По Ту Сторону.Сборник Поэзии.Часть 2.


Достойный не станет

Достойный Зависти завидовать не станет –

Ведь он живёт, Мгновения ценя:

Творец всегда строеньем Духа занят,

Вбирая Мощь вселенского Огня.

Огонь пылает – не испепеляя,

неся всему Развитие и Рост,

Его Сиянье Души исцеляет, –

И наполняет Тепетностью Роз.

Снисходит он – поскольку в Восхожденье

Познал когда-то собственную Цель;

Боготворит пространное Виденье,

Что в Мире Мнений истинно узрел.

Жалеет Смрад и Боль Несовершенства,

Что на него в Отчаянье глядит,

Пытаясь Формой Взгляда или Жеста

Украсть Огонь, что в Сущности горит.

Как он далёк от Близкого порою!

Как он случаен в «Спайках» и «Узлах»!

И как летит, касаясь Скал Стопою,

И отражаясь Тенью на Камнях!

За ним следит, – внутри скрывая Пекло, –

Сражённым Миром Вечности в Другом,

Достойный Жалости, безжалостный от Века,

Поскольку Раб в Бессилии своём...

Гордий

В Окружении Сотен Племён,

В сотнях Стадий от Сотен Морей,

Я соткал из Наследий Закон,

Что поставил затем у Дверей.

И Людей проведя по Долам,

Через Горы и скальную Пыль,

Судьбоносную Ткань Ремесла

Сделал Жизнью средь Сотен Могил.

Я Сплетение Тысяч познал,

Я увидел с Вершины Покой,

Я туда отступать приказал,

Где цветёт долговечный Покрой.

Сердцем новым снедая Пути,

Токи новые в Мир запустив,

Моё Царство восстало в Чести,

Перетянутый Страх победив.

Вот Дороги, что пишут Узлы,

Интересы, что пишут Клубок,

Вот Долины встают из Золы,

Чтобы пестовать царский Чертог.

Пусть повсюду Упадок и Смерть,

Где разрублены Связи и Смысл, –

Но стекаются Злато и Медь

В Узел Счастья, что Я породил!

Колесница – божественный Дар,

Её Дышло – Хомут и Венец:

В Сердце Символов я завязал

Символ Славы – и Славы Конец.

Ткач Великий оценит его –

И Деянье Ткача помянёт –

Ибо в Мире ткущих Богов

Память Прялкой Вечной поёт!..

Joik

Снег покрывает Пространства,

Воды и Земли едины,

Всюду Мерцание Наста,

Путь через Скалы и Льдины.

Недра Перины великой

Мерно Озёрами дышат,

Ели качаются тихо,

Звери Узорочье пишут.

Над Валунами седыми

Мрак опускается долгий,

Солнце с Лучами своими

Вновь разлетится в Осколки.

В Зеркало Наста ночного

Станет, играясь, глядеться,

Землю забудет жестоко,

Жизни не даст отогреться.

В эту Мечту ледяную

Выйду со Стадом Оленей.

Странствовать буду, рискуя,

Праздновать до Исступленья.

Песней покрою Просторы,

Воздух Дыханьем согрею,

Стану отважным и скорым –

И за Звездою успею!..

Сопки

Небо сливается Ртутью сквозь Медь,

Мрак восстаёт как ослепший Смарагд,

Жар отдаёт молчаливая Твердь,

Грезит Росой летаргический Ад;

Пепельно Пемза шипит под Стопой,

Чахлые Травы растут вникуда,

Воздух пропитан насквозь Пустотой,

И в Пустоте погибает Вода;

Шрамы затянуты Коркой Веков,

Стоны Движенья записаны в Плоть,

Кожу, стучащую в Ритме Висков

Время сумело в Ночи побороть;

Ночь ослепляет Кристаллы Вершин,

И укрывает Молчание Дня:

Это – Некрополь Страстей и Седин,

Сопки – надгробные Камни Огня...

Проход

Скрылся Борнхольма странный Пейзаж,

Чёрный Цвет у Дыхания Волн, –

Вновь свободен тугой Такелаж,

Чтобы биться под Ритм Похорон.

Птичьи Стоны летят над Водой,

И бросают на Омуты Тень, –

Бьются Мили о Борт Чередой,

В каждой скрыта солёная Жмень.

Так уходят в промозглый Туман,

В Океан Горловиной Морской, –

Вот Момент Восхождения в Храм,

Ритуал беззаветный, немой.

Между Скалами водных Пространств,

Между Точками двух Берегов

Прозреваешь, что значит «Сейчас»,

И предчувствуешь Мыслью – без Слов...

Мидас

Колпак Свободы – Золото и Шерсть

На Голове – прекрасной и седой:

Её Кивок – величественный Жест,

Её Намёк – справляется с Бедой.

Наследье Предка – Реки и Молва,

Наследье Славы – Зависть и Враги:

Но Мудрость рядом – тиха и права,

И шепчут Губы: «Мудрость – береги!..»

Сияет Злато – Горы золотит

Хранитель-гений, шествующий вдаль:

Хмельное Солнце, ставшее в Зенит,

Испепелило хладную Печаль.

Но Мудрый помнит: завтра Облака

Опять закроют дольний Небосвод –

И снова Зависть выкормит Врага,

И Свору Алчных выведет в Поход...

Кольцо Огня Удавкою хмельной

Начнёт сужаться в Грохоте Мечей –

Глумясь над Статью и над Сединой,

И над былою «Чуткостью Ушей».

Для Мудреца Покорность – это Яд,

Отвергнет он отравленную Жизнь:

Ведь этот Грех Свободному простят –

Тому, чей Дух – божественная Синь!..

Пагода Красоты Дракона

Лето целует Весну,

Ветер ласкает Листву,

Жизнь натянула Струну,

Смерть опустила Главу.

Тело могучей Реки

Царственно к Морю плывёт:

Золото, Лёсс и Пески –

Солнце над ними поёт!..

Буйствует огненный Сад,

Краски Надежды даря, –

Птицы играют, парят,

Радость с Лучами деля.

Крыши Громады святой

Вторят причудливо им:

Царственный Пир золотой

Многообразно – един!..

Всё к Восхлжденью зовёт,

Всё пробуждает от Сна:

Мысли – Сплетения Нот,

Чувство – Поэта Десна,

Память – Питанье Земли,

Вера – растущий Бутон...

Путник! Ты ныне Вдали!

Путник! Ты ныне Спасён!

Перед тобой – Океан:

Дно ты оставил внизу;

Волны морские – Обман,

Вытри украдкой Слезу!

Выбери Цель над тобой,

Видную только тебе –

И, возвышаясь Главой,

Выскажи Правду Судьбе,

И замолчи... А затем

Мощью Драконей Красы

Летний пылающий День

Радостно брось на Весы!..

Katsura

В Цепи Пространств Пространство Человека

С Пространством Мира соединено:

Открытый Воздух в Девственности Света –

Вот Форма «Siki» – то Веретено,

Что создаёт Материю Покоя,

В которой будет соткан Ритуал:

На Фоне белом многоцветным Кроем

Родится Сон, что Будда увидал...

Песок и Галька – Сухость «Океана»,

и Силуэтов точеный Зигзаг,

И «Сад Камней» в Изменчивости странной

Молчит Загадкой, сдавленной в Кулак.

«Умей смотреть – и видя, не вторгаться!», –

Безмолвно учат Замысел и Жест:

Кто вечно ищет, должен Удаляться,

Кто Меч сложил – найдёт в Дороге Шест...

Цепь Павильонов, – Верх Одноэтажья, –

Дворец в Террасах, Призраки Дверей:

«Помост Луны» в Ограде Стен бумажных

Tatami лёгкой выстелен к Игре.

Неторопливость, Сосредоточенье

И Протяжённость сложены в Букет, –

И дарит Чай бесценное Мгновенье,

Где ничего бессмысленного нет...

Моя Гора

Моя Гора Вершины не имеет, –

Она растёт по мере Восхожденья, –

И я иду, забыться не умея,

И я влекусь Тропой Предназначенья.

Туманы Свет рассеянный пронзает,

Кристаллы Льда впиваются мне в Веки

Нога с Уступов к Пропасти бросает

Каскад Камней, что вырвались из Плена.

Еда проста, Вода чиста и сладка,

И полон Разум, Мощи улыбаясь,

И за Спиной – Бессилие Упадка,

Что над Достойным подло издевалось.

О, Горизонт, возвышенный над Плоским!

Тебе пою в Дыхании Рассвета!

Туман уйдёт – из Сердца и из Мозга,

Твой Дух увидит Ясные Ответы!..

Любовь – Это

Любовь – это Общение, Любовь – это Молчание,

Любовь – это Свечение, Любовь – это Отчаяние;

Любовь – это Спокойствие, Любовь – это Ненастие,

Любовь – это Безволие, Любовь – это Всевластие;

Любовь – это Безумие, Любовь – Величье Гения,

Любовь – это Сверхчувствие, Любовь – Сверхнаваждение,

Болезнь – и Исцеление, Борьба – и Примирение,

Любовь – Мечта в Забвении и Счастье – в Воплощении!..

Тартария

« – Продлим Убожесту Года!» –

Провозглашает Цепь Убожеств, –

«Банкроты мы – но не Беда!..»

Убожеств это не тревожит.

Ползёт Тартария в Тартар:

Утерян Смысл Причин и Следствий;

Кто молод здесь – давно уж стар,

А кто Старик – тот без Наследства.

Аппендикс Гонора болит,

Но резать боязно и больно –

И нет Хирурга: Разум спит,

А Совесть – трупна и тлетворна.

Один лишь Выход: Мощь Пружин

Назад тянуть, и до Упора!..

Но Время адское – бежит,

И шепчет в Уши: «Скоро! Скоро!..»

Cyprios

С Брега Киликии древней

Виден в полуденном Зное

Остров Богини Венеры

С пряной своей Красотою.

Нежных Холмов Приглашенье

Зеленью пышной прельщает,

Воды упругим Движеньем

Жизнь к Берегам прибивают.

В южных Ветрах Ароматы

Вьются Гармонией пряной,

Образ с Мерцаньем Смарагда

Манит обещанной Манной.

Со Стороны Полуночной

Кладбище Палуб несметных –

Всех, кто Мечтою порочной

Ввергнут в Объятия Смерти.

Чистые Пляжи – над ними,

Солнце для них не восходит,

Скалы – бездушные Льдины –

Правду скрывают в Породе.

С Севера веет Ночами

Песнею Потусторонней:

Ветер играет Мечтами –

В сладкой Стихии бездонной...

Айя-София

Аnalemа – опора Пространства –

Это Символ, и это Реальность:

Миром Вечности дышит Убранство

Через Россыпь Палитры астральной.

Эта Роскошь стеклянною Пылью

Недвижимо повсюду мерцает, –

Прославляя Гармонию Стиля,

Души Светом во Мраке питает.

Игры Цвета слагают Писанья –

Из Писаний слагаются Лики:

И согбенные высятся Станы,

Отражая скользящие Блики.

Базилевсы в Базилике пышной

Перед Нищим Гордыню смиряют –

Называют Бродягу «Всевышним»,

Память Смерти его одаряя.

Пантократор и Матерь-Оранта

Из-под Куполов прямо и грозно

Смотрят в Очи всемирному Граду,

Прорицая грядущие Вёсна.

Грех великий величится Камнем –

Дух великий из Камня нисходит,

Камень Мудрости – Сферы и Грани

Вместе впаяны в Плоть Небосвода...

Nox

Кто видит Ночь – тот видит Смерть,

В которой Точки Жизни блещут,

И лунный Свет – как-будто Медь

Беззвучным Колоколом вещим

Льёт в Мирозданье Память Сна

О том, что знало и страдало –

Но Память Мраку предана:

Глядишь – и вот её не стало.

Свет – это Тень среди Теней

В ночном безвременном Пространстве:

Из Отраженья чьих-то Вен

Сочится в Темень безучастно

И, обагряя Рубежи,

В Отсветы Образов уходит...

Ночь – неподвижна, Жизнь – бежит

К ночной пугающей Свободе...

Конарк

Солнце в Камне – Мгновенье Движенья,

Мощь Слонов, поднимающих Время,

Бег Колёс по Игре Светотени,

Сноп отвесный дневного Каленья.

Жизнь людская в глубоких Рельефах,

Изощренье Орнаментов сложных, –

Танец Якшини справа и слева,

Алтари – словно брачные Ложа.

Красный Цвет – от Песка и Железа –

Глыбы стянуты прочным Металлом:

Всё измерено точным Отвесом, –

И Светило Лучом расписало.

В Окружении Пиршества Жизни

Пир Видений, в себя погружённый,

Как Рисунок средь пальмовых Письмен

Восстаёт из Иллюзии сонной...

Шенонсо

Природа Женщины – Река,

Что Жернов Жизни погоняет:

Вода – как Радость и Тоска,

А Камень – Стойкость воплощает.

Меж Берегами – Бытие

Мостом связует Сад и Чащу:

Где Роскошь тонкая везде,

Там Равновесие – на Чаше...

Три Ипостаси – три Сестры:

Одна – Невиданное строит,

Другая – Символ Красоты –

Ведёт Охоту на Героев;

Молитву с Ядом размешав,

Ночами Третья интригует:

Природа Женщин – чудный Сплав –

Сливает Шлюху и Святую...

Над Галереями Утех,

Над Кабинетами Всевластья, –

Где водяной неслышен Бег,

К мирским Стремленьям безучастный,

Под Крышей спрятан Монастырь –

За тайной Дверью навесною:

Природа женская – как Мир,

Что уживается с Войною...

Ападана

Камень – Плоть, обожжённая Богом.

Небо – Хлад, усмиряющий Пламя:

Между ними – Забвенье Чертога,

Между ними – надменная Память.

Цепь Пространств – будто Цепь Сновидений.

Лес Колонн среди Чащи Народов:

Галереи – зовущие Тени,

Лабиринты – Ворот и Проходов.

Вечный Зов молчаливых Обрядов

И Объятья, скреплённые Смертью:

Умолчанье с Признанием рядом,

Поверяют Мечту Суеверью.

Над Порталами – Крылья и Нимбы,

Всюду – Воины, Быки и Грифоны:

А вокруг – бесконечные Глыбы,

Алтари у небесного Лона.

Ноги царские – над Побеждённым,

Длани царские – Льва укрощают:

Мышцы мощные – служат Короне,

Мысли мудрые – Судьбы решают.

Войны – Средство на Службе у Мира,

Мир – Расплата за чью-то Погибель:

И над всем – полыхающий Митра –

Рядом с Нищим, что всё провидел!..

Миконос

Белый Цвет – и Вкрапления Синим –

Молоко, разведённое с Камнем:

Гнёзда скальные и Котловины,

Звёзды, спящие в утренней Рани.

Сень Ночлегов – Живущих и Пришлых –

Средь Часовен – во имя Ушедших:

Честь рыбацкая – вольное Дышло,

Упряжь Бури, Забвения Ветошь.

Очаги говорят в Полумраке,

Что в Стихии – Пристанище Правых:

Бьются Волны под Ритмы Сертаки –

Наслаждением спящей Отравы.

Здесь утешится, кто Обездолен –

Шрамы Памяти здесь утихают:

Белый Свет – и Вкрапления Моря –

Соль и Сахар в себе растворяют...

Память Тьямпа

До Горизонта Рис мерцает Изумрудом

В Полях, Рекою беконечною текущих,

Туман и Скалы – будто вещие Гаруды,

Парят над Зеленью колышащейся тучной.

Зенитом солнечным разбит Хрусталь небесный

Осколки падают – и тут же прорастают

Среди Камней Героев, умерших безвестно,

Что от Забвенья Живших больше не страдают.

Уйдут под Землю, затеряются как Наги,

Пойдут на Корм своей безропотною Плотью...

Но Души Тьямпа, оживающие в Саге,

Землёй отторгнуты – в Моря идут свободно!..

Народ Бо

В Краю живописных Скал,

Не зная Беды и Мзды,

Чудесный Народ обитал

Вдали от чужой Суеты.

Красивой Мечтой своей

Прельщая досужий Взор,

Парил он над Ядом Змей –

Летая над Хладом Гор...

Но Зависть – палёный Кнут –

О мести поёт всегда:

И Змеи за ней ползут –

А с ними ползёт Беда.

И встал Император Мин,

Не знавший ни в чём Преград –

И тысячи хладных Спин

Направил в укромный Сад;

И Крылья велел им грызть,

Мечтой утоляя Ночь –

Так вышла Войной Корысть,

Что Зависти злая Дочь!..

Коварство ползло во Тьме,

Чтоб Кровью писать Рассвет –

И День утопить на Дне,

А Вечером спрятать След.

Герои вступили в Бой,

Орлами летя к Земле –

Но Гады, творя Разбой,

Топили её во Зле.

Их больше, и с ними Яд, –

Но им не сдалась Мечта:

Исчез вожделенный Сад, –

Чтоб Совесть была чиста,

Народ воспарил в Лазурь...

Лишь Скалы хранят с тех пор

Гробы от вселенских Бурь

В Краю молчаливых Нор...

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.