Методология Жизни.Сборник Поэзии.Часть 9.


Железный Занавес

Железный Занавес два мира

Своею мощью разделил,

И, словно лезвием секиры,

Плоть Жизни в корне подрубил.

Нависла длань железных орд,

Громадой стали упоённых,

И правил их круговорот

В пространствах, страхом покорённых.

Под речи, звонкие от лязга

Железных душ и челюстей,

Два Лагеря точили в дрязгах

Мечи на бедствиях людей.

Но люди жили за Железом,

Мечтали, мыслили, любили,

Не ощущая тяжесть веса,

Что на плечах своих носили.

И видел в Занавесе каждый

Защиту от Врагов и Зла,

Являвших ужас не однажды,

Внезапно и из-под пола.

За это Занавес хранили

По обе стороны его

Ругали – и превозносили,

Моля, как бога своего.

И на словах стремясь друг к другу,

На деле прячась и боясь,

Всегда отдёргивали руку,

Над дружбой истинной глумясь.

Но время шутку роковую

С игрой вселенскою сыграло,

И стену полувековую

Усмешкой адскою сломало.

Железо с ложью обоюдной

Однажды стало нестерпимо

Для Жизни, бродящей подспудно,

И взрыв готовящей незримо.

Проела ржа Железа хлад,

И рухнул Занавес нежданно,

Неся трагедий гром и град,

Поток событий неустанных.

Как в сказке грустной и красивой,

Про Зеркала посев ужасный,

Оскалясь хищно, Дух игривый

Рассеял в Мире дланью властной

Осколки мрачного Железа,

Что некогда Границей были, –

И новая разверзлась бездна,

Которой люди пасть открыли.

Они освоили металл,

Закоченевший в их сердцах,

И каждый дом Оплотом стал,

Оберегая хладный страх.

Железо на дверях осело,

Проникло в души и умы,

Подспудно человечность съело,

Швырнуло в камеру тюрьмы

Из эгоизма и неверья,

Зря в людях новый материал,

И страшный план для стройки меря,

Взялось за собственный завал...

Так зиждется причудой Рока

Железный Полог человечий,

Он будет выше стен высоких, –

Непобедимый, мрачный, вечный...

10.09.2004

Ксантипп

Познала горечь разгрома

Мощь Карфагена от Рима, –

Рвалось от страданий и стонов

Небо во мраке дыма.

Флот был на дно опущен,

Усеяв обломками скалы,

В кровью умытой гуще

Волны тела швыряли.

Глумился Атилий Регул,

Не знавший ни в чём пощады,

Рубя государства стебель

Секирой ужасной страды.

Он вышел на брег африканский

И сердце топтал Карфагена,

Словно в смертельной пляске

Круша неприступные стены.

Навстречу ему послали

Всё, что найти успели, –

Воинов повсюду искали,

Платили всем, что имели.

В пространстве вокруг Адиса,

Регул собрал армаду,

Копья вздымая в выси,

Щиты обращая к граду.

Высоким холмом овладев,

Думали карфагеняни,

Что вскоре обрушат гнев

На жаркое поле брани,

Слонами врага сметая,

Давя ураганом конным,

Железным катком кромсая,

Стращая лязгом и звоном...

Но Регул ударил в спину,

Манёвр проведя обманный,

Погнал Карфаген в низину,

Хаос разверзнув бранный.

Друг друга в пыли сминая,

Гибли лихие воины,

Бежали, в стыду сгорая,

Собой умощая склоны.

И стаей хищных волков

Вослед мародёры неслись,

Подлей и нахальней врагов

Свою ублажая корысть.

Повсюду неся потери,

Лишившись внезапно войска,

Уже ни во что не веря,

Растратив крупицы лоска,

Сидели карфагеняни,

В себя обращая взоры,

Думая, что с ними станет

И как избежать позора.

Народы, дотоле верные,

Восстали, желая мести,

И голода клещи смертные

Не меньше, чем злые вести,

Давили народу горло,

Пророча конец ужасный.

Так беды, что зреют долго,

Вершат приговор всевластный...

Регул в самодовольстве,

Видя врага страданья,

Мир предлагал в посольстве,

Диктуя своё желанье,

Чтобы сломить навеки

Богатство и мощь Державы,

Присвоить моря и реки,

Лишить её древней славы.

Но гордо Сенат Карфагена

Отверг позорные узы,

Страшась духовного плена,

Бесчестья тяжкого груза.

Решил, что лучше погибнуть,

Достоинство сохраняя,

Чем спины под плетью выгнуть,

Проклятье в веках стяжая...

В то время прибыли в город

Наёмники из-за моря,

И видя разгром и голод,

Роптали, о плате споря.

Но был среди них один, –

Ксантипп из Лакедемона, –

Спарты суровый сын,

Не знавший страха и стона.

Он долго и молча слушал

Рассказы о поражениях,

Эмоций не обнаружил,

Зря истину в разных мнениях.

Разведав, что есть в наличии,

И численность сил рассчитав,

Увидел былое величие,

Слитое в прочный сплав.

И вот, он в Сенат явился,

Нежданный заморский воин,

И с речью к мужам обратился, –

В себя погружён, спокоен.

«Не надо врагу сдаваться

И мыслить себя разбитым,

Отчаянью предаваться,

На ложе, слезой умытом!»

«Гораздо полезней видеть

Реальность спокойным взором,

И оборону зиждеть,

Страхам не веря скорым.»

«Ключ вашего пораженья

Не в недостатке воинов,

Оружия или уменья

Биться с врагом достойно.»

«Вы просто в местах ненужных

В ненужное время были,

Зависели от нелучших

Решений, что вас сгубили.»

«Не римляне одержали

Победу над Карфагеном, –

Но ваши ошибки сжали

Вам горло сильней измены!»

«Привычка с холма спускаться

Низвергла вас в бездны пропасть,

Боязнь на равнине драться

Посеяла в войске робость.»

«Вы прятались за слонами, –

И были растоптаны ими,

Под конницей пали сами,

Своей же рукой гонимы.»

«Вы дали врагу возможность

Манёвр проводить открытый,

И, совершив оплошность,

Были легко разбиты.»

«Нужно собраться с Духом,

И выйти Риму навстречу,

Выгнуть надежду луком,

Стрелу направляя сечи.»

«Зорко следя за боем,

Методы изменяя,

Манипулируя строем,

Разум вперёд пуская,»

«Подобно Фениксу сможете

Разом восстать из праха,

Римскую спесь низложите,

Избавив себя от страха!..»

В смятеньи внимал Сенат

Правдивым словам обличенья, –

Доводов силой смят,

Спорил в остервененьи:

«Откуда знать иноземцу,

Как нам дела вести?!

Задайте всезнайке перцу,

Хорошей ему плети!»

«Как смеет он нас учить!

Да кто он вообще такой!

Он власть не умеет чтить!

На наш посягает строй!..»

С улыбкой Ксантипп внимал

Рёву слепой гордыни,

Спокойно стоял и ждал,

Когда же Сенат остынет.

Но вскоре гвалт заседанья

Шум перекрыл другой:

Бескрайней толпы стенанья

Вокруг бушевал прибой.

Отчаяньем поражённый,

К спартанцу взывал народ, –

Притих Сенат усмирённый,

Снижая высоты нот...

И взялся Ксантипп за дело,

Армию возрождая,

Строил порядки смело,

Надеждой вооружая.

И выступил на равнину

Войско сгруппировав,

И римлян завлёк в низину,

Волей своей сковав.

Поставив слонов назад,

Конницей правя с фланга,

Обрушил ударов град

На римлян своей фалангой.

Врага заманив в капкан,

Умело ведя атаки,

Он выполнил дерзкий план,

Рассудку придав отваги.

Так было сокрушено

Самодовольство Рима,

Что пенилось, как вино,

Глаза застилая дымом.

Бежали легионеры,

Песок обагряя кровью,

Лишившись остатков веры,

Спиной принимая копья.

И вскоре Регул пленённый

Повержен был на колени,

Причудой Судьбы лишённый

Победной лавровой сени...

Неистовством ликованья

Город победу встретил,

В обьятьях, пирах, лобзаньях

Героев войны приветил.

В храмах жрецы служили,

Молились богам повсюду,

Кровью алтарь кропили,

Деньги швыряли люду...

Во тьме неприметное судно

Отчалило тихо прочь, –

На палубе ужин скудный,

Величием дышит Ночь.

Внимая песне морской,

Прощаясь с землёй чужою,

Едет Ксантипп домой,

Улыбкой светясь простою...

16.09.2004

Вечная история

Пророк, предвидя сокрушенье

Привычных жизни оснований,

Своё распространяет мненье

Средь суетных людских шатаний.

Но всякий раз он зрит на лицах

Самодовольную усмешку, –

С беспечностью не в силах биться,

Унижен он любою пешкой.

Пророк предупрежденье шлёт

О неминуемом возмездьи

За страшных дел круговорот

За мысли, полные бесчестья.

Но тонут в шуме толп тупых

Слова отчаянья надежды, –

И, оградив себя от них,

По жизни мечутся невежды.

Пророк вступает в тяжкий бой

С тщеславием глухих всезнаек,

И жертвует в пылу собой,

Терпя укусы подлых шаек.

И шайки тех, кто заодно

В слепом служеньи истуканам,

Пророка шлют на жизни дно,

Его шельмуя неустанно.

Пророк указывает путь

Спасения от наказанья,

И молит на него свернуть,

Прикладывая тьму старанья.

Но стадо взмыленных коней

Всегда несётся в пропасть вместе,

И стаи рыб во тьму сетей

Плывут, доверясь хладной бездне.

И умирая от страданий,

Покинутый, забытый всеми,

Молчит среди чужих стенаний

Пророк, что тщетно тратил время...

15.09.2004

Объявление войны

Шумит благовест Столицы,

Пёстро бурлит суета, –

Официальные Лица

Свои занимают места.

В Вестминстере величавом

Страны сбирается цвет,

Вливаясь пёстрым составом

В Парламентский Кабинет.

Сегодня Король объявит

То, что хотят и ждут,

И наконец отправит

Войско на бранный труд.

Повсюдное умиленье

И детский наивный взгляд

Развеивают сомненье –

Люди Войны хотят!

Органа струится мощь,

Месса стремится ввысь,

Будит Осанна дрожь

Молитвы под златом риз,

«Пошли, о Господь, нам Мир,

Призри нас, сирых – убогих!

Чужих образумь задир,

Не шли наказаний строгих!»

«Смиренно мы ждём решенья

Главы посыпав пеплом,

В руках Твоих – Провиденье,

Прими нас в Чертоге светлом!..»

Поёт нараспев Собранье,

Блистая златом парчи,

Изобразив страданье

Стыдливо укрыв мечи,

К Распятию обращаясь

Невинным взором ягнят, –

Раскаяньем признаваясь,

Что Лорды войны хотят.

Под звуки фанфар Король

Свою начинает Речь:

«Как скрыть душевную боль,

Как сердце своё сберечь,»

«Когда мы повсюду зрим

Людское несовершенство,

Светлой надежды дым,

Отвергнутое блаженство?!»

«Жертву великодушья

Собою Мы принесём, –

Созиждем порядок лучше,

Покой утверждая в нём!..»

Так говорил Монарх,

В слова подпустив обиду,

И ревность будил в умах, –

Суровый и грозный с виду.

К деяниям призывал

На благо родной Страны, –

Сомненья не оставлял,

Что хочет Король Войны!

Слово берут Общины, –

Азартом глаза горят,

Золото, шёлк, седины

В бурный смешались ряд.

«Лишь к Господа восславленью

Добрый Король стремится, –

Под христианской сенью

Крови не даст пролиться!»

«Но только права священные

Будет он защищать,

И узы благословенные

Решимостью укреплять!»

«Король Войны не желает –

Он мирный пастырь народов!..» –

Палата провозглашает

Под сенью высоких сводов.

Праведного возмущенья

Знаки всюду видны,

Призывы звучат к терпенью –

Общины хотят Войны!

Гласом благочестивым

Епископ Бофор вещает, –

Распевом неторопливым

Струнами душ играет.

«Проникнемся состраданьем

К детям, лишённым ласки,

К женщинам, чьё стенанье

Тонет в железном лязге!»

«Нужно принять заботу

О всех стариках убогих,

Что к нашему льнут оплоту,

Устав от гонений многих.»

«Борись, о Король, за правду,

До смерти стоя на ней!

Откройся райскому саду, –

И будет повержен Змей!»

«Пока у нас время есть –

Давайте творить Добро,

С собою благую весть

Неся на крыле ветров!»

Всплакнув в умиленьи, снова

Клялись искупить вину:

Все поняли – Церкви слово

Должно означать Войну!..

Братается, счастьем пыша,

Собранье больших господ,

И звон колокольный слышен –

Объявлен большой поход.

Блистают мечи угрозой,

Проклятья врагам звучат,

Указы сухою прозой

На гибель идти велят.

Жестокость гуляет в жилах,

Натянутых, как струна,

Отпущены все удила –

Завтра будет Война!..

20.09.2004

Бегство

Человек есть бегство от мира

Жестоких страстей животных,

Попытка избегнуть виры

Плотских страданий потных.

Но вечным клеймом природы

В Плоть замурован Дух, –

И Плоть зачинает всходы,

Порочный смыкая круг.

В единстве чуждых явлений

Рождается Хаос Битвы,

В котором Всевышний Гений

Слышит хорал Молитвы.

Битва зовётся Жизнью,

Но Жизнь знаменует Бегство,

К лазури небесной сини

Из пропасти вечных бедствий.

В Бегстве ищут Спасенья

Люди от пут Судьбы,

Жаждут уединенья –

Обманутые рабы!

И Дух, что влечёт к Свободе,

Жизнь Человека правит,

Но дань отдавая Плоти,

Плотины в потоке ставит.

Так в вечном стремленьи к Счастью

Рождались во тьме народы,

Крепшие сквозь ненастья,

Поправ Законы Природы.

В погоне за Идеалом

Бог равновесие строил, –

Сливая Большое с малым,

Молча с Собою спорил.

Опасность сведя с Покоем,

И Волю связав Законом,

Крышу даря Изгоям,

Пределы поставив Тронам,

Землю укрыв Морями,

Рассудок Мечтой пленяя,

Расы смешав Долями,

В Пороке Алтарь вздымая,

Зиждел Творец шедевров

Вместилища Вышней Мысли,

Руша Стены Барьеров,

Крыши, что вниз провисли.

Так Греции Дух пробудило

От Тирании Бегство,

И Море его укрыло

От Азии верховенства.

Но вышла за рамки меры

Вольность, что уз не знала,

И, выродившись в химеру,

Себя истощая, пала...

И дальше пошла за Море

Идея златой Свободы,

И Рим в беспощадном споре

Ею кромсал народы.

Достигнув вершины мощи,

Срубил эгоизмом алчным

Закона святые рощи,

Страстям потакая злачным.

Себя растворив в соседях,

Ушёл, как вода в песок,

Город, что Волей бредил,

И кровью своей истёк...

Но вот, остатки былого

Восстали среди лагуны,

И за морским покровом

Город создали чудный.

Лес миллионов деревьев

Принёс красоту Плодов,

Скрепляя единство звеньев –

Соборов, Мостов, Дворцов.

В искусственном, хрупком Доме,

Свобода нашла спасенье,

Плывя на большом Пароме,

Что даровало Провиденье.

Но от Земли спасаясь,

Была она уязвима,

И выдохлась, защищаясь,

На Сушу из Вод гонима...

Долго искал Всевышний

Новый приют Свободы,

Где бы в тени затишья

Прочь отошли невзгоды.

Так был искусственный Град

Такой же Страной заменён,

В которой северный хлад

Южных избег препон.

Республика появилась

В «Ляжках Европы» гиблых,

Но Знанием озарилась,

Живя на одних стропилах.

И расцвели науки,

Художества и ремёсла,

Умелые славя руки,

Хваля паруса и вёсла.

Но Зависть держав-тиранов

Мощь её надломила, –

Смела дерзновенье планов,

Свободы цветок сгубила...

И вновь вековечный Страх

Повлёк Идеал за Море, –

Так чудный Архипелаг

Свобода познала вскоре.

Он древним был Королевством,

Не знавшим границ земных,

Считавшим своим наследством

Свободу от рук чужих.

Там, от Войн вдалеке,

Отпущено было Время,

В Парламентском Парнике

Свободы забросить семя,

Взрастить Посев благотворный,

Собрать Урожай обильный,

И Славы венок бесспорный

Возвысить рукою сильной.

Пустился «Ковчег Свободы»

В плаванье по океанам,

Сбирая под кров народы,

Давая рожденье Странам,

В которых заложен был

Образ Высшей Идеи,

Что новый посев взрастил,

Щедрой рукою сея...

За пеленой Океана,

Нашёл неприкаянный Дух

Подобие Вечного Стана,

Где будет забыт Испуг

Гонений и тяжких бедствий

Вдали от грызни чужой,

Завистливого соседства

Хранящих нож за спиной.

Теперь континент огромный

Он получил навеки,

И волею непреклонной

Освоил бурные реки,

Преодолел пустыни,

Горы сковал цепями,

Заколосил равнины,

И овладел морями.

Так был фундамент заложен

Страны Идеалов вечных,

Что вынула меч из ножен,

Закон укрепляя в сечах.

Порвав навек пуповину,

Вполне обретя Свободу,

Страна распрямила спину,

Принявшись за работу:

В горниле сплавляя Расы,

Культуры и Мировоззренья, –

Достигла критической массы

Могущества – и Сомненья...

Но Дух уж новое Бегство

К тайной замыслил Цели, –

И новое ищет Средство

Пройти подводные мели.

Он – вечный святой Скиталец,

Как Змей, меняющий Формы,

Повсюду он Чужестранец,

Носильщик великой Торбы.

И в Торбе хранит он Тайну

Мечты своей бесконечной,

Себя посвятив Дизайну

Гармонии быстротечной.

Он будет всегда творить,

Скрываясь из пут Творенья,

Вселенную мастерить

Из Статики и Движенья.

В Бегстве он видит повод

Снова бежать вперёд, –

Словно искуссный Молот,

Мысли Клинок куёт.

Он – узел противоречий,

Сведение сил ужасных, –

Безмолвье Первичной Речи,

И сладость Плодов прекрасных...

23.09.2004

Трагедия

Сидит Философ в Офисе,

Бумагой окружён,

Окутан цифер прописью,

В рассчёты погружён.

Ему уж не до Мудрости,

Которой он не люб, –

Замучен Ум до сухости,

И потом взмочен круп.

Доходы поквартальные

И суточный баланс,

И графики спиральные,

И диаграмм пасьянс,

Налоги, декларации,

Авансы кровь сосут,

И, словно репарации,

Зарплаты дух гнетут.

Нет времени расслабиться,

Направить в Вечность взгляд,

Навек Трудом прославиться,

Увидеть звёзд парад,

Построить Зданье Логики,

И тайных Формул Мир,

Постигнуть Чувства Тропики,

Вкушая дольний Пир.

Величие Творения

Закрыто Суетой,

Тщеты дневные бдения

Сменяет сон ночной.

В погоне за доходами

В растрату Жизнь идёт,

И мучась недородами

Дух плесенью цветёт.

Питаясь кормом брошенным,

Философ в мыле мечется,

И, будучи неспрошенным,

Он внутренне калечится.

Лампадой затухающей

Снуёт он день деньской,

Людей душою тающей

Встречая вдруг порой.

Не повелит правителю

От Солнца отойти,

С божественной Обителью

Не будет спор вести,

Друзей во имя Истины

Не станет огорчать,

И о делах невиданных

Оставит рассуждать.

Нося своё с собою,

Замкнётся сам в себе,

Скрываясь под полою

В покорности Судьбе.

К Ученикам забудет

Дорогу навсегда,

Цветок Души остудит,

Лишив его Плода.

Он знает – Бык не может,

Что позволяет Зевс, –

Но Сердце рана гложит,

Шумит эмоций лес.

Приговорённый Роком,

Он пьёт заветный Яд,

Безудержным потоком

Несётся в водопад...

Он в Офисе, как в Бочке,

Безвыходно живёт,

Он доведён до Точки, –

Но устремлён в Полёт...

26.09.2004

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.