Стрела


Око за око.

Стрела к стреле.

Тетива поёт для меня во мгле.

Он был - златый свет, да глиняны черепки

Там, где когда-то обняли две руки.

Я любила его, но что такое любовь?

То, как он дугой выгибает бровь?

Как смеётся, танцуя в свете моей Луны?

Как запутаны пряди его, льняны?

Как дорога вилась, да кончилась тупиком?

Как последний раз улыбался мне алым ртом?..


То был первый год рождества богов,

И мои луга напитала кровь,

Растекаясь бусинами костей.

Я совсем не ждала гостей.

Он пришёл, внезапно, как златый луч

Солнца ясного высветил из-за туч:

Медвяные волосы, глаз янтарь.

«Если хочешь, - он говорил, - ударь.

Только дай напиться воды в ручье.»

Разгоралось пламя его очей.

Лук мой дрогнул, стрела ушла в молоко...

Он остался, силой моей влеком.

Я любила его, исцелила от страшных ран,

Только толку, коль все это был

обман?


То был пятый год рождества богов.

Я убила всех, кто желал рогов,

Что венчали чело моё. Он со мной

Рвал их жилы голой стальной рукой ,

Принося мне сладкие души в дар.

Дал мне имя; имя мое - Иштар.

Гладил перья крыльев моих в ночи,

Из его ладоней лились лучи,

Разгоралось ярче пламя его телес, -

На моих лугах зарождался

Лес.


То был сотый год рождества богов,

Я вела бои, истребив врагов,

И в моих лесах процветала жизнь:

Были реки по’лны, сады свежи’,

Всё тянулось к солнцу, не знало стуж, -

Этим солнцем был мой любимый муж.

Златы кольца трав у ног его, мёд и лён,

Он был светом боговым наделён.

Столько сладких лет мы прошли вдвоём,

Тот ручей разросся в благостный водоём,

И однажды, в утренней тишине,

Искупавшись в нем, он пришёл ко мне.

Были руки впервые его - как лёд;

Увядал под ногой его мягкий лён;

Он силён был, сильнее меня силён,

Он вдавил меня в старый погасший клён,

И, мольбы не слыша, вырвал мои крыла;

И, не слыша плача, рога мои оборвал;

И оставил меня умирать на сырой земле, -

Уходящий вдоль кромки леса, спиной ко мне.


Только боль и слабость - это не про меня.

Вдруг по мертвым венам растёкся яд, -

Жгучий яд оставил меня в живых,

Я рукой коснулась до тетивы,

И сорва’лись стрелы одна за одной в полёт,

Поразить его страшный опасный лёд.

В спину мужа впились зубами железных жал,

Только больше мне было его не жаль.

Он упал, укрывшись моим крылом.

Горек губ его алых последний слом.

Я стояла над ним, у любимых ног,

Наблюдая как гас его огонёк,

Слабый отблеск былого Света во мраке вод,

Будто путник идущий сквозь вязкий брод...

Протянул ко мне руку, - пальцы его крепки, -

И распался. Глиняны черепки.

Не смогла пролить и слезы, его хороня.

Боль и слабость - больше не про меня.


Много минуло дней с тех самых далеких пор.

Я живу в огромном лесу у гор:

Здесь царит Луна, и вечна на небе ночь...

У меня родилась подлунная наша дочь.

Ярок Свет её глаз, янтарь в её волосах,

Слезы катятся - солнечная роса,

Смех звенит - отцовский медовый лён...

День наступит - он в мою дочь влюблён.

Он придёт с востока, так кости мне говорят,

Воссияет над лесом тысячу лет подряд.

Только если обидит её, то сразу же на заре

Запоёт тетива.

Око за око.

Стрела к стреле.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!

Комментарии (1)

Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Анна КругловаPRO

Классное стихотворение! Такая баллада красивая!

Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.