Сражение у чистой речки

Выбор редакции
Сражение у чистой речки - драгунский виктор юзефович, сказка

У всех мальчишек 1-го класса В" были пистолеты.

Мы так сговорились, чтобы всегда ходить с оружием.

И у каждого из нас в кармане всегда лежал хорошенький пистолетик и к нему запас пистонных лент.

И нам это очень нравилось, но так было недолго.

А все из-за кино…

Однажды Раиса Ивановна сказала:

– Завтра, ребята, воскресенье.

И у нас с вами будет праздник.

Завтра наш класс, и первый

А", и первый

Б", все три класса вместе, пойдут в кино

Художественный» смотреть кинокартину

Алые звезды».

Это очень интересная картина о борьбе за наше правое дело… Приносите завтра с собой по десять копеек.

Сбор возле школы в десять часов!

Я вечером все это рассказал маме, и мама положила мне в левый карман десять копеек на билет и в правый несколько монеток на воду с сиропом.

И она отгладила мне чистый воротничок.

Я рано лег спать, чтобы поскорее наступило завтра, а когда проснулся, мама еще спала.

Тогда я стал одеваться.

Мама открыла глаза и сказала:

– Спи, еще ночь!

А какая ночь – светло как днем!

Я сказал:

– Как бы не опоздать!

Но мама прошептала:

– Шесть часов.

Не буди ты отца, спи, пожалуйста!

Я снова лег и лежал долго-долго, уже птички запели, и дворники стали подметать, и за окном загудела машина.

Уж теперь-то наверняка нужно было вставать.

И я снова стал одеваться.

Мама зашевелилась и подняла голову:

– Ну чего ты, беспокойная душа?

Я сказал:

– Опоздаем ведь!

Который час?

– Пять минут седьмого, – сказала мама, – ты спи, не беспокойся, я тебя разбужу, когда надо.

И верно, она потом меня разбудила, и я оделся, умылся, поел и пошел к школе.

Мы с Мишей стали в пару, и скоро все с Раисой Ивановной впереди и с Еленой Степановной позади пошли в кино.

Там наш класс занял лучшие места в первом ряду, потом в зале стало темнеть и началась картина.

И мы увидели, как в широкой степи, недалеко от леса, сидели красные солдаты, как они пели песни и танцевали под гармонь.

Один солдат спал на солнышке, и недалеко от него паслись красивые кони, они щипали своими мягкими губами траву, ромашки и колокольчики.

И веял легкий ветерок, и бежала чистая речка, а бородатый солдат у маленького костерка рассказывал сказку про Жар-птицу.

И в это время, откуда ни возьмись, появились белые офицеры, их было очень много, и они начали стрелять, и красные стали падать и защищаться, но тех было гораздо больше…

И красный пулеметчик стал отстреливаться, но он увидел, что у него очень мало патронов, и заскрипел зубами, и заплакал.

Тут все наши ребята страшно зашумели, затопали и засвистели, кто в два пальца, а кто просто так.

А у меня прямо защемило сердце, я не выдержал, выхватил свой пистолет и закричал что было сил:

– Первый класс

В"!

Огонь!!!

И мы стали палить изо всех пистолетов сразу.

Мы хотели во что бы то ни стало помочь красным.

Я все время палил в одного толстого фашиста, он все бежал впереди, весь в черных крестах и разных эполетах; я истратил на него, наверно, сто патронов, но он даже не посмотрел в мою сторону.

А пальба кругом стояла невыносимая.

Валька бил с локтя,

Андрюшка короткими очередями, а Мишка, наверное, был снайпером, потому что после каждого выстрела он кричал:

– Готов!

Но белые все-таки не обращали на нас внимания, а все лезли вперед.

Тогда я оглянулся и крикнул:

– На помощь!

Выручайте же своих!

И все ребята из

А" и

Б" достали пугачи с пробками и давай бахать так, что потолки затряслись и запахло дымом, порохом и серой.

А в зале творилась страшная суета.

Раиса Ивановна и Елена Степановна бегали по рядам, кричали:

– Перестаньте безобразничать!

Прекратите!

А за ними бежали седенькие контролерши и все время спотыкались… И тут Елена Степановна случайно взмахнула рукой и задела за локоть гражданку, которая сидела на приставном стуле.

А у гражданки в руке было эскимо.

Оно взлетело, как пропеллер, и шлепнулось на лысину одного дяденьки.

Тот вскочил и закричал тонким голосом:

– Успокойте ваш сумасшедший дом!!!

Но мы продолжали палить вовсю, потому что красный пулеметчик уже почти замолчал, он был ранен, и красная кровь текла по его бледному лицу… И у нас тоже почти кончились пистоны, и неизвестно, что было бы дальше, но в это время из-за леса выскочили красные кавалеристы, и у них в руках сверкали шашки, и они врезались в самую гущу врагов!

И те побежали куда глаза глядят, за тридевять земель, а красные кричали

Ура!».

И мы тоже все, как один, кричали

Ура!».

И когда белых не стало видно, я крикнул:

Прекратить огонь!

И все перестали стрелять, и на экране заиграла музыка, и один парень уселся за стол и стал есть гречневую кашу.

И тут я понял, что очень устал и тоже хочу есть.

Потом картина кончилась очень хорошо, и мы разошлись по домам.

А в понедельник, когда мы пришли в школу, нас, всех мальчишек, кто был в кино, собрали в большом зале.

Там стоял стол.

За столом сидел Федор Николаевич, наш директор.

Он встал и сказал:

– Сдавай оружие!

И мы все по очереди подходили к столу и сдавали оружие.

На столе, кроме пистолетов, оказались две рогатки и трубка для стрельбы горохом.

Федор Николаевич сказал:

– Мы сегодня утром советовались, что с вами делать.

Были разные предложения… Но я объявляю вам всем устный выговор за нарушение правил поведения в закрытых помещениях зрелищных предприятий!

Кроме того, у вас, вероятно, будут снижены отметки за поведение.

А теперь идите – учитесь хорошо!

И мы пошли учиться.

Но я сидел и плохо учился.

Я все думал, что выговор – это очень скверно и что мама, наверно, будет сердиться…

Но на переменке Мишка Слонов сказал:

– А все-таки хорошо, что мы помогли красным продержаться до прихода своих!

И я сказал:

– Конечно!!!

Хоть это и кино, а, может быть, без нас они и не продержались бы!

– Кто знает…

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий