занимали одну комнату в трехкомнатной квартире с примитивным ремонтом, в которой, помимо их, обитала Юлина мама, к тому времени окончательно спившаяся, со своими двумя сожителями-алкоголиками. Еще был дед под 70 лет, который водил к себе молодых подзаборных алкоголичек. Две комнаты в квартире были превращены в алкоголический притон, под одной крышей с ними обитали натуральные бомжи, которые месяцами не мылись. А они с маленьким ребенком. Алкоголики воровали у них продукты — пришлось купить холодильник и поставить у себя в комнате. Алексей много работал. Регулярные посиделки с начальством и коллегами, естественно, не нравились Юле. Алексей ездил в командировки, да и без командировок приходил поздно, а Юля с дочкой постоянно обитала среди алкоголического притона. Когда у матери и ее сожителя начались судороги на почве отравления алкогольным суррогатом, млм какой-то алкогольный психоз - Юля страшно пугалась, в тапочках и в халате выбегала пару раз на улицу в декабрьский мороз, позабыв даже о дочке.

Но имелись в их жизни и приятные моменты. Они были вместе, это была семья. Алексей написал красной краской двухметровыми буквами под окнами дома на заборе, что Юля у него любимая. Каждое утро он отвозил дочку в садик, который находился в другом районе города — там, где жила его мать, потом шел на работу. Из садика ее забирала Юля. Потом и злоупотребляющая бабушка, когда помирились.

Однако, стратегическое направление движения к светлому будущему постепенно утрачивалось. Хотя заряд прочности был немалый. Алексею не нравилось, что Юля много курит. Пиво они выпивали, практически, наравне. Но если признаков алкогольной зависимости у Юли не просматривалось, то никотиновая была налицо. Ему не нравились ее неаккуратность, неряшливость, что-то еще. У нее тоже к Алексею был свой список претензий. Они не находили общего языка и дело тут было не в 14 -летней разнице в возрасте — она совершенно не была заметна. Просто интеллект и интересы у них кардинально отличались. А тем временем забор с надписью «Юля любимая» заменили на новый.

Алексей (в тайне от Юли, разумеется) вновь сошелся со своей Таней, которая также ростила от него дочь. В принципе, когда он от нее уходил, в начале грустной осени, то был уверен, что они еще будут вместе, когда у него с деньгами наладится. Вновь увидеться им суждено было через полтора года. Просто у Тани, буквально в один год мать и отец неожиданно умерли, и осталась она одна с ребенком на руках. В общем, опять стало у Алексея две жены и у каждой дочь Карина. Благо, деньги ему уже позволяли худо-бедно, но обоих содержать.

Но, роль реальной и основной жены оставалась за Юлей. С ней Алексей жил пять-шесть дней в неделю, с Таней пару дней в месяц. При этом еще в командировки ездил. Тут Юля опять забеременела. УЗИ подсказало, что будет мальчик. Юля была этому несказанно рада. Но половину беременности пришлось лежать на сохранении. У нее был отрицательный резус крови, у Алексея положительный, который и передался его детям. Выносила Юля мальчика, хоть закончилась беременность «кесаревым сечением». Назвали сына Глебом.

В квартире у них изменения нарисовались, в результате которых жилплощадь освободилась. Дедушка умер на одной из своих проверенных молодых алкоголичек. Юлина мама через несколько месяцев попалась на воровстве новых туфель, в которых Алексей собрался идти на солидное мероприятие, и была за это навсегда изгнана из квартиры, вместо со своими друзьями-алкашами. Юля такой шаг поддержала.

Стали они жить сами с двумя детьми. Постепенно привели в порядок пару комнат, ремонт по плану проводили, окна меняли. Казалось бы — живи и радуйся. Что не хватало Алексею? Что не хватало Юле? Алексей как мог, свои контакты с Таней скрывал, ему это удавалось. Денег не так много давал Юле? Давал, сколько мог: принципе, отказа она не знала. Потребности у нее, как для молодой женщины, были весьма скромные. Да и у Тани в принципе, тоже. Только вот внимание Алексей своим дамам уделял совсем не столько, сколько они в том нуждались. А как известно, многие беды в отношениях мужчин и женщин происходят от недостатка внимания. Алексей об этом догадывался, однако что-то исправить не мог. Или не хотел. Да и размыты, у него, очевидно были ключевые понятия о семье. То Юлю он находил красивее и сексуальнее, то Таню..., то одна ему казалась более лучшей и более подходящей для жизни, то другая. Видимо, он, в меру своих чувст, по-своему дорожил ими обоими. Необходимости в выборе не было. А диалектика свидетельствует, что на двух стульях не усидишь. Значит, кто-то должен был сделать выбор за него. Страна ведь у нас не магометанская, чтобы пару жен иметь. Юля и Таня видели одну часть ситуации, Алексей эти части проживал, а Господь Бог видел все в комплексе, и выводы делал.

Подобный дуализм не бесконечен. Как и когда ситуация должна завершиться — это уже детали. Когда Глебу исполнился год, оказалось, что Юля вновь беременна. Не запланировано, как-то. Они не были сторонниками абортов и даже не рассматривали вариант избавления от беременности без наличия на то медицинских показаний. Родила Юля в интересный день - 29 февраля високосного года третьего ребенка — девочку Настю.

Почему же Алексей с Юлей не расписался? Шутил, что «двое детей — не повод идти в ЗАГС». Да и трое, наверное, тоже. А ей такие злые шутки совсем не нравились. Он ведь состоял когда-то в браке, переживал свадьбу, а она нет. Но дожать его можно было. Ведь о росписи иногда он говорил, как бы предлагал. Иногда она говорила с надежной. Но говорили оба как-то не в такт, друг друга не услышали.

Всех троих детей Алексей зарегистрировал на себя: матерью-одиночкой Юля не являлась. Были они, по факту, многодетной семьей, но без штампа в паспорте.

К рождению третьего ребенка нанял Алексей домработницу и нянечку в одном лице. И был это последний год их с Юлей совместной жизни. Наверное, самый счастливый, за всё время. Хотя, не похожи они были на счастливых.

Младшей дочери Насте исполнилось пару месяцев, а Юля стала сильно требовать домик в деревне. На лето, как дачу. Детям просто необходимы воздух и коровье молочко. А зимой в город. Старшая дочь ведь в третий класс пошла. Обнажилась у Юли нереальная тяга к земле и к хозяйству. Утят на балкон в свою квартиру на 7-м этаже купила. В общем, начали они домик искать. Нашли за 90 километров от города. Подошел Юле дом. Переночевали они там с Алексеем и со старшей дочерью, пока младшие с няней были — и решили брать. Отдал Алексей за дом 8 тысяч и вскоре Юля с детьми туда переехала. Хозяйство сразу развела: куры, утки. Алексей приезжал регулярно. Но было ему это нелегко делать. Машиной он тогда еще не обзавелся. Да и раздражала его деревня, был он совершенно городской и физический труд не приветствовал. А Юля, даром что родилась в огромном городе, оказалась совершенно сельской. Гены предков взыграли. Случилась у Алексея с Юлей разница в менталитете.

Под всеми мыслимыми и немыслимыми предлогами оставалась Юля в деревне. Забрал в сентябре Алексей старшую дочь в город, пошла она в школу. Так они и начали жить: она с младшими детьми в деревне, он со старшей в городе. Но и о Тане Алексей не забывал: навещал регулярно, ночевал нередко....

Под новый год вернулась Юля. Это был последний Новый год, который Алексей встретил с ней и со своими тремя детьми. Вроде бы все хорошо: на столе икра, деликатесы, своя утка, домашняя. Трое детей, дача...Но, в последний раз...

В феврале потянуло ее с детьми в деревню «за домом следить надо». Хозяйство к весне развела: поросята, козы, утки, гуси, куры. И все одна? Ну, приезжал Алексей раз в две недели. Как самой бабе да еще с малыми детьми со всем этим справится? Но Алексею рассказывала - «сама справляюсь». Алексей догадывался, но сделать ничего не мог. Процесс был необратим...Или обратим? Сегодня это уже не имеет значения.

Знойным июльским днем, во время очередного приезда Алексея, употребив пару литров привезенного им пива, объявила Юля, что не муж он ей больше, но друзьями им надо остаться, ибо трое детей у них. А в город она не вернется.... Алексей все понял, но на прямые вопросы Юля отвечала, что никого у нее нет. Врала, конечно. Алексей от неожиданности и предательства человека, родившего ему трех детей и терпевшего его 11 лет просто опиз.....л. А Юля отправилась к соседке — бабе Вале, поделиться впечатлениями от разговора с бывшим теперь мужем. В бессильном гневе и в обиде ушел Алексей в темную комнату, не спал все ночь — это была одна из самых кошмарных ночей в его жизни. Едва рассвело — покинул он купленный для Юли дома навсегда.

У, по-деревенски хитрой соседке бабы Вали, сыновей было трое, все от разных мужей. Так жизнь сложилась. Но была эта баба Валя непьющей и работящей, что для умирающей деревни — редкость. Почуяла Валя в Юле «свежее мясо», коего в округе не сыскать. И вскоре младший из ее сыновей Антон, заменил для Юли Алексея. Основательно заменил.

В конце августа Юля приехала на день в свою городскую квартиру. Отмыл ее Алексей в ванной, произошел между ними интим. Тоже, в последний раз. Юля чуть поупералась, но категорически отказать не смогла. После - всплакнула. Убедился Алексей, что не так давно кто-то с ней был, и ей есть кого с ним в этом деле сравнивать. В чью пользу сравнение — не важно, важно, что Юлю свою он потерял в этих деревенских дебрях...

Опять осень, опять он один со старшей дочерью. Только теперь он знает, что так будет надолго, а может и навсегда. Что не вернется к нему Юля, а в квартире не будут звучать детские голоса. И криков малышей, которые так часто его раздражали, теперь он не услышит. Как он хотел в минувшем году, чтобы уехали они в деревню, оставили его в покое, в одиночестве на какое-то время. Теперь он в одиночестве, один в большой трехкомнатной квартире. Его бывшая гражданская жена вернулась в свое природное сословие, из этого же сословия появился у нее другой мужчина, его дети с ними. Слезы отчаяния душили Алексея, обида и злость разрывали, противно ему было.

Таня для Алексея, при всех его к ней чувствам, тоже ведь для него идеальной не была (как, впрочем, и Алексей для неё). Она хорошая, красивая, худенькая но не могла она заменить потерю Юли, потому-что была другой. Может кто-то и смог бы, но такой в те трагические для Алексея дни рядом не оказалось.

Брал Алексей (с согласия Юли) женщин на квартиру, чтобы по-хозяйству помогали, за дочерью следили. Одна квартирантка сменилась другой. Алексею они немного жизнь облегчали, с дочерью помогали, в квартире порядок поддерживали, давали возможность Алексею отлучаться по делам и для жизни с Таней. Но не то это было, что надо.

Юля, не имея на руках мощных аргументов (о которых она просто не знала), как-бы не снимая с себя ответственности за развал семьи, все-же перекладывала вину за случившееся на Алексея. Дескать, он внимания ей должного не оказывал, как-то сказал ей, что она «толстая» (хотя реально, толстым был он сам), приставал к жене кума, пьяный на Рождество обнимал ее тетку и т.д и т. п. Примерно, как гитлеровская Германия пыталась оправдать свое нападение на СССР. А в декабре она сказала Алексею, что Антон сделал ей предложение, они живут вместе. Кроме того, он купил ей газифицированный дом в поселке городского типа с железнодорожной станцией и переехала она в этот дом с детьми и с Антоном. В общем, все серьезно. Но дети то знают, что Алексей их папа. И Юля знает. Поэтому, надо дружить. А детей Юля больше ни от кого иметь не могла - после третьих родов, по ее же решению, ей перевязали трубы. Так что порадовать нового мужа ребенком у нее едва ли получится.

Глупая уверенность Алексея, будто его курящая, не всегда опрятная Юля, с грязью под ногтями на крестьянских руках и с тремя его детьми, совершенно никому, кроме него, не нужна, оказалась действительно глупой. В селе другой подход: работящая, очень хозяйственная девка, хоть и без образования, но в быту довольно умная, расчетливая, вернувшая себе, благодаря «агрофитнессу» фигуру 16-летней, скромная, совершенно неприхотливая, относительно честная (одновременно с двумя спать не может), променявшая миллионный город на деревню, открытой славянской внешности, с большими голубыми глазами, умеющая стирать и готовить, да еще с тремя детьми в свои 26 лет! Это ли не находка для сельского мужика? Ее Антону оказалось 25, для села он тоже жених завидный: в отличии от Алексея привык все делать руками, вырос в деревне, работящий, слабо пьющий. Работает вахтовым методом: три недели дома, три на вахте — не надоест и не забудешь, получает 500 долларов — для села просто деньги фантастические.

Известия о свадьбе и близко не явилось для Алексея тем ударом, который он пережил в июле. Фактически, все решилось тогда. А сейчас... Тяжело, неприятно, но Алексей это пережил. Выпил сам бутылку водки, день пострадал, но на второй разобрался, что ситуация неприятная, но не роковая, и сам он виноват весьма и весьма....

Понял Алексей, что не трагедия это. А если Юле именно этого для счастья не хватало — за что же ее винить? Это ведь не преступление — тяга к деревенской жизни? Он этого сам ей дать не мог, но основу заложил на все сто. Если бы все вернуть на год - два обратно — повел бы он себя с ней по-другому? Расписался бы? Проводил бы с ней больше времени? Расстался бы окончательно с Таней? Не задерживался бы с начальством? Алексей не был уверен в положительных ответах на данные вопросы, и это оправдывало поступок Юли. Даже если тебе за сорок, но ты стал на 60% свободен, - значит, у тебя появились новые рубежи! Реально, Юля своим замужеством в деревне освободила его от груза проблем, хоть и такой мучительной процедурой! Ведь сам он никогда не бросил бы женщину с тремя детьми. Теперь какое-то время опять не надо врать, что-то сочинять, отключать мобильные телефоны! Однако, когда он вспоминал о сыне и младшей дочери, на его глазах нередко выступали слезы. Сентиментален он был не на шутку. А алкоголь только усиливал сентиментальность. Поэтому выпивать Алексей стал значительно меньше.

Решил Алексей, что не держит на Юлю зла, и легче жить ему стало. Дела пошли в гору. Правда, нахлынывало что-то иногда. Тоска какая-то. Детей в деревне он не забывал: сына и младшую дочь периодически брал в город, с мужем Юли и с ней самой отношения поддерживал, ничего вредного им делать не собирался и не делал. Они ему подкидывали продукты сельской цивилизации, он им городской. Правда старшая дочь периодически к маме рвалась, хотела даже в деревню переехать...

(Тут Игорь жестом показал писателю, что давно пора наполнить стопки. Но тот продолжил)

,,,,,Приехал как-то в очередной раз Алексей к своим детям в гости. Старшая дочь в лагере была, младшие пообщались с папашей и забрала их к себе свекруха баба Валя. Приехал Алексей на новом автомобиле, но в город решил вернуться на следующий день и немного принять пива и водочки с бывшей женой и Антоном. Наверное, было что обсудить. Юля, в принципе, довольная контактами старого и нового мужей, решила сама в магазин сбегать: то ли пива не хватило, то ли рыбы. Засобиралась.

Антон бывшего мужа своей жены считал человеком неординарным, и, в принципе, заслужено. Слушал его с интересом, и в последнее время, когда юлины мифы о развратном тиране и демоне — отце ее детей, развеялись, очень уважал. Сидят они беседуют, Юля ушла.

Ох, Алексей, давно надо нам поближе познакомится, прикольный ты мужик....

Да, спасибо Антоха, я не против и так общаемся....

Отношения у них были доверительные, оба сидели в шортах. Посмотрел Алексей на фигуру Антона и сказал:

Осуществил ты, друг, Юлину мечту.

Какую?

Да все она мечтала о парне с прессом, ну, имею ввиду не деньги, а пресс на

животе. Чтобы «ромбики» играли...У тебя, видишь как «ромбики» играют. А я

толстый.

При этом Алексей положил ладонь на живот Антону. И Антон испытал какое-то странное волнение.

Знаешь, - чуть осиплым голосом произнес он, - «ромбики» то хорошо. Но не

главное. Я так по реакции смотрю, что ей с тобой в постели классно было.

Ну, не знаю, ей виднее...

А скажи, ну, так, между нами, она у тебя, ну, когда вы жили, в рот брала?

Честно скажу тебе, Антон, за 11 лет не разу. Хотя, со временем люди меняются...

Тебе хоть повезло — у тебя сосет?

Та не, тоже ни разу. Я уж намекал, намекал...

Да ничего страшного. Это кому дано, а кому никак. Значит наша с тобой жена —

не б... какая-то...

Наверное. Слышь, Леша, можешь свой хер показать. А я тебе свой.

Типа, у кого больше?

Ну, да, пока Юльки нет...

Понятно, что на трезвую голову такие мысли вряд-ли бы их посетили. Спустили мужики штаны. Проникли в них, то ли от пива, то ли просто так, бесы голубые... Встретились они глазками, за члены друг друга взяли...Ведь нормальные мужики были: Алексей, хоть и практиковал разнообразный секс, но исключительно с женщинами и за всю свою жизнь гомосексуальных контактов не имел. Наверное, представлял их в своих эротических фантазиях, но в жизни до этого не доходило. А у Антона пару раз было дело лет в 12 или в 14, но он об этом никому не рассказывал.

...Юля забыла в доме что-то важное. Это заставило ее через некоторое время вернуться. Она тихо зашла со стороны сада, глянула в сторону веранды и остолбенела. Два ее мужа: бывший и нынешний, с упоением делали друг другу минет в позе 69!. Если бы это было бисексуальное порно, то Юля бы просунула руку к себе в промежность и начала бы ей водить. Но это был не фильм, а Юля от увиденного дар речи потеряла.

Антон кончил раньше — Алексей, хоть делал это в первый раз, но был искусен и очень старался. Когда же кончил и Алексей, они быстро натянули трусы и шорты, радуясь, что успели все сделать до возвращения Юли. А потом Юля все не возвращается и не возвращается. Начали мужья ее искать. Но они не знали, что Юля весит в сарае за домом. Её так переполнили эмоции, что первой мыслю было взять вилы и проткнуть садомитов, но она не справилась с собой и повесилась. А может и не было у нее мыслей про вилы. Да и про детей она не подумала. Так трагически оборвалась ее молодая жизнь в желанной деревне....

Какой-то конец ненормальный, - сказал Игорь.

У Алексея или у Антона? - спросил писатель.

У этой твоей истории...

Ну, какой есть: из песни слов не выкинешь..

Тогда, во-первых, наливай, во вторых - это сюжет твоего нового романа? И, в-

третьих: что дальше?

Виктор Петрович наполнил стопки:

- Да, надо бы горло промочить — от рассказа пересохло. Может это и сюжет, но вряд-ли. Увы, это печальная история — реальность, и я могу подписаться под каждым своим словом. Мой друг Алексей все это пережил.

- Я и не догадывался о таких перипетиях биографии человека. И что теперь: стал гомосексуалистом?

- Нет, смерть Юли у обоих отбила охоту к содомским грехам. Хотя, время прошло, а я к ним в постели не заглядываю. Но тайну ее самоубийства знали только Антон и Алексей. Понятно, истинной причиной они ни с кем не поделились. Теперь, от Алексея эту историю узнал я. А история закончилась только для Юли. На ее похоронах плакали оба мужа... Алексей, в итоге, остался со всеми своими детьми и с простившей его Таней, которая теперь стала единственной. Даже расписаться думают. Есть там какие-то технические нюансы, но я о них умолчу.

Да это, пожалуй, не интересно на фоне всего остального, - заметил Игорь.

Писатель согласно кивнул, подумав про себя: «зря ты так решил, вот этот как раз, очень интересно, но знать об этом необязательно».

Рассказ писателя занял четверть часа. И сам рассказчик, и Игорь, так увлеклись, что не заметили, как аудитория слушателей увеличилась на четырех, откровенно пьяных, но умеющих внимательно выслушать, женщин, и губатого негра. Черный человек не все понимал по-русски, но то, что он услышал, выбило у него слезу. Четыре женщины тоже готовы были прослезиться, особенно в конце. Но какие-то иные чувства оказались сильнее.

Одна из дам, не самая симпатичная, но, в принципе, терпимая, особенно после грамм двухсот, неуверенной походкой направилась к столику, за которым сидели кумовья:

- В-вы такую м- мелодраму рассказывали, - с грусной улыбкой обратилась она к писателю, - а вам не это, ну, не скучно? А поехали все в сауну! Вас двое, нас четверо и мы немножечко лесбиянки. Поехали!

Игорь и Витя смерили даму взглядом, посмотрели на ее подруг, оценили предложение.

И черножопого парня возьмем, посмотрим, каких у него размеров, - продолжила

подвыпившая женщина, - Эй, вы, господин негр, давайте к нам! Поехали в сауну!

Ви мине, мадемуазель? - негр отвлекся: Сауна? С Вами...Поехали!

Чувствую, предстоит веселье, - произнес Игорь, - ты как настроен, кум?

Поехали! И негра забираем, - писатель кивнул, опустошил рюмку и с готовностью

поднялся из-за стола.

Игорь тоже выпил, подмигнул чернокожему, и жестом показал ему, что пора исполнять прихоти дам.

Глава V “В борделе».

Когда декабрьским вечером идет снег — происходит что-то фантастическое. Мягко падают крупные снежинки, мороз умеренный, нет ветра, на город опускается ночь и ожидание праздника. Жаль тех, кто этого не замечает. Игорь замечал. Он любил такую погоду. Он шел по улице пешком. В принципе, по Москве он передвигался только на служебном автомобиле, с водителем. Но и служебный сегодня был им отпущен.

Из-за небольшого перерыва, вызванного подозрительными намеками на инфекцию, как раз после посещения сауны в Подмосковье пару месяцев назад, когда Игорь, его кум-писатель и веселый негр оттянулись в компании четырех откровенно пьяных местных чиновниц, наш герой немного ограничил половую жизнь. Вероятное венерическое заболевание казалось Игорю Владимировичу верхом позора: на пятом десятке заразится неприличной инфекцией! От своих малолетних друзей в Харькове, ровно год назад, он ничего не подхватил, хоть и не всегда предохранялся, а тут был предельно осторожен и на тебе...Но, к счастью, все миновало — никакой инфекции, просто, член переработался.

Все минуло, и можно было продолжать свои приключения. Пошел Игорь в бордель на Ленинградском Шоссе, в котором ему уже доводилось бывать пару-тройку раз. Трудилась там одна мадемуазель — двадцатилетняя светловолосая Милана, с которой он практиковал анальный секс. Милана его немного зацепила, и в этот раз он хотел предложить ей нечто большее — руку...Но без сердца. За адекватные деньги, разумеется.

Известно, что бордели в Российской Федерации, как и в сопредельной Украине, работают в подполье, как обкомы большевиков на оккупированной гитлеровцами территории. Но работают, и в немалом количестве, и под чей-то «крышей». В результате обвала «крыши», случается, что подпольные публичные дома накрывают коллеги тех, кто их оберегал. Конечно, когда «выявляют» такую организацию, ее сотрудников, в отличии от подпольщиков времен войны, гестапо не пытает и не расстреливает. Вот так трудятся девчонки, обслуживая в комнатах больших съемных квартир похотливых клиентов. Некоторые заведения настолько респектабельны, что можно подумать, будто проституция у нас давно и успешно легализована.

Разумеется, Игорь заранее позвонил, поинтересовался, во-первых, наличием самой Миланы, во-вторых, наличием у нее свободного времени. Было и то, и другое. Мужчина вошел в уже известный ему подъезд, поднялся на уже известный этаж. Позвонил в дверь. Ему открыли. Как обычно, перед ним выстроился десяток разнообразных девиц, но ему нужна была только одна. После взаимного душа Милана очистила неплохо разработанную прямую кишку, применив клизму. Оговорили сумму за сомнительное удовольствие и уединились. Игорь предупредил, что рукой, разумеется, не ограничится — что он, какой-то извращенец, что-ли? Конечно, будет и обычный вагинальный половой акт (наверное, в качестве компенсации). Но для начала Милана приняла коленно-локтевую позу, приготовив с десяток одноразовых пакетиков интимной смазки. Это облегчило проникновение мужских пальцев в ее тренированный анус.

Умиротворенная, спокойная обстановка, иллюзия полного интима — все это действовало на Игоря позитивно. Ступни девицы уперлись в нижнюю часть живота Игоря, кисть полностью проникла в ее анальное отверстие. Молодое тело проститутки извивалось и дергалось в такт движению его обильно смазанной руки...Игорь испытал мощное возбуждение, его член напрягся...Что при этом испытывала Милана — умолчим. В основном, думала о деньгах. Игорь приготовился уже осторожно высунуть руку и заняться обычным сексом, как вдруг за дверью комнаты раздался грохот, стуки, визги девок и крики мужчин.

Всем стоять, работает ОМОН! Лечь на пол сука!

Дверь в комнату, где уединился Игорь с девушкой, была грубо распахнута, так что едва не слетела с петель, и их необычное занятие самым бесцеремонным образом прервали. От неожиданности Игорь резко выдернул руку из женской попы, причинив Милане некоторое страдание и травматические разрывы.

Ой, бл...ть! Больно! - крикнула она.

Я не виноват, извини дорогая, - успел сказать Игорь и сразу получил удар в лицо от

довольно крупного капитана полиции. Он отлетел назад и почти сел на копчик. Очки в дорогой оправе полетели в другую сторону. Но повезло — они попали на кресло и стекла даже не треснули. Хорошо, что Игорь не упал вперед — мог бы сломать эрогированный член. Правда, эрекция быстро пропала — при всех своих неординарных наклонностях мазохистом Игорь не был.

Успокойся, капитан — я не оказываю сопротивления! - крикнул Игорь, полулежа

на полу.

Капитан больше не собирался устраивать экзекуций. За ним в комнату вошли еще пара бойцов. Капитан обыскал одежду Игоря, и, естественно, сразу извлек пистолет. Игоря приперли к полу дулом автомата.

- Парни, спокойно, документы мои посмотрите....- глухо, крепко прижавшись к полу правой щекой пробуровил Игорь. Парни посмотрели. Через несколько секунд Игорь уже натянул трусы, очки, и с важным видом сидел в кресле.

- Товарищ заместитель начальника Главного управления, извините, мы не знали кто вы, - теперь уже пришла очередь виновато буровить капитану.

Кто старший?! Кто командует операцией?!- гаркнул Игорь.

Я старший группы, — негромко ответил капитан.

Всем выйти, ты, капитан, останься! — приказал Игорь. Капитан кивнул и два

сотрудника полиции моментально покинули комнату, Милана попробовала тоже уйти, но Игорь грубовато взял ее за запястье и посадил на диван со словами:

- Ты не спеши, будь здесь!

Капитан стоял перед дверью по стоке «смирно» и смотрел на Игоря. Тот молча и не особо спешно одевался. Застегнув манжеты на рубашке, он смерил капитана взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Затем сплюнул кровь из рта. Потом вытер рукой еще идущую с носа кровь, а руку, в свою очередь, тщательно вытер о брюки капитана полиции. У того дернулась только бровь, он покраснел, но стоял тихо. Игорь опять сел и закинул вверх голову.

Знаешь, капитан, меня ведь нельзя быть по лицу., - мрачно начал он.

Так точно.

А чего ж ударил. Или ты уже не капитан?

Капитан молчал.

Удостоверение дай сюда, капитан!

Капитан без энтузиазма протянул служебное удостоверение:

- Так, капитан Горейнов Том Ильяшевич! Я и догадывался, что ты не русский. А что имя такое Том? «Хижина дяди Тома»? Вот я ее тебе и обеспечу, подальше от Москвы. Сначала камеру дяди Тома, в которой с тобой негры и таджики пообщаются, потом хижину. Догадываешься, мусорило, как я тобой сейчас закушу, а? Мне насрать на ваши ментовские разборки, я в этот бордель хожу не от того, что он под Гуреевым, я этого прокурорского даже не знаю. Зато я знаю генерала Бориса Федоровича, потому что он мой друг и кум. А еще мой друг и кум начальник вашего генерала, которому Боря руки каждый день вылизывает лучше любой собаки и не только руки. Кто приказал этот бордель накрыть? А? Не тормози!

Полковник Санчишин. Просто Гуреева вчера из прокуратуры турнули. А у

Санчишина с ним давние счеты.

- Ох, вы с полковником Санчишиным мне испортили такой вечер, - при этих словах Игорь позвонил по мобильному и уже в трубку, искоса поглядывая на капитана, произнес:

- Боря, здравствуй! Говорить можешь, кум? Рад тебя слышать, еще больше буду рад увидеть, а то давно не пересекались. Знаешь такого Тома Горейного? Да, капитан. Ну, был. Разреши мне его, дорогой кум, сделать сержантом Тамарой? Ворвался ко мне тут в заведение на «Ленинградке», ну, которое прокурорские крышевали, когда я своему проверенному агенту секретное прослушивающее устройство нового образца в естественные, так сказать, складки тела устанавливал. Да, по приказу этого твоего полковника Санчишина, который, сука, давно на твое место метит, выходы то на нас, то на МВД найти пытается, кому-бы сколько дать, чтобы тебя заменить. Что, не знал? Ну, извини, кум, это пол-Москвы знает. Встретимся — детально расскажу. Так я уже хотел тезке своему Игорьку звонить или Диме, потом думаю — нет, сначала тебе. Да, ладно, пошутил — не переживай — им не звонил. Хорошо, ради тебя конечно, уже не буду. Этот Том - жертва мышонка Джери, в морду мне дал, когда в заведение вломился. Прикинь! Да тут, рядом со мной стоит. Сейчас Боря, даю!

Игорь протянул свой телефон, достаточно скромной модели, капитану Горейнову:

На, тебе генерал хочет сказать пару слов...

Горейнов поднес трубку к уху так, словно это была 25 килограммовая гиря. Крик генерала, состоящий, в основном, из отборного мата, был отлично слышен Игорю и Милане. В промежутке между непечатными словами генерал говорил капитану что-то еще. Через пару минут изрядно побледневший капитан нетвердой рукой вернул трубку ее владельцу. Игорь поблагодарил собеседника и пообещал непременно встретится.

Умиротворенно отправив телефон в карман Игорь обратился к капитану:

Ну, что сказал генерал?

Капитан вытер пот со лба:

Он приказал отправить всех сотрудников отсюда.....

И все?

…....

Ну, я жду!

Никак нет. Он приказал мне остаться и поступить в ваше распоряжение.

Все правильно. Только ты забыл уточнить: «в полное распоряжение»

Так точно: «в полное распоряжение»

Молодец! А товарищ генерал не сказал, что распорядится я могу тобой, капитан

Том, самым неожиданным образом7

Он намекнул.

Отлично. Раздевайся, капитан, здесь очень жарко...Подожди, отставить! Сначала

отправь своих бойцов, а то как-то неудобно перед ними...

Через пять минут в борделе установилось спокойствие. В той же комнате находились Игорь и Милана. Только теперь с ними был еще и капитан Том Горейнов. Правда, теперь Игорь был одет, на нем была солидная рубашка с галстуком, а вот капитан был совершенно голым. Милана тоже была в таком виде, но ей полагался такой профессиональный дресс-код. А вот бедняга капитан попал в неприятную ситуацию.

Игорь находился в своем любимом амплуа — талант режиссера постановок «горячего жанра» в нем явно пропадал:

Так, Том, ты хочешь оставаться и служить в органах дальше, так, как будто ничего

не произошло?

Капитан молча кивнул.

- Становись раком на пол. Если все будет, как я скажу — останешься при звании и работе.

Капитан так и сделал.

Только не снимайте меня, пожалуйста, - попросил он, особо не рассчитывая

на снисхождение.

- Том, я, может и режиссер, но никак не оператор. Я ведь тебе сказал: все сделаешь — продолжишь работать! А если я тебя в интернет вылажу — какая уже работа? Можешь и по другому заслужить мое прощение: через деньги. Скажем так: я готов смириться со страшной обидой, унижением, и разбитым тобой лицом за 25 тысяч долларов. Годится? Как тебе лучше — четвертной мне отхлестать или пять минут постоять раком, довериться мне и этой симпатичной молодой особе? Выбирай, капитан!

Раком, - очень тихо, но внятно ответил Том.

Прекрасно, я так и думал. Зачем нам эти меркантильные вещи, тысячи

долларов? Не лучше ли потешить простату нежными женскими пальчиками. Так, капитан, из-за того, что ты вломился без приглашения в опочивальню этой труженицы, которая не жалеет себя на ниве любви, помешал моим экспериментам, избил человека, должность, вес и связи которого могут смести тебя и твоих близких с тела матушки-Москвы, как смердящую пыль — я приговариваю твою задницу к наказанию. Да будет тебе известно, ментяра, что эта очаровательная девушка, из-за того, что увидев твою рожу, мы оба нервно среагировали, - получила ущерб для своего здоровья!. У нее, как минимум, свежие анальные трещины, повреждения ануса, а то и разрывы. Это заставит ее страдать при посещении туалета, использовать какие-то мази — я не знаю подробностей, не знаю, когда это все заживет и девчонка вновь сможет зарабатывать деньги. Я не проктолог, увы. Короче, капитан, раздвигай-ка ягодицы.

Милана, радость моя, иди сюда, - жестким тоном сказал Игорь своей обнаженной

пассии, - у тебя еще пакеты со смазкой остались?

Не знаю..Там совсем мало. Сейчас посмотрю, - ответила Милана.

Посмотри. В принципе, можно было и на сухую, но наш друг Том практикует

такие вещи впервые, - я прав, а Том, или может, тебе к такому не привыкать? - Игорь подмигнул капитану.

Смазки было совсем немного, но это не остановило процедуру. Конечно, у Миланы рука была тонкая и нежная, поэтому Игорь распорядился, чтобы она всунула в волосатую дыру капитана сразу обе кисти. Девушка отчаянно старалась. Казалось, что ее руки проникают в анус Тома едва ли не по локоть. Глядя на происходящее, Игорь включил музыку на своем мобильном, чтобы веселее было....

- Том Ильяшевич, а доводилось ли тебе смотреть такой киношедевр, как фильм Тинто Брасса «Калигула»?- обратился Игорь к ойкающему и екающему капитану.

Ох, тт-точно тт-так, ох, ё, ой — ответил капитан. И подумал про себя: «Уж тебе,

сука, его не только смотреть его нравилось, но и сценарий писать, пидар».

- Ты удивительно похож сейчас на героя одного эпизода, - подметил Игорь, приближаясь к капитану со стороны его головы. Затем он резко, с правой, нанес капитану удар в голову. В пол-силы, но чувствительно. Капитан дернулся, испытав боль сразу в двух местах тела. Но смолчал.

«До этого ублюдка, мне, конечно, не добраться, а вот тебя, сучка, я накажу», - рассуждал капитан, ощущая руки Миланы. Но вдруг его стало накрывать какой-то мягкой приятной волной. Он перестал думать о Милане плохо. Ведь Милана, несмотря на молодость, исполняла свою работу со знанием дела. Она искренне стремилась доставить мужчинам (а, порой, и женщинам) настоящее удовольствие, независимо от того, какое именно. И Тома она тоже обрабатывала совсем не для причинения ему боли. Где-то в глубине сознания она понимала, что капитан не совсем и виноват в ее анальных трещинах...

Игорь, уже минуты три, как пристроился к Милане сзади, введя свой эрогированный орган в ее довольно увлажненное влагалище. Таким образом получился ритмично дергающийся «тройственный союз». А из телефона вовсю играл бодрый русский романс «Дорогой длинною да ночкой лунною...». Как же такой спектакль мог быть без музыкального сопровождения?

Вскоре после того как у Тома потек сок простаты и он испытал невероятные для себя ощущения, едва не лишившись сознания, Игорь кончил. Это был далеко не самый длинный половой акт в его жизни. Но, конечно, его ощущения не были столь яркими и такое удовольствие, как капитану, ему получить не удалось. Так что полицейскому следовало отнестись к происшествию в борделе по-философски. Что он, впоследствии, проанализировав ситуацию, и сделал, даже не будучи философом. Ведь далеко не все, что на первый взгляд плохо, оказывается таким и на второй. Даже в совсем неприятной ситуации можно получить очень приятный момент. Вот, правда, теперь, без качественного массажа простаты, капитан Том Горейнов долго не может обходится.

Глава VI “Чайковский forever!”

Настроение у Игоря было, можно сказать, приподнятым. Во-первых, за последние дни он заработал немалые деньги, во -вторых получил массу удовольствий. Но и печаль от некоторых потерь по-прежнему сжимала иногда его сердце. Вообще, несмотря на специфическую работу, Игорь был человек творческий, можно сказать, легко ранимый, находился в постоянном поиске, поскольку чего-то ему в его жизни не хватало. Хотя, глядя со стороны, можно было подумать, что он и так жизнью не обделен, особенно, в сравнении с каким-нибудь работягой из Йошкар-Орлы, таксистом на старой «мазде» с правым рулем из Иркутска или с селянином из Липецкой области. Но у каждого в жизни свои запросы и своя шкала ценностей. Эти люди для Игоря были, вообще, инопланетянами из параллельно-примитивной галактики.

Сегодня Игорь и его кум-писатель Виктор Петрович собрались на спектакль. С более серьезными кумовьями в погонах Игорь в публичных местах не появлялся. Так как спектакль был классическим, а не модернистским, и Виктор с Игорем относили себя к людям традиционной ориентации, они взяли с собой спутниц: Виктор юную подругу прикидывающуюся поклонницей его творчества, а Игорь — подругу жены, потому что с женой был в перманентном разводе. Как-то так получилось. Вот направились они в Большой театр на балет «Лебединое озеро».

Встретились у метро «Охотный ряд», хотя приехали на такси. Был конец зимы, день выдался сырым и холодным, а Игорю с подругой жены пришлось ждать кума какое-то время (тот оправдывался тем, что застрял со спутницей в пробке, но на самом деле, набирался от неё творческого вдохновения в кровати, и покидать ложе любви не хотелось, но пришлось это сделать ради высокого искусства). Теперь Игорь переживал за свой нос и горло, а также за простату — он втайне побаивался импотенции. Виктор Петрович тоже опасался за простату, но не из-за холода, а непонятно из-за чего. Кумовья пожали руки, представили друг другу дам и быстро вошли в здание театра.

Несмотря на задержку писателя, времени до начала спектакля было еще предостаточно — все прибыли с запасом. Поэтому, после посещения гардероба кумовья решили, что театр начинается не только с вешалки, но, большей частью, с буфета. Это было мнение настоящих театралов.

Цены в буфете их сильно не смутили - ожидали даже повыше. Они просто очень редко ходили Большой театр.

До первого звонка 20 минут, - объявил кум Витя, - этого времени, по-моему,

достаточно для того, чтобы так расширить, точнее, изменить свое сознание, что вместо своего кресла в зрительном зале упасть в оркестровую яму. Но мы этого делать не будем...

Естественно, кум, не пугай девушек. Мы просто должны немного взбодриться, так

сказать, вкусить умеренную дозу алкоголя, чтобы войти в тему и понять то, что хотел до нас донести великий Петр Ильич Чайковский, а также современные постановщики балета. Что будете пить, уважаемые дамы? - обратился Игорь к спутницам.

Спутницы долго колебались между мартини и шампанским, но понимая, что Игорь и Виктор не настроены сорить рублями, остановились на красном сухом вине. Мужчины заказали себе коньяк.

Когда они заняли место за столиком, Виктор Петрович произнес:

Будем откровенны, в балете мы все не сильны. Хотя моя Ирен, - писатель

посмотрел на свою спутницу, - утверждает, что очень любит балет, но любить — не значит понимать. Любить можно и слепо. А когда глаза откроются — куда вся любовь и испарилась!Чтобы понять, что хотел Чайковский, нужно проникнуть в его сознание, понять, что он испытывал, когда писал то или иное произведение....

О, дорогой кум, все ведь наслышаны об ориентации Петра Ильича. Это как ��е

надо проникнуть в его сознание и через какое отверстие?

«Тебе ли не знать»?, - подумал Виктор Петрович, но вслух сказал:

Петр Ильич, как явствует из некоторых источников, был открытым

гомо, в царской России XIX века таких ребят называли «буграми». Композитор не скрывал ориентации, что, по крайней мере, честно...

Ну, во-первых, «честно», не значит «правильно», а во-вторых, как же скрыть то, с

чем ты справиться не в состоянии? - заметил Игорь.

- Чайковский, наверное, страшно страдал? - заметила Ирен.

Вряд-ли...Ведь он почти всегда получал в распоряжение объект своих воздыханий.

А «бугор» в то время, и «бугры» сейчас — одно и то же? Так же

называют сейчас кого-то на зоне или на стройке, да, мальчики? - глупо моргая спросила подруга бывшей жены Игоря.

«Мальчики» опустошили рюмки, подумав про себя примерно одинаково: «ничего более умного эта курица не могла спросить?». Хотя дальше решили, что вопрос интересный...

Традиции идут оттуда. Во всяком случае, что касается зоны — однозначно! -

уверенно ответил Игорь, словно действительно был в этом уверен.

Виктор Петрович сделал серьезное лицо:

Это было в 1883 году. За окном — Петербургская ночь, метель. Представьте: ни

телевизора тебе, ни интернета, ни планшетов с ноутбуками, ни мобильной связи и прочих гаджетов. Даже электричество только в Санкт-Петербурге и в Москве, да и то далеко не во всех домах. И хоть дом, где жил Чайковский был электрифицирован, сейчас в комнате композитора горели свечи. Довольно ярко. Это была просто романтика, но не необходимость. В комнатах жарко: давно топится камин, трещат поленья, высоко вздымаются языки пламени и не только они. Открывается белая высокая резная дверь с вычурными латунными ручками и в комнату входит выдающийся русский композитор Петр Ильич Чайковский в длинном халате. В перед камином сидит очень молодой мужчина. Он полуобнажен — из одежды только портки. Чайковский распахивает красный халат и остается полностью голым! Композитор рассматривает кисти рук юноши и ступни его ног. Он находит их идеальными — ни плоскостопия, ни «косточек», ни грибков. Это возбуждает Петра Ильича. Он начинает целовать и ласкать молодого любовника.

- Ой, Петю, то може не треба? В мене писля того ще болить, - жеманно ломается

паренек.

Но поцелуи музыкального гения становятся все более страстными, влажные ладони трогают юношу за самые интимные места.

Треба, землячок. Очень треба. Иначе вдохновение покинет меня. Это будет

трагедия, mon cher jeune ami. Но для тебя трагедия будет несоизмеримо большая

— ты не заработаешь три червонца, - мягко отвечал Чайковский, когда его рот был свободен от поцелуев...

Вот так, чувства к юному малороссу, а надобно отметить, что Чайковский и сам, по отцовской линии, был малороссийского происхождения — из Полтавских дворян, помогли композитору закончить оперу «Мазепа».

История давно минувших дней, рассказанная писателем, оказалась на редкость короткой, и Виктор Петрович наполнил бокалы и рюмки заключительной на тот момент дозой.

- Полтавская губерния, вообще, кладезь талантов. Мне неоднократно доводилось бывать в тех чудных местах, - сказал Игорь, - А историю ты по телевизору видел, сам написал или в дневниках Петра Ильича вычитал?

Писатель поднял емкости и посмотрел на часы. Прозвенел первый звонок. Пора было выдвигаться в зрительный зал.

Эту историю написала жизнь. А что касается писательства, то, представьте себе, уважаемые дамы и дорогой кум, то я, вообще, боялся заниматься литературным творчеством.

Почему же? - с интересом спросила Ирен.

Когда то в девяностых я прочитал небольшой рассказ в одном журнале, - ответил Виктор Петрович, - в то время мною уже было что-то написано, что-то даже опубликовано. И я примерялся к этому журналу, думал, может в нем что-нибудь мое опубликуют. Так вот, наткнулся там я на один рассказик. Он назывался: «Все писатели попадают в ад».

Любопытно, - похоже, что и Васищев заинтересовался. Не самим рассказом, а утверждением, вынесенным в заглавие. Дамы тоже напряженно слушали.

Виктор Петрович продолжил:

Да, автором рассказа была женщина., фамилии не помню уже. Так в этом рассказе

какой-то умерший писатель таки в какой-то своеобразный ад попадает. И заголовок как-бы подтверждается. Все писатели попадают в ад! Все, понимаете? Меня это немного напугало. В общем, не так рассказ, как само его название, приостановили мою творческую деятельность на несколько лет.

Ну, это не факт, что все писатели в аду, - парировала Ирен, - а как же, допустим, церковные писатели? Я понимаю, всякие там порнографы, те, кто в своих рассказах призывают к чему-то плохому, воспевают аморальное...Декаданс, короче.

О, какие слова, - Васищев, в принципе, был согласен с мнением девушки, - а как же ты, Витя, обратно вернулся к творчеству.?

Да так и вернулся, - Пищук-Бабай усмехнулся, но как-то грустновато: я понял, что адом меня не напугаешь — я и так в нем живу!

Да ну, в каком ты аду, очнись! Тебе многие позавидовали бы, - усомнился Игорь Владимирович..

Но писатель несогласно покачал головой:

Не все так просто. Тогда меня пугало одиночество, что-то еще. В конце концов я

творческий человек и ад может быть внутри самого меня. И как, опять таки, человек творческий, я никогда не удовлетворен жизнью.

Ладно, веселее, мужчины, удовлетворяйтесь жизнью: пора проходить в зал — спектакль вот-вот начнется, - сказала одна из их спутниц.

«Лебединое озеро» не могло не понравиться эстетствующим кумовьям. Хотя в каждом па артистов все видели что-то свое и далеко не то, что имелось ввиду создателями, но все равно музыка и зрелище, сама обстановка Большого театра, воздействовали позитивно.

Во время антракта подруга писателя не изменила своим «тусовочным» привычкам, возможно, перепутав Большой театр с обычным московским ночным клубом. Она «припудрила носик» в туалете, выложив кокаиновую дорожку прямо на раковине. Это не прошло незамеченным, да и поведение у нее впоследствии, потеряло адекватность. Нашим героям едва не пришлось покинуть храм искусства. Игорь вынужден был кое с кем объясняться, а писатель приводил свою пассию в чувство. А так, в целом, приобщение к прекрасному у двух серьезных мужчин средних лет и их молодых спутниц прошло замечательно. Впечатлений хватило на определенное время.

После окончания спектакля компания покинула Большой театр, направившись по своем маршрутам: писатель со спутницей к себе (в его планах было наказать мерзавку за выходку в туалете, превратив ее в рабыню на пару часов), а Игорь на квартиру подруги бывшей жены, не обремененный особыми планами, кроме возможного тривиального секса.

В тот же вечер, и примерно в то время, музыка Петра Ильича Чайковского звучала еще в одном месте. В очень серьезном кабинете, обитатель которого был обременен высокой государственной должностью и имел большое политическое влияние. Но это бремя было для него приятным и посильным — он себя без него уже не представлял.

Он сидел на своем рабочем месте и в третий раз слушал «Вальс цветов» из балета «Щелкунчик». Затем послушал либретто из «Лебединого озера». Затем постучал пальцами по столу. Он не разбирался в музыке, просто слушал то, что ему нравилось. После классики он запустил «Мурку», затем хотел продолжить наслаждаться уголовным репертуаром, как вдруг помощник доложил ему, что пришел гость из Государственной Думы.

- Конечно, пусть заходит. А кого, я, по-твоему ждал?

Убранство кабинета было чрезвычайно дорогим. Материалы для отделки использовались исключительно натуральные — он сам за этим следил, несмотря на занятость.

Проходи, дорогой! - хозяин кабинета встал на встречу гостю. Мужчины обнялись и

троекратно облобызались. Это не были процедуры гомосексуалов — они к таковым и близко не относились. Это были солидные традиционные поцелуи наделенных властью и возможностями товарищей.

Интересный клип, не видел такого? - задал вопрос гостю хозяин кабинета,

обратив его внимание на экран. Пошли первые кадры.

Не видел, - ответил гость.

На экране показался какой-то бородатый мужик в ушанке с глупым лицом и большими глазами. Судя по всему, это был предвыборный ролик. Мужик объявил:

Господин Президент Российской Федерации, я фермер Петр Давыдов из села Костомля Тульской области, хочу задать Вам вопрос.

Тут в кадре появилось лицо человека, похожего на Президента России:

Конечно, Петя, задавай вопрос...Только я не Президент Российской Федерации.....

Да я это, - мужик в клипе хитро сощурился: тоже не фермер и не Петр Давыдов, и не из Тульской области...

К клипе раздался звук разбитого стекла, картинка поменялась, пошел ряд: Кремль, Дом Правительства на набережной, здание Госдумы, чиновники. И суровый голос диктора:

«Нам все врут! Вокруг все не те, за кого себя выдают. Никому нельзя верить! Мы — настоящие, мы срываем маски! Боевая группа «Твоя Россия». Затем, на фоне ребят в масках и военной форме прозвучало несколько заключительных аккордов из Чайковского.

Что за херня? - деликатно спросил гость, - революционеры очередные?

Да не херня, очень серьезная вещь. Возможно, это только начало проекта. Продолжение будет покруче.

Да что это, не томи? - гость как-то занервничал: - я об этой «Твоей России» впервые слышу. Кто за ними стоит: Вашингтон, Лондон?

Хозяин кабинета молчал, надувал губы....

Что, неужели доморощенный проект? - гость из Госдумы не унимался.

Представь себе, самый доморощенный.

Ну, нами, конечно, многие недовольны...Но без Запада все это недовольство — пшик, разговоры на кухне, дегенеративный мусор, который будет всегда, независимо от политики властей.

Да ладно, друг. В клипе же сказано: «никому нельзя верить». И ты не верь. Да, доморощенное это творчество.

И что, запад не финансирует? Не верю.

Правда не финансирует. Знаешь почему?

Наверное, еще с ними не связались.

Вот и нет. Просто это мой проект! Выборы в Госдуму уже не за горами. А там, через два года, президентские, сам знаешь. Пар нужно выпустить. Собрать, так сказать, всех недовольных под новым как-бы проектом. Пусть кучкуются. А во главе проекта поставить довольных. Ну, наших проверенных товарищей. Которые на сегодняшний день еще не особо засветились. Тактика, кстати, заокеанских спецслужб. Немного креатива, - и у нас все получится.

Дожить еще надо... - возразил гость.

Хозяин кабинета сделал удивленное лицо:

Ты меня пугаешь, дорогой. Причем даже не тем, что не уверен: доживешь ли ты до ближайших выборов. Если проблемы с охраной — это решаемо. Шучу! Понимаешь, друг мой — мы не зря сюда посажены, не зря можем видеть Красную площадь и Москву-реку из окон своих кабинетов. Нас должно отличать стратегическое мышление. Да хоть ты через десять минут умрешь на бабе от разрыва аорты — все равно ты должен знать, как будет продвигаться история России через пятьдесят, сто, пятьсот лет! Об этом мы должны думать, о стратегии, а не только о ближайшей перспективе. Вот этот проект — это и стратегия, и ближайшая перспектива. Она получила одобрение у того, у кого нужно.

Замечательно, - у гостя из Госдумы буквально отлегло от сердца, - я всегда знал, что ты креативный товарищ. Кто в курсе?

Ты — пятый человек.

Ясно. Что делать?

Развивать «Твою Россию».

Не место красит человека, но кадры решают все!

Вот это ви с товарищем Сталиным верно подмэтили, - хозяин кабинета состроил грузинский акцент, - с кадров и начнем, какие предложения?

Думские выборы, предположим, скоро, а президетские — почти через три года. Сомневаюсь, что мы успеем раскрутить проект.

Но есть план.

Излёгайте, товаришь Бэрия, - дружески копируя собеседника сказал думский гость.

Хозяин кабинета давно бросил курить, хотя иногда хотелось. Вместо этого он барабанил пальцами по столу, стеклу и каким-то другим местам.

План простой. Мы привлекаем двух-трех человек, которые сегодня всей стране пока не известны. На думских выборах пускаем их по одномандатным избирательным округам....

А точно уже мажоритарная система вернется, - как-то грустно поинтересовался гость:

Однозначно. Вы же закон принимаете. Мажоритарные округа будут. И выборы Президент решил перенести с декабря на май. Пока только тебе говорю.

Вот сюрприз. У нас пол-года отнимут или добавят?

Добавят. За хорошее поведение. Смотрите не перетрудитесь. Руководство страны настроено отходить от шаблонов. Хватит депутатов избирать в декабре — надо в конце весны, когда тепло. Скоро будете голосовать за соответствующий законопроект. Так вот, берем пару-тройку адекватных мужиков, способствуем их прохождению в Думу. Они потом возглавляют «Твою Россию» и моменту начала президентской избирательной компании в этой «Твоей России» должен быть весь сброд. Ну, или не сброд. Как получится, как карта ляжет. Пусть два лидера, публичных отца-основателя «Твоей России» пройдут в Думу, освоятся. К выборам они будут уже известными людьми со статусом. И работа пойдет. Сейчас нужно пару таких адекватных политических девственника...Можно троих, но в Думе мы готовы видеть двух, не больше. Какие соображения?

Гость приложил два пальца правой руки ко лбу, несколько секунд помолчал, затем заговорил:

Ну, за девственность не ручаюсь, даже совсем не ручаюсь. А вот с политической точки зрения. Не знаю, обращался ли к тебе наш друг Дима, но Дима попросил за одного человека. Кума своего. У того появилось желание стать депутатом хотя бы Московской думы. Но, лучше, Государственной. Он политикой занимался немного и не серьезно — в глубокой молодости, в 90-х..

Тогда все политикой занимались. Что теперь: потянуло в «Охотный ряд» со свиным рылом?

Почему со свиным — я его видел: вполне интеллигентное лицо, очки.

Нам в Думе педофилов не хватает?

С чего ты взял?

Да потому что ко мне Дима тоже обращался и просил за своего кума. А еще друг Димы обращался и просил за другого кума, кума того кума, за которого Дима просил. Творчеством его увлекся. Чья просьба важнее, улавливаешь? Я начал интересоваться этими людьми.

Логично, - кивнул думский гость, - и насколько они интересны?

Ну, все люди чем-то интересны. А эти — даже интереснее других. Начну с Васищева, который Игорь Владимирович. Имеет два образования — оба гуманитарные: историческое и юридическое. Также есть определенный опыт работы в местной думе, но это было давно, в 1990-е, ну, как ты и сказал. Сегодня он заместитель начальника управления сам знаешь чего. 45 лет, имеет пятерых детей от двух разных женщин.

Ой, молодец! Нормальный мужик, реально Россию возрождает, - гость из Госдумы щелкнул пальцами.

Я бы сказал, просто мегасексуал. Вот посмотри, какое у меня видео есть, - при этом уважаемый хозяин кабинета открыл какой-то файл в своем компьютере и на экране показался Игорь с очень молодой парой: белобрысым пареньком и такой же светловолосой девушкой. Обоим было тет по 14-15, не больше. Запись была со звуком, но довольно среднего качества.

Хозяин кабинета внес пояснения:

Вот наш достойный кандидат отдыхает с молодежью в городе Харькове, чуть больше года назад. В сауне, как уже заведено, установлены скрытые камеры наблюдения. Наш агент в Харькове, который служит в СБУ, на всякий случай поделился с нами этим любительским фильмом. Решил, что нам пригодится. Но я не исключаю, что у харьковских СБУшников копия осталась — ты же знаешь этих хитрых хохлов. Мальчик и девочка — местные. Игорь с ними три часа оттягивался. Если внимательно слушать о чем они говорят, то они, как бы, брат и сестра. Ну, может шутят. Денег Игорек отвалил им очень щедро, но было за что: ребятки не подкачали.

В это время на экране Игорь занимался любовью с мальчиком, а девочка им немного ассистировала. Думский гость сморщил лицо:

Будь добр, выключи, не люблю я порнографию в принципе, а такую — тем более...

Думаешь, я такое люблю? Это, вон, Игорек Васищев...Ну, надо знать, с кем имеешь дело, - при этих словах хозяин кабинета выключил запись.

Да, кстати, - гость немного заерзал: - почему ты не предлагаешь свой знаменитый коньяк?

Так мы еще не все обсудили...

Вот заодно и обсудим...

Как скажешь, - хозяин кабинета нажал какую-то кнопку, соединяющую его с приемной: - Вадим, пусть Лена заносит нам ужин.

Практически сразу дверь кабинета открылась и вошла Елена, которую с небольшой натяжкой все-таки можно было назвать «Прекрасной». В ее руках был широкий поднос, на котором размещалась закуска: канапе и бутерброды с красной и черной икрой, сырная и мясная нарезка, фрукты. Коньяк хозяин высокого кабинета извлек откуда-то из своих закромов.

После дегустации прекрасного напитка и закусок, чиновники продолжили беседу.

Это, конечно, занимательное видео, но есть еще более занимательное... Я бы сказал — шокирующее. Эта съемка сделана не так давно, в одном из борделей на Ленинградке. Если интересуют подробности: где конкретно, могу рассказать.

Спасибо, не только подробности, но и сама запись не особо...

Ты хоть чуточку посмотри.

На экране замелькали кадры: в комнате голый мужчина стоит на столе, а голая девушка всунула ему в анус руки. За всем этим наблюдает Игорь Васищев, да не просто наблюдает, а руководит процессом. На этой записи звук отсутствовал.

Мужичок на столе — московский полицейский со странным именем Том, и с фамилией Горейнов. Не по своей воле занялся он этим делом.

Да это ясно, - буркнул гость, наливая по второй.

Полиция проводила облаву в борделе, но можно сказать, сама попала в засаду, в лице нашего уважаемого кандидата. Этот Том имел неосторожность ударить его по лицу. Там в записи есть, сейчас отмотаю. А Васищев кому-то позвонил...

Неужели? - у думского гостя пересохло во рту

Да нет, явно своему очередному куму — генералу полиции.

Все ясно. Можешь и это выключить. Знаешь, я, по мере сил, стараюсь очистить депутатский корпус от всякой педерастической заразы. Ну, процесс это не простой. Знаешь возможности «голубого лобби». Зачем мне в Думе еще один, ну, ты понял кто? Извращенец, короче. Думаешь, без этого никак?

Я ничего не думаю. Пока мы рассматриваем кандидатуру Игоря Васищева и нужен он не тебе, а «Твоей России» - новому общественному движению, к которому всякая нечисть и должна подтянуться. Тем более, что люди за него серьезные люди просят. - хозяин кабинета пожал плечами.

Как будет угодно. Если партия скажет «надо» - комсомол ответит «есть»! Только вот реально: зачем?

Хозяин кабинета усмехнулся:

Это ведь то, что надо. Он будет у нас с такими записями, которые, я уверен, не последние, как Пьеро на веревочках дергаться. И будет управлять «Твоей Россией» и разными отбросами русской государственности, которые к нему потекут, очень эффективно и покладисто.

Поднялись, дзинькнули и опустошились стопки с коньяком.

- Тебе видней. А кого еще ты планируешь в лидеры «Твоей России»?

Ну, его друга и кума писателя. И друга этого писателя — известного журналиста Алексея Каркишко.

Тоже из этих? Что-то я нем слышал. Это овдовевший отец кучи детей?

Овдовевший, но не полностью. Его бросила жена - мать троих его детей, укатила в деревню, нашла там себе нового молодого мужа. А пару лет назад она повесилась. Злые языки говорят, будто она наложила на себя руки, когда увидела, что ее бывший и нынешний мужья друг другу доставляли удовольствие, как бы это сказать, орально...

Это «злые языки», но ты же пользуешься только проверенной информацией. Что говорят надежные источники?

Да то же и говорят. И не только это. Короче, Каркишко у нас будет одет на руку, как Петрушка в кукольном театре.

Только фамилия у него украинская, да к тому же не очень благозвучная...

Нормальная фамилия. Видно, у его предков кишка была короткой...

Возможно, кто только измерял? А друг и кум Васищева, что на него?

О, писатель Виктор Пищук- Бабай. Я уже вижу его депутатом Государственной Думы. Для старта. Он и Васищев! Коркишка подождет. Вот на Пищука-Бабая почти ничего, кроме подозрительной фамилии. В извращениях не замечен. Эстет, часто меняются жены и любовницы, много пишет, хорошо зарабатывает. Есть одна более-менее свежая запись в одной подмосковной сауне. Там писатель, его кум Васищев, и местные пьяные чиновницы, а также один живописный негр из Мозамбика, оттягиваются по полной. Но Пищук-Бабай как-то негром не заинтересовался, а двух чиновниц отымел. Показать?

Нет, не надо, - думский гость затряс руками, - так что, получается, писатель чист? Как им управлять?

Да, не простой вопрос. Как управлять...Да так, как и раньше: он был завербован в качестве агента КГБ еще в конце 1980-х. Его сотрудничество с органами очень успешно продолжается.

Тогда молодец, подходит. Только фамилию, по-моему, сменить надо: какая-то сложная она у него, не серьезная.

Это детали. Там и с Игорьком Васищевым, возможно, надо семейный вопрос закрыть: был примерным отцом, хорошим семьянином. Но теперь не все гладко — жена к другому ушла. Видать надоел он ей.

Ну, жену заставим вернуться и про других забыть.

Логично.

Стопки наполнились живительным темно-коричневым напитком:

- А как со здоровьем у этих троих? Просто, если войдут в депутатский корпус, мне как-бы знать положено, - спросил гость из Думы.

Хозяин кабинета пожал плечами:

Я как-то об этом не задумывался. Но судя по их проделкам, в принципе, физически здоровы. За голову не ручаюсь, - он поднял стопку, взял во вторую руку канапе с икрой: хватит о них, в принципе, все понятно. Есть другие темы.

И далее уважаемые люди начали беседовать на другие важные для страны темы, которые совершенно не касались наших прекрасных героев.

Глава VII «Пена».

Вода была очень теплой и какой-то вязкой от мыла. Ирен еще раз окунулась в ванную с головой, буквально скрывшись под толстым-толстым слоем пены. Она любила, когда много пены, любила подолгу купаться в пенной ванной, брать пену руками. Еще иногда в ванной она занималась самоудовлетворением. Но чаще в ванной ее удовлетворяли другие и она удовлетворяла кого-то, если страсть не позволяла дождаться перемещения в спальню. Ирен высунула свою очаровательную головку на поверхность. Пена стекала по ее розовым щекам. Она подняла над водой правую ногу и начала любоваться безупречной (не только с ее точки зрения) пяткой и отличным педикюром. Закончив самолюбование Ирен как-то нелепо развернулась, дернулась, оттого, что пена попала в глаза, и неловко зацепила ножкой бутылек с шампунем, стоявший на краю ванной. Шампунь улетел довольно далеко.

- Масик, иди сюда! - крикнула Ирен в глубину квартиры, - у меня проблемка, выручай.

Похоже, «масик» в этот раз попался не из тех, кто готов был бежать к Ирен по первому ее требованию. Девушка приподнялась над пеной, насколько это было максимально возможно, и попыталась отчаянно дотянуться до шампуня. Не вышло - едва сама не упала на плитку.

Ну, масик, блин!!! - крикнула Ирен гораздо настойчивее.

Эффекта не было, никто не шел.

Ну и хрен с этим шампунем, - сказала Ирен и полностью ушла под пену, активно

выпуская на поверхность пузырьки воздуха изо рта и носа.

И тут в ванную наконец-то вошел «масик». Это был Игорь Васищев и одет он был какой-то сибаритский домашний халат желтоватой расцветки.

Что там, Ирка? Я на зов явился.

О, ты пришел, - Ирен покинула свое пенное укрытие, - У меня шампунь упал, я

такая неловкая. Подними, пожалуйста, вон там в углу!

«Ты не еще, ко всему, и неловкая...» - подумал про себя Васищев.

Но в принципе, за те три недели, что эта девица жила у него, он успел к ней привыкнуть, и, на самом деле, относился к ней по-доброму. Он сразу не понял, почему Ирен надоела его куму и зачем он выгнал. Изгнанная писателем Ирен, у которой телефон Игоря имелся, взяла и позвонила ему, хотела на кума пожаловаться. Игорь был как раз свободен и Ирен приехала к нему. В процессе обсуждения ситуации с ее личной жизнью, она продемонстрировала, что в постели кое-что неплохо умеет. Уж насколько Игорь был непрост, и, даже, искушен в этих вопросах, и то он оценил. К тому же Ирен, несмотря на явную порочность (ну, Васищеву именно такие, наверное, и были по жизни нужны) не брезговала кухней, умела кое-что готовить и даже убирала в квартире. Хотя, не исключено, что эти навыки применялись только в первые недели знакомства с мужчинами. Но, как честный кум, Игорь позвонил Виктору. Писатель откровенно и без обид сказал, что он может забирать Ирен к себе — к нему просто вернулась его бывшая жена.

А почему все меня называют Ирен, а ты — «Ирка». Фу как-то...

Кто «все»? Тебе не нравится?

Да мне все равно — называй как хочешь.

А за что тебя Витя выгнал, за то, что ты лесбиянка? - Игорь начал развязывать пояс

халата.

Ну, какая я лесбиянка? С кем не бывает? К куму твоему жена вернулась, а он ее,

видите ли, любил...

Да ладно. Я понял: писатель испугался, что ты у него жену уведешь.

Слушай, писатель не такой экстравагантный, как ты.

Ирка, ты хочешь сказать, что я извращенец.

Ну, почему «Ирка»?

А как тебя называли, когда ты в школу ходила в своем Азове Ростовской области?

Ты что, с детства была Ирен? - Игорь распахнул халат. Он начинал возбуждаться.

Нет, ни с детства. В основном, Иркой и называли, - давай, иди сюда, давай мне

своего зверя...

Ну, насчет зверя, ты погорячилась, - поскромничал Васищев, окончательно

сбрасывая с себя одежду.

Ирен уперлась левой рукой в край ванны, а правой взяла Игоря за член и приблизила к своему рту. От того, что эта процедура кому-то делается очень часто — она от этого не перестает быть менее приятной. За свою жизнь Игорь Васищев встречал немало искусниц орального секса, но, в принципе, почему-то был не очень большим его любителем. Он предпочитал отправлять своего бодрого друга в более естественные отверстия. Это были выводы практика — в жизни он многое перепробовал.

За окнами его, довольно типичной московской квартиры вовсю шел противный дождь. В самой квартире было тепло и уютно. Все пять комнат, просторный холл и кухня были пусты. И только в ванной хозяин и его новая сожительница отчаянно занимались любовью. Игорь едва дал своей пассии поработать нежным язычком, но как-то только эрекция закрепилась, ввел свой разгоряченный орган в ее чисто выбритое лоно, очерченное неровными линиями коричневых и напряженных половых губ. Ирен максимально нагнулась и уперлась в края ванной, чтобы и партнеру было удобно, и она тоже что-то приятное чувствовала. Игорь не полез в воду — он стоял на кафеле, а Ирен дергалась, гоняя по ванной волны и разбрызгивая пену.

- Не в меня, пожалуйста, я еще не готова, - тихо и довольно страстно прошептала она, предчувствуя, что у Игоря «на подходе». Он уже привык к этой просьбе, хотя пару раз на нее не отреагировал — последние несколько дней они практиковали незащищенные отношения. Очевидно, укрепились в доверии друг к другу, либо решили повысить остроту ощущений. Во всяком случае, никакие инфекции у них не проявились. В результате, на пену полетели еще и капли Васищева. Не все — некоторые брызнули на симпатичные ягодицы Ирен.

Васищев нагнулся и поцеловал партнершу в шею и спину, затем, в заключительный раз потрепал ей соски. Помятуя о народных методах профилактики инфекций, передающихся половым путем, он решил немного помочится. Но санузел в его квартире не был совмещенным.

- Какая-то пена у тебя очень белая, - чуть охрипшим голосом сказал Игорь. Еще минуту назад он тяжело дышал и у него сильно билось сердце, но сейчас дыхание и сердечный ритм восстанавливались, хотя потный лоб и спина напоминали о недавней приятной физической нагрузке.

- А какой ей быть? - Ирен удивленно посмотрела на своего кавалера большими серыми глазами. Она, в отличии от него, к пику своего удовольствия едва приблизилась и не отказалось бы продолжить, хотя понимала, что Васищеву не двадцать.

- Да, пена в ванной, как правило, белая...Но бывает и розовая. А вот если бы ты купалась в пиве, то какого цвета была бы пена? - Игорь начал издалека.

Ирен посмотрела на голого Игоря, в очередной раз мысленно сравнивая его размер с другими, испытанными ею размерами и закрыла глаза.

Так какого бы цвета была пена, если бы ты принимала пивную ванну? - Игорь

повторил вопрос.

- Что? А, ну желтого, наверное. Но мне как-то не доводилось купаться в пиве. Хотя, голову им мыла когда-то. Вот если бы ванну из шампанского....

Игорь опять приблизился к девушке и взял в правую руку своего опустившегося друга. Ирен была довольно опытная в интимных делах и она поняла, какое желание возникло у Васищева.

Ты хочешь на меня поссать? - спросила она как-то буднично, без возмущения и

удивления, словно ей нередко приходилось выступать в роли писсуара. От этого Игорь опять ощутил какие-то нотки возбуждения.

Да, хочу, - честно ответил он.

Лучше, бы конечно, шампанское. Но, если хочешь, давай...- она с готовностью

открыла свой очаровательный и порочный ротик: говорят, уринотерапия полезна.

- Шампанское тоже будет, но позже, - сглатывая слюну, вымолвил Игорь и направил теплую струю в ее лицо. Ирен вначале чуть дернулась, моча потекла по ее лицу, попала в рот, потекла по подбородку. Ирен не была брезгливой. Она сделала пару глотков, затем начала растирать мочу по груди, по соскам. Ее запах смешался с ароматами шампуня и геля. Ирен начала испытывать сильное возбуждение. А Игорь продолжал дело, словно основательно заправился перед этим пенным пивом. Пена в ванной начала желтеть. Когда, наконец, на Ирен упали последние капли, у Игоря обнаружились признаки новой эрекции. Очень кстати для них обоих.

У тебя раньше такое было? - спросил он.

Ирен улыбнулась опписяными губами и, выдержав томную паузу, ответила:

А то. Была бы я такая смелая, если бы в первый раз. Приходилось с некоторыми....

она хотела сказать «извращенцами», но не сказала.

А с кумом?

Нет, с кумом мы такое не практиковали...

Знаешь, ты можешь тоже на меня....ну, пописять...если хочешь, - Игорь взял Ирен

за подбородок.

Ты этого хочешь? Ну, тогда залезай ко мне в ванную...

Игорь быстро влез в пенную воду. Гениталии девушки расположились прямо над его лицом. Ирен тоже не поскупилась — струя была мощной и довольно долгой. После этого Игорь совершил с ней основательный половой акт, массируя ее не только членом, но и умелыми пальцами. В этот раз Ирен испытала настоящее удовольствие, близкое к самому сильному оргазму. Прямо в пене, которая приобрела конкретную желтизну.

А в это время писатель Виктор Петрович Пищук-Бабай, к которому вернулось сразу две стихии — вдохновение и бывшая жена, начал четвертую страницу своего нового романа, в котором хотел соединить слабо соединяемые вещи, типа влияния трудов Карла Маркса на творчество Аллы Борисовны Пугачевой. На самом деле, роман будет не об этом, но из нескольких тысяч читателей замысел автора поймут лишь единицы. В это время, вернувшаяся третья жена смотрела какой-то фильм. С того момента, когда они последний раз предавались занятиям любовью прошло 15 минут. Конечно, их интим был не таким изысканным как у его кума Игоря и бывшей любовницы Ирен, хоть занимались они этим делом примерно в одно и то же время в разных концах бескрайней Москвы. Но писателю и этого хватило: в кровь вбросились нужные гормоны и приятный настрой способствовал творческому подъему.

Буквы складывались в строчки на мониторе, появлялись новые эпизоды, Виктор был увлечен процессом.

Дорогой, принеси мне баночку пива с кухни, будь так любезен! - крикнула жена

из спальни.

Пришлось отвлечься.

Пива захотела?

Да, пожалуйста! И себе можешь взять, давай выпьем по бутылочке или по банке.

Писателю, откровенно говоря, как-то хотелось принять чуточку коньячка, он даже думал это сделать. Но, ладно, можно прерваться и промочить горло пивом. Виктор в эти дни старался угодить вернувшейся жене, подсознательно (или сознательно?) опасаясь, что она вновь упорхнет к кому-то другому. Чем-то была она ему дорога. Может, наличием совместных детей, может тем, что на 12 лет моложе. Но, в остальном — что в ней такого? С той же Ирен их и сравнивать нельзя: во-первых, Ирен была почти красавицей, во-вторых, в сексе не закомплексована и склонна к экспериментам на грани извращений, в третьих, еще на семь лет моложе. Просто Ирен была плохой девочкой, а жена — приличной, наверное. Но сравнивать двух женщин — очень дурной тон, а писатель дурного тона старался избегать.

- Уже несу, Наташа, - проворковал Виктор Петрович, заходя в спальню. В правой руке он держал две банки немецкого пива по 0,5, а в левой два толстых пивных бокала. Жена возлежала в пеньюаре, но увидев мужа с пивом, села. Бокалы были поставлены на столик, банки открыты. Со второй банкой вышел небольшой конфуз: то ли писатель открыл ее как-то неловко, то ли взболтнул, пока нес, но полилась из нее пена в разные стороны чуть ли не фонтаном.

Вот, блин, как я неловок! - справедливо и самокритично отметил Пищук-Бабай,

добавив крепкое слово.

Что есть, то есть, - подтвердила жена, - не можешь ты открывать нормально, ни

разу не вспомню, чтобы у тебя пена не шла. Неси тряпку.

Не у меня, а у пива. Хотя, с меня иногда тоже пена идет, особенно, когда попа в

мыле. - заметил Виктор Петрович, идя за тряпкой.

Да ладно, труженик, вытирай быстрей, пока пол не залил.

Сложно сказать, как Наталья относилась к Виктору Петровичу. Когда-то, наверное, любила. По молодости. Потом привыкла. Гением, или хотя-бы каким-то выдающимся - она его не считала, и в после��нее время относилась к нему только, как к отцу своих детей. За несколько лет она влюблялась еще в двоих мужчин, с которыми успела пожить. Но все-таки, вернулась к писателю. Толи из-за детей, то ли из-за того, что становился Виктор Петрович все популярнее и все состоятельнее...

Они начали душевно попивать пиво. В бокале Виктора пены было значительно больше, чем у Натальи. И тут зазвонил мобильный телефон писателя, оставленный им в коридоре. Пришлось вставать, идти и отвечать.

До Натальи доносились только отдельные слова мужа. Но она поняла, что разговор у мужа какой-то серьезный, явно не с почитателями его творчества. А если и с почитателями, то очень непростыми. До такой степени в его гений она не верила. А зря....

...За сотни километров от столицы России, в большом городе Харькове, в одной из саун неожиданно возник пожар. Работник сауны применил пенный огнетушитель. Не хотел вызывать доблестных огнеборцев. По началу пены было очень много и показалось, что возникшее возгорание можно ликвидировать своими силами. Но пена не помогла. Оказалось, что очагов возгорания было несколько. Сауна сгорела дотла. Хорошо, что из людей никто не пострадал. Хотя, казалось бы, хозяева и меры противопожарной безопасности соблюдали, и инспектор МЧС не только подношения получал, но и практические советы вместе сразрешение на работу давал. А причина пожара была в том, что не стоило устанавливать видеонаблюдение за клиентами. Просто некие друзья продемонстрировали уважаемому человеку в Москве, фамилия которого была Васищев, запись полутора годовой давности, когда он в этой сауне с двумя очень юными особами — братом и сестрой, за деньги занимается любовью. Игорь был человеком добрым, но злопамятным. И с большими связями и возможностями. Хитрых харьковских друзей, которые с этой записи не одну копию сделали, Игорь щедро отблагодарил.И еще щедрее отблагодарил он тех, кто эту сауну сжег. «Смотрите, чтобы сауны не было, но чтобы из людей никто не пострадал», - из гуманности распорядился Васищев...

Глава VIII «Узоры паутины».

Паук ползет по стене, и человек идет по улице. Ты разницу понимаешь?

Абсолютно. Её ведь и нет.

Вопрос задал писатель Виктор Пищук-Бабай, ответ дал его кум Игорь Васищев. При этом Васищев подумал: «Что эти ФСБшные мудрецы от нас хотят? Или «кремлевские старцы»...Хотя и не старцы они вовсе». Но мысли свои Игорь почему-то не озвучивал. Они сидели в ресторане «1812 годъ» на метро «Баррикадная». Чтобы разнообразить картинку для взора Игорь, перевел взгляд с изобилия новоделов разной военной атрибутики времен Александра Первого на официантку в гусарском костюме. Это напомнило ему один фильм категории ХХХ с порнозвездой Таней-Таней, блиставшей в конце 1990-х, в котором она тоже была поначалу одета в синий гусарский мундир, потом стала ублажать целый «эскадрон гусар летучих», только в слове летучих надо было убрать букву «л», а «т» заменить на «б».

Ресторан был выдержан в духе александровской эпохи и имел солидный статус. Но Игорь Владимирович Васищев и Виктор Петрович Пищук-Бабай тоже имели солидность, и, в перспективе, статус. Они ведь занялись политикой! Точнее, политика занялась ими, но выбирать уже не приходилось. Хотя, проблема выбора для начала встала перед писателем: некоторые специалисты по пиару советовали ему отказаться от двойной фамилии. Как человека творческого, его эта фамилия совершенно устраивала. А как для начинающего политика — не совсем то. Вот и думал Виктор Петрович, то ли Пищуком ему остаться, то ли Бабаем? Бабай как-то интереснее. Потом он решил, что даже такая смена фамилии может насторожить потенциального избирателя.

По давно заведенной традиции, прежде, чем определиться с меню, кумовья заказали по сто грамм водки «Белуга»и немного икры. Выпили по пятьдесят и начали выбирать закуску.

- К нам через какие-то время подойдет наш третий друг, может через четверть часа, посему попрошу Вас, милая, принести еще один прибор, - обратился Виктор Петрович к официантке-гусару. Девушка кивнула головой, сказала «Конечно», и улыбнулась, почти как Таня-Таня из порнофильма перед началом оргии.

Игорь Васищев подобрал прилипшую к губе икринку и отправил ее вслед за остальными:

Еще раз тебя спрошу, ты уверен, что Алексей Коркишко точно тот, кто нам нужен?

Еще раз отвечу: да, - писатель посмотрел на Васищева несколько недоуменным

взглядом, - уже ведь неоднократно это обсуждали, зачем я буду тебе повторять, что это талантливый и известный журналист. Тем более, его участие оговаривалось со спонсорами проекта.

- О, спонсоры проекта! Ты знаешь, если бы русские большевики в начале ХХ века, или немецкие национал-социалисты Адольфа Гитлера, или фашисты Муссолини были проектом — не видать им власти, как собственных ушей! Должен быть порыв! Энтузиазм, историческая востребованность. Нам идей больше надо... и средств оболванивания.

- Все сказал? - писатель был настроен дружелюбно, - мы с тобой не очень хорошие историки. Но все, кого ты перечислил — на определенном этапе стали проектом. Особенно российских большевиков это касается. И учти — время сейчас другое. Какое народное движение? Для этого нам гореть надо, «сгорая сам свечу другим». Кому светить? Мы ведь с тобой, будем откровенны: жизнью не обижены. Что нам не хватало?

- Власти! - почти крикнул Игорь Владимирович, воспользовавшись случайной паузой, которую допустил Виктор Петрович, переводя дыхание, чтобы продолжить речь,. Писатель немного смутился:

- Чего кричишь? Что о нас подумают? Хотя...власти все хотят. Ну, многие. Но ты и так имеешь немалую власть, а я, как бы властелин дум, писатель, если верить Максу Горькому — архитектор человеческих душ.

- Давай без масонских терминов, - опять перебил кума слегка захмелевший от «Белуги» Васищев.

Игорь, чего ты меня перебиваешь?

Извини...Но пролетарский писатель, кажется, говорил об инженерах...

Извинил. Горький не был масоном, ну, наверное, не был. А может был. Скорее

всего, таки был. Но то ли он, то ли я - ошиблись. Хорошо, пусть «инженеры человеческих душ» Не суть важно. Хотя, классику знать надо, мы ведь на политическое лидерство претендуем. И страшно сказать, не Белогорского района в Крыму, не Талды-Курганской области, не Западного федерального округа, а самой России-матушки.

- «Не претендуем, а запрограммированы. Кому-то понадобились в такой глупой роли» - молча и про себя подумал Игорь, на этот раз не перебивая Виктора Петровича.

- Нам надо оправдать оказанное доверие. Сейчас подойдет Алексей, мы решим некоторые организационные вопросы, и уже через несколько дней вся страна узнает о создании новой политической силы «Твоя Россия».

Алексей, в смысле Коркишко?

Да.

Давай, на одной ноге не стоят, - Васищев поднял стопку.

Давай.

Остатки первой порции «Белуги» ушли в организмы начинающих великовозрастных политиков. Закусили и вернулись к беседе:

- Алексея, я, честно говоря, слабо помню. Ты нас заново познакомь, - обратился к куму Игорь.

Конечно, а как же... Алексей — человек общительный и деликатный. Тебе он

понравится.

- Надеюсь. Однако, какая-то у него фамилия неблагозвучная — Каркишко. От «короткой кишки» что ли? Да и то, что ты о нем рассказывал, помнишь, в прошлом году: гомосексуализм, самоубийство бывшей жены. Хорош политик — просто из одного компромата состоит.

«Уж кто-бы говорил!» - с возмущением подумал Виктор Петрович, но вслух сказал:

- Не будь таким циничным. Разные вещи в жизни бывают. Об этом уже никто и не помнит. Наоборот — мужчина в рассвете лет и сил, многодетный отец, едва ли не самостоятельно воспитывающий кучу детей....Яркий журналист.

А он не лебераст?

Ты что?! Алексей настоящий патриот!

Что-то для патриота он как-то по русофобски и либерально настроен, по-моему.

Прочитал я подборку его статей в газетах и в Интернете, чтобы подготовится к беседе нашей. Но, я так понимаю, наша политическая сила либералов должна приветствовать?

- Да что ты? - писатель даже взмахнул руками, - все не так. Я бы никогда не подписался под созданием либеральной организации. Наша цель — улучшить Россию! А проклятые либералы погубят ее! Достоевского еще подметил. Алексей — нормальный парень. Ты что-то не то прочел.

- Нормальных парней много, - скептически отметил Васищев. То ли он не любил журналистов, то ли не все понимал в складывающейся ситуации, то ли уже принялся тянуть одеяло на себя...

А тем временем гусар-официантка начала приносить еду. Стол украсили некоторые яства, пришлось заказать бутылочку водки. А так, как разговор предстоял серьезный, учредительный, а значит, основополагающий — остановились на 0,7. Как только бутылка оказалась на столе, и девица — гусар, в соответствии со своими профессиональными обязанностями приготовилась разливать водку дорогим гостям, к столику приблизился довольно высокий мужчина, интеллигентного вида, лет около сорока, немного похожий на Лаврентия Павловича Берия, только с большим количеством волос на голове. Толстым он не был, но основательный животик имел.

Алексей...Павлович....- представился он Игорю.

Да, да, Алексей, здравия желаю. Ну, фамилий называть не будем, - писатель

привстал,- Игорь Владимирович, познакомься, это наш Алексей Павлович. Да, вы же виделись...

- Игорь...Владимирович, очень приятно, - Васищев крепко пожал протянутую руку, столкнувшись с не менее крепким рукопожатием, - конечно, мы виделись не раз. Просто не близко.

Про себя он подумал: «Точно на запах водки явился». Примерно такое же подумал и писатель, сказав вслух:

- Присаживайся, Алексей. Мы как раз по первой выпить собирались.

Алексей не заставил себя долго ждать и сел на предложенное место. По свеженькому перегару он понял, что насчет первой писатель поскромничал.

- Я один из нас троих без очков. И сужу между двумя «очкариками», - заметил писатель, пока им наливали охлажденную водку, - могу загадывать желание.

- Отлично, Виктор, - Васищев напустил на себя серьезность, словно он уже почти в кресле лидера, - но мы не будем обсуждать проблемы со зрением: задачи перед нами стоят более насущные.

Писатель подметил, что такая важность кума, напоминает важный вид Кисы Воробьянинова на собрании «Союза Меча и Орала», но вслух проводить параллель не стал. Напротив — тоже взял не менее деловой тон.

- Уважаемые господа, как известно, и я, и Игорь изъявили желание попробовать себя в таком неблагодарном, но нужном народу деле, как политика. Думаю, исходя из противоречивой ситуации в стране, откровенного издевательства над простыми россиянами, беспредела властей, отсутствия внятной национальной политики и еще из-за тысяч причин - наше решение вполне объяснимо. Для начала мы хотим попробовать свои силы в борьбе за депутатский мандат. Но чтобы объединить граждан, неравнодушных к судьбе Отечества, мы создаем общероссийское политическое движение «Твоя Россия». Тебе, Игорь Владимирович — не привыкать работать во благо народа, ты уже когда-то был депутатом краевой думы или чего там? Да и сейчас людям помогаешь....

- Однозначно, - Васищев кивнул головой, - но, кстати, пока я еще не готов оставить свою должность в конторе, есть еще вопросы. А у нас, между прочим, запрет на членство в политических организациях.

- Да пока так вопрос и не стоит. Хотя, ты должен понимать, что вряд-ли получится сразу перепрыгнуть из своего кабинета в кресло на Охотном ряду, - заметил писатель.

Алексей пока слушал, пытаясь вникнуть. Официантка-гусар и паренек с белым полотенцем на руке еще наполнили стопки гостей.

- А если получится, - Васищева вдруг осенило, - реально! Договоренности ведь есть. С округами определимся. Ну, я понимаю, что не мы это решаем. Ну, давай сейчас, просто, как патриоты и радетели за благо народа станем депутатами Госдумы, а потом будем расскручивать всю эту бодягу: «Твою-мою Россию», «хватит, натерпелись», «долой!», «свобода, равенство и блядство». Это ведь проще с мандатом делать. А организацию и фонды создавать параллельно.

Это был несколько неожиданный поворот, совсем не в духе революционеров, готовых к каким-то жертвам. Но, казалось бы: все логично.

- Да, насчет фондов, - Виктор Петрович смерил партнеров по политическому проекту тяжелым взглядом настоящего инженера человеческих душ, - люди готовы перечислить нам десять миллионов, для начала. Нужно срочно шевелится.

Чего? - одновременно спросили Игорь и Алексей.

Да уж не рублей. Я ведь сказал «для начала», а не «для начала конца». И еще они

наличными на мелкие расходы 500 тысяч передали. Тоже не рублей. Решим, что с ними делать.

Собеседники заметно оживились и повеселели. Стопки еще были наполнены «по половинке».

- Это хорошо, доверие людей мы оправдаем. Но как вам мое предложение: сначала боремся за мандаты, а с мандатами боремся за интересы людей.

Обычно, получив мандат, избранники о народе забывают, - вставил Коркишко.

Алексей...Павлович, вам, как журналисту, возможно, виднее, но, поверьте: именно

мы станем исключением, - заверил Васищев.

- Не знаю, я то в нас верю. Но только если, действительно, все делать параллельно. Просто я не уверен, одобрят ли такую комбинацию наши друзья и спонсоры, - задумчиво произнес Виктор Петрович.

Игорь Владимирович немного задумался, но не надолго. Он не понимал, почему спонсоры и люди, сделавшие им заманчивое политическое предложение, пока имеют все дела и ведут переговоры только с его кумом, а не с ним. Ведь лидер их политического сообщества еще не определен. Или кто-то очень высокопоставленный уже решил, что это должен быть именно писатель Виктор Пищук - Бабай? Но какой с него политический лидер? Хотя, как знать...

- Господа, а не пора ли нам более основательно перейти к трапезе, так сказать? Я человек, в политике новый, и на голодный желудок как-то неважно соображаю, - прервал небольшую паузу Коркишко.

- Да мы и сами в политике люди новые, у нас еще все впереди. Но предложение, запустить все это ароматное, аппетитное, и, несомненно вкусное к себе в желудок — считаю правильным и полностью поддерживаю. А то, не ровен час, еще захмелеем...- сказал писатель.

- Конечно, в нашем возрасте надо уже о пенсии думать, а мы в политику полезли, - скептически подметил Васищев.

«Вот мы о пенсии и думаем» - одновременно промелькнуло в голове и у Алексея, и у Виктора. Но озвучил Коркишко несколько иную мысль:

- Какие наши годы — никому из нас пятидесяти еще и близко нет! Это как раз тот возраст, когда и надо себя в политике пробовать. Мы же не на заслуженный отдых вышли и на седьмом десятке полезли на баррикады. А так: силы определенные есть, и здоровье еще позволяет, и, вместе с тем, жизненный опыт, интеллект, активная позиция и твердые убеждения. Наш выбор правильный — предлагаю за это и выпить!

Они за это выпили легко и начали основательно ужинать. Но правда была в том, что ни у кого из троих, если что-то и было твердым, то никак не убеждения. Во всяком случае, не политические. Фанатов среди них не наблюдалось. Но — не боги горшки обжигают, к тому же, борьба за власть засасывает и многих закаляет, поэтому, нельзя исключать, что эти три политических неофита по-новому взглянут на себя и на происходящее. И цены им не будет на политическом Олимпе...Может быть, конечно...

По итогу вечера было предварительно решено, что Игорь Васищев, пока не порывает со своей работой, но регистрируется кандидатом в Госдуму на предстоящих выборах в каком-то определенном округе и начинает вести избирательную компанию. Также поступает и писатель Виктор Пищук-Бабай, только его компания, естественно, будет проходить в другом избирательном округе. Имиджмейкеры с ними поработают, команду исполнителей наберут, с местной властью в контакт вступят. Лишь бы на самом верху не поменяли свое решение и не отказали им в поддержке. А что касается Алексея Коркишко — то он пока никуда не баллотируется и целиком занимается созданием и раскруткой «Твоей России». Тем более, наработок масса. Пока он ее формально и возглавит — побудет председателем объединения, а там видно будет.

Так троица начала вырисовывать контуры будущей политической паутины, в котором никто из них реально на роль паука претендовать не мог — пауки были на самом верху. А завтра Виктор Петрович должен был подробно ознакомить своих кураторов и спонсоров с планом, который озвучил Васищев и получить на все это добро. Забегая вперед можно сказать, что те, кто нужно, с их планом согласились, хотя и без некоторых колебаний.

Глава IX «Дама с собачкой»

Очередные выборы в Государственную Думу Российской Федерации приближались. В отличии от предыдущих, на которых граждане голосовали только за политические партии, после предстоящего волеизъявления, половину депутатского корпуса должны будут представлять «мажоритарщики» - депутаты, победившие в одномандатных округах, а вторую половину — депутаты, прошедшие в Думу по партийным спискам. Произошел возврат к выборной системе, которая имела место в 1990-х - начале 2000 годов. Так случилось, что московские ребята определили для Игоря Васищева и Виктора Пищука-Бабая два одномандатных округа, расположенных в разных частях страны. Округ Васищева был в приличном месте, не так далеко от Москвы - в славном русском городе Курске Он включал в себя районы КЗТЗ, «Химволокно», частный сектор и что-то еще.

Узнав о том, что ему предстоит побороться за депутатский мандат в Курске, да еще в округе, куда входит КЗТЗ, Игорь Владимирович немного занервничал. Город он знал, часто в нем бывал, но что-то его настораживало. Возможно то, что почти два года назад он справедливо наказал двух курских гопников, попытавшихся его ограбить возле гаражей. Наказание было не то, чтобы жестоким, но достаточно необычным, таким, что может помешать политической карьере. Теперь Васищев представил, что чуть повзрослевшие Пантелей и Миша становятся его избирателями. Однозначно, они не будут за него голосовать. Но разве дело только в этом? Захотел Игорь Владимирович поменяться округами со своим кумом-писателем, но тот уже успел зарегистрироваться кандидатом в депутаты в Ямало-Ненецком автономном округе. Его округ был хороший, народ послушный, всегда готовый проголосовать за того, за кого начальство скажет. Не проблемный округ. А тут достойный кандидат — популярный писатель из столицы, с такой интересной двойной фамилией, любит много и интересно говорить, все знает, обещает навести порядок и написать серию бестселлеров о проблемах и судьбах малых народов России. Кому, как не ему, представлять интересы жителей Ямало-Ненецкой автономии в столице?

В общем, идея с заменой округа не вышла. Но из-за таких метаний Васищеву денег в предвыборный фонд и помимо него, добавили. Не осталось у Игоря выбора: Курск так Курск, КЗТЗ так КЗТЗ. На своей работе в Москве он ушел в отпуск и занялся целиком избирательной компанией. «Может эти два юных педика давно на зоне свою ориентацию оттачивают или уехали? Да, хрен с ними — что они сделают» - как-то подумал Игорь. Спонсоры быстро приобрели ему квартиру в Курске, на одной из лучших улиц КЗТЗ, он там также оперативно прописался и стал курянином. Зарегистрировали его в избирательной комиссии быстро. Главный штаб разместили в районе бывшего парка КЗТЗ. Сам завод, давший название одному из крупнейших районов Курска, ушел в небытие, прекратил существование. Но вопросы промышленного развития Курска Васищева волновали не сильно — он доверял местной власти и местному бизнесу. Ему надо было стать депутатом.

Сформировали штат людей, определились с должностями в предвыборном штабе, и работа закипела. Игорь Васищев избрал тактику активных и постоянных встреч с людьми, личных бесед, телефонных звонков. Конечно, от обильных публикаций в ведущих городских газетах, частого мелькания по телевидению и рассылок по Интернету он не отказался — все это было и совсем в немалом количестве. Клеились листовки на каждом углу, безумно радуя дворников. Но у тех был приказ: все листовки срывать, а листовки кандидата по фамилии Васищев — не трогать. Но дворники, особенно из республик Средней Азии, часто все путали: иногда срывали Васищева, оставляя конкурентов, иногда просто срывали все.

На конкурентах можно было остановится подробнее. Против Васищева попытались зарегистрировать еще двух Игорей Васищивых. Но избирательная комиссия нашла предлог, чтобы отказать клонам. Зарегистрировали какую-то Ингу Васищеву, но на нее кто-то напал в подъезде, затем сожгли машину — и женщина сняла свою кандидатуру. Коммунисты попытались выставить достойного, которого курский губернатор, который сам когда-то вырос из КПРФ, даже подумывал как-то поддержать по старой памяти. Но передумал и сосредоточился на поддержке того, кого надо было. Так что кандидат от компартии оказался не столько достойным, сколько дежурным кандидатом и опасности не представлял. Из двух ведущих курских бизнесменов, желающих попробовать свои силы, один оказался пугливым и после серии проверок контролирующими организациями его бизнес — структур, сошел с дистанции. Второй решил побороться — он был не из робкого десятка. Ему трепали нервы, но у него тоже были связи, поэтому кое-как отбивался и находил возможность заниматься выборами. Да, следует отметить важную деталь: конечно Игорь Васищев вступил, причем хорошим задним числом, в «Единую Россию», ведь «Твоя Россия» была еще на стадии создания и журналист Коркишко только трудился над базисом и надстройкой этой организации. Но Васищев понимал, что «Единую Россию» придется оставить ради «Твоей России, да и на верху «Единой России» тоже это понимали и думали: уйдет ли Васищев в «Твою Россию» на фоне неприличного компромата, который на него имеется, либо по какому-то другому сценарию? Зачем в солидной партии люди с размытым моральным обликом?

Дело шло к летним каникулам, но Васищев успевал проводить встречи в школах, в училищах и даже в детских садах. Он позиционировал себя, как поборник традиционных ценностей, отец большого семейства (с женой уже провели работу и она как бы вернулась на его московскую жилплощадь с тремя детьми, и как бы ждала его в Москве, но при этом регулярно встречалась с молодым любовником, а сам Васищев взял в Курск Ирен, которая жила в его курской квартире и числилась сотрудником предвыборного штаба).

Тут, в более-менее слаженную избирательную компанию вторгся ураган. Он был в лице энергичной 38-летней дамы по имени Галина Першина. Она оказалась крутым оппозиционным политиком, последние годы жила то в Питере, то в Москве, но родилась и до 30 лет жила в Курске. Жителям КЗТЗ известна тем, что устраивала акции и по спасению самого завода КЗТЗ, и, главное, по спасению парка КЗТЗ. При этом пикетировала «Химволокно» почему-то. В общем, в городе ее немного знали. Во всяком случае, больше, чем Васищева. Хотя за последние две недели Игорь Владимирович провел такой напор в СМИ и во встречах с избирателями, что для многих семей КЗТЗ и прилегающего частного сектора становился уже почти родным.

Но у Гали Першиной была активная тактика и продуманная стратегия. В Курске ее, в пику власти, практически открыто поддержал робкий бизнесмен, снявших кандидатуру из-за проверок, а также пострадавшая от действий хулиганов экс-кандидат Инга Васищева. Плюс, Першину поддерживали радикально левые: «лимоновцы» из НБП, «троцкисты», «анархисты», даже, по слухам, структуры Прохорова и «Справедливой России». К тому же, эта Галя Першина, оказывается, лично дружит с Ксенией Собчак.

В общем, Игорь Васищев, буквально через несколько дней Галиной активности как-то занервничал. Он не был пугливым, не боялся ходить по ночным безлюдным улицам, встречаться с группами выпившей молодежи и заходить в заброшенные дома, особенно, когда сам был чуть выпивший и при нем имелся боевой пистолет, но тут его что-то напугало. Пугала перспектива не просто проиграть какой-то оппозиционной бабе, за которой, возможно, стоит «пятая колонна» Запада и вся демократическая свора, но и подорвать на веки репутацию. А вдруг конкуренты узнают, чем он иногда занимается? И обнародуют! Тогда ему не только кресла депутата Государственной Думы не видать, но и в управлении должность потеряет. А бизнес свой он не создал, да и таланта к бизнесу не прослеживалось. И что: деньги закончатся, все, нищие дети? Нет, надо бороться решительно и до конца.

Уже вечером, когда изнурительная программа очередного предвыборного дня подошла к завершению и Васищев ехал домой, он отослал водителя в супермаркет, а сам позвонил в Москву. Он звонил человеку, который обитал в очень высоком кабинете, и который рассказывал Игорю его цели и задачи на ближайшую перспективу. Этот человек определил Васищева кандидатом в депутаты, назначил округ и гарантировал поддержку. Пока никто от своих гарантий не отступал. Галина Першина явилась оппозиционным форс-мажором.

В Москве обитатель высокого кабинета снял трубку:

Слушаю!

Прошу прощения, это Васищев. Вам удобно говорить? - Игорь сознательно не

называл имя-отчество.

Я тебя узнал, - голос в трубке был солидным, - Что?

Да вот хотел отчитаться о работе, так сказать...

Можешь не отчитываться: знаю, компанию ведешь очень активно, напористо.

Считай, победа у тебя в кармане. Темп не сбавляй! Все правильно, встречи с

людьми, агитация. Так победим, ясно?!

Так точно. Только вот проблема с этой Галиной Першиной...

А что за проблема? Першину поддерживает «демшиза», оппозиция, «пятая

колонна».

Да что-то у нее размах солидный. Мне думается, у нее поддержка в Москве

основательная....

Та на что намекаешь, Васищев? Если на нас, то мы Першину в гробу видали.

Да нет, просто она очень активная, креативная. И с финансами все нормально, по

виду.

Повторяю тебе: кандидат от нас только один, и это ты. А проблему Першиной

обсуди с Бруновым. У тебя ведь начальник штаба не простой человек — наш «золотой фонд». С ним ты все проблемы решишь. Сейчас к нему езжай и обсуди. Ясно?

Ясно, сейчас и поеду.

Все, успехов. Я занят.

Всего доброго.

В трубке раздались короткие гудки и тут как раз к машине вернулся водитель. Пока он укладывал в багажник пакеты с едой, Игорь набрал своего начальника штаба:

Людвиг Сергеевич, добрый вечер, а ты где? В гостинице! Отлично, через десять

минут буду у тебя. Почему, «лучше не через десять»? А, ты с женщиной? Ну, хорошо, что не с мужчиной. Я только что говорил с Москвой, нам надо обсудить проблему. Избавься от своей женщины минут на двадцать.

Тем временем водитель сел на свое место.

Костя, ты коньяк купил? - спросил Васищев.

Да, как Вы говорили, Игорь Владимирович — две бутылки.

Отлично, тогда сейчас заедем в гостиницу к Брунову, а потом домой. Не надолго —

я сам устал. Потом отдыхать. Не спеши, пусть Брунов свою даму выпроводит.

К гостинице, очень дорогой и уютной, хотя и не известной большинству жителей Курска, Васищев подъехал через четверть часа. Когда он поднялся в номер Брунова, тот был один. Хотя, двуспальная кровать в номере и журнальный столик имели явные следы недавнего пребывания особы женского пола.

- Проходи, дорогой Игорь Владимирович, присаживайся, извини за такой бардак. Знаешь, немного позволил себе расслабится по стариковски, - хитро сказал Людвиг Сергеевич.

- Да ничего, с кем не бывает, нормально, нормально. Сейчас ты один? - Васищев со своим природным недоверием подозрительно рассматривал гостиничный номер, переводя взгляд со шкафа купе в сторону туалета и ванной.

- Игорь, ты что? Один, отправил свою красавицу. Она все понимает, через час обещала вернуться....

Кто она?

Да проститутка местная. Мне понравилась. Не переживай: она не знает кто я и чем

тут занимаюсь. Мы одни, номер чистый, хочешь проверь!

- Да что ты, Людвиг Сергеевич? Мне еще твой номер обыскивать. Давай стопки! - Васищев извлек коньяк и сразу открыл пробку: Но без обид, есть другие емкости, не те, из которых твоя гостья пила? Или, ладно, давай эти помоем.

- Да не вопрос: хочешь — эти помоем, хочешь — другие принесу.

Выпили, и Игорь сразу рассказал о своих страхах в отношении Галины Першиной, о своем разговоре с Москвой. И о рекомендации московских товарищей срочно обсудить проблему Першиной с начальником предвыборного штаба. Людвиг Сергеевич понимающе кивал. Перешли к конкретике:

- На сегодняшний день, по всем статистическим данным, в том числе и по данным рейтинговых агентств, которые работают на эту...Першину, ты, Игорь Владимирович, на первом месте с большим отрывом. Вот, смотри, - Брунов извлек какие-то бумаги, одновременно пытаясь включить ноутбук, - если бы выборы по округу проходили в ближайшее воскресенье, то кандидат Игорь Васищев набрал бы 26% от числа избирателей, пришедших на избирательные участки, его ближайшая соперница Галина Першина — 17% голосов, коммунист — 8%, дальше не интересно. И это агентство, которое явно работает на Першину. А вот наше, более-менее объективное: Васищев набирает 34%, Першина — 18%, остальные — неинтересно. Так что особых поводов для беспокойства нет. Но почивать на лаврах тоже никак нельзя...Надо не сбавлять темп.

Но Васищев не был настроен так оптимистично. Ему сейчас показалось, что он реалистичен, как никогда.

- Рейтинги и прогнозы — хорошо, - отметил он, наливая по второй, - но нередко, что прогнозы, что предсказания - отдают шарлатанством. Хотя, будем считать, что прогнозы не врут. Тогда почему ты, Людвиг Сергеевич, не рассказываешь мне, что у Галины Першиной рейтинг за последние пять дней вырос в полтора раза! Ты что, не в курсе, что на той недели она по всем данным отставала от меня на 20%? А теперь, давай будем откровенны — в спину дышит! Что с ней делать, а?

Не горячись, Игорь. Победа будет за тобой!

Это тебе курский соловей напел?

Это все данные говорят...

А что твои данные говорят по поводу того, что Першина тоже обходит частный

сектор, беседует с каждой семьей? Она взяла лучшее с нашей тактики! Ты знаешь, что ее поддержали собачники? А сколько в нашем округе любителей четвероногого друга? Собаки в каждой второй квартире и в каждом частном доме! А Галина Першина везде лазит со своим кавказцем...

- Не кавказцем, лабрадором, как у...сам знаешь у кого.

- О, ты, Людвиг Сергеевич разобрался бы в породе ее собаки. У нее не лабрадор и не кавказец — это я так, пошутил, а дог - я на ее собаке собаку съел, прости за тавтологию. Она позиционирует себя, как любитель песиков. Она на половине предвыборных плакатов со своей собакой — тут не надо быть корейцем или кинологом, чтобы разобраться в породе. Ее собака, заметь, совсем не выглядит агрессивной. Обещает кучу площадок для выгула собак. Питомники, гуманное отношение к животным. Вот это не самый плохой пиар-ход, хотя, как по мне, то о людях больше надо беспокоится.

Я как-то над этим не подумал, Игорь...

А кто над этим должен думать, как не начальник моего избирательно штаба? Мы

не дорабатываем, теряем темп. Мы не себя подставляем, Людвиг, мы людей серьезных подставляем в Москве, тех, кто нам поверил, кто на нас поставил. Ты что думаешь, мы просто проиграем и все?

Брунов вытер вспотевший лоб. Его лицо стало довольно красным, то ли от коньяка, то ли от напряжения.

- Игорь Владимирович, согласен, ситуация может выйти из под контроля. Надо срочно разработать комплекс мер.

- Давно надо, Людвиг Сергеевич. Я предлагал, чтобы мы запустили ассоциацию — Першина — ракета Першинг, сделано в США...

- Мы это обсуждали, Игорь. Не очень, хотя интересно. Если бы она была не она, а он — Першин, наши бойцы на каждом бы ее плакате дописали букву «г». И пропиарили бы ассоциацию с американской ракетой...А так — не очень.

Ладно, согласен. Че бы еще придумать?

Давай, Игорек, придумаем Першиной какой-нибудь удар ниже пояса....

У нее ниже пояса яиц нет, Людвиг Сергеевич. А у нас есть. И как бы она нам не

нанесла удар по этому месту.

- Нет, я говорю серьезно, -Брунов посмотрел в глаза Васищеву, - есть у меня одна мысль, средняя по своей оригинальности. Но для плебса, с которым мы имеем дело, сойдет на «ура». Как сказал классик современности «пипл все схавает».

О чем мысль?

- Надо запустить слух, что Першина работала проституткой в мотеле «Соловьинная Роща» в конце 1990- в начале 2000-х. Или в гостинице «Курск». Нет - «Соловьинная Роща» лучше. Найдем свидетелей, которые с ней спали за 400 рублей. Потом, якобы, она переспала с одним из московских демократов и он ее забрал в Москву из-за огромного размера груди и отличного умения работать ртом! Ну как?

Да, ртом она и сейчас работает: говорит — заслушаешься. Но, наверное не стоит.

После таких слухов курские мужики однозначно за нее проголосуют.

- Хорошо, - не унимался Брунов, - давай запустим информашку, что Галя Першина была плечевой, на московской трассе дальнобойщиков обслуживала за гроши...

С двумя высшими образованиями? Кто поверит? А если поверят, то бабы за нее из

жалости проголосуют. У нее есть свой бизнес? Или у кого-то из близких родственников?

Да вроде как нет.

Тут не надавишь...Плохо. Ладно: семья, дети? Кто муж?

И тут не надавишь: детей нет, с мужем давно в разводе.

Лесбиянка! Вот оно! Чертова лесбиянка!

Ну, что-же: это вариант, - Брунов довольно улыбнулся.

И заметь, Людвиг — опять я до него додумался.

Брунов подставил стопку:

- Конечно, ты же мозговой центр и главный двигатель нашего предприятия. Я так, одно название — начальник штаба. Студентов координировать, листовки печатать. Ты — голова! Давай, наливай. За это стоит выпить...

Васищев наполнил бокалы:

- Ну, за нас, за лесбиянок, - с довольным видом сострил он, - и ты это, буквально завтра или даже сегодня начинай везде запускать стопроцентно надежную информацию, что Першина - активная лесби. Или пассивная — не важно! Главное, что тотальная, мужиков не признает, как вид. Только баб. И в Думу идет, чтобы найти себе там невесту....

Ух ты! Непросто ей будет, бедняжке. Кого ж там найдешь?

Да не видать ей Думу и думских женщин, как ушей Квазимодо!

Через двадцать минут Игорь Васищев был у себя на квартире. Его приезд обрадовал Ирен, которая уже начинала скучать и подумывала лечь спать, но чего-то ей хотелось. А тут как раз Васищев вернулся. Ирен поцеловала его довольно страстно и сняла пеньюар, оставшись, естественно, совершенно голой. И хоть Игорь слегка устал за день, но настроение у него было хорошим, а душ, который они приняли вместе, основательно взбодрил. Поэтому и секс удался.

А вот Людвиг Сергеевич Брунов, заперев за своим кандидатом дверь, с помощью наблюдения из окна, убедился, что Васищев сел в машину и машина уехала. Только после этого он повернулся к шкафу-купе, покрытому зеркалами по всей поверхности, отодвинул дверцы и сказал:

Все, можешь выходить.

Из шкафа вышла дама в одних белых стрингах, даже без лифчика. Грудь ее уже не отличалась молодой упругостью, но в целом, фигура для ее возраста была довольно сексуальной. Да и личико, в принципе, ничего. Это была Галина Першина собственной персоной. Если бы она вылезла из шкафа минут пятнадцать назад, в разгар беседы Брунова и Васищева, то у ее соперника на выборах от эффекта неожиданности мог бы случится инфаркт или даже инсульт, и, возможно, ее главная проблема была бы решена. Першина была не глупой, и пока сидела в темном шкафу, прижимая к обнаженной груди собственные туфли, она думала об этом. И представляла себе безумные глаза Васищева, глупейшее выражение лица Брунова, когда они видят ее, выходящей из бруновского шкафа в голом виде. От такого вероломства могут прослезиться даже памятники и рассмеяться смертники. Но гарантированного результата в отношении Васищева этот демарш мог и не принести, поэтому Першина на него не решилась. Да и зачем — начальник избирательного штаба конкурента — ее раб в постели. Всю информацию он не только ей сливает, но и даже дал возможность самой все послушать.

- Так я местная проститутка? - Галина притворно топнула босой ногой и сощурила глаза.

- Нет, ты мое самое умное золото, - Брунов опустил голову и начал целовать ее немаленькие розовые соски.

Так я работала в «Соловьиной Роще» или сосала у дальнобойщиков на трассе?

Да ты что, это же так....ну, просто...

Что просто? Это ты ему предложил. Или тебе не нравится, как я у тебя сосу?

Может тебе девочку на трассе поискать, а, Людвиг? Ты ведь со мной не только спишь, но еще и деньги получаешь. Побольше, чем у Васищева в два раза.

Людвиг продолжал увлеченно массажировать ее сосок своими губами. Объект массажа понемногу напрягался и твердел.

Не слышу ответа, - более мягко и томно промолвила Першина.

Я ведь рискую, Галя. Еще не известно, как с меня спросят...

Не бойся, старичок. Я тебя в обиду не дам.. Стану депутатом — прикрою: я добро

помню. Давай, раздевайся. Пошли, тряхнешь стариной.

И она отправились в кровать, где Людвиг Сергеевич еще неплохо смог удовлетворить кандидатку.

Глава Х. «Животная любовь».

Представитель курской молодежи с района КЗТЗ Пантелей проходил по родному двору. Он не был дома больше месяца. Не по своей воле, но по своей вине. Полицейские «заперли» его в ИВС по обвинению в краже некоторых вещей и денег у туриста из польского города Краков. Турист придерживался нетрадиционной ориентации. Он не был настроен, чтобы с Пантелеем разобрались по всей строгости — очевидно, были и какие-то приятные ассоциации. В результате, пару часов назад Пантелея отпустили из Курского ИВС, и попив пивка у знакомого на улице 50 лет Октября, он отправился домой. В камере изолятора политика и предстоящие выборы в Государственную Думу не обсуждались: публика попадалась не того уровня. И контингент часто менялся.

Ярко светило солнце, стояли последние майские дни. Подойдя к своему подъезду Пантелей застыл как вкопанный: на него смотрел один случайный знакомый двухлетней давности. Роковой знакомый. Но, к радости Пантелея, этот коварный мужик был на фотографии, а не в жизни. Хотя у Пантелея и так ноги подкосились. Когда они с другом Мишей, на свою бедную голову (точнее, даже, на другое, противоположное место) повстречались с этим типом в августе позапрошлого года - их жизнь основательно поменялась. Они стали меньше общаться между собой, да и с девчонками у них как-то перестало ладиться.

Миша вскоре открыто встал на голубую дорожку, послал женский пол в то отверстие, которое теперь стало для него смыслом жизни, и, не долго думая, уехал в Москву. Там нашел богатого спонсора в эстрадной тусовке и скоро, по слухам, должен выпустить сольный альбом. Миша реализовывал себя в шансоне, но в совершенно новом его направлении. Продюсеры как-то упустили из внимания, что есть шансон суровых блатарей, воров, бакланов и даже убийц, есть женский «блатняк», представленный Катей Огонек и разного рода «воровайками», но не звучало еще на шансоне песен о ребятах, которые за колючкой скрашивают жизнь и помогают расслабится тем же суровым блатарям, бакланам и всем правильным пацанам. Или, говоря простым языком, не поднималась в российском шансоне, во весь свой рост, тема «петухов», «опущенных»: «ленок», «машек» и «глафир», выполняющих пассивную роль и подставляющих для чужих утех свой рот и анус. Теперь ошибка была исправлена и пустовавшая ниша начала заполняться — оригинальную тему «дырявых» должен был развивать 19-летний певец-педераст Миша. Он, правда, не сидел, хотя еще два-три года назад имел все шансы. Но легенда гласила, что молодой певец Мышка (такое эстрадное имя ему дал продюсер) — дважды сидел: по малолетству и на взрослой зоне. Его украсили татуировками, которые накалывали «опущенным» и «козлам», но что не сделаешь ради карьеры в шоу-бизнесе?

Телефон Миши-Мышки у Пантелея имелся, от старого курского друга восходящая звезда «петушиного» шансона не скрывалась. Сделав несколько шагов в сторону скамейки, Пантелей ему позвонил. Заиграла какая-то классика, может даже Чайковский. Затем Миша сказал «Альёёо!»

Привет, брат! Надо перетереть!

Да, Пантелейчик, приветик. Слушаю тебя, братишка.

Пантелей вытер вспотевший лоб. У него сначала даже слова в пересохшем горле застряли, но он собрался с мыслями и силами:

- Ты помнишь того беспредельщика возле гаражей, которого мы встретили в позапрошлом году?

Да как его забудешь, мерзавца такого....противного.

Ты это, я серьезно.

Ну, говори, что ты о нем вспомнил?

Его Васищев зовут. Игорь Владимирович.

Хорошо, хоть Петр Иванович, что с того? Замуж за него собрался?

Нет, брат, ты не врубаешься. Этот фраер — кандидат в депутаты Государственной

Думы! Депутатом России собрался стать, педрила.

Ну и че? Как раз ему там и место.

Да ты сам че? Я из СИЗО откинулся, иду, а на домах, возле подъезда, плакаты,

типа, голосуйте за нашего кандидата. Короче, Васищева, короче Игоря Владимировича, бля. Ваш сосед, патриот, все решит, все будет путем. Е...л я таких соседей.

По ходу, это он тебя е...л, Пантелейчик.

Тебя тоже. Короче: я с ним разберусь на....

Да ты че? Ты крут! Соображаешь, с кем тягаться вздумал?

Че соображать? Он гомик, нас с тобой оттрахал по полной. Пусть бабло дает, ты

давай, я это...давай его прессанем, ну, что типа расскажем всем об этом.

- А мне зачем? Да и, по-большому счету, это мы сами его встретили и зацепили. Пантелейчик, если тебе совсем денег не хватает, давай я тебе вышлю тысяч 30?

Слышь, ты че? Я с него миллионы срубить хочу! Он нам ответит за все на...

Знаешь, Пантелейчик, я сейчас папику позвоню, он всех знает. Спрошу за этого

кандидата Васищева Игоря. А потом созвонимся через полчасика. Окей?

-Окей, блин.

Через десять минут Миша-Мышка сам набрал Пантелея:

Пантелейчик, можешь говорить?

Конечно, брателла, рассказывай.

Папик сказал, на пушечный выстрел в этому Васищеву не подходить. Он слышал

об этом парне. За ним знаешь кто стоит? Тебя просто убьют. И все, как тебя и не было.

Слышь, так это банда педарасов? Видал я их на х...Если очко жмет — так и скажи!

Очко, Пантелейчик, у меня давно уже не жмет. Оно, так сказать, всегда

открыто для друзей. Не тупи: я тебе рассказываю тему. Ты на этом заработаешь только геморрой на свою маленькую нежную попку. За этим Васищевым Кремль стоит. Тебя в Сейме утопят, дурачок!

Давай без этих понтов! То есть, ты не в деле?

Да какое дело? Забудь. Ой, извини, не могу говорить! Бай-бай!

Все, связь прервалась. Пантелей еще раз попытался набрать Мишеля, но холодный женский голос в трубке объявил, что «аппарат абонента выключен или находится вне действия сети»

- Педарас! - выругался Пантелей, попав в самую точку. Он не знал, что его нетрадиционный друг уже отправился записывать новый тюремный хит «Петушара» для своего оригинального альбома.

Прошло два дня, предвыборные события развивались. Васищев продолжал упорно окучивать округ, активность Галины Першиной также добавилась. Их рейтинги практически сравнялись. Игорь Владимирович опять начал было паниковать, но Людвиг Сергеевич его успокоил тем, что информация о лесбийских наклонностях оппонентки скоро начнет работать. Но Брунов то ли лукавил, то ли не справлялся с ситуацией. Как-то не раскручивалась в полную мощь лесбийская тема Першиной.

С утра Игорь Васищев в одиночку поехал в облгосадминистрацию на Красную площадь, чтобы решить кое-какие организационные вопросы. Брунов находился в штабе. Тут охранник сообщил ему, что пришел какой-то молодой избиратель с КЗТЗ, хочет переговорить с кандидатом в депутаты. Также охранник добавил, что пришедший явно представляет местную шпану. Людвигу Сергеевичу было скучно и он распорядился, чтобы охранник провел молодого человека к нему кабинет. Через минуту Пантелей предстал перед взором Брунова. Они оценивающе посмотрели друг на друга.

А мне нужен это...Игорь Васищев, дело у меня к нему лично.

Я начальник избирательного штаба Игоря Владимировича, что Вам угодно?

Ты это...не понял. Мне сам Васищев нужен. Где он?

Следует отметить, что еще в советское время Брунов трудился воспитателем в колонии для малолетних правонарушителей. Потом перешел в обычную школу завучем.

- Это ты не понял, баклан! - Людвиг Сергеевич встал с самым решительным видом, - ты че тут чешешь? Ты в курсе куда ты попал, сука малолетняя?

Брунов повысил тон и в кабинет сразу ворвались два внушительных охранника. Через секунду Пантелей лежал на полу, основательно придавленный коленом к линолеуму.

- Спасибо, ребятки. Пока не бейте нашего гостя, постойте за дверью, я еще не выяснил, чего он хочет, - властно сказал Брунов, и охранники вышли.

Пантелей не спеша встал с пола, наигранно отряхнулся, давая своим видом понять, что за таким приемом последует вендетта. Но встретившись со взглядом Брунова он решил с кровавой местью повременить.

- Я, наверное, пойду. Тем более, мне сам Васищев нужен был, - Пантелей сделал шаг к двери.

- Стоять! Тебя кто-то отпустил?- Брунов схватил Пантелея и опустил его на стул. Тот не сопротивлялся.

Ты кто, как зовут? - резко спросил он, глядя в глаза парня.

Пантелей.

Не погоняло, имя?

Да Пантелей — это имя. Так мамка меня назвала. Или папка — не знаю. Погоняло

«кот».

Брунов имел немалый жизненный опыт. Он заподозрил, что Пантелей имеет сказать что-то интересное.

Ну, кот, говори.

Мне с самим кандидатом перетрещать надо...

О чем? Он тебе,что — друг?

Пантелей криво усмехнулся:

Выше бери — любовник!

«Не рой яму другому — сам в нее попадешь!» - такая первая мыль посетила голову

Людвига Сергеевича.

Он сел за стол и поправив одной рукой волосы на голове, другой быстро и, практически, незаметно, включил чувствительный диктофон, лежащий в открытом верхнем ящике.

- Че ты несешь, фраер? Тебя может и не зря «котом» нарекли, но Игорь Владимирович Васищев — отец пятерых, вдумайся, мудак, пятерых детей! Он живет только с женщинами, на кой ты ему сдался?

- Слышь, дед, я порожняк не гоню. С кем там Васищев живет и сколько у него детей — мне по хер. Я знаю, что как-то в августе, в одном безлюдном месте, он прошелся по моему тузу, и по Мишкиному. И сосали мы его х...совсем неплохо. Он, по-моему, остался доволен.

Брунов немного вспотел.

- Доказательства есть у тебя, х...сос? - прищурив глаз, спросил Брунов. Но интуиция подсказывала ему, что парнишка не врет.

Какие еще доказательства? Он меня вжарил в позапрошлом году!

Так, чудило, бабла с Игоря Владимировича срубить захотел? Ты ошибся адресом,

придурок. Мы тебя самого сейчас разденем. Ребят моих заценил? Они тебе сейчас так очко прочистят, что ни один проктолог не поможет. И рот сшивать придется! Это ты со своими козлами в туалете напротив Казанского Собора всё придумал?

Я ничего не придумал, дед. Стал бы я на себя пургу такую гнать, что я конченый?

А то нет? По-любому! И не дед я тебе, Маруся, а Людвиг Сергеевич, ясно!

- Ясно. Только, Людвиг Сергеевич, пусть ваш Васищев на меня посмотрит. Сразу все понятно станет.

За кого ты меня держишь? Рассказывай, что знаешь!

А это, нальете чего-нибудь, а то в горле пересохло?

С пидарами не пью!

Так вы и не пейте, я сам.

Брунов открыл дверцу шкафа и налил Пантелею полстакана армянского коньяка.

Держи! Если врешь — живым отсюда не выйдешь.

Да мне сдается, что по-любому не выйду. Зря я это...приперся, прав был

Мишка. Дурак я тупой, по ходу, - Пантелей залпом выпил коньяк, занюхал рукой, и сказал: - а ниче так пойло.

Я это знаю, кот. По делу говори.

Дело было в августе позапрошлого года. Гуляли мы с Мишей возле гаражей на

КЗТЗ. Ну, мы тогда это, немного трусили там всяких по мелочи.

«Гоп-стоп»?

Ну, типа того. И как-то ближе к вечеру, встретили этого вашего Васищева там, где

никто не ходит.. Но не знали мы, кто он такой. Тормознули фраера. А он, сука, волыну достал, шмяльнул, приказал раздеться догола. Говорил, что сам мент. Ну, мы это, испугались. Он нас раком поставил, приблуду свою достал. Ох, здоровая она у него, как у негра в порно.

Да не рассказывай сказки. Обычная. ..

Так ты видел? А, понял, ты тоже, ну….это. Короче, вы тут все…

Заткнись, дебил: в сауну мы ходили пару раз. С бабами.

Мне все равно – это ваше дело!

Продолжай, мудозвон. Дальше, как было?

Так и было. Отработал нас обоих. И в рот, и в очко. А в Мишку кончил.

Куда?

Ну, в жопу Мишке..

Мне все равно, я хотел спросить: ты что, был не один?

Да, с Мишкой.

А где он? Чего с тобой не пришел?

Он в Москве. Он это...геем стал настоящим. В шоу-бизнесе.

Пидар?

Это я пидар, а Мишка — гей!

Не суть важно. Знаешь, кот, не густо. Начитал ты складно, только беспонтово. Не

верю я тебе.

Ну, Ваше дело, Людвиг Сергеевич. Только я правду рассказал, Бог тому свидетель.

Ты Бога хоть не гневи. Так что, говоришь, Игорь Владимирович с вами вступал в

противоестественную связь?

Да.

Сколько раз?

Да один вот тогда.

А ты же сказал, что вы с ним любовники! Врешь ты все, пидар!

Да не вру. Отвечаю!

Отвечаешь? Не смеши, на что ты можешь ответить, дырка?

Что было с ним! Один раз, но было конкретно, по полной программе.

Один раз — не считается! Чего хочешь теперь?

Хотелось бы уйти от вас подобру-поздорову.

Логично. И все?

Еще деньжат хотелось бы. Чтобы все забыть, так сказать. Я увидел, что он в

депутаты идет, - дай, думаю, наведаюсь, может вспомнит, как я его ублажал, поможет чем.

Рисковый ты парень, кот. И тупой, реально.

Пантелей согласно кивнул.

- А сколько же ты хочешь, - уточнил Брунов, продумывая весьма предсказуемую в сложившейся ситуации комбинацию.

Миллион дадите?

Чего? Не евро, я надеюсь?

Наших рублей.

Хм, актуальная просьба. А не думал ли ты кот, со своей бурной фантазией, к

конкурентам сбегать? Глядишь, они бы и больше дали. Правда, на весь Курск пришлось бы признаться, что ты опущенный. Но зато бабки бы нормальные заработал, к корефану своему Мишке в Москву бы укатил.

А кто у Васищева конкурент?

Да есть баба одна, Першина. Думаю, ей твоя сказка понравится.

Это не сказка.

Тем более. Давай свой номер телефона и проваливай.

А где Першину эту искать?

Телефон давай! Она тебя сама найдет.

Без особой надежды написал Пантелей номер своего телефона.

- Не убьете? – как-то неуверенно спросил он.

- Проваливай, свяжутся с тобой.

Но Пантелей сидел.

- Чего расселся, иди!

- Может это…задаток?

Брунов не начал орать. Он опять открыл верхний ящик стола, выключил диктофон, и из котлеты денег отчитал десять купюр по 5 тысяч рублей. Кинул Пантелею:

- Бери! И проваливай! С телефоном не наврал?

- Позвони-проверь!

- С тобой свяжутся!

Пантелей пулей ринулся к двери. Он уже готов был выскочить, как тут в кабинет Брунова вошел Игорь Васищев. Его реакция была достойна не только пера Гоголя, но и кинокамеры Хичкока.

- Людвиг Сергеевич, у тебя люди? - Игорь Владимирович осекся, побледнел, потом

резко покраснел, но попытался взять себя в руки, - о, молодежь…

Брунов, разумеется, понял, что Пантелей и Васищев, как минимум, встречались.

- Помнишь меня, дядя? Я тебя помню, гомик! - кинул Пантелей в лицо Васищеву, - и

прежде, чем тот пришел в себя, пулей выскочил из кабинета. Охрана не стала его

задерживать. В принципе, охранник думал кинуться вслед Пантелею, но соответствующего распоряжения не получил.

- Стой! – крикнул Брунов для приличия.

- Что это было, Людвиг Сергеевич? – прикинувшись валенком спросил Васищев.

Сердце его усилено билось, давление поднялось до критических цифр, но он пытался держать себя в руках.

- Представь, Игорь, этот юный шантажист мне такого понарассказывал. В голове

не укладывается. Какая все-таки гадость эти выборы, какая грязь, - взмахнул руками Брунов.

- Что именно? – Васищев старался быть невозмутимым.

- Ой, наверное, лучше не обращать внимания на все эти дурацкие провокации.

Нес тут какой-то бред по поводу того, что вы с ним это, ну, якобы секс у вас был два года назад. Бред полнейший. Наверное, на Першину работает, - Брунов сел за стол, всем своим видом давая понять, что провокация не стоит выеденного яйца.

И к его удивлению, Васищев с ним согласился:

- Да, если на всякий вздор обращать внимание – нервов не хватит. Он, конечно,

может свои истории сейчас всем рассказать, и Першиной в первую очередь. Но я этого х..еплета впервые вижу. Сейчас я к себе зайду, через двадцать минут на митинг выезжаем. А этот юноша бледный, как его там...

Пантелеем назвался...

Пусть Пантелей, ладно, сейчас к конкурентке пойдет со своей историей.

Не пойдет он ни к кому. Я ему сто тысяч дал на всякий случай. Если

погорячился – накажи.

- Ты что, Людвиг: поверил ему?

- Да как в такое поверишь? Так дал, чтобы дальше не болтал. Пообещал убить,

если что.

- Ладно, - Васищев как-то странно поспешил в свой кабинет, где закрыв на ключ дверь изнутри, залпом выпил стакан коньяка, сел за стол и обхватил голову руками. Затем снял очки и выпил еще полстакана.

- А «кот» не соврал, - подумал Брунов, когда остался один. Он не стал из штаба

звонить Першиной, справедливо решив, что подобный сюрприз лучше приберечь на вечер, дабы в постели ему ни в чем не было отказа.

Мысли Васищева не то, чтобы путались, но стройными не были. Отнюдь не из-за коньяка. Он понял то, что давно подозревал: избирательная компания в Государственную Думу не будет легкой прогулкой на Охотный Ряд. Просто так ничего в жизни не дается. Тем более, такому любителю погрешить, как он. И так полосатая судьба его чаще баловала, чем била. А Людвиг Сергеевич Брунов совсем не прост. Сто тысяч дал! Кому он рассказывает? Может десятку этому пацану и кинул. Надо его найти и убить. Или не надо? Ситуация похожа на начало конца.

В дверь постучали. Игорь Владимирович быстро спрятал коньяк:

- Войдите.

Вошел Брунов:

У тебя все в порядке.

Да, конечно, - Васищев поправил очки на переносице, - А что со мной не так?.

Ты сейчас коньяк пил, - нос начальника штаба был чуток к спиртному, что не

удивительно для мужчины его возраста и рода занятий.

Ну, принял немного...Тебе тоже налить?

Да у меня свой есть, но наливай.

Васищев налил ему полную емкость, себе на донышко. Он почувствовал, что его начало накрывать.

Ты что, из-за чего расстроился? В администрации что-то не так?

Да нет — тебе показалось, все нормально. Давление просто, чувствую,

повысилось, сосуды решил коньячком расширить. Все нормально...И в администрации тоже.

-А-а, ясно. Ну, не из-за этого молодого придурка, который про свою педерастию печалится?

Васищева аж передернуло, но виду он не подал:

Да те че, Людвиг Сергеевич? Мне еще в этот бред вникать. Давай, что там у нас

сегодня по плану?

«Странно, что он подробностями не интересуется. В принципе: зачем? Он их сам прекрасно помнит», - подумал Брунов и сказал:

Сегодня все по плану. Сейчас встречаемся с жителями на улице Комарова и

встреча на заводе ЖБК.

Мы уже были на ЖБК на прошлой неделе.

Ты же сам сказал, что надо обстоятельно со всеми цехами встретиться.

Ладно. И там я еще на ближайшие дни личный обход частного сектора

запланировал. Во второй половине дня. Вечером, реально.

Не вопрос. Моя помощь нужна?

Посмотрим. Скорее всего, кого-то из пацанов возьму.

И кандидат отправился на встречу с избирателями. А Пантелей завеялся в крутой кабак на улице Дзержинского, прилично выпил, снял проститутку и поехал в сауну. Дело, что типично для его случая, ограничилось жалким анальным сексом и вялым минетом, затем он еще прилично выпил и поехал домой. Деньги, которые были получины от Брунова, поредели почти на половину. Он хотел еще принять и отрубиться, но его планы нарушил звонок на мобильный. Галина Першина позвонила лично...

...Прошло три дня. До выборов оставалось ровно десять суток. Они обещали стать для Игоря Васищева сутками мучительного позора и полного фиаско. Информация о его сексе в районе гаражей с двумя 17-летними юношами появилась в интернете и быстро приняла лавинообразный характер. Реакция на нее была предсказуемой: избиратели начали задавать вопросы насчет этого. Встреча в одном микрорайоне сорвалась именно по пречине интереса к «садомской» теме. Люди открыто кидали провластному кандидату в лицо обидное слово на букву «п». Галина Першина торжествовала, Брунов продолжал утешать и посыпать себе голову пеплом, каясь, что отпустил ублюдка живым. Падал не только рейтинг — валилось все!

Как только информация пошла — стало ясно: поработал лагерь конкурентов. Игорь Владимирович имел мужской разговор с начальником своего штаба. Людвиг Сергеевич только пожимал плечами. Телефон Пантелея упорно молчал. Зато его видеообращение к жителям Курска, и, в частности, к избирателям с КЗТЗ можно было обнаружить, наверное, даже включив утюг. Оно было на YouTobe и на других сайтах Интернета, на телевизионных каналах, в популярной местной газете «Друг Для Друга».

Несчастный Васищев отменил встречи с избирателями. Ему никого не хотелось видеть. Он приехал домой, попросил Ирен отвечать на его телефон. Сам зашел на кухню, выпил стакан водки и начал думать. Звонил кум Виктор Пищук-Бабай, звонил Коркишко, звонила бывшая жена и старшая дочь, звонила мать — Ирен говорила, что Игорь Владимирович занят важной встречей с избирателями. А он пил водку на кухне и мучительно думал, что делать. Большинство из тех, кто набирал его номер, уже знали о том, что какой-то паренек с КЗТЗ обвинил кандидата в депутаты Игоря Васищева — их друга, или отца, или сына, или кума в очень нехорошем деле — гомосексуальном изнасиловании молодых ребят. Но рассказывал об этом дурно пахнущем эпизоде только один «пострадавший». Из его речи выходило, что особых претензий к Игорю он не имеет и в полицию обращаться не собирается. Просто хочет, чтобы избиратели знали, с кем имеют дело и кто подряжается отстаивать их интересы в Думе. Практически все, кто звонил Игорю, да и большинство жителей округа, как бы догадывались, что обращение Пантелея больше смахивает на очень черный пиар, настолько черный, что поблескивает голубым. Только бывшая жена Игоря да еще несколько человек не исключали, что Пантелей говорит правду.

Мучительные мысли и спиртотерапию прервал настойчивый звонок из Москвы. В этом случае Ирен уже не могла сказать, что Игорь занят или придумать что-то еще. Она, с видом осторожной кошки, тихо вошла на кухню, к неудовольствию Игоря, шепнула: «Москва» и дала ему трубку.

Слушаю! - собрав в кулак волю и настроив речь сказал Васищев.

Это я тебя слушаю, зачем пацанов изнасиловал? - спросил голос из высокого

кабинета.

Да это...Господи! Это ведь черный вонючий пиар!

Как знать, как знать, Игорь!

Да так и знать. Проделки Першиной.

Ты хоть этого пацана нашел?

Он к Брунову приходил, деньги просил. Сейчас найти его не можем. Телефон может левый дал...

Ну-ну. Брунов ему денег выдал?

Выдал.

Значит мало выдал, раз к Першиной пошел.

Брунов говорит, что нормально выдал. Еще, понятно, что Брунов ему не поверил.

Ты плохо знаешь Брунова. Ты что там, руки опустил? Не бухаешь, случаем?

Да ну что Вы...

Смотри мне! Говорят, встречи с избирателями отменил. В тебя столько средств вложено. Люди, сам догадываешься какие, ставку на тебя сделали.

Да все нормально. Вы думаете, меня такими методами остановят?

Послушай, Васищев, до выборов ровно неделя. Вот те деньги, что у тебя есть, те, что остались — с ними и завершай компанию.

Это был удар ножом по сердцу или, даже, серпом по другому мужскому месту.

Я рассчитывал, что мне передадут еще хотя бы миллионов пять...Как так?

Завершающий этап. Чем мне людям платить? На избирательных участках наблюдателям, членам комиссий?

Если ты выиграешь, в чем некоторые уже сомневаются, то я тебе гарантирую: со

всеми людьми, которые на тебя работали, полностью расплатятся. Если ты сумеешь победить — мы никого не кинем. Поверь: видеть в Госдуме Галину Першину мы совсем не хотим. Так что не подведи нас. Да, но одну помощь мы тебе окажем.

- Какую?

Поймешь скоро, следи за средствами массовой информации и за Интрнетом.

Да и так слежу, но все-таки...

Любопытный. Ладно. Ты смотрел что этот Пантелей рассказывал?

Да пришлось уж.

Он четко назвал имя и фамилию второго пацана, который был с ним. В которого

ты, согласно его рассказу, кончил, извини уж, за подробности...

«Кончил я в презерватив!» - мысленно крикнул Васищев, но вслух сказал: Да,

ладно, чего уж про себя не узнаешь на выборах. Так и что?

Нашли мы этого второго твоего миньона Мишу Подьяченко. Он теперь певец

Мышка — восходящая звезда нетрадиционного шансона.

У Игоря окончательно сдавило дыхание. Он почувствовал, что сейчас у него может случится инфаркт или инсульт. Но ни того, ни другого, по каким-то причинам, не произошло. Только выступили очень крупные капли пота по всему телу, голова вспотела и, в промоченном водкой горле, пересохло. Но он опять взял себя в руки.

- Не сомневаюсь, что этот педик Мышка несет тот же бред? Я, кстати, думал, что никакого второго Миши не было. Если бы такой человек был, то его следовало бы найти, и пусть бы он разоблачил эту подлую провокацию.

- Да, все правильно, - как-то хитро произнес голос человека из высокого кабинета, - Но человек, о котором говорил Пантелей - реален. И мы его нашли. Жестко ты гопников наказал, Васищев! Надо же такому случится, что у тебя выборы в этом Курске.

- О, да! - не сдержался Васищев. Это был конец, который тоже начинается на букву «п».

- Не переживай, Васищев! Борись! С этим Мишей мы тебе поможем. И помни: лучше у нас в думском кресле окажется тот, кто способен отпороть двух гопников, чем Першина.

Разговор был окончен. Васищев наполовину протрезвел. Но и наполовину опьянел. С криком «Они меня бросили!» - он кинул в пол стакан, не забыв, правда, перед тем влить в себя его содержимое. Ирен испугалась. С одной стороны она хотела ударить Васищева бутылкой по голове, с другой — ей стало его очень жалко.

- Успокойся! - крикнула она. В уголке ее правого глаза показалась слеза. Потом и в левом тоже. Васищев заметил это. Она обняла его, он тоже ее обнял.

- Знаешь, мне все равно, что-там о тебе говорят. Пусть ты хоть половину курских пацанов перетрахаешь! Мы должны победить! - сказала Ирен. И тут у Васищева зазвонил телефон. Он автоматически ответил. Это был его водитель Костя.

Что, Константин?

Игорь Владимирович, сегодня, что — отбой?

Я же сказал, меня не беспокоить. Отбой!

Нам надо срочно поговорить, я возле Вашего дома.

Чего тебе нужно?

Дело срочное.

Ладно, я спущусь.

Просто выйдите в подъезд, - голос водителя был довольно взволнованный, но,

вместе с тем серьезный. Таким Васищев его еще не слышал.

Положив, на всякий случай, в карман брюк пистолет и объяснив Ирен, что выходит встречаться с водителем Костей, Васищев покинул квартиру. К его удивлению, Костя стоял между этажами. На всякий случай, Игорь опустил руку в карман с оружием, и это не ускользнуло от внимания водителя. Костя протянул шефу руку:

- Вам не надо меня опасаться, Игорь Владимирович, пистолет могли в карман и не класть. Я ничего против вас не замышляю. Просто есть важная информация....

Но Васищева такие слова водителя не расслабили. Он как был напряженным, так и остался. Однако, для рукопожатия, пришлось свою правую вытянуть из кармана, убрав ее с рукоятки пистолета. Васищев сделал это не без опаски. Но провокаций не последовало.

Почему именно здесь? - спросил он Костю.

Фу, вы много выпили!

Не твое дело, Костяра. Не много.

Сейчас бы не пить, а добить эти выборы.

Что-то ты много болтаешь! Ты тоже за мной смотрящий?

Костяра покрутил головой:

- Я просто ваш водила. И хочу, чтобы вы, а не Першина, попали в Госдуму. Почему здесь? Потому что информация важная. Не факт, что ваша хата не прослушивается.

Кем? Першиной?

А кто его знает? Пить бы тоже не следовало. До выборов - неделя.

Васищев смотрел на водителя:

Ты это хотел сказать?

Да нет, другое...Только, думаю, сказать вам или нет? Не ровен час, вообще в запой

уйдете от такой оперативной информации.

- Что за детский сад? Говори, раз пришел, я слушаю. Запоями, к твоему сведению, не страдаю...

- Ладно...Знаешь, Васищев — нормальный ты мужик! Извини, что на «ты», просто нравишься ты мне. Ну, ты не подумай, я не из этих, которые те. Просто, считаю, что таким как ты — как раз и надо в Думе интересы России и людей русских отстаивать. Знаешь, я ведь сам тоже не всегда баранку крутил.

Да, слышал, - Васищев кивнул: - В полиции служил.

Ну, еще в милиции. Мент я бывший, старший лейтенант, следак. Мне ведь тоже от

этих голубых досталось. Шесть лет назад допрашивал одного педика в управлении. Проходил, как свидетель по одному убийству. Я понимал, что этот гад знает намного больше, чем говорит. Ну и пришлось ему задницу дубинкой помассажировать. И рот заодно. Он в прокуратуру заяву настрочил об извращенном изнасиловании. Хотя, по-моему я, действительно не тот метод допроса выбрал — ему только приятно было. Но среди прокурорских тоже оказались люди «голубых кровей» и полетел я из органов с волчьим билетом. Так что у меня с этой братвой свои счеты. Я — на Вашей стороне!

- Ты бы раньше мне рассказал — может бы смог тебе помочь обратно в полицию вернуться...

- Не об этом речь сейчас, Игорь Владимирович, не обо мне. Вообще, не за этим я к Вам пожаловал.

- Говори, - Васищев, на всякий случай, опять приблизил руку к карману с оружием.

- Речь о Брунове. Он Вас предал! Хотя, в наше время тотальных денежных интересов «предал» - это, может, очень высокопарно звучит. Короче: подставляет он Вас, на основного конкурента работает. Все сливает, гад.

- Что мелешь ты, Костяра? На кого Людвиг может работать? Ты даже не представляешь, какие ему бабки платят!

Но водитель только грустно улыбнулся и достал из кармана смартфон:

- Тут дело не только в бабках, Игорь Владимирович. Брунов и Першина — любовники. Они вместе спят. И знакомы уже несколько месяцев. Эта Галина Першина все просчитала.

- Быть того не может! Людвиг, конечно, себе на уме, но это — явный перебор. Где доказательства? - Васищев полностью протрезвел для встречи с новым ударом судьбы.

- Вот они, - Костя начал совершать манипуляции со своим смартфоном и на его экране появилась видеозапись, - Я как-то, недели две назад, отвез Вас домой и возвращался мимо гостиницы, где Брунов обитает. Смотрю, из авто выходит дамочка, очень похожая на Галину Першину. Правда, она немного замаскировалась под проститутку. Темные очки, короткая юбка. Но я ведь мент. И то, что она была без своей собаки — меня тоже не сбило с толку...

- Першина без джинсов и своего дога — нонсенс, - негромко заметил опечаленный Васищев, просматривая сделанную водителем запись.

- Зачем им с Бруновым дог, они же не зоофилы? Смотрите — я начал за Бруновым вести, так сказать, наружное наблюдение. Чутка у меня сработала, как у лягавого.

Вот это она выходит из номера Брунова. А вот — ценный кадр — они вместе у окна. Вот еще ценней — они целуются на балконе...как голубки, мать их. Кстати, тогда, когда Вы вечером к Брунову заезжали в номер, он честно сказал, что с бабой был...

- Говорил, что с какой-то проституткой, - голос Васищева снова осип, а во рту у него опять пересохло.

- Не знаю, конечно, может Першина на проститутку и тянет, но был он с ней. Я их утром сфотографировал.

- Сука! Бл....ть, ган...н старый! Я убью этого пидара! - Васищев не смог сдержать эмоций. Первой его мыслю было срочно звонить в Москву, второй: что все пропало окончательно. Свою кандидатуру нужно снимать срочно, чтобы избежать позора от неминуемого поражения. Однако, сделать это надо после переговоров с Москвой. Иначе такая самодеятельность грозит иметь нехорошие последствия. А может это московские ребята затеяли такую комбинацию? Может Першина не только с Бруновым спит?

Водитель спокойным тоном сказал:

- Игорь Владимирович, до выборов еще есть время. Я остаюсь работать с Вами. Будем обходить квартиры, дома, каждому будем рассказывать, в Интернете будем о себе сообщать. Вас теперь все в Курске знают. Прорвемся!

- Да уж, все знают — это точно! - Васищев как-то печально развернулся и стал подниматься по ступенькам.

Куда Вы? - спросил водитель.

Мне надо подумать, одному, - прозвучал стандартный за последние дни ответ

Игоря.

Костя смотрел ему вслед:

А мне что делать?

Иди в машину, жди. За информацию спасибо! Я тебе позвоню.

Васищев зашел в квартиру, механически закрыл замок. Ирен стояла в коридоре. За последнее время Васищев сменил свое мнение о ней — Ирен не была глупой. Наоборот: она знала как вести себя и с мужчинами, причем в разных ситуациях. Вот и сейчас, она не задавала вопросов, типа: «что он хотел?», «что там?». Она смотрела на Игоря, ожидая, что он сам выдаст ей информацию, которую сочтет нужной. Но, конечно, такой степенью гениальности или экстрасенсорными способностями, чтобы самой обо всем догадаться — она не обладала.

Брунов спит с Першиной, - объявил ей Игорь и направился в комнату.

Сука, - тихо сказала Ирен. Она не стала делать круглые глаза, пять раз с глупым

видом спрашивать «как!?»,кричать «этого не может быть!», «а это точно?» Сразу все поняла.

- Пожалуйста, дай мне пять минут. Мне нужно собраться с мыслями, -попросил Васищев, закрыв за собой дверь в комнату.

Хорошо, - ответила Ирен, отступив в сторону кухни, - в Москву звони.

Это можно было и не говорить, да она и сама это поняла.

Васищев не ответил. Оставшись один, он достал пистолет и положил его на письменный стол. Сел. Вряд-ли он думал ограничить свое отсутствие пятью минутами — ведь он решил застрелиться. В душе его творилась буря. Впрочем, как почти у всех, кто подходит к совершению самоубийства. В этот момент каждому кандидату в самоубийцы врач может поставить психиатрический диагноз.

Игорь взял в руку пистолет. Направил дуло в рот. Конечно, куда же он еще мог его направить при своем подходе к жизни? Из близоруких глаз Васищева потекли слезы. Это были тонкие горячие струи обиды и отчаяния. Нос заложило. Ему не хотелось умирать. Но, очевидно, по-другому было нельзя. И тут он подумал о своих детях. Не об их матерях, ни о своей старушке-маме, ни об Ирен и друзьях, а о своих детях. Их ведь у него пять и все несовершеннолетние. Некоторые подают какие-то надежды в учебе, в развитии. Дети любят его, как папу, хоть и видят не часто. Они любят его таким, какой он есть, депутат он или не депутат, хороший или не очень. Он ведь их тоже любит, как может о них заботится. А сейчас он готов покинуть этот несовершенный мир навсегда. Кому он сделает лучше? Только Першиной и ее команде. Нет, своим маленьким детям он нужен живым! Даже если они и не рядом. В конце-концов — не все еще потеряно. Потом он вспомнил, что есть рай и ад. Сейчас он прямиком отправится во второе учреждение. Ему и так о рае думать бесполезно, но, может, если еще пожить, то что-то получиться исправить?

Пистолет был отложен в ящик стола. Игорь встряхнул головой, вытер слезы, поправил очки. Затем встал. Когда он вышел из комнаты, Ирен стояла под дверью. Она улыбнулась ему как-то очень радостно.

- Что? Ты хотела меня подслушивать? - по-доброму спросил Игорь, - Готова продолжить мою борьбу?

Ирен сделала к нему шаг, взяла за руку:

Конечно, готова! Знаешь, я подумала, что ты сейчас застрелишься...

Что ты? С какой радости? У меня имеется сила воли.

Ну, из-за Брунова...

А, Брунов? Теперь ты на его месте. Ты, Ирка, начальник моего штаба!

Справишься?

Ирен поправила полупрозрачный халат:

Не знаю. Ты сначала в Москву позвони.

Да, точно, - Игорь взял в руку телефон. Пока он звонил в Москву, он подумал,

между делом, что очень похоже на то, что Ирен его успела полюбить. В этом он оказался близок к истине.

Когда высокопоставленный московский чиновник услышал шокирующую новость про Брунова, подкрепленную аргументами, в адрес Людвига Сергеевича опять прозвучали матерные слова, обидные, но справедливые. А намерение Васищева продолжить борьбу, вызвало симпатию, уважение, но, честно говоря, крест на его депутатской карьере, серьезные люди для себя уже поставили. А «добро» на назначение Ирен новым начальником предвыборного штаба дали легко.

Вечером того же дня отчаянная троица во главе с Васищевым, компанию которому составили Ирен и водитель Костя, обходила частный сектор на 2-й Тихой улице. Это была окраина города. Оказалось, что в четырех из десяти домой о Васищеве, вообще, ничего не слышали. Побеседовав с людьми и раздав материалы, получив от большинства заверение в том, что обязательно за него проголосуют, Васищев предложил переместиться на 3-ю Тихую улицу . Там он, в принципе, ни разу не был, но знал, что на этой улице заканчивается не только частный сектор, но и сам Курск.

Может на Кукуевку поедем? - весело предложила Ирен. Васищев промолчал.

Это далеко отсюда, - ответил Костя.

Да я просто прикалываюсь, мне название понравилось, - ответила Ирен, -, я, по

началу, вообще, думала, что у Вас в Курске так образно выражаются.

- Да почему образно...Кукуевка — и есть Кукуевка на выезде. У меня там друг живет.

В первом доме на 3-Тихой оказалась какая-то неадекватная старушка, которая объявила о своем намерении голосовать за коммунистов и безапелляционно послала агитаторов и кандидата на три веселых буквы. Во следующем доме оказались алкоголики, которые были очень не рады, что гавкают собаки и они вынуждены отвлекаться. Поэтому они тоже послали Васищева и Ко на три буквы, не вступая в дискуссии.

- Какая-то улица неудачная, - грустно сказал Васищев: Если и третьем доме будет такой облом, то, наверное, закончим на сегодня. Тем более, что стемнело уже.

Действительно, небо стало очень-очень темно-синим, появились первые одинокие звезды и было уже почти пол-девятого вечера.

Следующий дом был на приличном расстоянии от предыдущих. Собаки вокруг гавкать прекратили. Домик был ухоженный, не бедный, псов во дворе не наблюдалось, забор не большой, а дворик засажен цветами.

Что-то окна не горят, - озвучил очевидное водитель, - дома никого нет?

Не факт. Это с улицы не горят, - заметил Васищев и, открыв калитку, бодро вошел

во двор. Надо отметить, что свои встречи с избирателями и поквартирный обход Васищев проводил довольно уверенно, не боясь заходить во дворы и в квартиры, помня что он еще числится сотрудником серьезной государственной структуры.

Он остановился перед дверью, и тут его посетила организационная мысль:

- Слушай, Костя, я тут сам поговорю, а Ира мне поможет, Будь другом: разнеси по этой улице наши листовки. Хоть еще в пять-шесть домов. Обойти я их не успею, и сюда мы уже до выборов не попадем. Пусть хоть прочитают про меня. Если еще не знают...

Последнюю фразу кандидат произнес без оптимизма, но с намеком. Костя быстро взял пачку листовок, покинул двор, в который он только успел войти, и пошел по улице.

Кнопка дверного звонока на глаза ни Игорю, ни Ире как-то не попалась. Но тут Ирен заметила, что за углом дома на землю падает свет из окна.

- Кто-то дома, давай хоть постучим, - шепнула она Игорю. Но тот, влекомый каким-то чутьем или инстинктом, сам заглянул за угол. Ирен пошла за ним. На этой стене дома было два небольших окна. В одном из них горел неяркий свет. Васищев заглянул в стекла.

Окно было наполовину закрыто голубой занавеской. За его открытой частью хорошо просматривалась комната, выдержанная в желтоватых тонах. Эта была спальня. Тускло горел свет — ночник, отбрасывающий лучики света на желтые обои. У Васищева отвисла челюсть и по-настоящему открылись глаза! В комнате стояла кровать. Она была расстелена, а на ней лежала голая женщина. Не просто лежала, а активно. К тому же, она была не одна, а с партнером. Партнером ее выступал большой черный дог! Передние лапы собаки были упакованы в белые мешочки, огромный собачий член елозил по промежности хозяйки. Затем женщина обхватила четерехлапого любовника ногами и ввела собачий орган во влагалище. Больше в комнате никого не было. Да и во всем доме, наверное, тоже.

- Век живи-век учись. - прошептал Васищев Ире, которая тоже с интересом наблюдала эротический театр по ту сторону окна.

- Всему в жизни не научишься, - так же шепотом ответила Ирен, - я такое только на экране видела. Бери, снимай на камеру!

Васищев согласился, решив, что снять такую любовь будет не лишним. Он извлек смартфон и начал съемку. Ирен сделала то же самое. Они снимали оргию неизвестной курской зоофилки, то ли на память, то ли на всякий случай. И хоть любительница секса с собакой была так увлечена и возбуждена, что даже не смотрела в сторону окна, Игорь и Ирен приняли меры предосторожности: выставили только руки аппаратами и чуть высунули головы, сами, при этом, стали за пределами окна.

Зоофилка дергалась, прерывалась, чем-то мазала свой половой орган, возбуждала дога губами, но, в основном, опытными руками. Очевидно, занималась она этим далеко не в первый раз, да и для дога, судя по всему, такие хозяйские забавы были делом привычным. И Васищев, и Ирен, испытали некоторое возбуждение, хотя ни о чем подобном у них и мыслей не было. Минут через десять кто-то кончил: или собака, или зоофилка, потому что необычный половой акт завершился. Наверное, операторы как-то расслабились от такой сцены и чем-то выдали себя, потому что женщина посмотрела в сторону окна и вскочила с кровати. Собака тоже встрепенулась и залаяла. Васищеву и Ирен пришлось быстро ретироваться. Но перед тем, как покинуть двор извращенки, Игорь успел снять еще сам дом и табличку с адресом. Также он снял с предохранителя пистолет, оправданно рассчитывая, что похотливая хозяйка может спустить на них своего волосатого любовника. Но дверь дома не открылась.

На улице они встретились с Костей и решили ничего ему не рассказывать.

Все раздал, все дома на этой 3-й Тихой обошел, - бодро отрапортовал водитель.

Пошли скорее в машину, а то Ира замерзла и дел еще много, - сказал Васищев.

Правда лицо у Иры было очень покрасневшим и, можно сказать, «горело». Да и у самого Васищева тоже немного как-бы.

Так тепло ведь, - сказал Костя, - ну, как скажите. Что там: сагитировали этот дом?

Да там никого не было, - ответил Васищев.

А что ж вы там так долго делали то? - спросил Костя, окинув их взглядом. И

осекся: - Ой, все понял, извините меня, тормоза. Любовь!

Ты даже себе не представляешь какая! - улыбнулась Ирен, открывая дверцу

машины.

Приехав домой Ирен и Игорь, забыв на время об ужине, перекинули свою уникальную съемку на компьютер.

Как это тебе? - спросил Васищев.

Да, честно говоря, зоофилия — не мое. Чуть возбуждаюсь, но пробовать самой

самой...Упаси Боже!А тебе как?

- Ты знаешь, в природе имеются вещи, извращенной эстетики которых я не понимаю. В принципе, я там, вообще, никакой эстетики не вижу. Это некрофилия, герантофилия и зоофилия. Наверное, что-то в этом есть, но мне пока понять не дано, - ответил Васищев, и этот ответ был честным.

Значит все остальное тебе понятно?

С эстетической точки зрения объяснимо. А вот эти три извращения — никак.

Речь идет не об эстетике, а об удовольствии тех, кто этим занимается.

Очень сомнительном и очень извращенном удовольствии, - заметил Игорь,

усаживаясь перед монитором.

С первых же секунд просмотра на экране компьютера зоофильской любви они переглянулись:

Слушай, Игорь: эта баба — вылитая Першина! И собака — как у нее!

Точно! Дог — однозначно!

Васищев и сам заметил поразительное сходство со своей проклятой конкуренткой.

Ира, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Першина сейчас явно с Бруновым

в постели развлекается.

Брунов тоже пес смердящий.

Ты права, но эта зоофилка очень похожа, действительно. Да и собака! У Першиной

ведь такой же черный дог! Нет, этого быть не может!

Васищев набрал своего водителя:

Костя, дело очень важное! Мне надо знать, где сейчас Галина Першина.

Ну, Игорь Владимирович, сейчас полдесятого вечера. Я думаю, у Брунова, где-же

еще?

Проверь, я отблагодарю. Позвони Брунову, зайди к нему в номер.

Он все поймет!

Это не будет иметь уже никакого значения. Завтра утром я, в любом случае, пошлю

его подальше. Мне крайне важно знать, где сейчас Першина.

Хорошо, попробую, - сказал Костя.

Васищев вернулся к просмотру занимательного видео. Качество было не совсем ахти, что с его телефона, что с Ирен. Они полностью просмотрели запись. Именно полового возбуждения уже не было: кровь у них в жилах играла, но по другому поводу. Похоже, главный конкурент может выпасть из борьбы со страшным позором. Конечно, однозначно утверждать, что это Першина, было нельзя, но огромное сходство на лицо — а черный дог, вообще, - железобетонный аргумент.

Не важно где и с кем, где сейчас Першина, - твердо сказала Ирен, - это она с

собакой, и все тут.

Васищев нервно прошелся по комнате:

Мы с тобой понимаем, что это не может быть она. Но утверждать, что это не

Першина — тоже невозможно.

Ирен согласно кивнула головой. Тут позвонил водитель:

Першина двадцать минут назад приехала в гостиницу к Брунову.

Хорошо, спасибо, я тебя отблагодарю. А до этого, интересно, где она была и что

делала? Не на 3-й ли Тихой улице расслаблялась?

- Вы задачи задаете, однако, Игорь Владимирович! Откуда я узнаю, где она перед этим была? Думаете, за нами на шпионила? Нет, я ее там не видел.

Ну, это уже не важно, Костя. Спасибо тебе за службу. Заезжай завтра за мной в

восемь утра. Предстоит очень важный день.

На ужин Ирен и Игорь выпили две бутылочки красного сухого вина. Потом у них был хороший полноценный секс, не последнюю роль в котором сыграла сцена в доме на 3-й Тихой улице, которая стояла у них перед глазами. Но после секса Ирен накинула свой полупрозрачный халатик и села к компьютеру.

- Ну что, пришла мне пора начать работать твоим начальником штаба. И начну я, пожалуй, с размещения на интернет-ресурсах одной откровенно порнографической видеозаписи, снятой с двух, примерно одинаковых ракурсов. Надеюсь, эта съемка заинтересует не только зоофилов. Ты согласен?

- Конечно, дорогая. Я тебе полностью доверяю. Только там надо, наверное, дату поставить, ну, допустим, сегодняшний день, 21 час. Кое-что написать.

Естественно, дорогой. Все будет сделано, как в лучших домах. Позор зоофилке

Першиной обеспечен.

Отлично. Пусть это станет нашим лозунгом.

Глава XI. «Выборы и жертвы».

- Вставай, принцесса, день коронации близится! - Брунов нежно поцеловал Першину в щеку. Она моментально открыла глаза, потянулась, потом опять их закрыла. Либо образ Людвига Сергеевича ее не очень обрадовал, либо вставать не хотелось. Но покинуть кровать пришлось.

Было еще очень раннее утро — начало шестого. Но когда Першина оставалась у Брунова — она всегда уходила рано. Ведь им обоим не нужно было афишировать свои отношения.

Вскоре они пили чай на кухне, поедая бутерброды с балыком и красной икрой.

Твоя Рита с собакой погуляет? - почему-то спросил Брунов.

Она всегда с Лордом гуляет, когда меня нет. Сегодня что — день особенный? А

может я сама еще с ним погулять успею.

Брунов сосредоточился, чтобы задать вопрос, который волновал его в последние дни:

- Скажи мне, Галя, если ты станеш депутатом Государственной Думы, а в том, что ты им станешь, сомнений уже нет, мы с тобой...как дальше? Я ведь тебе, наверное перестану быть нужным?

Першина лизнула красно-коричневую гладкую мякоть балыка и задержала бутерброд перед губами:

- Людвиг, ты зачем эти темы начинаешь? Как ты думаешь, мне сейчас до них? Ты хочешь услышать, что я с тобой сплю вовсе не потому, что хочу выиграть выборы, а твой Васищев мой главный конкурент? Что ты мне очень нравишься, а выборы не при чем?

Я не питаю иллюзий, - тихо сказал Брунов.

«И это правильно!» - подумала Першина, но ему сказала: - Людвиг, не бери

дурного в голову. Мы с тобой спим, потому что мы спим. И все. Выборы — это фон. Давай не будем делить нашу жизнь на «до» и «после». Ты от меня никуда не денешься. То, что я тебя заберу в Москву и ты будешь помощником депутата — это однозначно. А в личном плане — посмотрим.

Я и так москвич, - сказал Людвиг.

Ты лучше мне скажи вот что: ты этого пацана, Пантелея, свой с ним разговор, на

диктофон записал.

Да, записал.

А зачем? Он ведь сам открыто выступил на камеру, все рассказал.

А вдруг бы ты его не нашла? Или он бы отказался говорить на камеру?

Еще бы, отказался...

Неужели ты ему дала миллион рублей? С нас он столько хотел поиметь.

Першина усмехнулась:

Он согласился рассказать свою историю за 200 тысяч. Я дала ему аванс — 50,

остальное, пообещала, после выборов.

Кинешь?

А то! Я ведь демократка, типа...А он, мало того, что быдло, так еще и дырявое...

Пусть полтосу радуется.

Не боишься, что будет разборки устраивать?

Кто? Этот педик? Не боюсь, - Першина, действительно, Пантелея не боялась. Но

Брунову она не стала рассказывать, что пятьюдесятью тысячами рублей дело не ограничилось. Она встретилась с Пантелеем лично. Тот был еще под парами алкоголя. Повезла его в сауну, продемонстрировала ему отличный оральный секс (в этом Галина была весьма искусна), и массаж простаты с помощью приспособления из секс-шопа. И Пантелей не отказал в ее маленькой просьбе, подкрепленной деньгами и обещаниями еще больших денег, рассказать об изнасиловании у гаражей. Тем более, это было преподнесено, как возможность отомстить Васищеву, и такая постановка вопроса нашла отклик в душе Пантелея. По-другому отомстить у него все-равно не получилось бы.

- Ну, а все же? Чтобы ты делал с диктофонной записью, если бы этот Пантелей больше не появился? Не ужели ты бы смог запустить в дело свою беседу с этим юным геем?

- Ради тебя – да.

- Не поверю: тебе бы конец пришел.

- Ну, мой голос можно было бы заретушировать, оставить только «кота».

- Кого? А, ясно…Все ясно…с тобой…

С утра в тот день, многие жители Курска, посмотрели обращение одного начинающего исполнителя шансона из Москвы, которого звали Мышка. Это был симпатичный парень, с длинными светлыми волосами, с позорными татуировками на руках и с явными признаками нетрадиционной ориентации. Вот что он говорил своим сладким голосом:

- Хочу обратиться ко всем, кому дорога правда и справедливость, но прежде всего, к жителям Курска, моим бывшим землякам с КЗТЗ, к тем, кто входит в округ, где в это воскресенье будут выбирать депутата Государственной Думы. Кто меня еще не знает — я певец Мышка. Когда-то меня звали Михаилом, я был простым парнем с КЗТЗ, но с непростой судьбой. По глупости и малолетству угодил я в места не столь отдаленные, где меня, по-беспределу, опустили. Я стал «петухом» на зоне. Вышел. Хотелось кушать – обокрал киоск, опять сел. Об этом я написал в своих песнях. Мой альбом про опущенных мальчиков скоро появится на прилавках. Но это так, к слову.

Не хочу, чтобы вы, люди, повторяли мои ошибки. И те, кто живет по понятиям, и кто соблюдает закон. Пацаны не должны спать с пацанами – пацаны должны жить с девчонками, а девчонки с ребятами. Это будет правильно по жизни. Хочу Вам всем сказать: тут, на днях, один пацан Пантелей, которого я знал давно, выступил с такой шнягой, что у меня сердце сжалось. И меня зачем-то приплел в свою читку. Напомню эту мульку: якобы его и меня, в августе позапрошлого года, возле каких-то гаражей, типа изнасиловали. Причем не абы кто, а ныне всем известный уважаемый человек. Складно болтал, чтобы все подумали, что так и было на самом деле.

Послушайте меня, избиратели города Курска! У этого кандидата в депутаты Государственной Думы пять маленьких детей! И такая жена, и, между нами говоря, и любовница супер — Пантелей со своей тощей задницей и рядом не стоял! Думаете, этот дырявый фраер просто выдал желаемое за действительное? И да, и нет. Ну, он всегда мечтал, чтобы его взял какой-то брутальный, властный мужик, поступал с ним как с последней сукой. Он рассказал вам о своей мечте. Только кандидат в Госдуму, отец пятерых детей, примерный муж, семьянин - этого Пантелея, как и меня, в глаза никогда не видел! Я звонил Пантелею, задал вопрос: брателло, а зачем ты меня в свои голубые мечты приплел? Не ходил я с тобой по гаражам в позапрошлом году, никто там меня с тобой не трахал. Зачем врать? А вот зачем — от кандидата в депутаты Государственной Думы Галины Першиной, известной демократки, лесбиянки и бывшей проститутки, получил Пантелей ровно 200 тысяч американских долларов. Чтобы вы, братва, знали, Першина работает на США. Ей эти деньги госдеп передал, чтобы обгадить честного человека, настоящего патриота России и земли Курской Игоря Васищева. Вот так-то, братцы. Я за свои слова отвечаю, а вот пусть эта сука Пантелей за свои ответит.

В заключение обличительной речи продемонстрировал Миша-Мышка опять свои наколки.

Нельзя сказать, что это обращение разорвало интернет, но шума наделало. Брунов как раз его просматривал в шестой раз, когда к нему в кабинет вошли Игорь Васищев с водителем Костей и с Ирен.

- Интересное видео, я бы сказал, - произнес Людвиг Сергеевич, приподнимаясь. Он оценил недобрый взгляд кандидата и остальных вошедших, а потому почувствовал, что хорошо ему сейчас не будет.

- Не самое интересное из возможных, - с какой-то издевкой заметил Васищев, - а ведь такое видео, по идее, должен был подготовить руководитель моего предвыборного штаба...

- Ну, Игорь Владимирович, это касается только тех руководителей штаба, которые не спят с конкурентами и не сливают им всю информацию, - суровым голосом произнес Константин.

- Да, точно.

Брунов побледнел, а потом покраснел.

- По хорошему, Людвиг, я тебя должен застрелить. Или поступить с тобой так, как вот этот пидарастик Пантелей про себя рассказывал. Только не встанет у меня на тебя. Старая крыса! Ты меня со счетов сразу списал?

Людвиг Сергеевич, понимал, что его карьера в штабе Васищева закончена, но и Васищев, по его мнению, шансов стать депутатом Думы никак не имел. Поэтому он взял себя в руки и набрался наглости:

- Да, Игорек, я сплю с Галей Першиной, и оно того стоит. Если бы ты не был пидаром — ты бы меня понял, - сказал Брунов и получил за это удар в голову. Ну, не только за это — за все, в принципе.

- Проваливай отсюда на хрен. Всех своих мудаков забирай, которых ты привел! Охрана, помогите пожилому человеку побыстрее собрать свои манатки! - скомандовал Васищев.

В результате спонтанных кадровых рокировок через два часа избирательный штаб кандидата в депутаты Государственной Думы Игоря Владимировича Васищева насчитывал всего двенадцать человек, из них два охранника и уборщица. Еще осталось пару студентов и пару пенсионеров в качестве пиарщиков и агитаторов.

Васищев вызвал специалистов, чтобы проверили помещение штаба на предмет всевозможных «прослушек» - он не сомневался, что Брунов мог напихать «жучков». Но то ли Брунов этого не сделал, то ли специалисты были не достаточно квалифицированы — в общем, никаких «жучков» не выявили.

К вечеру события приобрели интересный оборот. Едва Игорь Владимирович успел поблагодарить московских кураторов за своевременное обращение певца Мышки (социологические опросы показали, что оно вызвало отклик у избирателя и несколько повысило рейтинг Васищева), как уже ему звонили из Москвы.

Что это, Игорь?

Вы насчет чего? - Васищев уединился в свой кабинет.

Не прикидывайся валенком. Першина, дог, зоофилия. Твоих рук дело?

Причем тут я? Я что ли, собаку на нее засовывал? Ну, возможно, у женщины такие

наклонности. Догадываюсь: избирательная компания отнимает много сил и нервов, Брунов уже далеко не юноша, и любовник, наверное, никакой. Вот и пришлось к догу обратиться.

Не стоит осуждать — с кем не бывает.

- Хватит шутить! Ты знаешь, что интерес к этому клипу проявили все. Першина , если это она, становится звездой интернета! Причем, смотрят это, я думаю, не только в Курске, но и в Москве, а еще в Европе и в Соединенных Штатах.

- Ради Бога! Таких звезд в интернете — пруд пруди, надо только зайти на сайты с зоопорно, - Васищева изнутри всего распирало. Он готов был истерически смеяться, прыгать до потолка, но сдерживался. И представлял, что сейчас испытывает Першина и этот негодяй Брунов. От этого ему становилось еще лучше.

- Как к тебе попала эта запись? - голос из высокого кабинета был требовательным, но благодаря некоторым интонациям и собственному опыту Васищев понял, что на самом деле, сейчас этот вопрос для его кураторов не актуален. Поэтому, можно рассказывать что угодно, а правду поведать когда-нибудь, не скоро, может быть...

Оно не ко мне попало — оно попало в интернет. Не знаю, честно.

Хорошо, пусть будет так. По нашим данным, доверие избирателей к Першиной

катастрофически рухнуло. Она сейчас приобретает всеобщую известность, но ее рейтинг превратился в антирейтинг. Похоже, люди в ней, почему-то, разочаровались...

Почему, интересно? - схохмил Васищев. Ему хотелось выпить шампанского.

До связи! - сказали в Москве и окончили разговор. Васищев понимал — почивать

на лаврах рано. Сегодня заканчивался вторник. До выборов оставалось четыре дня. Только суббота уже не считалась.

Васищев и Ирен предусмотрительно удалили запись зоофилки с 3-й Тихой улицы из своих телефонов, с компьютера, сохранив ее на флешках, которые спрятали в место, известное только им. Лавина нарастала, сайты, которые не постеснялись разместить такой острый зооклип, просто разрывались от просмотров, а их владельцы радовались судьбе.

Если два дня назад Васищев опасался получить инсульт от печали, то теперь он переживал за свое здоровье от радостных новостей. На четверг Игорь Васищев назначил итоговую пресс-конференцию и встречи в микрорайонах. Все оставшиеся денежные средства он распорядился вложить в «представительские расходы» на СМИ для правильного и активного освещения этой конференции в пятничных новостях и в выпусках курских газет. Также на встрече с журналистами Васищев решил усилить свою охрану, опасаясь прихода либо самой Першиной, либо провокаторов от неё.

Опасался не зря — первоначально такие планы у Галины были. Но жизнь их перечеркнула. А конкретно: отношение к ней окружающих.

Першина обнаружила зоофильскую запись с 3-й Тихой улицы сама. Просто мониторила интернет и увидела: «кандидат в депутаты Государственной Думы от Курска Галина Першина занимается сексом со своим догом». Ссылок было не меньше десятка!

- «Это что-то новенькое!» - заинтересовалась Першина, переходя к ссылке. То, что показалось на экране, детям, однозначно смотреть было нельзя. И впечатлительным взрослым — тоже.

Першина отметила, что героиня неприличного ролика, действительно, похожа на неё, а похотливый дог — копия ее Лорда. И еще она отметила, что эта не постановка, а натуральная зоофилия. У Першиной сжалось сердце и онемели ноги.

Двойной удар испытал Брунов — во-первых, его с позором выгнали с его должности. Во-вторых, когда он заглянул вечером в интернет, чтобы свериться с происходящим и увидел клип с голой женщиной и собакой — он этому поверил! И то, что Першина оказалась зоофилкой, стало для Людвига Сергеевича гораздо большим ударом, чем произошедшее в штабе Васищева. Поверил он в это еще и потому, что планов с подобной подставой у его бывшего патрона Васищева и близко не было.

Першина срочно назначила собрание своих активистов. Но явилась только одна четвертая часть. Она послала юриста в полицию, чтобы написать заявление о клевете, подлоге, грязной инсинуации и нанесении морального ущерба, подрыве авторитета и т.д и т. п. - чтобы потянуло лет на восемь. Но в полиции сказали, что Першина должна явится сама. А когда Галина туда приехала — многие полицейские начали снимать ее на телефоны, остальные — откровенно пялились. Першина покинула отделения, так ничего и не написав. На улице ее все начали узнавать. Юрист — женщина предпенсионного возраста —куда-то испарилась. Брунов оказался в курской областной больнице с гипертоническим кризом. Какие-либо интервью, общение с прессой, опровержения и дискуссии с Васищевым были заранее обречены на провал.

- Ну, ты даешь, мать, - сказала ей по телефону подруга Ксения, которая была известна не только в самой России, но и за ее пределами, - вот так запросто с собакой! Как оно? Прикольно? Я до такого еще не дошла. Ты рекомендуешь или не стоит?

- Это была не я! Меня подставил кто-то! Скорее всего, этот мудак Васищев. Его топорная работа.

- Да мне можешь не говорить! Я к тебе хуже относиться не стала: ты была и остаешься моей подругой. С кем ты спишь — меня не волнует. Лучше с догами, чем с козлами....

-Да иди ты...- не очень злобно крикнула Першина и выключила телефон.

А так как телефоны и Першиной, а тем более, ее подруги, прослушивались - кто-то на Лубянке повеселился с этого незатейливого дамского разговора.

Всю среду Игорь Владимирович встречался с людьми. Но в темах бесед, которые поднимали избиратели, начали доминировать вопросы о Першиной и о ее порочных наклонностях.

После обеда позвонил кум Витя:

- Привет дорогой кум! Как успехи? Что твои северные народы? - Игорь был рад его звонку.

- Успехи мои - обычные, округ — поспокойнее твоего. Конкуренты с лайками и оленями любовью не занимаются. Считай, их и нет, конкурентов-то...

- Победа без борьбы — это не совсем победа, кум. Что, и ты уже знаешь, чем одна из кандидаток занималась в свободное от работы с избирателями время?

Теперь об этом все знают. Хвалю.

Да я тут при чем? Она сама.

Пищук-Бабай развеселился:

- Ну-ну, если бы я тебя не знал. Такой пиар дорого стоит. Его даже черным не назовешь.

- Послушай, Виктор, включи мозги — такое специально сделать не получится. Я себе подобное и представить не мог.

- Позволь мне усомниться. Но ладно, кум, речь не об этом. Соскучился я по тебе, а до выборов, понятное дело, уже не встретимся.

- По-любому, дорогой кум, встреча наша с тобой возможна только после выборов. Это у тебя результат, откровенно говоря, предсказуем, а у меня — сплошные засады.

- Да, наслышан был о твоих трудностях. Но, ты видишь — Бог на нашей стороне. Справедливость восторжествовала.

- Как говорили мои украинские друзья: «не кажи «гоп» пока не перескочишь». Ты понимаешь, о чем я?

- Да я украинский лучше тебя знаю. У меня ведь корни малороссийские: фамилия чисто полтавская.

- Да ну? У тебя просто предки были дедами Бабаями, а женщины твоего рода любили пищать, как, впрочем, многие бабы.

- О, острослов. Игорек — ты забываешь: писатель это я, а не ты. Скажи, твой начальник штаба, ты о нем рассказывал, не помню фамилию, что, действительно работал на твоего основного соперника?

Васищев сжал губы:

- Увы, никому нельзя доверять, Витя. Этот пройдоха Брунов не просто работал на Першину — он с ней спал! А насчет писателя — ты заблуждаешься — я надеюсь, что напишу еще не один роман.

- У нас порнография пока запрещена, так что придется потерпеть. Шучу — я в тебя верю. Да, вот ты напомнил фамилию: Брунов. И имя такое, несколько необычное — Лютик, Людовик.

Людвиг...Сергеевич. Это уже не важно.

Да, но ты так его положительно характеризовал. Говорил: солидный,

профессионал, дело знает, округ тоже. Где ты его откопал? Москва рекомендовала?

- А кто же еще? Он сам москвич, но когда-то жил в Курске, работал в Обладминистрации. Не знаю, когда он к этой Першиной пристроился, может и на выборах.

Между черным догом вклинился? Может тоже зоофил?

Да, не похож вроде-бы. Может, маскировался...

Ладно, что мы о всяких девиантах говорим. Как избиратель? Каков, в

преимущественной массе социальный портрет тех, кто пойдет на избирательные участки в это воскресенье?

- «Каков портрет: быдло — быдло и есть. Кто с собакой трахается, кто бухает, кто совсем чокнулся!»- хотел ответить писателю Игорь Владимирович, но природное недоверие ко всему, в том числе и к куму, а также боязнь прослушивания телефона, не позволили ему это сделать. Решил, ч��о эмоции свои и объективную характеристику сограждан он выскажет при личной встрече. А сейчас он сказал:

- Ну ты загнул, дорогой кум. Мы ведь не на экзамене по социологии. Мой округ, в основном: честные, работящие люди, небезразличные к судьбе Родины, патриоты Курского края и всей России.

Вот, блин. А я думал, как и везде: быдло алкоголическое.

Да что ты, кум? Как ты о народе так думать можешь? Тем более о моих

избирателях? Тут ты ошибся, Витя. Не слушай западных недоброжелателей нашей страны. Наш народ — самый лучший. Особенно в Курске, тем паче на КЗТЗ.

Они что, тебя сейчас слушают? - недоумевал Пищук-Бабай.

Неважно. Я знаю, что мой избиратель не такой.

Ну, извини, не знал. Повезло тебе с избирателями, - недоуменно сказал Виктор

Петрович.

- Да наши люди — лучшие. Зря такие, скажу откровенно — госдеповские инопланетяне как Галя Першина мутят — рано или поздно дымовая завеса лжи рассеется.

- Однозначно, кум: так рассеется, что останется абсолютно голая Першина со своим верным и похотливым черным догом, - сказал писатель, не сомневаясь для себя, что либо Васищева слушают, и он об этом прекрасно знает, либо у его кума легкое душевное расстройство из-за предвыборных баталий.

Они тепло попрощались, условившись встретится после дня голосования. Ни Васищев, ни Пищук-Бабай не сказали, что будут отмечать свою победу. Каждый из них очень надеялся, а писатель, практически и не сомневался, что победа у него неприменно будет, но вслух о ней говорили.

Все интеллектуальные и физические силы Игорь Владимирович решил кинуть на завтрашнюю пресс-конференцию, а средства, как и планировалось, на ее достойное и обширное освещение на телевидении, радио, в газетах и в интернете. Вечерний обход квартир он уже решил не совершать — уделил время общению с мэром Курска и с Губернатором области. Из деликатности, или по каким-то иным причинам, скандальный зоофильский ролик с женщиной, похожей на Першину и с догом, похожим на ее дога, - на этих встречах не обсуждался. Это и хорошо — Васищеву не пришлось краснеть. Конечно, не от стыда за свою незадачливую конкурентку. Хотя, вряд-ли бы он краснел.

Четыре оставшихся агитатора, разделившись на две бригады, продолжали добросовестно разносить предвыборные листовки Васищева по ящикам и подъездам. Одну листовку Васищев оформил в виде памятки для водителей, вторую — с актуальными и несложными рецептами для хозяек, третью — с рекомендациями по уходу за новорожденными детьми. И конечно, везде с был призыв и аргументированная необходимость голосовать за самого достойного кандидата Игоря Вдадимировича Васищева. Самой популярной и долгоиграющей предвыборной агитацией оказалась кулинарная листовка. Ирен подумала срочно напечатать от имени Першиной, листовку по ласковому обращению с собаками крупных пород, но решили, что Першина и без этого не скоро придет в себя и не вернется на прежние позиции.

Одна из бригад васищевских агитаторов встретила возле «хрущевки» в центре округа агитаторов, работающих на Першину. В процессе работы они нередко пересекались. Никаких конфликтов не возникало — агитаторы состояли из небогатых студентов, всем надо было как-то зарабатывать, все понимали, что никакой идеологии — чистая зарплата, а на кого работать — без разницы — лишь бы не кидали, а платили достойно.

Этим вечером группа поддержки Галины Першиной клеила какой-то материал на специально отведенную доску перед подъездом. Агитаторы Васищева решили пошутить:

- Вы там случайно не полицейское объявление лепите: Внимание! Разыскивается черный дог — насильник женщин»?

- Да идите Вы — ответила «першинская» девушка, - Вам хорошо, Ваш кандидат только какого-то тупого гопника отымел....

- И то об этом все уже забыли, - поддержал ее спутник, - а нас сегодня в нескольких местах чуть не побили....

- Ваша шутка насчет дога-насильника — самое мягкое, что мы сегодня услышали, - продолжила девчонка.

Васищевские агитаторы усмехнулись:

- Так на фига вы это делаете? Думаете Першина после такого ролика имеет хоть минимальные шансы?

- Так надо ведь все наклеить, - мрачно ответила девушка.

- Да че вы, в натуре, странные? Бабок ведь больше она Вам уже не даст, - заметила девчонка из противоположного лагеря.

- Реально, ребята! Пойдемте лучше пивка попьем, поближе познакомимся, - предложил васищевский агитатор, который давно положил глаз на девчонку, которая работала на Першину и училась в пединституте.

Агитаторы Першиной не долго колебались. Пиво пошло на «ура» и в ту же ночь першинские и васищевские агитаторы друг с другом переспали. Причем девчонка из пединститута и паренек из медицинского сблизились настолько, что через полгода расписались.

В пятницу Игорь Васищев облачился в френч. Хотя, он долго колебался в вопросе гардероба на пресс-конференцию. Думал одеть военную форму. С погонами не ниже полковника. В принципе, он имел право на это. Но передумал. Решил, что оденет нечто сталинское. Хоть общий план пресс-конференции был намечен, но темы могли всплыть неожиданные, в том числе и щекотливые, и форма полковника будет просто неуместна.

Для итоговой пресс-конференции Игорь Владимирович первоначально выбрал весьма престижный ресторан в центре города. Он планировал пригласить пару десятков журналистов и столько же статистов. Вернее, ресторан выбирал еще Людвиг Брунов. Теперь же Васищев справедливо рассудил, что встреча с проплаченными журналистами в элитном ресторане может иметь неприятный оттенок, и наверняка Брунов задумал такой формат, чтобы дать своей любимой Першиной повод для очередной обструкции. И хотя теперь Першиной Васище сильно не опасался, все же они с Ирен решили организовать пресс-конференцию в одном из домов культуры на КЗТЗ. Предприятие, к которому когда-то относилось это учреждение, давно перестало существовать и пополнило ряды живописных развалин города Курска, но ДК продолжало успешно функционировать и заниматься коммерческой деятельностью.

Сегодня его актовый зал, рассчитанный на 400 человек, был полон. Понятно, что такого количества журналистской братии во всех реальных СМИ Курска, включая электронные, да еще интересующихся выборами депутатов Государственной Думы, и конкретно Игорем Васищевым, в этом областном центре не было. Реальных представителей журналистского цеха в зале насчитывалось 29, включая трех операторов, и все они были простимулированы материально. Остальные были — почти все - настоящие избиратели. Человек 15 пришли сами — это были пенсионеры с активной жизненной позицией, в адекватности которых некоторые лица, отчего-то, сомневаются. Остальные — тоже реальные избиратели: врачи, учителя, студенты и прочие бюджетники, направленные сюда могучей рукой местной Администрации. Правда, не все проживают в округе, но большая часть все-таки имеет к нему отношение.

- Дорогие друзья, избиратели, я вижу в зале очень много знакомых лиц, но для тех, кто меня еще не знает — представлюсь: Игорь Владимирович Васищев, кандидат в депутаты Государственной Думы России, Российской Федерации. Ваш кандидат. Родился ровно через сто лет после рождения Владимира Ильича Ленина, то есть в 1970 году.

- Что, тоже 22 апреля? - спросила одна из активных пенсионерок левой ориентации

- Представьте себе — уверенно сказал Васищев. Его ответ мог означать и «да», и «нет». Хотя, 22 апреля он не родился....

- Продолжу, дорогие товарищи. Знаете, я часто спрашиваю себя за последние дни: Игорь, если бы сейчас вернуться к старту избирательной компании, выдвинулся бы ты опять кандидатом в депутаты, чтобы защищать интересы курян, простых русских людей, район КЗТЗ, «Химволокно», эту землю, находящуюся в самом сердце России? Согласился бы ты опять пройти сквозь это грязное, простите меня, смрадное болото черного пиара, через эти тонны мерзкой, вонючей лжи, этих информационных помоев, которыми тебя поливали конкуренты, недруги нашей Родины, нацепившие циничную маску якобы радетелей за народ? Где они и где этот самый народ? Но, не важно. Я задавал себе этот вопрос. Скажу Вам честно: руки опускались, хотелось все бросить. Но не сделал этого, потому что понимал — кто же, если не я? И сейчас, глядя в Ваши лица, в Ваши глаза — я понимаю, что нельзя малодушничать. Кто, если не я? Вместе мы победим!

В зале раздались крики: «Молодец!», «Игорек, держись, мы с тобой!» «КЗТЗ рулит!»

- Спасибо, спасибо за поддержку! Сейчас я смогу сказать твердо: если бы все повторилось и мне опять пришлось бы идти через горнило выборов, сносить эту мерзость, эти грязные домыслы — то я бы пошел на это, потому что у меня есть Вы — граждане России, мои избиратели, люди труда, интересы которых я всегда отстаивал, и собираюсь отстаивать в высшем законодательном органе страны.

Раздались аплодисменты, на сцену выбежал мальчик лет восьми с букетом цветов, протянул их и громко крикнул:

- Дядя Игорь, моя мама и мой папа будут за Вас голосовать! Я желаю Вам победы!

Васищев по-взрослому пожал руку мальчику, погладил по голове:

- Спасибо тебе, мальчик. И родителям спасибо! Я Вас не подведу, можете всегда на меня рассчитывать!

Опять раздались аплодисменты, на активисток-пенсионерок сцена с мальчиком, на которого, к тому же, по замыслу Ирен, повязали алый пионерский галстук, произвела впечатление. Часа весов, в их, слегка выцветших головах, начала колебаться в сторону Васищева. А от их мнения зависело мнение их соседей, подруг и друзей такой же возрастной группы. Причем, довольно активной в плане голосования.

- Я продолжу, уважаемые товарищи, друзья. Ничего, что я обращаюсь к вам «друзья»?

(из зала возражений не последовало и кандидат продолжил речь):

- Я говорю «друзья», потому что мне дорог каждый из вас. Даже если он проголосует за другого, достойного, по его мнению, человека. Хочу сказать Вам как друзьям — когда ты пытаешься защищать интересы простых людей, по-настоящему, не на словах, а на деле, - тебе противостоит такая пропаганда, замешанная, не побоюсь этого слова, на самом отборном дерьме! Те, кто обливал меня грязью, знали, что врут, но шли на это. Многие из Вас смотрели веселую комедию, если не ошибаюсь, года 2003 или что-то около того «День выборов».

(из зала раздались голоса: «Да», «Конечно смотрели», «Помним ее»).

- В этой комедии звучала очень актуальная песня солиста группы... довольно скандальной группы, «Ленинград» Сергей Шнурова, известного, как «Шнур». Песня про выборы. Которая заканчивалась неоднозначным выводом «Выборы, выборы — все какдидаты, не при детях будет сказано, на букву «п»»...

(это была острая импровизация со стороны Васищева и Ирен напряглась)

- Так вот, кто-то, кого смело можно ассоциировать с нетривиальным кандидатом, любителям животных во всех смыслах...

(в зале смех, крики «Першина», «Зоофилка!», «Позор извращенцам!»)

- кто-то из демократического лагеря, решил мерять других кандидатов по себе, в своих пороках и в своих извращениях обвинить меня. Да, это неприятная тема. Будь я какой-нибудь далекий от народа чиновник, я бы потупил взор, ушел от откровенного разговора, что-то бы скрывал. Но я — простой русский человек, я один из Вас и скрывать от народа мне нечего. Скажу просто: как меня, отца пятерых детей, пятерых!, трех дочерей и двух сыновей, можно обвинить в голубизне? Это каким надо быть педерастом, чтобы до такой мерзости додуматься?

(в зале бурные аплодисменты, крики одобрения)

- Да, меня есть в чем обвинить. Но этим американским технологам не понять таких вещей. Меня можно обвинить в том, что у меня пять русских детей. И каюсь: от двух разных женщин! Но я еще готов делать и растить детей, пока у моей Родины столько врагов! Надо возрождать генофонд нации! Одной из моих первых законодательных инициатив будет новый закон об увеличении рождаемости. Не ради себя — ради людей! Хватит кормить матерей сказками о материнском капитале и о доступном жилье для молодых семей! Хватит разворовывать материнский капитал! Я положу этому конец!

«Я положу на это конец», - повторила про себя Ирина, мысленно добавив:

«Хорошо, что не перепутал и не сказал то, что думает».

Зал снова разразился аплодисментами и криками одобрения. До участия в этой избирательной компании Васищев никогда не считал, что его актерские и ораторские способности могут проявляться в принципе, а не то, чтобы так ярко. Но, очевидно, таланты можно в себе открывать и на пятом десятке жизни.

Общение с прессой и с избирателями получалось, действительно, неформальным. Это было интересно всем — и самому кандидату, и реальным избирателям, и даже проплаченным журналистам. Они увидели Васищева по-настоящему ярким, адекватным человеком. Некоторые понимали, что он лжец и циник, но он так натурально нес циничную ложь, что это завораживало. Только Ирен немного переживала, что ее любовник не справится с ролью, где-то сфальшивит или растеряется. Но этого не происходило.

На сцену вышла директор одной из школ. Аккуратная, чуть располневшая дама с украинской фамилией и немаленьким носом начала благодарить Игоря Владимировича за помощь и поддержку талантливых учеников. Голос ее был громким, хорошо поставленным, агитация за кандидата однозначно воспринималась как призыв к действию, даже на уровне подсознания.

- Знаете, коллеги, и просто все присутствующие. Я педагог, я не привыкла лукавить. Любую ложь чувствуют дети, поэтому я не умею обманывать ни детей, ни взрослых. И я искренне говорю — таких ярких кандидатов в депутаты Государственной Думы мы с Вами давно не видели. Разве что Владимир Вольфович Жириновский в 90-х годах прошлого века...Но Игорь Владимирович Васищев — не юрист по маме. Он не клоун и не болтун, а наш кандидат, проверенный русский человек, душа которого болит за народ. Не будет преувеличением, если я скажу, что в составе Государственной Думы, таких людей, как наш кандидат Игорь Васищев надо поискать! И не факт, что они там будут!

- Спасибо, спасибо Вам за теплые слова! Можете не сомневаться: я не подведу ни Вас, ни Ваших учеников, ни их родителей, - заверил Васищев, вспоминая какую внушительную сумму получила от него директор, сколько важных вопросов для школы, а еще больше для себя лично, смогла решить за его счет.

Перешли к более острой фазе: вопросам к кандидату в депутаты. Решено было, что избиратели пишут записки в президиум, состоящий из представителя районной администрации (очевидной связи с властями Васищев не желал выпячивать, поэтому когда Глава администрации, перестраховавшись, прислал своего зама — возражать не стал), Ирен, как начальника штаба и активного избирателя, роль которого играл лояльный военрук, (работавший в подчинении у только что выступившего директора и школы, и, по-совместительству, ее любовник). А журналисты задают вопросы напрямую. И хоть ,как-бы с журналистами все решено, но народ этот такой, своенравный. Так и норовит отступить от заданных рамок.

Поэтому не случайно, первый вопрос, прозвучавший от газеты «Друг для Друга», оказался острым на грани провокации, хоть и ожидаемым. Без такого вопроса пресс-конференция, пожалуй, лишилась бы почти всего смысла. Задать такой вопрос хотели почти все, и газеты выразила общий интерес:

- Игорь Владимирович, как Вы прокомментируете ролик, который появился в Интернете два дня назад и буквально взорвал избирательную компанию в Курске.

- В Интернете каждый день появляются сотни тысяч роликов...Если речь идет о той подделке, где какой-то неизвестный мне и подкупленный конкурентом юный гей, а по нашему, - дамы закройте уши, - пидар, рассказывает, как я ему явился в его извращенных фантазиях, то я уже высказал свое отношение к этому черному пиару, а комментариев эта гадость не заслуживает, - важно ответил Васищев, хотя прекрасно знал, что вопрос о другом.

Журналисту «Друг для Друга» пришлось уточнять вопрос после шквала одобрительных аплодисментов.

- Нет, речь о ролике, ну, о зоофильском ролике, с женщиной, похожей на Галину Першину.

- Ну, я подумал, что, возможно, Вы его имеете в виду. Что тут комментировать? Мне непонятно, зачем такое снимать, а тем более, как можно подобным заниматься.?Это мерзко и противоестественно! Вы правильно сказали, молодой человек, очень, кстати, уважаю «Друг для Друга», никакую газету не хочу обидеть, но Ваша — одна из моих любимых. Так вот, Вы верно расставили акценты: «с женщиной, похожей на Першину». Добавлю: «и с собакой - догом, похожей на собаку Першиной». Не будем обвинять ни Першину, ни ее собаку. Мы все с вами видели то, что видели. И Першину до этого многие видели с ее собакой — она ведь защищает права животных. Но хочу сказать, что некоторых животных нужно защищать от некоторых людей, страдающих зоофилией. Это ужасно.. Давайте уйдем от этой темы, в зале ведь есть женщины, мы же не в курилке казармы. Просто у тех, у кого есть глаза — все увидят, и сделают для себя вывод. Подойдя к избирательной урне или готовясь поставить галочку напротив фамилии Першина, и вспомнить все это...с собакой... Уважаемые журналисты, избавьте меня от этого, я не смог досмотреть сам этот мерзкий клип, я не могу и не желаю его комментировать.

Такой ответ, в принципе, публике понравился. Только активные старушки не поняли о чем речь: в Интернет иногда заходила только одна из них. Но специально для такой публики ведущие газеты, начиная с «Друг для Друга», напечатали отдельные кадры. В принципе, вряд-ли остался кто-то из курян, кроме явных младенцев, до кого-бы не дошла информация о том, что кандидат в депутаты Галина Першина предпочитает общество черного дога.

Так или иначе пару «акул пера» местного разлива пытались каким-то боком вернуться к теме свежего зоофильского клипа. Высказывались сомнения в его подлинности. Не в плане действия — оно было очевидным, а в том, что любовью с собакой занимается именно Галина Першина. По этому поводу кандидат Васищев только пожимал плечами и опускал глаза, давая понять, что он не в курсе, где истина.. Так же он реагировал на вопросы по поводу того, как Першина могла оказаться на 3-й Тихой улице в частном доме, и, кто, как и когда выложил ролик в сеть.

В итоге Васищев благородно подвел черту под этой щекотливой темой:

- Дорогие друзья, я понимаю — ролик горячий, запредельный, так сказать. И он не может пройти незамеченным. Но я говорю откровенно: я очень хотел бы, чтобы на этом извращенном видео была не Галина Першина и не ее собака. Поверьте, я искренне сочувствую этой женщине. И если это не она, на что я очень надеюсь, а тем более, если это, все-таки, к большому сожалению, Першина. Но я не представляю, как можно так подставить человека, и где можно найти грязную зоофилку, полностью конченную женщину, которая пошла бы на такую позорную роль? Разве что в дурдоме? Поэтому я очень хочу, чтобы на видео была не Першина, поверьте! Я просто не представляю себе, как это кандидат в депутаты Государственной Думы России с собакой, пардон, совокупляется? А потом в глаза избирателей смотрит, что-то им рассказывает...Да быть такого не может! Ну, не должно быть — это точно и однозначно!

(в зале бурные аплодисменты, крики одобрения, Ирен не сдержала улыбки, прикрыв рот тонкой ладошкой)

- И я хочу поставить точку в обсуждении этой мерзости. Разве это сейчас важно? Наши дети, школы, новые детские сады, ликвидация очередей в них, курские дороги, детские площадки, больницы, развитие наших детей: спортивное, творческое — вот что важно! Россия важна, благополучие соловьиного края, будущее Курской земли — вот что важно! А мы черти о чем говорим, прости Господи!

Уважаемого кандидата послушали, и собрание перешло к дорогам, детям, садам, школам и дорогам. Но, почему-то, такого интереса, как тема кандидатов и зоофилов, эти вопросы не вызвали. Разве что очередь в детские сады некоторых волновала. Но Васищев обещал все проблемы решить. И обещал так, что почти все присутствующие верили. А пенсионерки-активисты поняли для себя, что Васищев — это Ленин сегодня.

После пресс-конференции Игорь Владимирович провел еще пару мероприятий — в школе и в микрорайоне, где его сопровождали особо одаренные в нескольких смыслах журналисты. Он был просто неотразим. Словно в него что-то вселилось. А может не вселилось — просто никогда и не покидало, но дремало до этого времени.

Последний день предвыборной агитации подходил к концу. Завтра наступала суббота — «день тишины» для избирателя. Конечно, зоофильского ролика с женщиной и черным догом «дни тишины» не касались — он уже занял свою нишу.

Вечером на небе было много звезд. Васищев и Ирен попали домой около полуночи — ужинали в том самом элитном ресторане вместе с журналистами. Правда, журналистов технично сменили редактора. Это было не публичное мероприятие. Теплая компания желала Васищеву победы, пила за его здоровье (и за его счет), отпускала скабрезные шуточки насчет Першиной. Про свою роль в раскручивании исповеди Пантелея редакторы старались не вспоминать — они реабилитировали себя в популяризации зоофилии по-курски. Чтобы оплатить ужин пятнадцати любителей вкусно и недешево поесть и попить, Васищев уже влез в долги. Но он на днях поверил в свою звезду и теперь надеялся, что не только Москва все компенсирует, но все окупится с лихвой успехом на выборах и дальнейшей работой. Он ощутил вкус политики, получил настоящий стимул, общаясь с «пиплом».

Игорь Владимирович реально устал. Дома они с Ирен приняли контрастный душ, и он даже не был уверен, что хочет и может сегодня заниматься сексом. Ирен была какая-то возбужденная и чем-то загадочная. Причем, это не было похоже на сексуальное возбуждение.

Игорь включил телевизор, просмотр курских новостей с репортажем о пресс-конференции его полностью удовлетворил. Ирен дождалась, пока он оторвется от экрана. Она села в кресло напротив него, закинула ногу за ногу, и, глядя прямо в глаза своему любовнику, спросила:

Ты доволен сегодняшней работой, честно скажи?

Да, и тебе большое спасибо. Ты, молодец! В отличии от всех, кому я сегодня

говорил «спасибо», тебе я говорю это искренне.

- Надеюсь, - Ирен мягко улыбнулась, - и я тебе кое-что хочу сказать искренне: я беременна. Думаю, с фактом своего отцовства ты согласишься без сомнений?

Васищеву не раз уже доводилось слышать от своих женщин такую новость. Но от этого она не теряла своей значимости.

- Мы с тобой уже несколько месяцев и не похоже, что у тебя еще кто-то есть, - сказал Васищев. Он тоже не сдержал улыбки, встал с кресла, и подойдя к Ирен, обнял ее за плечи.

Я противник абортов, - сказал Васищев.

А я, представь себе, аборты еще никогда не делала...

Ну так и не стоит начинать, - сказал Васищев, хотя в искренности этого признания

у него имелись сомнения, - будешь рожать. Где пятеро, там и шестеро. У меня, очень надеюсь, ресурсов хватит.

Ирен прильнула к нему и поцеловала в губы. Вопросы о бракосочетании она решила не педалировать, чтобы, вдруг, не остаться наедине со своей беременностью. Хотя, Васищеву, в принципе, не свойственно было бросать беременных от него женщин. Но беременность не представлялась ему поводом срочно идти в ЗАГС и оформлять отношения.

- Надеюсь, после сегодняшнего дня удача повернется ко мне лицом, - с надеждой сказал Игорь Владимирович и возвел глаза к иконе, стоявшей на полке с книгами.

Удача действительно, от него не отвернулась. В субботу Васищев отправился вместе с Ирен в Коренную пустынь, посетили мужской монастырь. Их отвез туда водитель Костя, поэтому у кандидата в депутаты была возможность основательно причаститься церковным вином и медовухой. Возможно, его молитвы в Храме монастыря были искренними, наверняка, искренне помолились Ирен иди Костяра. И те, к кому они обращались, улышали их. На обратном пути Васищев и его водитель, по-простому искупались в речке Тускарь.Было уже очень тепло, даже жарко, хотя вода в речке была холодной. Но окунулись по-быстрому, а потому без последствий.

В воскресенье на избирательные участки пришли чуть больше 60 процентов избирателей. Это было очень неплохой явкой, учитывая, что многие граждане предпочли в воскресенье другие дела, самым полезным из которых являлась работа в огороде. О Першиной ничего не было слышно и на публике она не появлялась. Васищев и Ирен, со своей новой курской пропиской (которую они сменили после выборов на более привычную, московскую), также были в избирательных списках. Естественно, Игорь Владимирович проголосовал за самого достойного кандидата — за самого себя. Ирен его, конечно, поддержала.

Людвиг Сергеевич Брунов в день выборов напился, вызвал знакомую проститутку, вел себя очень плохо, унижал ее, и в итоге был ею послан. Голосовать он не пошел, хотя тоже в списках состоял.

Уже через час после закрытия избирательных участков стало ясно, что Игорь Владимирович Васищев из кандидата превратился в депутата Государственной Думы! Он победил с довольно большим отрывом, набрав 51% голосов. На втором месте была даже не Першина, а местный коммунист со своими 20%. У Галины Першиной оказалось менее 18%. Показатели остальных значения не имели.

Ближе к утру в немногочисленном штабе Васищева открыли шампанское. Спать ни ему, ни Ирен, в эту ночь не пришлось. После 9 утра позвонили из Москвы, поздравили, и объяснили, где получить деньги, чтобы со всеми рассчитаться и все компенсировать. Поздравили Курский губернатор и мэр, чиновники рангом пониже. Позвонил и вездесущий Алексей Коркишко, поинтересовался результатом, поздравил, и рассказал, что звонит Виктору, который Пищук-Бабай, но тот не берет трубку.

Куму Васищев позвонил сам. Пищук-Бабай действительно, как-то не настроен был отвечать на звонок. Оказалось, он банально спал. Но Игорю удалось его разбудить:

Тебя можно поздравить, Витя?-спросил Васищев.

А тебя, Игорек? - прозвучал крайне сонный голос.

Мы не в Израиле, кум, не надо отвечать вопросом на вопрос.

Хорошо, - Виктор Петрович чуть взбодрился, - меня можно.

Тогда — поздравляю! Как результат?

Прогнозируемый, Свыше 80 процентов. Что у тебя?

Ну, по очкам скромнее — всего 51%, а вот по итогу — то же самое: ты

разговариваешь с депутатом Государственной Думы Российской Федерации.

- Ой, мать честная! Вот мне повезло! Ладно, кум, не зазнавайся. С тобой тоже

депутат говорит. Причем ты депутатский сон прервал. А вообще-то, я тебя искренне поздравляю. Твоя победа была не легкой. И теперь ты определенно должен поддержать «Общество любителей животных» - если бы не большая черная собака, то не быть бы тебе, кум, депутатом. А с Першиной, кстати, что?

- Она, наверное, не просто собак поддерживает, а держит их за одно место. Но, по правде говоря, даже не знаю что с ней и где она...С четверга как в воду канула. Мне рассказали, что посетила она полицию, пыталась заявление по клевете накатать, но к ней там отнеслись, как к звезде необычного порно, и ей пришлось уйти. Больше ее не видели.

Вот как. Брунов твой, наверное, локти кусает?

Не знаю, что он кусает..Да и не интересно.

Кумовья условились, что теперь встретятся в Москве и реально отметят свое новое качество. Впереди их ждали большие дела.

Через несколько дней Людвиг Сергеевич Брунов нашел Васищева. Игорь Владимирович уже обзавелся персональным охранником и билетами в Москву для себя и Ирен. Через день он должен был покинуть этот гостеприимный город. Брунов ползал на коленях, валялся в ногах, плакал и умолял простить. От него за версту несло перегаром.

Васищев пожалел, что позволил его пропустить.

Что ты хочешь, дамский угодник? - спросил он.

Чтобы простил ты меня, дурака похотливого. Эта зоофилка меня опутала,

приворожила, бл..ть такая.

- Да ладно, приворожила. Ну, простил я тебя, Людвиг. По-христиански простил. Ступай с Богом.

Но Брунов не уходил.

Чего тебе еще, развратник?

Полезным тебе хочу быть. Служить тебе хочу, реабилитироваться.

С пола поднимись. Ладно, я подумаю.

Еле отвязавшись от Брунова, Васищев подумал про себя, что, возможно, такой подлый и порочный негодяй, не лишенный способностей, может ему когда-нибудь и сгодится. Но прощать его предательства он не собирался. По крайней мере, в ближайшее время. Противен ему Людвиг стал.

Галина Першина вернулась в Москву еще в субботу, за сутки до выборов. Её перестал интересовать их результат. Оказалось, что в столице ролик с ее, якобы, участием, уже известен. Суровых разборок со спонсорами ее избирательной компании избежать не удалось. Через какое-то время, кто-то из Интернет-сообщества, детально разобравшись в ролике, по каким-то признакам определил, что в кадре не Першина, а какая-то неизвестная зоофилка. Но это не имело уже никакого значения. Шлейф любительницы секса с собаками неразрывно потянулся за Галиной. Вскоре скончался от вынужденной эвтаназии ее черный дог, но этот печальный факт только усилил ее нехорошую репутацию. Пришлось собрать остатки материальных средств и уехать на ПМЖ в Великобританию (благо, с английским у Першиной не было проблем). В Лондоне, по совету подруги Ксюши и каких-то «Джеймсов Бондов», а также для решения финансовых проблем, Галина Першина возглавила специально созданную под нее «Ассоциацию российских зоофилок, пострадавших от режима Путина». Ей пришлось играть роль до конца, рассказывая, как преследуют в России людей, чья сексуальная ориентация отличается от традиционной. И как она не стала депутатом, потому что ее подставило коварное ФСБ, а отсталые русские избиратели ценностей зоофильской любви не разделяют и не понимают. Непросто было Першиной отказываться от заманчивых предложений итальянских и немецких порномагнатов, настойчиво, соблазнительно и регулярно предлагавших ей сняться в «горячем» кино с животными — ведь реально она ни с собаками, ни с пони, ни с другим зверьем сексом никогда не занималась и думать об этом ей даже не хотелось. В итоге, через пару лет она вышла замуж за одного богатого мулата средних лет и начала рожать ему детей, завязав со всеми «зоофильскими» и антироссийскими проектами. Хотя, мулат позвал ее в жены только лишь потому, что увидел зоофильский клип с догом и женщиной, похожей на Першину. Он не сомневался, что это та самая Галина, и положил на нее глаз. Именно о такой женщине он, почему-то, мечтал.

А вот реальную героиню зоофильского ролика, отснятого Васищевым и Ирен в доме на 3-й Тихой улице, звали Александрой. Этой сорокалетней женщине, в принципе, довольно миловидной, почему-то не хватало мужской ласки. Хотя был у нее и муж, и любовник, и еще любовник в Белгороде. Это были, естественно, мужики, а не собаки. Но хотелось Александре новых ощущений и завела она со своим догом такие отношения, за которые в средние века в Европе на кострах сжигали. Понравился ей дог, действительно, - нечто новенькое.

Но когда ролик попал в Интернет, только муж Александры и она сама — знали что на скандальном видео ни какая не Першина. Но Александра этого толком и понять не успела. Муж ее был полковник полиции, заместитель начальника райотдела. В первый же день, посмотрев ролик в Интернете — он узнал обстановку своего дома, жену и собаку. До этого полковник долго терпел измены Александры. Пару ее любовников просто пришлось посадить, одного избить. Но жену он не трогал — любил, наверное. Да и в постели Александра такие вещи вытворяла... Но тут полковник сорвался. Он понял, что коллеги также раскусили, кто героиня зоофильского порно. Полковник приехал домой с табельным оружием, застрелил дога, выстрелил в голову Александре, а потом и сам застрелился. Трупы их обнаружили в субботу вечером, как раз накануне дня голосования.

Таким образом Игорь Васищев не досчитался двоих голосов избирателей: Александра и ее муж-полковник были настроены прийти и проголосовать именно за него. Но эта развратная курская женщина, можно сказать, пожертвовала собой ради победы своего кандидата.

После того, как Васищев и Пищук-Бабай принесли присягу в Госдуме, курские полицейские задержали Пантелея и определили в СИЗО. На этот раз он оттуда не вышел, а по приговору суда отправился на 8 лет в лагерь на Колыму. Много эпизодов следователи нарыли: и ограбленный польский турист потребовал примерно наказать Пантелея, и еще несколько неприятных дел всплыло с ограблениями трехлетней давности. Плюс еще угоны машин. Пантелей, правда, автомобиль водить не умел, но это такой нюанс. Надо ведь новоиспеченному депутату приятное сделать.

Глава XII. «Мысли и воспоминания»

Писатель с чувством продекламировал стихи из своего пионерского детства:

«Для нас учеба — самый главный труд,

Знак качества — отличные отметки!

От нас глубоких, прочных знаний ждут

В свершениях десятой пятилетки!»

- Вот ты запомнил, - подивился Васищев, поправляя задравшийся воротник модной летней рубашки.

Что там запоминать! Это висело у нас в классе на стене, в классном уголке...или

как там его...- писатель и депутат Государственной Думы Пищук-Бабай улыбнулся. Стопка в изысканной посуде с настоящим французским коньяком, которую он приподнял, была уже не первой:

- А потом, когда в 1981 году состоялся XXVI съезд КПСС, то у нас «десятой» зарисовали, и таким же зеленым фломастером сверху написали «одиннадцатой».

А потом?

А потом Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев умер!

Да, Витя, жалко Леонида Ильича. Моя бабушка, царство небесное, говорила, что

Брежнев держал мир. Вот, типа, он умер, и будет война.

Коньяк пошел хорошо, даже отлично. Несмотря на июнь, погода была какая-то пасмурная, и хоть в трех метрах от них разбивались о волнорез седые волны Черного моря, было отнюдь не жарко. Поэтому крепкий спиртной напиток был уместен. Народные избранники сами наливали себе спиртное, отослав официанта подальше — мало ли, вдруг им придется вести государственные беседы?

- А я, Игорек, реально испугался, когда Андропов умер — думал, что началась третья мировая. Это было 10 февраля 1984 года. Вернее, умер он раньше — 8 или 9 го. А 10 объявили. Мне было 14 лет. Но вместо того, чтобы думать о девочках, я все время думал о ядерной войне. И вот 10 февраля, пятница, как сейчас помню. В школе было как-то все мутно, какие-то недомолвки, учителя и администрация какие-то загадочные, тревожное ожидание чувствовалось. Взрослые, видимо, что-то знали. Андропов последние месяцы, вообще, на телевидении и в газетах собственной персоной не показывался, руководил не вставая с больничной койки. Болтали, что он умер несколько месяцев назад, просто об этом, почему-то, не хотят официально сообщать. Но тут он умер по-настоящему. Так вот, в ту пятницу нам что-то с утра объявили, что будет воздушная учебная тревога и мы всем классом, нет, всей нашей школой, отправимся в бомбоубежище. Нам это говорила пионервожатая. И я единственный из класса у нее спросил: «это точно будет учебная тревога, а не настоящая?». И она, прикинь, кум, отвечает: «Не знаю, надеюсь, что учебная». Я там чуть не умер от страха. Думаю: все, война, маму больше не увижу, умрем все, сгорим в ядерной топке. Но тут где-то к обеду объявили, что скончался руководитель страны Юрий Владимирович Андропов. И у меня отлегло от сердца. Но войны я еще долго боялся, пока наша страна и без войны проиграла противостояние с Америкой.

А сейчас не боишься? - спросил Васищев.

Любой нормальный человек боится войны, особенно, если не уверен в ее исходе.

Не так ли?

- Нормальный, пожалуй да, - туманно согласился Игорь Владимирович, ничуть не слукавив.

- Но теперь, кум, я чувствую свою сопричастность с происходящими процессами. Теперь нам с тобой российский народ доверил власть, доверил представлять его интересы, в том числе и в противостоянии с коварным Западом.

Кому российский, а тем, кто от Курска — тому русский, - улыбнулся Васищев.

Ладно, народы Севера — тоже наши граждане.

А то! Давай за них еще «Камю» выпьем.

После поддержи народов Севера и легкой закусочки, депутат от Курска, в свою очередь предался воспоминаниям:

- У нас пионерский отряд назывался «Отряд имени Аркадия Гайдара». Отряд — это класс, дружина — школа.

- Помню, учились мы с тобой ведь в одно время. Только не вся школа, а ее пионерская часть.

Да, ладно, послушай! Вот я помню стих:

Все люди смертны,

И ни Вам, ни мне, ни Богу не дано такого дара,

чтоб воскрешать...

Но я б вернул стране и детворе Аркадия Гайдара!

Мы это учили

Знаю такое, Туркин написал.

Кто?

Поэт Владимир Туркин. Он автор текста «Москва-Пекин», там слова: «Мао и

Сталин помнят о нас». Это он про Гайдара стих написал, который ты сейчас рассказал.

Ты подкован, как настоящий писатель.

Виктор Петрович согласно и довольно кивнул.

Васищев продолжил:

- Не знаю, как Мао и Сталин, а в отношении Гайдара твой Туркин врет и богохульствует. Во-первых, у Бога дар воскрешать есть, а, во-вторых, на фига ему кого-то воскрешать? Тем более, хоть и хорошего детского писателя, но красного командира и депрессивного алкоголика? Я над этим давно задумывался.

- Знаешь, Игорь, этот дар у Бога — как ядерное оружие: в арсенале имеется, но применять нельзя ни в коем случае...

Они сидели на набережной Профессорского уголка и почему-то, периодически посматривали в сторону Алушты. После детских воспоминаний два новоиспеченных, но уже успешных политика, решили перейти к дню сегодняшнему:

- Зря, по-моему, не поехали мы с тобой в Эмираты, или, хотя-бы, в Турцию. Похоже, мы просто себе испортили маленький отпуск, - грустно отметил писатель.

- Ты что, Виктор! - Васищев не впервые называл своего кума «Виктор» - с ударением на последнем слоге, - мы ведь теперь избранники народа. Нас бы не поняли, если бы мы махнули за рубеж.

Согласен. Хотя, я писатель, мне и в Турцию можно...

Ты теперь не просто писатель, так что только отдых на отечественных пляжах.

Когда просто в следующий раз отдохнуть получится — не ясно.

Да, работа предстоит большая. Отдохнем на том свете. Или на этом. Если

заслужим, - Васищев откинулся на спинку мягкого бело-черного кресла: Ну, что, Витя, самое время наметить программу дальнейших действий. Или за нас ее уже другие наметили?

- Может другие и наметили...в общих чертах. Но свобода некоторая творчества, с нашей стороны, я так понимаю, допускается.

Я тоже так понимаю. И что будем делать?

Действовать решительно, напористо, креативно и сообразно ситуации.

Это правильно, но что для начала?

Для начала надо Лешу Коркишко сделать помощником депутата Госдумы. Кто его

возьмет: ты или я?

Давай лучше ты. Вы ведь с Коркишко давно знаком, вы-друзья. Я его едва знаю.

Как скажешь, в принципе, согласен.

Еще, Виктор, что-то мне там помощница говорила, что Коркишко, вроде-бы стихи

сомнительные пишет, типа «Мне свастика поднимет настроение» или «Мне каждый анус интересен»

Какая разноплановая тематика! Что за помощница, Ирен, что-ли?

Да, Ирка. Это она для других Ирен.

По-поводу стихов — тут два варианта: либо она тебя разыгрывает, либо ты меня

сейчас. А по поводу Ирен или Ирки: как у нее дела?

Надеюсь, друг, ты ее ко мне по-прежнему не ревнуешь и никакую обиду не

затаил?- Игорь Владимирович посмотрел куму в глаза.

- Нет, ты что? Мы с моей женой Натальей живем вполне счастливо, я уже об Ирен этой и забыл, - бодро ответил писатель. Но в искренности его слов Васищев не был полностью уверен.

Море шумело, чайки кричали.

- Это, в принципе хорошо, потому что Ирен беременна, уже третий месяц. Так что, только начала работать моим помощником, а уже скоро в декрет уходить.

Реакция писателя снова дала Васищеву повод думать, что его кум все-таки сожалеет о потере этой разносторонней красавицы. У Пищука-Бабая дернулась стопка.

От тебя, надеюсь?

Получается, что да. Я, конечно, за ней не слежу, но утверждает, что ребенок

мой.

Поздравляю, дорогой кум! Искренне поздравляю! Где пятый, там и шестой!

Я Ирке примерно такое же сказал.

Про себя Виктор Петрович подумал: «Что же она от меня не забеременела, сука? Мне бы очередной ребенок тоже е помешал бы. Или со мной что-то не так? Хотя, не могу вспомнить когда мы с ней не предохранялись? Да и обычных половых актов что-то немного было».

- Ну, давай за детей! - предложил он, наполняя рюмки, - кого в этот раз кумом возьмешь? У тебя ведь каждые последующие кумовья солиднее предыдущих. Может теперь спикера?

Мысль интересная, но до этого кума я еще не дорос.

Да не скромничай! Скоро к тебе министры сами в кумовья просится будут.

Да прямо там.

Выпили за детей. Виктор Петрович деликатно поинтересовался перспективами брака между Васищевым и Ирен, но получил от Игоря Владимировича исчерпывающий отрицательный ответ. Хотя, в перспективе Васищев женитьбы на Ирен не исключал — по всем позициям она его устраивала.

- Давай, наконец, перейдем к нашей работе, - уже слегка нетрезвым голосом настойчиво предложил Васищев.

Кум согласно кивнул, тоже не совсем трезво.

Когда проводим учредительный съезд «Твоей России»? - спросил Васищев.

А чем тебя «Единая Россия» не устраивает?

Виктор, ты забыл о нашей миссии, о нашем высоком историческом

предназначении, - Васищев ухмыльнулся.

Ничего я не забыл, уважаемый Игорь Владимирович. Просто «отмашки» от

нужного человека еще не было.

Мы сами себе «отмашку» разве не можем дать?

В таком деликатном деле — никакой самодеятельности. В принципе, следует

узнать у Алексея на каком он этапе.

- Да, однозначно. Вернемся в Москву — сразу надо запустить сайт и зарегистрировать газету.

На регистрацию газеты документы мы подали перед отъездом.

Называться будет «Твоя Россия»?

Да, а как же еще? И сайт тоже.

Не знаю, как насчет сайта, а по поводу газеты, Виктор — нам ведь объяснили, что

газета «Твоя Россия» уже давно зарегистрирована. И даже не одна: общефедеральная, несколько региональных, дюжина областных и краевых.

Общефедеральную эту сняли с регистрации на днях, - Виктор Петрович размял

рукой свои шейные позвонки, - я с министром юстиции говорил — нарушений у них там много было. Так что на днях нас зарегистрируют. Только кто сейчас эти газеты читает?

Васищев наблюдал, как его кум пытается делать себе массаж шеи. А Пищук-Бабай, похоже, увлекся этим занятием.

- Ясно, значит — они нарушали, мы нарушать не должны. Все правильно. А газеты, все-таки, читают. Особенно, старшее поколение. Да и молодежь тоже. Этот Интернет, в плане чтения материалов, не всем удобен. Но это мы с тобой еще обсудим. Да, кстати, кум, а что у тебя — шея разболелась? Не сходить ли тебе на отличный массаж? Релаксирует на 100 процентов.

Виктор Петрович сразу прекратил массировать свою шею:

- Да что-то шея как-то не то...Старею, наверное. А что ты говоришь по поводу массажа?

- Ты, кум, наливай. А то уже пора покидать это замечательное заведение. Массаж? Я говорю, что не лишне тебе будет шею помассажировать. И не только шею...

- Что ты имеешь в виду? - Пищук-Бабай немного насторожился, - Меня кроме шеи ничего не беспокоит. Ну, может ноги немного. Знаю я твои салоны, называются «У Гиви» или «Вахтанг-чародей» - начнут с массажа ягодиц, закончат простатой.

- Что за литературные фантазии? А почему не «Марья искусница» или «У Катюши»? Почему на голубую тематику? Тебя не Дума случайно испортила?

- «Нет, просто с тобой много общаюсь за последние дни», - подумал про себя Виктор Петрович. Но ответил дорогому куму по-другому:

Пошутил я. Мы же с тобой не из этих?

«Не знаю», - честно подумал Игорь Владимирович, но закивал головой в знак

согласия с кумом.

- Так что за массажисты и где? - писатель все-таки заинтересовался. Видимо, шея действительно беспокоила. Или новых ощущений хотелось.

В Алуште, на Горького есть гостиница «Москва». Там салон, не для всех, правда.

Называется «Овал».

-Вот еще, обращал бы я внимание на такие заведения. Хм, «Овал». Наверняка, какой-то подпольный бордель. А меня в них пока не тянет. Даже если бы тянуло — по статусу не положено.

- Почему «подпольный»? - похоже, депутат Государственной Думы Васищев, в своем новом качестве не собирался отказываться от былых привычек, - вполне легальный. Действительно, массажный салон. А что касается «по статусу не положено» - так есть заведения, вполне нам по статусу подходящие.

Но Пищук-Бабай состроил недоверчивую гримасу. Было видно, что человеку и хочется, и колется:

- Ты, Игорь, не забывай, что мы теперь не просто граждане, а, без бутылки говоря, и без закуски выражаясь, - государственные мужи. За нами нужен глаз да глаз. Ну, в смысле, нам этот глаз совсем не нужен, но не зависимо от того, хотим мы этого или нет, чей-то глаз за нами наблюдает. Зачем нам становится героями каких-то скандальных хроник? Не хотелось бы начинать законотворческую деятельность с какой-то сомнительной шумихи...

- Вот ты, кум, зачитал. Мужи мы однозначно, но до государственных нам еще расти и расти. И, во-первых: типа раньше за нами этот «глаз да глаз» не наблюдал? А, во-вторых, я разве что-то такое сомнительное и провокационное предлагаю? С каких это пор, человек у которого заболела шея, и который отправился в массажный салон, чтобы облегчить свое состояние, делает что-то плохое? Там же написано: «массажный салон», а не «публичный дом»!

Может ты и прав, Игорь, но может лучше пригласить массажиста к себе в номер?

Массажиста?!

Нет, зачем массажиста? Массажистку, конечно! Молодую, но опытную. А то шея,

действительно, что-то ноет.

- Это мысль хорошая. Зачем самим куда-то идти, под прицелы скрытых камер? Конечно, в номер пригласить. Мы еще не настолько публичные, вряд-ли нас узнают. Тебя, конечно, могут — ты же писатель.

Пищук-Бабай согласно кивнул:

- Да, пригласить можно. Меня вряд-ли узнают: сейчас писателей развелось больше, чем читателей. А о тебе речь, в принципе, не шла. Или у тебя, что, тоже шею потянуло?

Васищев хитро улыбнулся:

- Представь себе, да. Очень нехорошо себя почувствовал: то ли шея, то ли спина. Так что вызывать будем двух массажисток. Хотя, конечно может и одна справиться — но лучше двух. Если что: в процессе массажа будем ими меняться. О, у меня как раз и номер этого «Овала» откуда-то нашелся.

- Они хоть по вызову выезжают? - спросил Виктор Петрович, и подумал: «А, интересно, как бы его беременная Ирен отреагировала на его свидания с проститутками? Да, наверное, особо никак»...

- А то: конечно выезжают, - ответил Васищев, набирая номер на мобильном, с функцией антиопределителя номера. При этом он подумал: «А как бы его жена Наталья отреагировала на его свидания с проститутками? Да, наверное, особо никак».

Глава XIII. «Трибуны и арены».

Из выступления депутата Государственной Думы И.В. Васищева (Стенограмма от 10 августа):

«Уважаемые господа, коллеги!

Сегодня я выношу на обсуждение свой законопроект, который кому-то может показаться радикальным, кому-то не очень своевременным, но, тем ни менее, я считаю его крайне важным для нашей страны и общества в целом. Я попробую изложить свои аргументы и буду просить Вас принять проект закона за основу и утвердить в первом чтении.

Проект закона у Вас на руках....

(в зале какие-то голоса, движение)

- А, извините, мне сообщили, что не всем раздали. Ничего, сейчас дораздадут. Пока сообщу Вам устно. Я вношу на рассмотрение Государственной Думы «Закон о некоторых изменениях в Уголовный и Административный Кодексы РФ» и инициирую легализацию в России всем известного явления, которое абсурдно скрывать, а тем более, глупо запрещать. Речь, увы, идет о проституции.

(по залу прокатился шепот, раздались одиночные голоса).

- Заодно, уважаемые коллеги, я предлагаю легализовать порнографию. Естественно, сурово ограничив к ней доступ несовершеннолетних.

(в зале усиливается шум, раздаются крики: «Да он на солце перегрелся». Депутат Васищев терпеливо пережидает реакцию народных избранников, затем продолжает):

- К чему лукавить, коллеги, мы с Вами сталкиваемся с проституцией буквально на каждом шагу. Масса объявлений в газетах и на телевидении. А если открыть Интернет, то столкнешься не только с проституцией, но и с разнообразной порнографией. Он просто кишит этими материалами...

(Из зала раздается возглас: «Может ты сам и сталкиваешься, за всех говорить не надо: кто ищет, тот всегда найдет!» Депутат Васищев отвечает):

- Слышишь, коллега, я — отец шестерых детей! Мне самому проститутки, а тем, более, порнография — даром не нужны! Я за таких как ты, импотентов, беспокоюсь! Ты прикрываешь коррумпированных полицейских, которые крышуют нелегальный бизнес. Это им не выгодна легализация проституции...

Председательствующий:

- Депутат Васищев, не превращайте заседание Государственной Думы в балаган! Не оскорбляйте коллегу! Вы же не Владимир Вольфович — говорите по существу!

Депутат В. В.Жириновский (с места):

- А при чем здесь Жириновский? Или уважаемому Председательствующему нравится моя фамилия? Я, лично, как депутат и наша фраакция ЛДПР легализацию проституции и разрешение порнографии, между прочим, поддерживаем. Я давно это предлагал. Так что закон с господином Васищевым мы вместе писали. Хороший закон: ограждает детей от порнографии.

Председательствующий:

- Ладно, ладно, господа, не горячитесь. Уважаемый Владимир Вольфович, не хотел Вас обидеть...

Депутат В. В. Жириновский (с места):

- Я никогда не обижаюсь! С обиженными сами знаете, что делают. Это я Вас сейчас обижу: сколько Вам оборотни в погонах денег передали, чтобы Вы закон Игоря Владимировича Васищева не приняли? Молчите? А я скажу: каждый получил по миллиону рублей.

В зале тишина. Васищев (на трибуне):

- Спасибо, Владимир Вольфович за слова поддержки. Добавлю, что по моей информации ряд депутатов получили по миллиону рублей, а председательствующий на этом заседании — два миллиона.

Председательствующий:

- Что Вы себе позволяете, депутат Васищев? Это подлая клевета! Я на Вас в суд подам!

Васищев:

- В суде я предъявлю соответствующие доказательства, так что милости прошу!

В.В. Жириновский (с места):

Ну-ну! Это правильно, поддерживаю.

Председательствующий:

Будут какие-то замечания по законопроекту Васищева?

Тишина в зале.

Председательствующий:

- Ставлю вопрос на голосование: кто за то, чтобы принять в первом чтении? В зале зарегистрировалось 398 депутатов. Кто за то, чтобы принять в первом чтении «Изменения в административный и уголовный кодексы»? Так, «за» 152, «против» - 188, остальные воздержались. Смотрю, даже фракция ЛДПР не вся поддержала. Закон не принят.

Васищев (покидая трибуну):

- Очень зря, уважаемые коллеги. Ну, ничего, сама жизнь заставит Вас легализовать проституцию!

После заседания Игорь Владимирович подкрепился в буфете. Но от еды его отвлек телефонный звонок. Звонил кум его пятого ребенка — генерал полиции.

Слушаю тебя, Боря, - произнес депутат.

- Кум, ты...при всем уважении к твоему депутатскому статусу...Ты это, с законом про легализацию проституции явно погорячился...

- Дорогой Боря...при всем уважении к твоему генеральскому званию...Понимаешь, никакой легализации проституции не будет. В ближайшее время, так точно. Так что тебе, мой дорогой кум, ничего не угрожает.

Громче говори, Игорек, - плохо слышно.

Я в буфете, Боря. Не кричать же.

Пришлось Васищеву выйти из буфета и повторить куму-генералу то, что проституция и порнография легализованы не будут.

А зачем ты тогда его вынес на голосование? - недоумевал генерал полиции.

Надо так, понимаешь. Все, не могу говорить, до связи.

К Васищеву, действительно, присоединился его другой кум — Виктор Петрович Пищук-Бабай.

Все идет по плану, Игорь?

А как же, Витя. Сегодня проводим пресс-конференцию, рассказываем, как важно

было легализовать проституцию, избавить от сексуального рабства и беспредела сотни тысяч девушек, декриминализировать рынок сексуальных услуг, который вовсю де-факто существует, а коррумпированные депутаты Думы отказались это сделать. Поэтому мы с тобой выходим из «Единой России» и создаем народное движение «Твоя Россия»

Отлично. Так и сделаем. С нами, кстати, еще два депутата выйдут.

Во как? А это согласовано с Кремлем? Кто такие?

Лупандин и Богатый.

Про Лупандина ничего не могу скахзать, а вот Богатый...Он соответствует своей

фамилии?

Да уж, далеко не нищий. Что ты по поводу согласования с Кремлем?

Как что: это серьезный акт. Четыре депутата покидают фракцию правящей партии

и создают свою. Со мной и с тобой все ясно, что с Богатым и Лупандиным? Там, за Мавзолеем в курсе?

Пищук-Бабай почувствовал какой-то зуд в районе яичек. Но почесать их в буфете Государственной Думы, на виду у симпатичных журналисток и солидных мужчин в дорогих костюмах, никакой возможности не было (хотя, мужчины бы наверняка его поняли). Поэтому Виктор Петрович почесал свою голову. От зуда в промежности это не спасло и он немного заерзал на стуле.

Так что, ты мне ответишь?

Ах, да, извини — отвлекся. Почему «четыре» выйдут из правящей партии? Ты, я

— и все.

- Виктор, я, понимаю, что ты писатель и можешь что-то сочинить. А Лупандин и Богатый куда уже делись? Передумали? Да почеши ты, наконец, свои яйца, смотреть на тебя больно!

Пищук-Бабай немного покраснел и еще больше заерзал.

- Да, немного зачесалось, чего-то. Богатый, напомню тебе, состоит во фракции ЛДПР. Но получил указание укрепить ряды «Твоей России».

На лидерство претендует? - насторожился Васищев.

Нет, он бизнесмен, ему просто предложили.

А Владимир Вольфович как?

Согласен. Он ведь человек конструктивный. А что касается Лупандина, то он ведь

из фракции КПРФ, ты что, не знал?

- Слушай, кум, в нашей Думе 450 депутатов, я что должен запомнить, кто в какой фракции? Может к концу каденции и запомню. Да и то, если они их менять не будут. Я думал, что все в «Единой Россиии» и несколько человек у Жириновского. Про КПРФ я подзабыл как-то. Так чего Лупандин из КПРФ к нам решил переметнуться? Статус повысить? Зюганов достал?

- Да вопрос в деньгах. Ему наши друзья немалую сумму за его кульбит пообещали. А Лупандин, в отличии от депутата Богатого, депутат небогатый.

Что, и такие бывают? Не за наш хоть счет данные рокировки?

Нет, не за наш.

Тут, почему-то, одновременно, и Васищев, и Пищук-Бабай, подумали, что неплохо было бы заказать в буфете по 100 коньячка. Виктор Петрович собирался идти еще на пленарное заседание, Васищев — нет. После того, как провалили его роскошный законопроект о легализации проституции в России, он хотел демонстративно не прийти на вечернее заседание, а в 17 часов провести пресс-конференцию, на которой должен был объявить о выходе из фракции не только себя, но и товарищей, и о создании нового политического движения с рабочим названием «Твоя Россия». Нужно было провести необходимые консультации со спикером и с другими важными людьми, подготовить журналистов, связаться с Коркишкой, в конце концов. Небольшая доза хорошего дагестанского коньяка в непрозрачных чашках, замаскированного, по старой традиции, под кофе, настраивала на работу и решение оргвопросов. Ошибаются те, кто думает, что «хороший дагестанский коньяк» - это какая-то шутка. Настоящий дагестанский коньяк — это вещь!

Первоначально номинальные учредители «Твоей России» были настроены ввести институт сопредседательства. Причем в сопредседатели набивались вновь прибывшие депутаты Лупандин и Богатый. Пищук-Бабай в этой ситуации двигал в руководители Васищева, а Коркишко хотели сделать секретарем по оргработе. Себя писатель видел просто членом руководящего органа, который, не мудрствуя, решили назвать «Народным советом». Но народа было пока не много. Окончательную точку в намерениях видимых учредителей «Твоей России» поставили учредители невидимые и первоначальные. Было сказано, что руководить организацией должен кто-то один. С одного и спрашивать легче. Но с одним были сложности: достойного претендента не находили. Присмотрелись ко всем и остановились все-таки на Игоре Владимировиче Васищеве. Провели конференцию и Васищев возглавил движение «Твоя Россия». Теперь была поставлена новая задача: трансформировать объединение в политическую партию.

…Когда Ирен родила Васищеву сына, то его решили назвать Владимиром. Не только в честь отца Игоря, который, собственно говоря, особо у него в чести и не был. Просто Васищев, очевидно, надеялся, что имя оправдает себя и его сын таки будет владеть миром. Ирен стала счастливой мамашей, причем довольно старательной, несмотря на свою бурную и не особо переборчивую молодость. И депутат Государственной Думы, а также лидер общественного движения «Твоя Россия» Игорь Васищев подумал, что с Ирен можно и расписаться. А Ирен подумала, что на первом ребенке останавливаться не стоит. Сына Владимира крестили, а кумом Васищев взял Алексея Коркишко, с которым, к тому времени, успел подружиться. Пищук-Бабай был немного удивлен этим шагом своего друга — он ожидал, что крестным будет какой-нибудь министр или, по меньшей мере, депутат, а не помощник депутата и секретарь «Твоей России». Но Васищев объяснил ему, что разглядел у Коркишко большое будущее. Зато с новой кумой он мелочится не стал — взял Ксению Собчак, с которой не так давно познакомился.

Сыну Владимиру исполнился год. Тут Васищев, по линии Государственной Думы, вместе со своим верным другом и таким же верным кумом Виктором Петровичем Пищук-Бабаем поехал в Париж.

После напряженного рабочего дня в парламенте Франции и знакомства с работой мэрии Парижа и разных там префектур, два кума отдыхали в гостинице. Они не сомневались, что за ними явно следят вездесущие спецслужбы, поэтому не позволяли себе ничего лишнего, дабы не стать жертвой провокаций. В гостинице, в закрытом номере, они смогли позволить себе литровую бутылку виски и, не ведя активных разговоров, завалились спать. Хотя, пожалуй, важность своих персон для иностранных разведок в тот момент, они, наверняка, преувеличили.

Следующий день для делегации российских парламентариев официально был выделен для знакомства с Парижем. Это был, по сути, свободный день. Пищук-Бабай и Васищев решили проводить экскурсию самостоятельно. Витктор Петрович напрягся и вспомнил что-то из французского, который он учил в школе и в университете, Игорю Владимировичу напрягаться было не за чем: кроме «пардона» и «мсье», а также предложения Кисы Воробъянинова в «12 стульях» по поводу пожертвования бывшему депутату Государственной Думы, он ничего на французском вспомнить не мог, так как ничего и не знал.

Париж новоиспеченные депутаты высшего законодательного органа России оценили, как черный город. Не просто от того, что улицы, примыкающие к центральным кварталам, были черными от грязи и воды Сены не отличались чистотой. Черными оказались сами парижане — среди них доминировали чернокожие, или, проще и объективней говоря — негры. Черные были повсюду — они шлялись по улицам, заманивали в магазины, приставали к туристам. Черные, словно натертые , молодые негры торговали мороженным в фигурных стаканчиках, в том числе и ослепительно-белым, сливочным.

Такой новый Париж XXI века произвел очень тяжелое впечатление на ранимую писательскую натуру Пищука-Бабая и не менее творческую натуру Васищева.

Столь огромного количества негров, как в Париже мне не доводилось видеть даже в Северной Африке, - грустно заметил Виктор Петрович.

Откуда неграм взяться в Африке? Они, почитай, все уже здесь, в Европе, - печально кивнул головой Васищев.

Приближался полдень. Чтобы как-то поднять настроение и полюбоваться, если не на черных жителей европейской столицы, то на ее неоспоримые архитектурные достоинства, Васищев и его кум решили прогуляться по Парижу. Они вышли на набережную Сены и спустились под какой-то древний мост. Место было безлюдным, с улицы не просматривалось.

Пару бутылок красного сухого вина для тонуса они прикупили заранее. Вчерашняя уверенность, что их не выпускают из под своего контроля вражеские спецслужбы, при свете дня куда-то улетучилась.

Штопор Васищев постоянно носил с собой — купил пару месяцев назад в Зальцбурге, в качестве неприличного сувенира. Открыли бутылку, наполнили одноразовые стаканчики.

Интересно, во Франции порнография разрешена? - спросил, почему-то Васищев.

Понятия не имею, публичные дома были разрешены до Второй Мировой войны, после ухода немцев из Парижа их закрыли.

Васищев пригубил вино:

Представь себе, кум, я это знаю. Меня интересует порнография, а не работа публичных домов.

Вспомнил, как ты в прошлом году закон о ее разрешении лоббировал? Так спросил бы вчера у местных чиновников.

Да что у них спрашивать — они, по-виду, сами настоящие порнографы...

Над Сеной летали какие-то чайкообразные птицы. Вода парижской реки была реально грязной.

Да ты, Игорь Владимирович, просто смотришь на мир через призму порнографии, а этого делать не стоит.

Да уж: мы с тобой по-разному смотрим на мир, Виктор. Но это не значит, что взгляд через призму порнографии неправильный.

Французское сухое уже приятно ударило им в голову.

Знаешь, если бы порнофильмы передавали не только зрительные и звуковые подробности разнообразных половых актов, но и все эти запахи, которые исходят от половых органов, от задницы — то эффект от порнографии в значительной мере ослаб, - такую интересную мысль, только что пришедшую в его голову, озвучил Пищук-Бабай.

А может быть и усилился, - усомнился Васищев, - да и я догадываюсь, что у порноактерев их рабочие органы до такой степени вымыты и продезинфецированы, что там и запахов никаких нет. Или они уже к ним привыкли.

Хорошо, а у любителей? Да по-любому, моча, кал, будут вонять. А пролапс, то бишь выпавшая прямая кишка — по-любому вонь.

Ух, да Вы настоящий гурман, Виктор! Даже у меня дух перехватило, когда это представил. Эстет, просто... Анальный эстет пролапса.

Пищук-Бабай ничего не ответил, а только рассмеялся.

Они пили красное вино и наслаждались данным моментом жизни. По Сене проплывали пароходики с туристами и парижанами. Негров на них , почему-то, практически не наблюдалось. У людей на палубе было хорошее настроение: видя двух пьющих вино мужиков, пассажиры пароходика начали приветственно махать им руками, все улыбались, кричали: «Hello!”, “Bonjour!”, “Bon appetit!”. Вдохновленные таким любезным вниманием, депутаты тоже в ответ махали руками, поднимали стаканчики с вином, тоже кричали “Bonjour!”. Вдруг с пароходика какая-то дама в очках крикнула им “Amer!” и, чтобы было понятней, продублировала по-русски, но с сильным французским акцентом «Горко! Горко! Совъет да любофф!»

Васищев и Пищук-Бабай умерили эмоции.

Ты слышал, кум: нас приняли за голубых? - как-то расстроено сказал Виктор Петрович.

Да, кум, похоже, у них только геи пьют вино под мостами, - ответил Игорь Владимирович, вытирая залитый вином подбородок. Он поставил стакан на каменное ограждение и крикнул вслед уплавающему пароходу:

Эй, мадам, мы не из этих ребят! Мы ноу геи! Сама ты лесбиянка!

О, о, geys! Notre respect! - закричали им с парохода сразу несколько довольных людей. Лица у людей на судне стали еще более доброжелательными.

Плывите, плывите, извращенцы, - с натянутой улыбкой негромко сказал Пищук-Бабай, помахав им в след рукой.

Может нам с тобой поцеловаться, чтобы доставить им больше удовольствия, - издевательски предложил Васищев.

Ох, уйди, противный, не до тебя, - гримасничая ответил Виктор Петрович, - чуть настроение мне не испортили, лягушатники. Ладно, наливай, кум, настроение надо поправить.

Да, разве такая мелочь может испортить настроение? - усомнился кум, наливая вино в стаканчики, - подумаешь: за педиков приняли.

«Тебе этим, настроение, конечно, не испортить» - подумал Виктор Петрович, но вслух заметил:

А баба эта, что кричала, наверное, из русских эмигрантов не в первом поколении?

Васищев поднял бокал:

Может быть. И лесбиянка не в первом поколении — это точно.

Пароходик уплыл, возле них по Сене никто не проплывал. Друзья опять наслаждались видами Парижской набережной и пили вино.

Вдруг их приятное времяпровождение было неожиданно нарушено каким-то белобрысым мужчиной, возрастом около 40 лет, в белых, некогда модных штанах, «украшенных» грязными пятнами и в какой-то аляповатой рубашке. Он приблизился к ним и на не очень хорошем французском (насколько мог судить Виктор Петрович), произнес:

Bonjour Seigneur! Je ne sois pas un Parisien. La vie est dure.

Что он говорит, - спросил Васищев у кума.

Он сказал: «Здравствуйте, господа!

Я это понял, а дальше?

Он не парижанин и жизнь тяжела.

У кого как, - Васищев посмотрел на белобрысого: Мы тоже не местные. Хоть до тебя нам далеко.

Oh, vous russe? Seigneur de la Russie? - незнакомец театрально расшаркался.

Да, мы из России — кивнул Васищев. Писатель молчал — очевидно, беседа с парижским бродягой не входила в его планы. Тем временем незнакомец как-то вожделенно посмотрел на бутылки с вином. Гости из России не успели покончить с первой бутылкой — одна четвертьвина в ней еще оставалась.

Что, налить? - Васищев жестом показал, что готов угостить бродягу.

Oui — как свинка произнес мужик.

Ви так ви, только немного, за знакомство, - сказал Васищев, выделяя наглому незнакомцу стакан.

Si, nj te rindas, eres mue amable — бомжеватый незнакомец расшаркался. Пищук-Бабай стоял с каменным лицом.

Что он говорит? - переспросил у кума Васищев.

Тот как-то замешкался.

Это не на французком. По-испански, по моему. Типа: «Да, будьте любезны, не откажусь»

Васищев с удивлением поправил очки:

О, Виктор, да ты полиглот!

Слушай, Игорь, на хрен этот бродяга нам нужен? Поить его еще. Пусть осушит стакан и проваливает! Нас с тобой что: общество друг друга не устраивает?

Белобрысый парижский бродяга как-то недоверчиво посмотрел в сторону депутата-писателя, словно понимал по-русски. А может, действительно понимал. Но от вина не отказался и осушил стакан достаточно оперативно. После улыбнулся и подмигнул Васищеву, подставляя стакан за следующей порцией.

Gracias, por favor, repita

Васищев без вопросов налил. При этом наполнив стаканы себе и Виктору Петровичу.

Ты откуда? Как звать?- спросил Васищев у мужчины.

Но тот с довольной улыбкой отпил вино.

Переведи ему, кум..

Quel est le nom? - с напржением спросил Пищук-Бабай.

Незнакомец проигнорировал вопрос, даже не посмотрев в сторону Виктора Петровича. Тот пожал плечами и громко повторил вопрос. Незнакомец нехотя ответил по-испански:

Mi nombre es Tom. Soy de Argentina, que vive en Buenos Aires

И добавил на французском: Sort.

Его зовут Том, жил в Аргентине, якобы в Буэнос-Айресе, - перевел кум.

Это я понял, а что он добавил?

На судьбу пожаловался..

При этом Том из Аргентины подставил стакан под очередную порцию.

Ты не зачастил, Том? - спросил Васищев, которому это начинало уже не нравиться.

Vierta! - громко сказал незнакомец. Смысл, в принципе, был понятен. Васищев наполнил стакан из второй бутылки. Незнакомец осушил свою порцию до того, когда депутаты успели наполнить свои емкости.

У нас так не принято, не знаю, как там у Вас, - Васищев начинал злиться: - ты, Том, иди, наверное, дальше, по своим делам. Не мешай мне и моему другу.

Но бывший аргентинец, очевидно, имел другое мнение. Он настойчиво протянул стакан:

Vino! Vierta! - крикнул он.

Но Васищев покачал головой:

Хватит, не наглей!

Не порть нам настроение, иди своей дорогой, - подписался Пищук-Бабай: Sortez d'ici! Sortez!

Том все понял, но стал активно протестовать. С криком: «Porc russe!» он кинул пустой стаканчик Васищеву в лицо, затем развернулся и ударил Пищука-Бабая в голову. Тот оперативно уклонился, но, все равно немного получил. Нехорошие слова Тома про русских, оказались, в принципе, его последними словами. Васщев резко и со всей силы ударил Тома под левое колено. Бродяга чуть согнулся. Тут навалился писатель. Вдвоем они скрутили распоясавшегося любителя халявного вина. Тот подергался, но Васищев очень сильно ударил его в голову. Писатель добавил. Красная кровь аргентинского бродяги украсила его грязно- белые брюки.

Ну, ган...д! Что теперь с ним делать? - не отпуская хватки спросил Виктор

Петрович.

Васищев обратил внимание, что рядом с ними какой-то люк. По европейски аккуратный, с ручкой. Пнув Тома для верности еще раз, Васищев нагнулся, приподнял ручку и открыл этот люк. Очевидно, он прикрывал какой-то колодец, часть парижского коллектора, ведущего прямо в Сену. Дна из люка видно не было. Но слышно было, что где-то внизу, метров за несколько, журчала вода. Игорь Владимирович кивком головы показал куму, что агрессивного незнакомца ожидает полет в неизвестность. Виктор Петрович оценил ситуацию и кивнул в знак согласия. Бывший житель Аргентины нечего не успел понять, как его прямиком отправили на парижское дно. В принципе, он на нем и так уже прибывал, но теперь он туда попал в самом прямом смысле. Внизу раздался звук сильного удара и всплеск воды.

Васищев также легко закрыл люк:

Все, прощай пидарюга!

Kingdom of Heaven! - сказал Пищук-Бабай, - ты понимаешь, что мы реально его

убили? У нас вино хоть после него осталось? Надо выпить!

Васищев посмотрел на бутылку, в которой оставалось одна треть:

Ты прав: мы этого бомжа, скорее всего, реально грохнули. Пить бы я тут не стал:

нам надо срочно уходить. Неровен час, повяжут еще.

Да? Ну и х..й с ним. Я имею ввиду не полицию, а этого Тома. Собаке-собачья

смерть. Он сам виноват, а у нас — дипломатические паспорта. Давай, разливай —

не оставлять же улики...

Вино они допили без былого веселья, аккуратно вытерли пустые бутылки и стаканы, забрали их с собой. Полиция им не повстречалась, только обитатели Парижа с африканской внешностью.

И так белых тут мало, а благодаря нам еще меньше стало, - посетовал Виктор

Петрович через несколько кварталов.

Таких белых не стоит жалеть — толку с них...- ответил Васищев.

На следующий день, сидя на борту самолета «Париж-Москва», после легкого перекуса, Пищук-Бабай очень негромко спросил у Васищева:

А тебе раньше приходилось кого-то убивать?

Что? - Васищев сощурился. Он читал газету, а когда он читал, то очки снимал и

клал в карман или в какое-нибудь другое, удобное, по его мнению, место..

Ну, я про вчерашнюю ситуацию с этим идиотом. Раньше кого-то приходилось

того?

А как ты сам думаешь? Тебе приходилось?

Мне — нет. Я, вообще-то, писатель, а не военный.

И мне нет: я ведь, тоже не военный. Хоть и не совсем гражданский. Но все когда-

то приходится делать в первый раз. Ты теперь — депутат, а значит должен уметь не только принимать решения, но и действовать решительно. Все, Виктор, извини, но давай закроем эту тему: статья тут интересная попалась. Все уже в прошлом. Скоро будем в Шереметьево.

Глава XIV “Дети-цветы будущего».

После служебной командировки Васищева и его кума в Париж, где, помимо прочего, им довелось распивать вино на набережной Сены, прошло полтора года. Политическое движение «Твоя Россия» оформилось в политическую партию, потеснившую «Справедливую Россию», отправившую в политическое небытие многие партии и партейки. ЛДПР и КПРФ еще худо-бедно держались, но дни этих партий были сочтены. Даже в «Единой России» многие дальновидные функционеры почувствовали какую-то угрозу. Но только в самых высоких кабинетах руководители страны сохраняли спокойствие и оптимизм.

На необъятных просторах России, во всех городах и весях, включая многочисленные национальные образования и автономии, о «Твоей России» знал уже практически каждый. Движение росло и набирало силу, а его руководителя Игоря Васищева во многих средствах массовой информации все чаще именовали «вождем», а то и вовсе «фюрером». Игорь Владимирович по этому поводу даже несколько раз обращался в суд. Ради скандала и увеличения популярности. Выигрывал, естественно. Но чаще вся эта шумиха носила заказной характер. Представители Госдепа США и некоторых европейских разведок пытались выйти на контакт с руководителями «Твоей России». По мнению ФСБ, связь с иностранными спецслужбами осуществлялась через Коркишко. И в Кремле, и в Белом Доме считали, что лидеры «Твоей России» люди конструктивные и управляемые. Но даже самым умным аналитикам свойственно ошибаться.

Мы должны делать ставку на молодежь, - кричал Пищук-Бабай руководителю

своего аппарата.

Руководитель аппарата мял в руках какие-то листочки бумаги:

Мы и так давно ее делаем, Виктор Петрович! В наших рядах молодежь составляет,

секундочку, сейчас уточню...55%. Это больше половины. А в некоторых регионах, например в Башкартостане, а Адыгее, в Калмыкии, да и в Ростовской, в Курской областях — вообще больше 60%!

А пенсионеры, пенсы сколько составляют? - не унимался Пищук-Бабай.

Готов сказать, - руководитель аппарата заглянул в бумажку, - вот: лица

пенсионного возраста, состоящие в «Твоей России», составляют до 30%

Что я говорил?! Мы же не КПРФ! - Пищук-Бабай ударил ладонью по поверхности

стола.

Но не за горами уже очередные выборы в Госдуму, а пенсионеры, как известно,

самая активная часть избирателей. Без них нам никак нельзя...

Васищев слушал диалог кума с руководителем своего аппарата, но думал сначала о своем. Не о своем руководителе аппарата, который у него тоже был, а о личном — супруга Ирен была на шестом месяце беременности. И лежала сейчас на сохранении в одной из московских клиник. Затем он переключился на Пищука-Бабая и его подчиненного. Быстро вник в суть.

- Виктор Петрович, не сотрясай воздух и не убеждай в очевидном. Мы не просто работаем с молодежью — мы берем ее в оборот. Мы финансируем спортивные школы и лагеря, шефствуем над кучей ПТУ и даже над институтами. Это все непросто, но у нас получается. Молодежь надо зажечь, увлечь, говорить с ней на ее языке. Мы готовим проект по открытию новых ночных клубов, причем не только в столице и в крупных городах, но и в самой глубинке. Нам выгодно это и с точки зрения бизнеса, и с политических позиций. Но Вам, Маргарита Степановна, - здесь Васищев обратился к руководителю аппарата своего кума, которая сама еще не вышла из возраста молодежи, и по-совместительству, была любовницей Паищука-Бабая, - тоже следует быть реалистичнее.

- Что Вы имеете ввиду, Игорь Владимирович? - с серьезным видом уточнила Маргарита Степановна.

Пищук-Бабай тоже замолчал.

- Я имею ввиду, Марго, что из этих 30% пенсионеров, 5% могут, вообще, не помнить, что они состоят в «Твоей России», а еще 20% с чистой совестью проголосуют за КПРФ. Да и просто, четверть из них эти несколько лет, оставшихся до выборов, элементарно может не пережить. И по молодежи может быть похожая картина, только вместо КПРФ, они проголосуют за что-нибудь другое, хотя и динамика смертности у них иная..

- Да, могут за «национал-большевиков» проголосовать, - вставила Маргарита Степановна.

- Значит, друзья, мы должны быть круче национал-большевиков. Проработать их программы и сайты, перечитать прессу. Взять положения их программы. И кадры. Надо выдернуть пару-тройку этих национал-большевиков, которые на вторых ролях. Убедить их, что лидеры им не дают развития, боятся конкуренции, переманить в итоге к нам. Вот это и есть настоящая работа.

Светлая у Вас голова! - сказала Марго.

Куда там «фюреру», настоящий дуче! - похвалил Пищук-Бабай.

Через пару часов в думском кабинете Васищев собрал свою небольшую фракцию. Было семь депутатов, Алексей Коркишко и два руководителя аппарата. Игорь Владимирович откинулся на спинку кожаного кресла, отставил стакан с недопитым чаем, который стоял в старинном подстаканнике.

- Уважаемые господа, хочу поздравить всех с важным событием: сегодня Государственная Дума приняла закон, регулирующий распространение материалов порнографического характера. То есть, депутаты узаконили распространение порнографии, а заодно и проституции в Российской Федерации. У меня есть точные сведения, что Президент данный закон подпишет. И, прошу заметить: с этой сомнительной законотворческой инициативой выступили не мы, а фракция ЛДПР. Мы скромно поддержали, потому что глупо запрещать то, что имеет место и в таких больших масштабах. Но мы помним, что у истоков этой легализации стоял я и Виктор Петрович. Это так, к слову. Обещанного, как говорится, три года ждут. Вот, почти за такое время мы и дождались. Конечно, Зюганов со своим КПРФ очень возмущался с трибуны, мол: «следующим шагом будет легализация наркотиков» и «если сегодня легализуем проституцию, то завтра - однополые браки». В общем, нес чушь и отрицал очевидное.

А Вы ему что ответили? - поинтересовалась Марго.

Я сильно в дискуссию не влазил. Виктор Петрович наш воразил, что мы, как и

российское общество в целом, против легализации однополых браков. И на легализацию наркотиков мы не пойдем — мы за спасение генофонда страны, - ответил Васищев.

Тем более, что выгоды с этого я никакой не вижу, - добавил Пищук-Бабай.

Я же, в свою очередь, опять таки, вместе с Владимиром Вольфовичем, готовлю

законопроект о легализации многоженства и многомукжества, - проинформировал Васищев: - считаю, что это актуально, добавит нам сторонников и увеличит рождаемость в России. С другой стороны, Церьковь может быть против. Хотя, с другой стороны, больше венчальных обрядов, больше дохода. В общем, пока все сыро, над всем надо работать. Но наша задача — сделать лучше русским людям, да и другим тоже. Работать надо так, чтобы последующие поколения россиян нас благодарили.

Присутствующие понимающе заулыбались.

Не худо было бы отметить такой успех, - предложил Коркишко.

Отметим, обязательно отметим, я уже шампанское заказал. И не только

шампанское, - отрапортовал Пищук-Бабай.

Васищев обвел соратников взглядом:

- Отметить, конечно, надо — дело нужное. Но не забывайте, что для нашей политической организации, для нашего движения в целом, такая легализация открывает новые перспективы. Мы к ним готовились, и поэтому, готовы. Новые рабочие места — много легальных рабочих мест. Реальное вовлечение, то есть, я имею ввиду привлечение, молодежи. Мы в стенах Думы, а у стен есть уши. Но то, что было немножко тайным — станет явным. Не сомневаюсь, что поступления в нашу партийную кассу радикально увеличатся. Напомню Вам, уважаемые соратники, слова Президента США Рузвельта: политика — это три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Мы хотим власти не для себя, а для того, чтобы сделать жизнь простых россиян лучше. Каждого простого россиянина. И непростого тоже. А деньги — это путь к реализации наших благих намереней, путь к власти. Кому, как не «Твоей России» получить наибольшие дивиденды с легализации проституции и порнографии? Мы ведь не зря этого добивались. А теперь — пора пить шампанское!

Присутствующие зааплодировали.

Через полчаса, выходя из кабинета, у дверей Пищук-Бабай шепнул Васищеву:

Твой кум генерал с тобой уж точно прекратит общаться. Хлеб у него забераешь.

Не прекратит. Во-первых, он недавно стал генерал-полковником, а во-вторых —

уже надежно встроился в новую систему, - также быстро и шепотом ответил Васищев. Пузырьки шампанского вызвали у него небольшую отрыжку...А у писателя что-то в животе забурлило и он тихонечко испортил воздух.

….По огромному экрану домашнего кинотеатра шли мультики. Самый младший ребенок Васищева — полугодовалая Алиса сидела у на коленях у отца. Она смеялась, потому что Игорь Владимирович ее веселил и щекотал. Рядом, за ногу его трепал сын, которому не так давно исполнилось два года. Он немного ревновал младшую сестренку к отцу, но Ирен, как могла отвлекала его. Васищев даже не успел снять галстук и детей это очень забавляло. Малышка Алиса настойчиво тянулась к очкам — Васищев давно заметил, что все дети ее возраста к очкам, почему-то, неравнодушны.

На столе стояло несколько бутылок аргентинского вина, в камине горели дрова, но огонь был не очень большим, не давал особого жара, к тому же вытяжка хорошо работала. Дом был новым и построили его весьма добротно. На строителей лидер «Твоей России» не поскупился. Прислуга была неподалеку и следила, чтобы все было в порялке.

Сегодня к Васищеву в гости пришли его старшие дети от предыдущих жен со своими матерями. Старшая дочь поступила в университет, сын недавно получил паспорт гражданина России. Разве это не повод встретится? Две предыдущие жены о чем-то беседовали на кухне. Иногда к ним присоединялась Ирен. Одна из жен была со своим новым мужем, но хозяина дома это ни чуть не смущало — Васищев давно стал выше подобного мещанства. Женщины (да и не только они) уже не наносили ему стойких душевных травм. Наверное, все компенсировали возраст и любовь к власти.

Игорь Владимирович со всеми выпил вино «за детей». Он игрался со своими младшими отпрысками, беседовал со старшими об учебе, здоровье и истории. Выяснял их планы на ближайшее лето. Но старшие дочери и сын сами делились планами с папой, оправданно рассчитывая на его материальную поддержку. Васищев перекинулся двумя словами с новым мужем своей жены, который не так давно присоединился к движению «Твоя Россия», вместе с третьей дочкой потрепал котенка, положил младшую Алису в манеж, и тут у него зазвонил телефон.

Васищев загадочно улыбнулся. Просто еще на заре политической карьеры он сменил свой номер мобильного. Пройдя в Госдуму он стал пользоваться новыми карточками. Но свою старую карточку не выбросил: периодически вставлял, пополнял счет, проверял сообщения: кто звонил. Кому надо — перезванивал, кто уже не актуален — удалял. Сегодня утром он вставил свою старую сим-карту в такой же старый мобильник. Пришло сообщение — звонили с какого-то неизвестного Васищеву номера. Перезванивать он не стал. Сейчас ему опять позвонили с этого номера. Игорь Владимирович прервал разговор с сыном, взял в руку трубку и вышел из зала в коридор.

Слушаю! - бодро сказал он.

Ой! - раздался в трубке очень приятный и молодой девичий голос, - Прошу

прощения, надеюсь я не ошиблась?

И я на это надеюсь, - ответил Васищев: кому Вы звоните?

Васищеву Игорю...Владимировичу.

С кем имею честь?

Это Вы? Это ты, Игорь? - интонация девушки стала удивленной и обрадованной.

А что, голос изменился?

Нет, просто я с Вами, ну, с тобой, по телефону никогда не разговаривала...

«Я» - это кто, позволь узнать?

Шо? - характерно переспросила девушка, - а, извини, это...не знаю, помнишь ли ты

меня. Я — Яна, из Харькова, помнишь? Мы когда-то в сауне с моим братом и с тобой, ну... познакомились. Три года назад, больше даже. Я твою визитку сохранила. Ты говорил: я могу звонить, если буду в Москве.

Васищев инстинктивно даже закрыл трубку рукой, хотя в этом не было необходимости. К горлу подступил ком, сердце учащенно забилось, кровь прильнула к вискам.

Да, а ты сейчас в Москве? - спросил Васищев. Голос его изменился до хрипоты, но

это было сделано не специально — само так получилось.

Я все время в Москве, живу здесь уже два месяца — в Московский Университет

поступила, студентка первого курса истфака...

Поздравляю...

Спасибо. Мы в Россию переехали когда на Украине эти события начались, развал,

война. Гражданство России нам дали, потому что мы из Харькова, - тараторила Яна.

Да всем, кто с юго-востока бывшей Украины его дают, не только харьковчанам, -

вставил Васищев, вытирая рукой вспотевший лоб.

Хорошо, что всем, - продолжала Яна, - я тебя набирала, ты был недоступен. Может

я тебя отвлекаю?

«Честно говоря, не только отвлекаешь, но и пугаешь» - хотел ответить ей Игорь

Владимирович, но что-то помешало ему сказать об этом.

- Нет, говори, я рад тебя слышать. Приятно даже, - сказал он и голос его обрел былую уверенность. Но мозг его напряженно работал. «Это провокация? - думал он: Где она взялась? Что это случайный звонок — один процент из ста — я не вчерашний. Шантаж? Ее или Кремля?»

Васищев вспомнил, что в той сауне велось видеонаблюдение. Он узнал об этом через несколько месяцев. Сауна потом сгорела. То, что запись его оргии с малолетками была у харьковского СБУ его волновало в какой-то степени, а то, что запись была и у руководства страны — он узнал где-то с год назад. И пережил это как-то спокойно. Больше всего его удивляло, почему этот материал не «всплыл» в Интернете. Потом надежные люди дали ему возможность его просмотреть. Причина оказалась банальной — Васищев в этом материале сам на себе не похож. Ни внешне, ни голосом. Качество плохое. Просто чудо какое-то. Чтобы улучшить материал — техники должны не мало поработать, а это, как ни крути, будет уже фальсификация. Так что на той харьковской оргии, человек, похожий на вождя политсилы «Твоя Россия» Игоря Владимировича Васищева, был похож на него на порядок меньше, чем курская зоофилка Александра была похожа на Першину. Но все равно, Васищев ожидал провокаций и появление видео, которое могли запустить то ли кремлевские кураторы, то ли западные спецслужбы. И тут этот звонок.

Все это пронеслось у Васищева в голове, пока Яна своим бархатным голосом щебетала ему о студенческих буднях, об ощежитии МГУ, о других вещах.

- Увидела тебя на плакатах, на бигбордах, по Интернету - новости тобой забиты. Ты теперь известный человек, Игорь. Я и не думала, что смогу до тебя дозвонится, услышать тебя, - вещала Яна.

Спасибо, Яна. А скажи мне: чего ты хочешь?

Яна опять «шокнула». Потом была какая-то пауза.

Так чего ты хочешь? - повторил Васищев: Ты ведь не просто так звонила?

Тут в коридор вошла бывшая, вторая по счету жена Васищева. Она слышала его последнюю фразу в разговоре. Видела, что он немного нервничает. Но мало ли какие разговоры могут быть у серьезного российского политического деятеля, депутата и лидера фракции? Однако, бывшей жене стало как-то интересно. Васищев заметил ее интерес и посмотрел на нее так, что она поторопилась покинуть коридор.

Ты что, думаешь, что я хочу с тебя деньги содрать по второму разу? - недовольно и

обиженно спросила Яна. Ты плохо обо мне думаешь. Я не шантажистка к твоему сведению. К тому же, мой отец довольно хорошо в России раскрутился. В том числе и с тех денег, что мы, благодаря тебе заработали. И Димку, брата, к делу приобщил.

Как он, кстати? - не сдержался Васищев.

Тоже студент, учится. Но не в Москве, а в Белгороде. В столице только я. А Димка

отцу в делах помогает.

Васищев поправил очки. О него донеслись крики «папа» - его звала одна из дочерей. Это услышала и Яна.

Ой, извини, отвлекаю тебя от семьи...

Игорь Владимирович не смутился:

- Ты, скажу откровенно, не часто звонишь, поэтому, не считай, что ты меня отвлекаешь.

- Просто я понимаю, кто сейчас ты и кто я...Но, знаешь, - тут дыхание Яны в трубке стало прерывистым, а интонация поменялась: Вот мы с тобой хоть один раз вместе были, а это для меня так ярко. За эти три, ну, почти четыре года, мне кажется, у меня лучше, чем с тобой, ни с кем не было.

Да? Ну, я рад — Васищев ее словам не поверил.

А можно как-то с тобой встретится? - в голосе Яны была надежда.

Почему бы и нет? Давай не будем откладывать дело в долгий ящик.

Я готова в любой момент, - пролепетала Яна.

Я не в любой, но готов. Через три часа.

Хорошо! Где?

Я перезвоню тебе на этот номер в течении получаса.

Буду ждать с нетерпением!

До связи! - Васищев отключил звонок. Он потрепал за щеку подошедшую дочь,

вернулся в комнату, извинился перед своими близкими и не очень за двухминутное отсутствие. Поднял тост, осушил бокал, поцеловал Ирен и младшего ребенка. Потом он вспомнил о Яне, почувствовал легкое шевеление в трусах и приятное напряжение в простате.

Через полчаса Игорь Владимирович дико извинился и сообщил, что его срочно вызывают в Кремль по делам государственной важности. Не смотря на любовь к своим детям, данное собрание начало ему надоедать. Политику становилось скучно. Особенно сильно извинился Васищев перед Ирен. Поцеловал своих девочек, пожал руку мальчикам.

Но даже дети и Ирен, не говоря уже о бывших женах и их новых мужьях, сверх меры не опечалились из-за его ухода. Они уже нашли общие темы: женщины обсуждали какие-то интересные им вещи. Они ведь в свое время были женами одного и того же мужчины, и хоть вели себя с ним каждая по-разному, но, наверное, что-то общее у них в характере было. Поэтому и интересно им оказалось вместе находится. А дети Васищева просто игрались: старшие забавляли младших, девочки обсуждали свои журналы и компьютерные игры.

Только новый муж второй жены Васищева, с уходом хозяина дома, как-то загрустил. Сначала он почувствовал себя уверенее: Игорь Владимирович его явно угнетал. Он, в принципе, совсем не хотел приходить сюда. К чему он здесь? Ладно матери — они детей привели, а он? Но новая жена жестко настояла. Однако теперь, когда хозяин дома ушел, ему стало одиноко и он принялся налегать на спиртное.

Прислуга ненавязчиво следила за порядком, время от времени переворачивая дрова в камине.

А Игорь Владимирович с телохранителями поехал к одному из общежитий МГУ. Он договорился о встрече с Яной, но из-за обостренной бдительности захватил с собой пистолет и двух вооруженных охранников-вьетнамцев. Он доверял этим ребятам: они не были болтливы, потому что не владели ни русским, ни английским языками. По-русски они с ним кое-как говорили, но очень плохо. Однако работу свою выполняли нормально и приказы хозяина понимали четко.

Автомобиль Васищева остановился напротив здания общежития. Темноту улицы упаковали в почти дневной свет большие фонари. Яна вышла из дверей своего жилища. Через несколько секунд, видя, что возле Яны никого нет, из машины появился Васищев. Они приблизились друг к другу.

- Как ты похорошела, - не удержавшись, искренне сказал Васищев, и взял ее маленькую ладонь в свою руку.

Да ладно. Комплимент? - Яна даже немного растерялась, не зная как себя с ним

вести.

- Может и комплимент, но ты их вполне заслуживаешь. Да и вообще — это констатация факта. Не веришь: посмотри в зеркало.

- А вдруг я вампир и в зеркалах не отражаюсь? - томно спросила девушка и, охватив шею Васищева руками, полезла к нему целоваться.

- Тогда придется вонзить в тебя мой кол! - успел ответить Васищев, прежде чем его губы залепила печать страстного поцелуя. От них обоих исходил небольшой перегар: Васищев, понятное дело, приехал прямо с семейного застолья, а Яна, для храбрости, выпила почти бутылку шампанского. Но им это никак не мешало. Они страстно целовались, проникая длинными языками друг другу в рот.

Только вьетнамцы — охранники в машине быстро переглянулись. Они принимали своего хозяина таким, каков он есть и ни чему не удивлялись.

А Яна действительно очень похорошела, просто таки расцвела. После их единственной, но очень насыщенной встречи в сауне, прошли годы. Тогда ей исполнилось 14 лет: по поводу «почти 16» она немного преувеличила. Теперь ей было реально почти 18 и она находилась «в самом соку». Что говорить — она была красавицей.

- Куда пойдем? - тяжело дыша спросил Васищев. У него была эрекция, которую Яна не только спровоцировала но и активно поддерживала, запустив тонкие пальцы к нему в промежность и настойчиво поглаживая возбужденный орган.

- Куда поведешь, я в твоем распоряжении, - ответила Яна и продолжила серию поцелуев. Для себя она отметила, что Васищев прилично потолстел, но в целом выглядел неплохо. Разница в возрасте ее не смущала — у нее был хоть маленький шанс вырваться из своей общаги и стать любовницей депутата Государственной Думы, к тому же довольно перспективного в политическом плане.

...В ту ночь Васищев все же вернулся к себе домой. Принял душ и лег. Через какое-то время, Ирен, доверяя своему женскому чутью, прошептала ему:

- Не сомневаюсь, что у тебя был секс. Но я готова закрыть на это глаза, если ты действительно ездил в Кремль и вступал в отношения с первыми лицами страны...

- Спроси у вьетнамцев, Ирка, если мне не веришь, - ответил Васищев. Он нежно обнял Ирен, поцеловал ее и заснул. Сил на секс с женой у него не было. Однако утром они появились и он отработал супружеский долг, надеясь, что хоть отчасти смог себя реабилитировать. Правда, перед глазами у него был образ новой прекрасной любовницы.

Через несколько дней Васищев пришел к выводу, что Яна не собирается его шантажировать и претендует лишь на содержание. Их роман развивался, они вместе съездили на Алтай, он купил ей квартиру. А через одиннадцать месяцев Игорь Владимирович стал отцом восьмого ребенка. У Яны это был первенец. И тут как раз Президент подписал принятый Думой закон, легализующий в России двоеженство.

Глава XV «Все пропало!».

Политический бомонд Российской Федерации лихорадило и штормило. В Вашингтоне, в Лондоне и в Брюсселе не знали, то ли им хлопать в ладоши, то ли кусать локти. В Пекине философски выжидали, надеясь на территориальные приобретения. Но что будет и как будет — никто не знал. Средства массовой информации делали прогнозы, в новости Интернета лучше было не заглядывать.

Просто на выборах в Государственную Думу Российской Федерации победила политическая партия «Твоя Россия». Причем победила с таким отрывом, что успех ЛДПР на выборах 1993 года просто не угадывался. «Твоей России» могли позавидовать даже члены Брежневского Политбюро образца 1970-х. Конечно, социологи и политологи дружно предсказывали, что политсилу, руководимую Игорем Васищевым, на выборах однозначно ждет успех. Но что такой оглушительный — никто не мог предугадать. На политическом небосклоне не просто взошла новая звезда — замаячила целая супергалактика, нацеленная, как в «Звездных войнах», на экспансию. Т,е кто шутил по поводу Васищева, прекратили шутить, кто скептически недооценил триумвират Васищева-Пищука-Бабая и Коркишко поставили на себе, как на экспертах, жирный крест.

Когда в Кремль начали стекаться данные с избирательных участков, в высоких кабинетах решали что делать. Объявлять новые выборы, а эти признавать недействительными? Но Васищев, вроде бы, вполне контролируемый и предсказуемый товарищ. В принципе, управляемый....был. К тому же, они сами его создали. Как так получилось?

По итогу, из 450 депутатов Государственной Думы, 351 составили члены «Твоей России». Они взяли три четверти по партийным спискам, ни Компартия, ни ЛДПР не преодолели 5% барьера, «Единая Россия» преодолела с трудом и теперь могла просто перетечь в «Твою Россию». По мажоритарным округам за «Твоей Россией» тоже было большинство.

Пока кто-то колебался, ЦИК объявил результаты. Первым Васищева поздравил Президент и выразил надежду на плодотворное сотрудничество, потом кумовья, потом Премьер-министр, которому оставалось работать в этом качестве совсем недолго. Потом начали поздравлять послы ведущих стран Запада. К ним Васищев был подчеркнуто равнодушен. Больше обрадовался поздравлению коллег из Белоруссии и Казахстана. А выслушав поздравления Президента Приднестровской республики, отправился пить шампанское и водку с Пищук-Бабаем и Коркишко.

...Хозяин высокого кабинета, на всякий случай, спрятал в кейс фотографии со стола, пачки денег из ящика и небольшие, но особо ценные вещи. Потом опустился в дорогое кресло и включил музыку. Это был заезженный трек Петра Ильича Чайковского «Вальс цветов» из «Щелкунчика». Он закрыл глаза и вспомнил, что под эту музыку все начиналось. Его нирвану прервала помощница, объявив, что в приемной находится Гость из Государственной Думы.

- Пусть проходит, - буркнул хозяин высокого кабинета. Навстречу думскому гостю он даже не привстал. Подождал, пока тот преодолеет немалое расстояние от массивных дверей до его большого стола. Кабинет был огромным, думский гость ступал по мягкой дорожке, вдавливая ее своими черными лакированными туфлями, купленными в Берлине, но походка его была какая-то неуверенная.

Хозяин кабинета молча протянул руку. Думский гость вяло пожал ее и сел.

Да что же это происходит такое? А?

Ты о чем?

Сам знаешь о чем! Как же это так, а?

Тут хозяин кабинета уловил от думского гостя легкий перегар, который преодолел расстояние в двухметровую столешницу:

Да ты, батенька, никак пьян? Что, победу «Твоей России» отмечал?

Я не пьян, как ты изволил выразится, - заявил думский гость и голос его при этом,

действительно был, как у трезвого человека. Так, принял немного. Ситуация, все же, сам знаешь.

- А что за ситуация? Прошли выборы, была «Единая Россия», стала «Твоя Россия». Лица на экранах поменяются, а страна остается.

Но думский гость явно не был настроен оптимистично. Да и в словах хозяина кабинета, на самом деле, никакого оптимизма не было. Он прекрасно осознавал, что произошло совсем не то, что планировали, и «Твоя Россия» реально взяла в три раза больше мест в Государственной Думе, чем ей предполагали отвезти кремлевские кукловоды. Однако, они доподлинно знали, что ни Васищев, ни его кум Пищук-Бабай, ни даже Коркишко и другие лидеры этой партии не работают на спецслужбы иностранных государств и не настроены на развал страны и углубление демократии. Поэтому повода для паники как бы и не было. Но паника почему-то намечалась. Значит, повод к ней был?

Нет, ты мне откровенно скажи: что теперь будет?

Хозяин кабинета пожал плечами:

Зная прикуп — жил бы в Сочи!

Ты и так там почти живешь и кучу гостиниц имеешь. Что с нами будет, скажи?

Хозяину кабинета реплика насчет недвижимости в Сочи не понравилась, хотя в ней было что-то смешное даже.

- Давай про гостиницы не будем. Ты тоже Богом не обижен. Ты имеешь ввиду, что с нами будет? Не могу сказать точно, но что-то будет.

- Точно- не точно. Ты же мне в этом кабинете три года назад вещал, что мы должны все прогнозировать на десятилетия вперед. А тут итог ближайших выборов спрогнозировать не смогли...

- Ну, кто ожидал, что наш народ так соскучился по демагогии, откровенному популизму и русскому национализму в купе с обещанием всевозможных свобод...

- Да, каша у народа в голове, бред какой-то...Зачем этому Васищеву и его клоунам столько эфира предоставляли?

А как же без того? Он ведь под нашу дудку плясал...

Ага! Теперь мы под его попляшем. Надо было этого извращенца и близко к

политике не подпускать! Откуда этот черт нарисовался?

Не горячись! Не обзывай его — сейчас за это схлопотать можно!

Вообще, пи.....ц!

Ну, таковы наши законы. Сами их в Думе принимали. Ты, кстати, звонил,

поздравлял победителя?

Да позвонил. Один из первых. Все чинно: по имени-отчеству...Поздравляю Вас,

Игорь Владимирович с таким успехом. Всегда мол, к Вашим услугам...

Вот видишь, как хорошо. Это нормально. А Васищев что?

Ничего! Поблагодарил, но как-то намекнул, что в моих услугах больше не

нуждается...

Так прямо и намекнул?

Ну, не совсем прямо...Короче: не знаю. Выпить есть?

А как ты думаешь? Но может тебе хватит?

Не хватит.

Хозяин кабинета был вынужден сдаться такому упорству. Но он не стал прибегать к услугам помощников и секретарей — сам поднялся с кресла, открыл витиеватую, деревянную, в резных узорах дверцу шкафа и извлек на свет экзотическую бутылку коньяка.

Вот, Зюганов подарил.

А... Теперь политический пенсионер.

Ну, откровенно говоря, давно пора. Давай за его здоровье и выпьем.

Да, за Васищева пить не будем — пусть сам за себя пьет.

Не зарекайся, - хозяин кабинета подмигнул, очевидно, бутылка в руках добавила

настроения, - может еще не раз придется.

Он уверенно достал стопки, уверенно наполнил их. Выпили, но про Зюганова не вспомнили — каждый о своем думал, но вместе — об одном и том же.

- «Российская газета» опубликовала официальные итоги...Значит, перевыборов не будет, - грустно констатировал думский гость.

- А какие для перевыборов основания? - спросил хозяин кабинета: произошло переформатирование внутренней политики. Новые лица в Думе...

Думский гость тяжело вздохнул:

Я ухожу? - в его вопросе чувствовалась капелька надежды.

Но ответ хозяина высоко кабинета капельку надежды высушивал, как солнечный луч росу:

Да

В этот момент на столе из динамика раздался голос помощницы уважаемого хозяина:

- Прошу прощения, здесь находится зам министра, ну, вы знаете... И депутат Государственной Думы, еще Владимир Вольфович...

Лена, пусть они все идут на хер...

Я поняла, я так и передам...

Знаю: она передаст именно то, что нужно и так, как нужно, — сказал хозяин

кабинета думскому гостю, который все это слышал.

Буквально пошлет? - удивился тот.

Нет, конечно: она человек понимающий.

Несколько десятков людей сидели в просторной приемной хозяина высокого кабинета. Кто-то устало уткнулся в зеленый дерматин вычурных стульев, кто-то с интересом рассматривал желтые шляпки гвоздиков, которыми этот дерматин был прибит, даже проводил по ним пальцами, словно видел впервые. Но никто не заходил и не выходил из кабинета. А помощники и секретари недвусмысленно давали понять, что вряд-ли желающие имеют шансы попасть в кабинет в ближайшие часы. Когд�� об этом четко заявили заместителям министра и Владимиру Вольфовичу, посетители потихонечку начали отсеиваться.

- Вернемся к нашим баранам, - печально вздохнул думский гость, - а бараны сегодня такие грустные...

- Да ладно, не грусти, - без дела не останешься, фракцию возглавишь...Может быть. Ты, почитай, и так два срока...

А что говорит ...сам? - думский гость заерзал на стуле.

Ты мне, что ли не веришь? Я только передаю, что мне сам и сказал: «Стране

нужны новые лица. «Твою Россию» и Васищева пока не трогать, не «мочить» - пусть поработают на благо России, покажут, на что способны».

«На что там они могут быть способны, педики чертовы» - мысленно ответил

думский гость. Но сказать это вслух - означало подвергнуть сомнению волю Кремля. И вместо этого он произнес:

Наливай еще — на одной ноге не стоят!

У тебя сегодня ног, как у сороконожки, - подметил хозяин кабинета. Но налил.

Себе чуть больше.

А если весь компромат на Васищева выложить в сеть?- предложил гость.

Ты че: сказали же не трогать.

Выпили. Думский гость предложил закурить. Закурили.

- Ты же не курил, - удивился он, когда хозяин высокого кабинета сделал торопливую затяжку.

- Немного можно. Время сейчас непростое. Потом брошу...когда-нибудь, - ответил он.

Так что же: мне освобождать кабинет в Думе? - спросил думский гость.

Его собеседник пожал плечами, что могло только означать: «ты сам не понимаешь, что ли?» и вместо ответа включил телевизор:

- Сейчас как раз пресс-конференцию «Твоя Россия» проводит, давай посмотрим немного, - сказал он, переключая кнопки на пульте.

Думский гость возражать вслух хозяину кабинета, конечно, не стал. Хотя про себя подумал о Васищеве и об этой пресс-конференции не очень литературно.

На экране показался зал пресс-центра, который был основательно заполнен журналистами. За столом сидел Васищев и Пищук-Бабай, но говорил в данный момент только Игорь Владимирович. Его голос был тверд, взгляд из-за стекол в дорогой оправе, был ясным и уверенным. Речь содержала то нотки металла, то надрыв и тревожные интонации. Его слушали не только журналисты — его слушала вся огромная страна и сотни тысяч человек за пределами этой огромной страны.

- Еще раз хочу поблагодарить Вас, своих сограждан, за доверие, которое вы оказали «Твоей России». Уверяю всех — благодаря Вашим голосам в Государственную Думу заходят не просто депутаты от партии «Твоя Россия» - туда заходите вы, граждане России! Мы — плоть от плоти — народ! Нам чужды интересы олигархов, мы всегда отстаивали и будем отстаивать интересы простых русских людей. И не только русских. Кто говорит «Россия для русских» - тот прав, тысячу раз прав, ибо русские в России хозяева — об этом нельзя забывать. Но, Россия, конечно, для русских, но Россия не только для русских! Россия для татар, украинцев, белорусов, адыгейцов, чеченцев, чувашей, евреев, да, для якутов, конечно, - мне коллеги подсказывают. Для всех народов, населяющих нашу Отчизну. Мне дорог каждый гражданин России, каждый наш житель. Ради Вас мы пришли работать в Думу. Сильная экономика — сильная Россия. Каждый должен получить то, что он заслуживает. И получит! Мы сделаем это вместе!»

- Какая демагогия! - не выдержал думский гость. Он залпом выпил третью налитую стопку — хозяин кабинета сам, молча, услышав Васищева, поспешил наполнить емкости.

Пожалуй, но людям ведь нравится. С ними так давно не говорили.

У Владимира Вольфовича появился достойный наследник.

Не совсем так. Тут нечто более основательное, - заметил хозяин кабинета.

Между тем, на экране Игорь Владимирович Васищев продолжал обращаться к народу. Он говорил такие слова:

- Не скрою: компания лжи и попытки дискредитации нашего движения, предпринимались нашими противниками давно. С самого начала, с момента основания, мы столкнулись с ложью, грязным вымыслом, наглыми провокациями. Не буду скрывать от Вас, граждане моей любимой России, что пытались измазать грязью лично меня. В чем меня только не обвиняли. Но дальше дурацких обвинений в, пардон, голубизне, у них их куриные мозги, не пошли. Ничего умнее не придумать, чтобы меня, русского мужика, отца восьмерых детей, мужа двух достойнейших и красивейших русских женщин, обвинять в извращениях! Ну, идиоты, что сказать. Не сомневаюсь, что в их арсенале еще есть грязные дешевые инсинуации, так что будьте готовы, что на подконтрольных им интернет-ресурсах и каналах вы услышите обо мне жуткие небылицы, актеров загримируют под меня, и покажут, что это я имею секс с мужиками, бью детей или делаю что-то еще — на что их убогой фантазии хватит.

Не верьте этим негодяям! Они всегда пытались опорочить и оболгать тех, кто выступает за народ, кто выступает за правду, кто настоящий патриот, а не агент западных служб. Знайте — они воюют не с политической партией, ни с «Твоей Россией» - они воюют с самой Россией!

Сильно сказано! - не удержался от комментария хозяин кабинета.

Да уж! - кивнул головой гость, - страхуется. Знает, что компромат то есть.

Хозяин высокого кабинета ничего не ответил. Он встал, потом опять сел.

- Чего же Президент со мной лично не поговорил? - как-то тихо и обиженно вопрошал гость из Думы, - я ведь его никогда не подводил...

- Позвони сам и спроси. Никто никого никогда не подводил. Не мы его, ни он нас. Просто так сложились обстоятельства. В принципе, ничего не меняется, еще раз повторю. Ну, в Думе будет большинство тех, на кого мы не рассчитывали. Что из того? Все рычаги власти и влияния остаются в наших руках.

Но я то ухожу?

Да не переживай! Ты не уходишь. Как у членов сталинского Политбюро, или

Президиума там, ...не важно...Главное, не та должность, которую ты сегодня занимаешь — главное, что ты при деле, не вылетел из обоймы. Вчера ты на одном участке, сегодня на другом, завтра на третьем...Не вечно же в одном кресле сидеть?

«Тебе хорошо рассуждать, ты в своем кресле сидеть продолжаешь» - завистливо подумал про себя думский гость.

Небо за окнами кабинета поначалу было ясным — погода стояла солнечная. Но вдруг, откуда не возьмись, появились очень темные тучи. Думский гость почувствовал приличное опьянение.

- Так что Сам говорит обо мне, о перспективах моих? - опять спросил он у хозяина кабинета.

- «Да ты и мертвого достанешь! Позвони и спроси, если он будет с тобою разговаривать. Ему сейчас до прямо тебя.» - хотел крикнуть хозяин высокого кабинета, но посмотрел на думского друга и немного пожалел его:

- Когда мы говорили с ним последний раз, а это было буквально перед твоим приходом ко мне, он сказал, что на выбор: возглавишь фракцию, возможно, подходящее Министерство или Государственный Комитет...

- О, это пожалуй интересно, - думский гость резко протрезвел. Он ведь не догадывался в такой ситуации, что хозяин кабинета просто старался его обнадежить, так как и сам в последние часы терял чувство былой уверенности.

Давай выпьем за новое начало! - бодро обратился он к хозяину кабинета.

Оно, вроде бы и хватит. Но не вижу повода тебе отказать, - хозяину кабинета опять

пришлось наливать

Нет, это однозначно последняя, я по себе чувствую. Выпьем — и я пойду....вещи

собирать...- думский гость поднял протянутую ему рюмку: - Только давай не за новое начало, а за того, кому мы обязаны всем — за Президента.

Да, за него! - с готовностью поддержал хозяин кабинета.

Только они успели опустошить емкости, как раздался звонок. Это был важный звонок. Хозяин высокого кабинета прямо подскочил в кресле и вымолвил, поднимая трубку на аппарате с золотым двуглавым орлом:

Легок на помине. Слушаю!

Думский гость теперь не знал, как ему поступать: покинуть кабинет или остаться при разговоре. Еще вчера он мог бы присутствовать при любых разговорах, так как сам входил в круг первых лиц государства. Но в свете сегодняшних обстоятельств...Он нерешительно привстал и жестом показал хозяину кабинета, что намерен уйти. Но хозяин кабинета привычно кивнул ему рукой, чтобы он остался. Думский гость не заставил себя дважды просить и обратно вжался в кресло.

Он наблюдал за выражением лица хозяина кабинета. А тот, в основном, слушал, что ему говорили. Периодически вставлял: «Понял», «Ясно», «Так точно». Но не было в этих словах присущего ранее энтузиазма. А лицо хозяина кабинета, во время почти одностороннего разговора, в начале побледнело, потом резко покраснело от прилива крови. Давление, однако, поднялось.

Все ясно. Раз надо, так надо, - сказал он и положил трубку.

Думский гость даже боялся задать такой невинный и короткий вопрос, как «Что там?». Он просто смотрел на хозяина высокого кабинета. А тот посмотрел на него. Вдруг оказалось, что перед этим они выпили не по последней, так как хозяин высокого кабинета снова наполнил стопки. Ничего не говоря и не дожидаясь реакции собеседника, хозяин кабинета быстро отправил коньяк в себя. Думский гость последовал его примеру, не сводя с него взгляд. Как он и думал, спрашивать ни о чем не пришлось.

Все пропало! - трагически объявил хозяин высокого кабинета.

Думский гость молчал.

- Все пропало! Все! - опять трагически повторил хозяин высокого кабинета. - Васищев будет премьер-министром!

Думский гость напрягся:

А как же?...- и осекся...

Да так как-то! Такова воля Президента. Правительство должен возглавить новый

человек. Народ должен увидеть, что его выбор уважают. .

- Ну, логично, в принципе. Но я был уверен, что Васищев станет Председателем Думы. Вот это новость. Значит, у меня есть шанс?

Но хозяин кабинет сказал грустную для гостя вещь:

- У тебя шансов нет, друг мой! Увы...Игорь Васищев возглавляет Правительство, а спикером Думы будет писатель Пищук-Бабай. Людей с такой фамилией на политической небосклоне России я и не припомню.

Все пропало! - вымолвил думский гость.

А я что говорил?

Мир сошел с ума! Так тут завтра американцы будут руководить.

Причем здесь американцы. Просто народ хочет видеть лидеров «Твоей России» в

руководстве страны. Это нормально, иначе, почему их избиратели поддержали? Мы же не против воли избирателей? И действительно — нужны новые лица.

- «Новые дырявые жопы, а не лица!» - подумал думский гость, но как опытный дипломат и чиновник свою экстремистскую мысль озвучивать не стал. Но изрек другую:

Власть ведь, берется не на выборах...А тут, похоже, эта старая истина не сработала.

Потому что эта истина была актуальна в додемакратический период. А мы живем в

современной стране. Кто тебе отдаст власть без выборов. Тут и с выборами не очень.

- Повезло Васищеву и писателю — что тут еще сказать, - изрек думский гость, - тебя-то он хоть отблагодарит? Ты ведь создатель этого проекта...Пора пожинать дивиденды.

- У нас в России это как-то не принято, ты разве не заметил. Обычно, в политике, дивиденды оборачиваются проблемами. Тут как Голем — я тебя породил, но с тобой не совладаю. Слышал о Големе.

- Не только о Големе, я еще о Франкенштейне читал. Ты думаешь, я там в Госдуме только гвозди нашими законами забивал? - думский гость тоже барабанил пальцами по столу. Но пить как-то уже и не хотелось.

Назревали ветры перемен и это очень чувствовалось. Причем перемен не тех, которые хотели бы западные злопыхатели или доморощенные либералы-космополиты, видящие Россию сборищем безъядерных удельных княжеств, постоянно воюющих друг с другом. И не тех, которые хотели русские патриоты-националисты. И даже совсем не тех, которые хотел народ в своей огромной массе. Да и когда народ получал то, чего он хочет? Пойди, разберись, чего этот народ хочет. Пусть народ этот сам пойдет со своими желаниями куда подальше...

Тотально двигалось во власть нечто новое и интересное. Лучше бы это новое и интересное власть никогда не получило бы. Но, похоже, остановить движение было уже невозможно.

Хозяин высокого кабинета и думский гость одновременно тяжело вздохнули. И одновременно решили, что можно еще принять коньяка — очень уж напряженными были новости. Хозяин кабинета наполнил стопки. И тут, без всяких предварительных сигналов и звонков помощников-советников-референтов, двери высокого кабинета распахнулись. Причем распахнулись с невиданной силой. Собеседники даже вздрогнули и повернулись. Дорогой коньяк чуть расплескался.

В высокий кабинет решительно вошел высокий плотный, немного сутулый лысеющий мужчина в очках. С ним были два офицера и спортивный молодой человек. Перед ними стояла секретарь и помощник Лена, которая с самым виноватым видом произнесла:

- Извините, простите меня — я пыталась объяснить, что вы заняты. Что вы...Они слушать не хотели...Двоих человек в приемной ударили....

Хозяин кабинета побледнел, думский гость открыл рот...

- Видно слабо ударили, пошла вон, курица — рявкнул подполковник и Лена испугано замолчала.

Я представлюсь, - объявил сутуловатый мужчина: - меня зовут Алексей Коркишко.

Хозяин кабинета встал:

- Что ты Алексей Коркишко я понял. Кто я, точнее, кто мы, знаешь? Телевизор смотришь? Как ты посмел сюда врываться? Забирай свою банду и проваливай! Как депутат Думы зайдешь в приемное время.

Но Коркишко только сделал шаг вперед:

Кто вы — я знаю. Но теперь никто. Что, бухаете в рабочее время?

Слушай, Каркишко, у тебя крышу сорвало? Ты мне будешь указывать что мне

делать в моем кабинете? Вы чего приперлись?

Это, вообще-то, теперь мой кабинет. Разве Президент Вам не сообщил, что я

назначен на Вашу должность? Стране ведь нужны новые лица, - спокойно сказал Коркишко. А офицеры и спортивный молодой человек подошли к столу, держа руки в оттопыренных карманах.

Думский гость и бывший хозяин кабинета подумали, что сейчас их арестуют как Лаврентия Берия в 1953 году.

- Я только что говорил с Президентом, он ничего мне не сказал, - тихо произнес бывший хозяин кабинета — вы не будете против, если я ему позвоню?

- Если Вы думаете, что я шучу, то, сами понимаете: в таких вопросах шутки неуместны. Вот приказ о моем назначении, - Коркишко извлек из кармана бумагу и бросил ее на стол, - если он Вам ничего не сказал, то значит не хотел Вас расстраивать. Доверил мне эту работу. Мы меняем старую команду явочным, революционным порядком. Потрудитесь покинуть кабинет.

«Слава Богу, хоть не арестуют» - подумал бывший хозяин кабинета.

Вы хоть знаете, мужики, кто придумал всю эту «Твою Россию»? Проект весь

политический? Без этого человека Вас бы не было, - думский гость подписался за товарища, - это ведь он Ваш отец, так сказать. Он Вас породил, а вы с ним так поступаете. Да как тебе не стыдно, Алексей? Ты бы сейчас по журналистским помойкам скитался, гонорары копеечные бы отрабатывал, если бы не он. Да Вы его в задницу целовать должны...

Заткнись! - грубо прервал думского гостя подполковник. Тот замолчал.

Но Алексей Коркишко спокойно ответил:

- Я все знаю. Ну, все, конечно, только Бог знает. Мне известно, что «Твоя Россия» была рождена в этом самом кабинете. Поэтому, согласитесь, вполне закономерно, что я, один из лидеров «Твоей России» занимаю сегодня этот кабинет. Правильно, ведь? А что касается «в задницу целовать»...Хм, интересная мысль. Может и поцелуем, - при этих словах Коркишко с вульгарной улыбкой так пошло и педерастически подмигнул думскому гостю, что того всего передернуло. Он понял, какой этап наступает в истории страны. Бывший хозяин высокого кабинета сделал вид, что не заметил этого странного подмигивания. Хотя тоже все понял и осознал перспективу.

Можно я соберу вещи? - тихо спросил он.

Почему бы и нет? Собирайте. Можете даже выпить на прощание. Машина, кстати,

будет нужна?

Да, пожалуй...Лучше грузовая, - бывший хозяин высокого кабинета был подавлен и

растерян.

- Ну, я так и думал. Есть грузовая. Ребята помогут собрать Вам вещи, - сказал Коркишко и сел на стул возле окна.

- Спасибо, - поблагодарил хозяин высокого кабинета. Он обвел всех взглядом, лица окружающих, стены и мебель вдруг слились в одно целое, все запрыгало перед глазами и он потерял сознание.

Но упасть ему не дали офицеры и спортивный молодой человек. Его откачали, вызвали бригаду реанимации. Просто, под воздействием коньяка и стресса резко упало давление. Но если бы не коньяк, то от таких неприятностей был бы инсульт. Потом у бывшего хозяина высокого кабинета обнаружился еще и диабет, но он был к тому времени не высокопоставленным чиновником в столице, а серьезным бизнесменом в Сочи. В благодарность за свое рождение, руководители «Твоей России» не стали отжимать у него бизнес и недвижимость.

Глава XVI

Васищев — Сибирский имперский округ России. 12 километров от Игорьграда (бывший Новосибирск). 2049 год, конец мая.

- Смотри, клещей не подхвати! - крикнул бородатый мужчина лет сорока семнадцатилетнему парню, который отправился в глубь леса за очередной партией дров.

- Да я плотно оделся, штанины в сапоги заправил и этими, как их, ну, репеллентами..., тьфу, короче, чем надо, тем и намазался.

- Молодец, - мужчина улыбнулся, явно что-то себе представляя. Сам он возился с варевом в казанке, не спеша сервировал походный стол, проверял надежность установленной палатки и периодически отхлебывал китайское пиво из специфической емкости.

В принципе, их мероприятие являлось выездом на рыбалку с ночевкой. Рыба в этом озере водилась, сам водоем принадлежал друзьям бородатого мужчины, он за все заплатил, поэтому они с юным другом были одни, никто не мешал им наслаждаться природой, рыбалкой и всем остальным, отдыхая после недели работы и учебы, перед началом новой, такой же непростой трудовой недели.

Понемногу давали о себе знать надоедливые комары, но репелленты, т. е. вещества, которые отпугивают этих мелких крылатых кровососов, оказались очень сильными — китайцы знали толк в химии. Поэтому бородатый человек был спокоен, если он что-то и почесывал, то вовсе не из-за укусов комаров или клещей.

Бич, который преследовал Новосибирскую область более 100 лет — клещевой энцефалит, - в последние годы был совершенно побежден. Прививки от него были обязательны и делались всем. Первое время тех, кто отказывался от прививок, как и за большинство других правонарушений, пытались наказывать плетью. Люди почему-то не понимали, что вредят, в первую очередь, самим себе. Но постепенно, правильное понимание пришло. И энцефалит просто перестал быть чем-то ужасным.

День клонился к закату. Яркое солнце тускнело и пряталось за верхушки сосен. Юноша периодически возвращался с ветками и даже с поленьями. И шел за новой партией.

- Ну, все, Юрец, наверное, остановись. Тут нам дров не только на всю ночь, но и до завтрашнего вечера хватит, - сказал бородатый, - помой руки и иди сюда — скоро будем трапезничать.

- Хорошо, дядя Жора, - ответил паренек. Возле его уха запищал отчаянный комар и он был вынужден резко хлопнуть в ладоши. В результате последнее слово прозвучало невнятно.

Ты назвал меня «дядя Жопа»? - удивленно спросил бородач.

Нет, конечно, тебе послышалось. Комар проклятый помешал. «Дядя Жора»,

конечно.

Да мне, кстати, «дядя Жопа» больше понравилось, - мужчина рассмеялся.

Паренек тоже улыбнулся, обнажив белые зубы:

Хорошо, как хочешь: буду тебя называть «дядей Жопой». Это весело.

Да я пошутил - все время не надо. Можешь, но иногда. Пиво будешь?

Буду, немного.

Дядя Жора выдал Юрцу небольшую емкость. Они сели у костра и вдвоем потягивали пиво.

Надо на дальний заброс поставить, - предложил Юрец.

Да, поужинаем — поставим, на рассвете с лодки порыбачим — я с ребятами

договорился.

Паренек отхлебнул пиво:

Это отлично, дядя Жора. Жаль, сеть поставить нельзя...

Нет, это категорически запрещено. И у нас ведь с тобой спортивная рыбалка. Мы

ведь не браконьерствуем.

- Это точно. Я бы и так с тобой на природу выбрался, с тобой прикольно.

Прикольно, говоришь? Почему?

Ты много чего интересного говоришь. Тебя слушать можно. Не матюкаешься

почти. Да и в истории специалист настоящий.

Бородатый Жора вкинул в свой рот какую-то соленую пивную закуску:

- Историю, мой юный друг, должны знать все. И то, что я могу рассказывать — это не просто байки — это сама жизнь. Тебе, вот сколько?

Сколько чего?

Ну, не сантиметров же..Сейчас меня твой возраст интересует. Года.

Возраст? Ты чего, дядя Жора? Месяц назад семнадцатилетие мое отмечали. В бане,

забыл, поди?

- Да как такое забудешь? Так вот, тебе только семнадцать, ты еще школу не закончил. А мне-то, братец, уже сорок два, поди... Знаешь, сколько я в жизни повидал? Я ведь и в войнах участвовал за Киевское наследство, потом за Московское...Со сколькими людьми интересными общался. К тому же по образованию я - учитель истории.

Да, знаю, знаю, дядя Жора.

А история — это очень переменчивая дама, - продолжил бородач, - знаешь, Юрий,

нет более проституированной и конъюнктурной науки. Да, история — наука, братец, против этого не попрешь: система, методология, исследования и все прочее...Но, в отличии от математики, физики или химии, где есть четкие правила, которые не меняются...

Да как не меняются, дядя Жора? За последние века физика и химия как

поменялись.

За последние века все поменялась. Ну, пусть, ладно. В химии и физике правила

меняются в результате научных открытий и всяких прикладных-накладных исследований, а в истории один вождь другого сменил — и все: переписывай историю под меня. Что в Российской Империи, что в Советском Союзе, что сейчас. Даже историю Древнего мира и Римской Империи готовы менять в угоду политической ситуации.

Юра слушал внимательно, попивая при этом пиво и закусывая его той же соленой мелочью, что и бородатый Жора.

А ты ведь родился когда Советского Союза уже не было? - спросил юноша.

Брат, я ведь не бессмертный герой европейского эпоса, который пьет кровь и не

подвластен смерти. Меня матушка родила через пятнадцать лет после того, как Советский Союз приказал долго жить. Матери моей двенадцать лет было, как его развалили.

Она что-то помнит?

Она, вообще, на память слаба.

А Союз сам развалился или его развалили?

Ты на что намекаешь, Юра? Никаких параллелей! Сами только кошки рожают, и то

сейчас без ветеринарный врачей не обходится. Советский Союз был развален врагами.

Войну проиграл?

Можно и так сказать. «Холодную» войну.

Ух ты — они воевали на Северном полюсе? Бились в вечной мерзлоте среди

снежных глыб и льда? Круто! Лазеры, наверное, вовсю использовали. Пингвинов сколько убили, можно себе представить!

Нет, Юра, все не так. Начиная с того, что пингвины обитают в Южном полушарии

и к Северному полюсу отношения не имеют.

Так они туда после холодной воны перебрались, - предположил Юра, - а с кем,

кстати, Советский Союз воевал — с северными народами?

С другими народами, Юрец. И «холодная» война оттого и названа «холодная», что

она не была горячей.

Ясный красный: горячие войны ведутся в Африке, где жарко. Или в сексе. Ты же

смотрел порнофильм «Горячие постельные войны»?

Юра, не думай только о «ясном красном». «Холодная» война — потому, что не

стреляли. Не жгли, не бомбили. «Холодная» война велась между Советским Союзом и западным миром за влияние на планете, за души и сердца людей, так сказать. «Товарищ, помни: в дни идеологических атак сердца не занятые нами, не мешкая займет наш враг!» - вот это Владимир Маяковский правильно написал.

Маяковский? Поэт такой...

Да,был, умер почти 120 лет назад.

А этот «западный мир», с которым Союз вел «холодную войну», он что из себя

представлял?

О, это был многочлен. Корпорация монстров во главе с США — Соединенными

Штатами Америки.

Это с которыми мы воевали и наносили по ядерные удары 25 лет назад? Мы

разрушили их города.

Ну, и они наши тоже потрепали. Штаты ведь первыми на нас напали. Они сто лет

спали и видели, как они нашу Россию разорвут. Попробовали. И пострадали побольше — что тут говорить: нас после той войны хоть негры под себя не подмяли.

Кто?

Ну, черные люди...

А-а. Так у нас в Сибири их и нет совсем.

В начале этого века, мой юный друг, они были в Новосибирске...

Дядя Жора! - Юра даже испугался, когда бородатый историк произнес прежнее

название столицы Сибири.

Ох, пардон, я имел ввиду, в Игорьграде — городе Солнца, получившего свое имя в

честь великого Отца и Спасителя русских людей, вдохновителя нашего Имперского государства...Но, Юра, из песни слов не выбросишь — как ни крути, но в начале двадцать первого века, как и в большей части двадцатого, сияющий Игорьград назывался Новосибирском. А Новосибирск, с начала двадцатого века, назывался Новониколаевском...

Это нигде и не скрывается, дядь Жора. Только требуется сегодня его именовать

«Сияющим Игорьградом»...

Знаю, родной! Сам служу в органах, которые это должны контролировать. Ты бы

видел как он сиял тридцать лет назад, после ядерной войны, когда до него добрались американские ракеты.

Ну, во-первых, наш мудрый вождь быстро восстановил все повреждения, во-

вторых, насколько я могу судить по сетевым новостям, американские города до сих пор в развалинах лежат...

Ты прав, юноша, это так и есть. Но мы сильно отошли от предыдущей темы. Я

хотел сказать, что в начале нашего века, в славном Новосибирске, который теперь Сияющий Игорьград, было всего два негра. Ну, то есть два абсолютно черных мужика. Один в Академгородке, второй, по-моему, в Октябрьском районе...

Откуда ты знаешь, дядя Жора?

Мама рассказывала.

Только рассказывала?

А что еще, Юрец? Показывала? Или ты думаешь, что она с этими неграми спала?

Если бы она с ними спала, то я был бы черным.

Ух ты!

Да, у негроидной расы сильные гены. Если один из родителей черный — то

ребенок, как правило, тоже черный.

А зачем им смешиваться, дядя Жора? Если бы Бог хотел, он создал бы всех людей

черными или белыми. А раз отдельно созданы черные, отдельно белые, то зачем им смешиваться и рожать не понятно кого?

Вы говорите мудро, мой юный друг. Не по годам даже. Но далеко не все в этом

предельно несовершенном мире происходит так, как хочет Бог. Так вот, от этих двух негров, особенно от того, что жил в Академгородке, появилось много маленьких негритят. Плюс, другие негры понаехали...

А как же мама это все рассказала тебе, если у нее память плохая?

Да не настолько же...Так вот, черных было все больше и больше. Но суровая

сибирская зима не для них. По мнению врачей, у негров отсутствует жировая прослойка внизу спины, которая есть у европейцев. Поэтому, они рано умирают от болезней почек. В Африке им жить надо, в Африке — так им природой дано. Кстати, как пиво тебе?

Не скажу, что отлично, дядя Жора, но пить можно...А чего вы про больные почки

черных людей и сразу про пиво? Пиво для почек тоже ведь вредное?

Тебе, поверь не вредное! Пей, давай.

Я уже выпил. И что-то это... Отлить бы.

Так отлей. Иди вон в кусты, от стола подальше.

Я как-бы в костер хотел. Давно мечтал.

Не сейчас, Юра. Одно пламя потушишь — другое разожжешь. Облегчись, - и

продолжим беседу.

Юра встал и отошел метра на четыре. Вечерело. Языки пламени поднимались высоко, поленья в костре трещали, но звонкий ручеек юношеского облегчения все равно доносился до слуха дяди Жоры. Он смотрел на огонь, время от времени прищуривая глаза.

А пиво еще есть? - крикнул Юра, заканчивая свое нехитрое дельце.

А то! И пиво еще есть, и водочка к ужину. Ты только не забывай, друг мой, что мы

на рыбалку приехали, а не на пьянку.

Да помню я, помню, - сказал Юра, вернувшись обратно к костру.

В ход пошла новая партия пива, постепенно заполнялся стол. Уха из рыбы, которая была поймана сразу по приезду, уже сварилась.

На небе показалась луна. Она была сегодня почти полной.

Ну что, по первой? - как бы предложил, но предложил безальтернативно, дядя

Жора.

Как скажешь...Я тебе, дядя Жора, как старшему, доверяю.

Я тебе, Юрец, тоже доверяю. Знаю, что в пьянке от тебя неожиданностей не будет.

Хоть ты годами и юн. Но, сейчас только по первой. Может быть и по второй, но это максимум! Впереди вечер длинный.

Согласен полностью. Нам ведь это зачем? Только для разговора. А я еще очень

хочу про историю нашу послушать.

О, истории про историю годами слушать можно.

Мне не всякая история интересна, дядя Жора. Только недавняя, да про нашу

страну. Что там было в Древнем Риме или в Египте при фараонах — мне отчего-то до жоп...ну, ты меня понял.

Понял, - бородатый рассказчик достал флягу с храброй водой и наполнил ею две

металлические, стопки, обтянутые кожей.

Юра протянул руку к стопке.

Все хочу спросить: а эта кожа, что они обтянуты — натуральная?

А то, самая натуральная.

Свиная или коровья? Может лошадиная?

Нет, кожа человеческая. С огромного полового органа.

Та ладно, - лицо молодого человека скептически сощурилось. Стопку он при этом

не выбросил, наоборот: взял тверже.

Вот ты крепок, Юрец. Я уже за флягой потянулся — думал, ты сейчас эту стопку

упустишь и водку разольешь, долить надо будет.

Не сильно я тебе поверил, дядь Жора. А хоть бы и так — я не брезглив.

Они выпили и вернулись к экскурсам в историю:

А Советский Союз как появился и как исчез? - спросил Юра, закусывая соленым

огурчиком.

Все когда-то появляется и когда-то исчезает — Советский Союз не был

исключением, - философски заметил бородатый Жора, - эта страна фактически унаследовала Российскую Империю, которая прекратила существование в 1917 году.

Да ну, прямо так и прекратила? Великий вождь Игорь Владимирович Васищев

объявил, что ничего она не прекратила. Ты что — в школе не учился?

Юноша, я имел удовольствие, или, скорее, неудовольствие, постигать премудрости

и грызть гранит науки не только в школе, но и в более серьезных учебных заведениях. Но, разумеется, все что говорил Васищев, наш вождь великий, конечно, правда.

Ты не чересчур фамильярен, дядя Жора? - непонятным тоном спросил Юра, - так

ты расскажи, как Союз распался...

Я не фамильярен, юноша. Как Советский Союз распался, я же тебе говорил. Наша

система не выдержала состязания с американской системой и с их сателлитами. Тебя подробности интересуют?

Ну да, ты же силен в истории...

Да ты мне льстишь, - бородач не без удовольствия погладил свою рыжеватую

бороду, - Подробностей я не знаю, так как это был давно, и я еще не родился. Но читал на эту ему немало. Причем, московские газеты того времени...

А Москва тогда была столицей Советского Союза?

Да, потом России...

А перед этим Российской Империи?

Ты дремуч: столицей Российской Империи был Петербург. При Союзе его

называли Ленинград.

В честь Ленина?

А то...

Да я просто помню — ты мне это рассказывал.

Я-то рассказывал, а в школе чему Вас учат? Вообще, не понятно. Элементарную

историю Государства Российского не рассказывают!

Почему же, все рассказывают. Только настоящая история России началась уже в

нашем, в XXI веке, когда к власти пришла партия «Твоя Россия», когда под руководством мудрого вождя Игоря Васищева мы выиграли войну со всеми врагами, а вместо погрязшей в грехе и распутстве, а потом еще и разрушенной бомбами Москве, столицей Великой России стал город Васищев...

Ох, друг мой, все так, да не так. Историю, я тебе говорил, можно со всех сторон

трактовать. Не все так просто и однозначно. В Москве десятки миллионов людей жили. И сам Васищев к власти именно в Москве пришел. А распутник и развратник он и сам был он еще тот...

Кто? Наш вождь Васищев?

А кто? Он, конечно.

Дядя Жора, в этом лесу белки и птицы с ушами. Ты что-то путаешь...

Ничего не путаю, мне можно...

Ты же за крушение СССР или как Союз там назывался сокращенно, рассказывал.

Вот и расскажи. А за Васищева и «Твою Россию» потом.

Как скажешь, Юрец...

Совсем стемнело. Пищали сибирские комары, квакали лягушки и изредка раздавались всплески воды на озере. Темное небо украсили звезды во главе с луной. Мужчина и молодой человек у костра больше беседовали, чем ели. И понемногу попивали при этом алкоголесодержащие напитки.

Союз, Юра, был государством, в котором формально управляли рабочие и

крестьяне. То есть, простые люди, трудяги.

А неформально — олигархи?

Да что ты! Люди в прошлом веке такого слова не знали. В СССР богатых не было.

Их как класс ликвидировали.

Они все в одном классе были?

Не смеши...Есть такое понятие: классы.

Конечно есть, во всех школах...

Так, Юрий, вы начинаете меня злить. Открою тебе хоть половину одного твоего

глаза. Общество, государство, делится на классы. Есть класс бедных и класс богатых. Или, как писал немецко-еврейский философ Маркс триста лет назад: класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых. То есть, тех, кто работает на кого-то и кто тоже работает, но на себя. Хотя, Маркс и его последователи считали, что эксплуататоры бездельничают. Это не так: бездельничают их семьи и отпрыски, сами они работают по 24 часа в сутки.

Но в сутках же 22 часа?

Не перебивай меня, это некрасиво. Это великий вождь Васищев повелел, что в

сутках должно быть 22 часа, а не 24. Америка и Европа были основательно потрепаны ядерными ударами, сидели тихо в углу, как побитые собаки, поэтому возражать на такую очевидную глупость, как 22 часа в сутках, в мире было особо некому...

А почему именно 22 часа?

Потому что у вождя размер детородного органа был 22 сантиметра.

Ух ты, х..я, что-ли?

Нет, затылка. Ты же помнишь, Юрий, что «Законом Новой России» от 20 января

1935 года употребление матерных слов гражданами до 25 лет в быту запрещено. А также ругательных и вульгарных выражений. Злостных нарушителе могут отправить на перевоспитание...

Я этот закон помню, дядя Жора, но ты же меня не выдашь полиции?

Нет, конечно — я тебе и сам полиция. К тому же я рассказываю тебе такую

историю, которую в школах и университетах сейчас не преподают. От этого у нас взаимное доверие.

Он еще раз раскрыл флягу и наполнил емкости. Совсем рядом в кустах «угукнула» какая-то птица. Наверное, из тех, кто угукает. Но собеседники у костра не обратили на нее внимание. Они даже о своей рыбалке чуть забыли. Просто молодому Юре, действительно, очень нравилось слушать дядю Жору, которого он считал очень умным, воспринимал его как кладезь мудрости и образец для подражания. А дяде Жоре нравилось, когда его так слушают, расспрашивают и признают за авторитет в исторической области. Даже на то, что Юра его перебивал, бородатый Жора реагировал лишь для вида. На самом деле ему это нравилось и он понимал, что перебивает Юра из-за настоящего интереса.

Так вот, в СССР все работали, но никто от этого не богател. И управляли страной

как бы выходцы из рабочих. Основатель страны говорил, что «у нас и кухарка сможет управлять государством. Ну, если ее подучить малость». А вот элита Англии и Америки по умней была. Они нас в этом плане переигрывали. Напрямую в войну ввязываться боялись — СССР был самой сильной страной мира.

Как мы при вожде Васищеве?

Почти, только гораздо сильнее...При Сталине, вот это был настоящий вождь,

кстати, наши войска разбили Германию, заняли пол Европы. Могли и всю занять, наверное...Сталин руководил Советским Союзом 30 лет. Он сделал эту страну великой мировой державой. Как, якобы, говорил о нем английский политик Черчиль: «взял Россию с сохой, оставил с ядерной бомбой».

А Сталин кем был: рабочим или кухаркой?

По-моему, Сталин происходил из грузинских крестьян.

Ничего себе: из грузин, да еще и из крестьян. Я раньше, ну, в детстве, путал

крестьян с христианами...

Подозреваю, Юрец, что не ты один. Некоторые и сейчас путают, даже не будучи

уже и детьми.

Да сейчас все ясно: христиане в церковь ходят и почитают Христа, а крестьяне —

это кто в селе живет, землю обрабатывают...

Дядя Жора пошевелил палкой головешки в костре:

По сути, верно: и крестьяне могут быть христианами, и наоборот. Они и пашут, и

землю обрабатывают, и за скотиной ухаживают — живность всякую разводят. Только вот мало сейчас крестьян. Фермы превратились в огромные предприятия. В предыдущие века крестьяне массово бежали из сел в города, землю обрабатывать не хотели. Они чуть было не исчезли, как класс. Если бы не ядерная война, во время которой многие города были разрушены, а люди, что у нас, что на развалинах Европы и США, опять не перешли бы к натуральному хозяйству — не было бы крестьян совсем. Хотя, сейчас города растут и люди опять с земли бегут в многоэтажки...

Правильно делают.

Что «правильно»? А с землей работать кто будет, за скотиной ухаживать?

Кто ухаживает за скотиной — сам уподобляется скотине, - важно ответил Юрец.

Не обязательно ухаживать за скотиной, чтобы ей уподобится. Многие люди и так,

как скоты, хотя бедных животных, может, и в глаза не видели. Но в целом, мысль ваша, Юрий, интересна. За это, пожалуй, стоит еще принять по стопочке...

Опять «угукнула» птица.

Может ты ее пристрелишь, дядь Жора? Что она «угукает», как демон? Беседу

умную вести мешает...

Жора прикинул в уме, заряжено ли его оружие. Вспомнил, что должно быть заряжено.

Зачем в нее стрелять, юноша? Это ведь всего-навсего мирная сова. Птица довольно

редкая. Может это птица- философ, и она просто хочет вступить в нашу светскую беседу. Мы не понимаем ее языка, а она, может, наш прекрасно понимает...

Дядя Жора, ты извини, конечно, а ты не курил чего-нибудь запрещенного перед

ужином? Или дело в грибах? От водки с пивом совы не заговорят.

Дядя Жора совсем не обиделся. Усмехнулся даже:

Совы заговорят и без водки. А вот если бы я хорошо покурил или грибочков

откушал — мне бы их язык стал понятен.

Ну так курни: интересно, о чем она угукает..

Я тебе и так скажу, о чем...

Ну и...

Сова ищет смысл жизни.

А что искать то, чего нет.

Это для тебя его нет, а для других есть.

В чем же он? Нет, дядя Жора, давай я сам попробую ответить. Вон, сколько людей,

я читал, в поисках этого смысла жизни находили свою смерть.

Может смысл жизни и заключается в поиске смерти. Некоторые философы так и

считают.

Юрей теперь со своей стороны костра потеребил головешки.

Если смысл жизни в смерти — то что его искать? Она, по-любому наступит, чего

напрягаться? Бессмертных я, как-то, не встречал. Не доводилось. Хотя, говорят, что существуют вампиры. Или, вот, те, кто пережил ядерный взрыв. Вроде бы, кто выжил, находясь прямо в его эпицентре — могут жить вечно.

Это нонсенс: в эпицентре ядерного взрыва никто не выжил. Хотя, как знать... -

бородатый историк сам готов был усомниться, - я лично таких ребят не встречал, и слава Богу! Короче, лучше вернуться из туманной и не всегда актуальной области философии в не менее философскую, туманную и не всегда актуальную историю. Ведь все тлен, мираж.

В темноте голубые глаза Юрика отражали пламя. Лицо у паренька и так было смазливым, а в этом ракурсе и вовсе модельным.

Да, дядь Жора — ты прав. На месте, где мы сейчас сидим, раньше наверняка был

какой-то древний сибирский город. Или советский. Ходили люди, кони. Или машины ездили. Но теперь это лес, пруд, болото, комары. Все унесло пылью веков.

Увы, юный друг: вынужден тебя разочаровать: на месте, где мы сидим, всегда

были лес, пруд, болото, комары...Цивилизацией здесь никогда не пахло, и в этом есть немалые плюсы.

Ой, ну, пусть так, но я еще по смыслу жизни хотел. Для закрепления материала,

так сказать...

Давай, валяй...

Вот есть же люди, для которых смысл жизни в водке, в разном там сексе, в

курении, в наркотиках. Или вот, в войне. Чтобы интересно жилось, адреналин вырабатывался...

Есть такие люди. И мужчины, и женщины. Но я бы охарактеризовал их смысл

жизни, как желание получать от этой самой жизни свои удовольствия. Те или иные — что нравится. Но не может жизнь состоять из получения удовольствий, особенно сомнительных.

А может смысл жизни в накоплении богатства?

Это не лишне — деньги, знаешь, братец, всегда были и остаются «воздухом». Без

них дышать нечем. Хоть они электронные, хоть бумажные или серебряные. Но деньги — средство, они целью быть не должны, и уж тем более смыслом жизни. Вот ты, Юрец, хотел бы быть богатым, в ущерб всему остальному?

Юрий немного задумался. Посмотрел на собеседника, затем в костер, а потом в темноту леса:

Смотря в ущерб чему...А вообще-то, когда в карманах ветер гуляет, и кроме дырок

ничего нет, то, наверное, богатым быть хочется.

Ты, братец, в дырявые карманы ничего не клади — клади в целые. А смысл жизни

человека — в продолжении рода и в улучшении потомства.

Ну, ты философ. Четко и не придерешься. Давай к истории вернемся.

А давай. Что хочешь услышать?

Юноша опять посмотрел на костер, подумал немного и сказал:

Расскажи о нашей современной истории. О том, как Васищев и его команда

пришли к власти в России, что потом случилось с ними и со страной. Ты ведь, дядя Жора, расскажешь правду, а не то, что нам в школе учителя задвигают....

Правду, говоришь? Я ведь тоже субъективен. Конечно, в отличии от твоих

учителей, не ангажирован обязательной программой. Ну, слушай:

Это было давно. Почитай, тридцать лет тому. В столице России, городе-герое Москве правил Президент, который народу нравился. Начала Россия возвращать себе исторические земли, которые потеряла после распада Советского Союза. Это были исконные земли русских и украинцев. Настоящих украинцев, не тех, которые в Карпатах. Но во внутренней жизни России был какой-то застой. Вражеская агентура мутила воду, кому-то хотелось перемен...

Нам так и в школе говорили...Ты по-другому давай, - перебил Юра

А ну не перебивай, - не злобно сказал дядя Жора и продолжил:

В славном русском городе Курске, который и сейчас стоит на землях Харьковско-Белгородского воеводства, прошел в Государственную Думу депутат Васищев Игорь Владимирович. Был он как-бы патриотом русским, а выиграл он у бабы, которая с собаками секс практиковала...

Страшное преступление — сейчас за него и расстрелять могут!

Опять перебиваешь?

Извини, дядя Жора. А как это, секс с собакой?

Не знаю, не пробовал. Ты что, по экрану не видел?

Такое смотреть запрещено.

Правильно, не смотри. Раньше за это на кострах сжигали. И женщин, и собак. Так

что мне, про Васищева рассказывать?

Конечно, только на извращения не отвлекайся.

Рассказывать о Васищеве и не рассказывать об извращениях — не есть правда. Но

о зоофилии, то бишь, о нездоровой любви к животным, которую наш достойный лидер страны не практиковал — больше говорить не буду.

Итак, в депутаты Думы от Курска прошел Игорь Васищев, а от Ямало-Ненецкого, по-моему, округа на Севере России прошел его друг и кум с дурацкой фамилией Пищук-Бабай...

Не стоит фамилию бывшего Председателя Государственной Думы и Премьер

министра обзывать.

Ты меня долго перебивать будешь? Накажу...

Все, не буду больше!

Смотри мне! И слушай:

Объединились эти люди, еще депутаты их ряды пополнили. Создали они партию «Твоя Россиия», которая очень скоро затмила и национал-социалистическую партию Германии, которую создал Гитлер, и Коммунистическую партию Ленина-Сталина у нас в стране. И на следующих выборах в Думу победила «Твоя Россия». Всех очаровал Игорь Васищев, Пищук-Бабай и их третий вождь Алексей Коркишко. А как вошли они в Думу, то Васищев возглавил Правительство.

Как ситуация развивалась — не помню в деталях, только к 2020-м годам Россия, Америка и Китай подошли к опасной черте, за которой была война. Действующий президент постарел, а Васищев и его соратники были единой командой. В общем, перешла вся власть «Твоей России». Васищев тогда объявил о воссоздании Великой Российской Империи, сам стал ее Генеральным канцлером и вождем, Пищук-Бабай — Имперским премьер-министром, а Коркишко — всем остальным: министром культуры и пропаганды, Главой имперской администрации и еще кем-то. Начал Россией править триумвират. Очень необычный триумвират.

На всех троих, особенно на Васищева, у прежних властей было столько «горячего» компромата, что народ бы в них сразу разочаровался. Но он так и не был запущен в дело. Не знали люди, что это за троица была.

Потом, дай Бог памяти, а то на даты она у меня слабенькая, кажется в две тысячи двадцать каком-то году Соединенные Штаты Америки все-таки начали войну с Россией. А потенциал у нас уже был. В результате союзник Америки Великобритания полностью прекратила существование, во Франции, после нескольких ядерных ударов, негры и арабы взяли власть, сами Штаты хоть и устояли, но потери понесли страшные, тоже раскололись на несколько частей, потом восстановились, но Россию уже не трогали. Никогда больше. Положение Китай спас — без него мы бы не справились.

В результате, к 2030-му году, Великая Российская Империя, хоть и в сильно разрушенном виде, но вышла из войны победителем. Штаты роль мирового гегемона потеряли, почти весь мир погрузился в хаос, Европу лихорадило, Японию тоже, на Канаду и Австралию нельзя было взглянуть без слез. Только Китай держался. Он за счет Японии, Малазии и Монголии поправил свои дела, но на Россию все равно жадно поглядывал.

Но Россия при Триумвирате Васищева, Пищук-Бабая и Коркишко в обиду себя не давала. Казалось бы, живи и радуйся. Но если бы Васищев и его соратники не были бы испорченными людьми. А они ведь были извращенцами.

И Васищев? - спросил Юрец.

А то: Васищев был первый извращенец. Вся его жизнь: и до прихода к власти, и

по пути к ней, и на ее вершине — это одни сплошные приключения матерого извращенца.

Что ты такое несешь, дядя Жора? - удивился юноша: - У извращенцев не бывает

детей, а у вождя Васищева их целых восемь. Это каждый школьник знает. Его сын показал себя во время войны, как мужественный и гениальный полководец, а старшая дочь — Воительница и Главная медицинская Сестра. Да и младшие его дети известны своими подвигами и великими делами. Они ведь сейчас правят частями России...

Ну да, потом не знали как всей огромной матушке-России прокормить его детей.

И как на них государство поделить, чтобы всем хватило...желающим. Не забывай: Пищук-Бабай и Коркишко тоже не были бездетными — у Пищука пять детей, у Коркишко — шесть...

Так что тут плохого: чем больше детей, тем лучше...Иначе порвут нас, как тузик

тряпку...

Да прав ты, конечно: дети это очень хорошо. Проблемы — это плохо. А когда в

товарищах согласия нет — тут проблем не избежать.

Правил Васищев вро-де бы адекватно, местами жестко. Авторитет его был неоспорим. Еще в первые годы своей власти восстановил он смертную казнь. Во время войны очень пригодилось. После войны преступность свел почти на нет, народ его любил.

С товарищами своими, с Пищуком-Бабаем и Коркишко Васищев считался. Но вся троица потихоньку старела. А надо отметить, что в результате этой ядерной бойни население России сократилось в пять раз! Ну, Америки, почитай, тоже раз в шесть, про остальных и не говорю. Хорошо, хоть мир выжил — сама планета Земля с катушек, ну, в смысле, с оси со своей, могла слететь. Вовремя остановились. Стали после войны жить-поживать, раны зализывать и добра наживать. Но стареющий многодетный триумвират что-то начал между собой не уживаться. Сегодня об этом можно говорить: когда Васищев разменял седьмой десяток — влюбился он в очень молодое и красивое создание. Не будем говорить, какого пола, ну, не женского, в общем. Примеров таких в истории не мало. Не одна война из-за подобного обстоятельства случалась, ни одно царство разрушилось. Создание это юное было совсем юным, чтобы на госслужбе трудиться, а в школу ходить — в самый раз. Но не по годам оно умным оказалось — начало вертеть первыми лицами России и туда и сюда. Вернее, не так лицами, как тем, что у первых лиц ниже пояса. Надобно беде случится: Коркишко тоже повелся. Влюбился он, как мальчишка в этого мальчишку, который был любовником Васищева. И начал триумвират давать трещину. Витя-премьер-министр, который Пищук-Бабай, самым нормальным из них оказался. Увещевал старых развратников — ребята, что вы, мол, делаете? Государством надо заниматься, а не старую похоть тешить. Началась между Васищевым и Коркишко вражда не на жизнь, а на смерть. Но Васищев Коркишко в отставку не отправлял, чтобы перед подданными не осрамиться. А Васищев, даром, что был извращенец перворазрядный, но женщин он, как, впрочем, и его друг Каркошко, тоже любил. Было у него две любимых жены — Ирен и Яна. Обе Васищевы, так как обе официальные. Яна была моложе Васищева, чуть ли не на тридцать лет. Ирен тоже моложе, но лет на пятнадцать. Обе жены вождя и раньше общий язык находили, а в таком неординарном деле тем более нашли. Скооперировались они и убили это молодое и красивое создание, которое свело с ума и Васищева, и Коркишко, сделав двух государственных мужей соперниками и почти врагами. Не сами убили, конечно. Возможности позволяли первым леди государства воспользоваться услугами надежного человека.

Но случилось непоправимое — Васищев обвинил Коркишко в том, что тот убил его любовника. Не успела очередная жена Коркишко порадоваться такому несчастью мужа, как над этим мужем нависла смертельная опасность. Но сам Коркишко тоже был уверен, что это Васищев убил молодого миньона, за то, что он с ним, с Коркишко, пару раз переспал и еще обещал. Страсти, словно на сцене древнегреческого театра, как в будуарах царицы Клееопатры, как в императорских дворцах Древнего Рима. Разве можно не любить историю? Она ведь так многогранна! Не нравится в этом контексте, посмотри на нее в другом. Есть история в войнах и сражениях, история в развитии наук, история в мыслительстве и в философии, история в вооружении, история в архитектуре, история в мореплавании, кораблестроении и авиации, есть история в любви и история в извращениях. Все это вращает затертое скрипящее историческое колесо. И часто смазкой колеса истории являются не чернила, которыми написаны приказы царей и откровения мудрецов, даже не тонны крови воинов и обычных людей, а просто такая насыщенная биологическая жидкость, которая выделяется у мужчин и у женщин во время сладострастного удовольствия.

….Васищев решил арестовать Коркишко. Но тот удрал в Китай, получил там поддержку, наобещал узкоглазым братьям нашей территории, вступил в войну с центральной властью. Тут Пищук-Бабай не выдержал, объявил, что ему с пидарами не по пути, и создал на Северо-Западе свое государство. Васищев взял Сибирь, которая была под контролем Коркишко, но Каркишко успел бежать в Монголию. Потом у Васищева, от усталости, напряжения и невоздержания с перенасыщением, случился инсульт. Или инфаркт. И умер он. Потом и Коркишко умер. Пишук-Бабай власть над всей Россией утратил, и вскоре тоже почил. Так, из-за нелепой мелочи, развалился Триумвират творческих кумовьев: «поэт, писатель — два гея и приятель».

А дети их поделили Россию на округа, царства и ханства. Мы вот в Сибирском округе, самом большом, почитай. А все беды отчего, Юрец?

Юрец молчал.

Все беды, Юра, друг мой, от пидаров. Говорили мудрецы: нельзя пидарастов к

власти допускать, погубят они Россию. Вот так и получилось. Надо этих извращенцев давить в самом зародыше.

Тут бородатый дядя Жора заметил, что его верный молодой «ординарец» немного заснул под его рассказ. Он не обиделся, но слегка толкнул парня в плечо.

Ой, - Юрец немного дернулся и встяхнул головой: - я никак вздремнул чуточку?

Подустал, извини, дядя Жора. Но ты очень интересно рассказывал...

Да ну? - бородач недоверчиво усмехнулся, - Так интересно, что ты прямо заснул. А

я и подумал еще: что меня никто не перебивает, вопросиков не задает? А он спит...

Да я только сейчас глаза закрыл! Правда! Я все помню, что ты рассказывал. И про

Васищева, и про Коркишко. Про то, как влюбились они в одно и то же волшебное создание, а жены Васищева его убили. Понял, дядя Жора, слышал я все! Особенно про смазку для колеса истории.

Молодец, извини. Это я, видимо, как-то монотонно вещал. Ладно, Юра, давай

времени терять не будем — нам еще сети ставить. Иди в палатку, залезай в спальный мешок.

Юра немного сонно встал. Протер глаза и взбодрился.

Да можно и без спального мешка, в принципе, - сказал он, направляясь к палатке.

Холодно без мешка как-то..

Ну, хорошо...Слышишь, дядь Жора, а ты один спальный мешок взял? - спросил

Юра перед палаткой.

А зачем нам два? - недоуменно пожал плечами бородач.

Дядя Жора, а чем ты закончил свой рассказ, когда меня сон обуял?.

В конце я сказал, что нельзя педерастам в России власть давать.

Юра снял обувь и носки, засунул носки в ботинки и поставил их возле палатки.

Педерасты — запрещенное ругательство, - отметил он, стягивая с себя одежду., -

но я понял, что нас с тобой, дядя Жора, к власти в России допускать нельзя.

Выходит что так, но я об этом не жалею, - ответил дядя Жора, расстегивая брюки и

направляясь к палатке.

Декабрь 2013 — март 2014 гг. г. Харьков

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.