ДРУЗЬЯМ ЮНОСТИ посвящается


------------------ ……………………………… …Проскрипел хриплый голос вокзальный: В добрый путь, в добрый путь… в добрый путь!.. Выходной светофор мне печально Жёлтым глазом успел подмигнуть. Всё стремительней поезд уносит Нас в белесую зимнюю хмарь, И никто возвращаться не просит, И не машет рукою, как встарь. За окном только ветер и вьюга, Да унылая степь без конца… На пустынном перроне подруга Снег устало смахнула с лица. Мы знакомы всего-то неделю, - Горькой свадьбы случайная нить… Я в бреду самогонного хмеля Напросился её проводить. И теперь вот… меня провожает, А душа ещё прошлым живёт. Как живой, скорый поезд вздыхает, - Это значит – сейчас отойдёт. До свиданья, прощай ли? Ах, Маша! Рельсы грустно звучат в унисон. Знать, приснилась мне улица наша, Только жаль, что коротким был сон. Десять дней, не считая дороги. Опоздаешь на сутки – простят. Хоть уставы на счёт этот стрОги, Но ведь отпуск… ну, кто же тут свят? Этот отпуск… а, сколько их было? Уже третий? Как годы бегут! Возвращайся – меня ты просила – Тебя помнят здесь, любят и ждут. Я вернусь, я конечно приеду, Через год, где-то ближе к весне, И во вторник, а, может быть, в среду К вам зайду, как к доброй родне. Знаю точно – вы будете рады. Не встречайте, я сам вас найду. Только в дом за зелёной оградой Я уже никогда не зайду. В этом доме теперь я не нужен. Хмурым днём, когда был листопад, В нём отметили свадебный ужин И позвали меня невпопад. Вот уж, помнится, было, веселье! Я такого давно не видал, И своё самогонное зелье, Разбавляя обидой, глотал. Заливаясь, гармошка играла, Танцевали, подошвы круша. Тут невеста меня увидала – Подошла, белым платьем шурша. Улыбнулась немного несмело: - Я не верила в то, что придёшь! Столько дней… три зимы пролетело… Эти годы… от них устаёшь! Я ведь письма твои получала. Знаешь, что-то хотелось спасти… Если б ты мне на них отвечала!.. Так уж вышло… Обижен? Прости… Отвернулась, чуть-чуть улыбнулась. Что в улыбках нам женщин иных? Пальцем глаз повлажневших коснулась Голубых и немного хмельных. Голубые глаза с поволокой! Сколько позже таких я любил!.. Ей, единственной и… одинокой Речь невнятную проговорил: - Поздравляю! – Спасибо! Я знала, Что приедешь, мне брат мой сказал. - А я так торопился с вокзала, Чтоб попасть на торжественный бал. - Ты всё шутишь. А я вот решила Выйти замуж, чего же тянуть… - Это платье сама себе шила? - Угадал, маловато чуть-чуть. - Ты теперь уже лётчик. Летаешь? - Да, летаю. – Сбылись все мечты? - Нет, конечно, прекрасно же знаешь. - А чего не сбылось? – Это ты… Погрустнела, зарделась немножко. - Извини, меня ждут, мне пора. Если хочешь - сыграй на гармошке, Ты, я помню, когда-то играл. И я спел, подыграв на баяне: Хоть нимало дорог я прошёл, - Никого лучше Ойкиной Тани В целом мире нигде не нашёл. Стало тихо. Чего я распелся? Зря меня затащили сюда! Незаметно в прихожей оделся И ушёл, но уже навсегда. ---------------- Вихрем трасс меня жизнь закружила. Нынче – север, а завтра – восток. Зря, цыганка, ты, мне ворожила, Что всю жизнь буду я одинок. Не сбылись предсказанья, и ладно! Всё равно я не верил тебе. Говорила ты, в общем-то, складно, О неведомой чьей-то судьбе. Рядом, помню, играла шарманка, Повторяя мелодии вновь. Лишь одно угадала цыганка, Глаз прищурив, сказала: любовь! Ну, конечно! И я засмеялся! В самом деле, ответ насмешил! Кто в семнадцать из нас не влюблялся? Кто ж в те годы из нас не любил? Это в прошлом. Замолкла шарманка, Оборвался печальный мотив. Ничего не сказала цыганка, Отвернулась, глаза опустив. --------------------- Где-то выли шальные метели. Где-то шли голубые дожди. А гитарные струны мне пели: Позабудь… не печалься… не жди… *********** Когда поздно домой прилетаю И уже не заснуть до утра, Я друзей иногда вспоминаю, - Всё как будто бы было вчера. Были дни без забот и тревоги, Были ночи, когда не до сна. Были лёгкими наши дороги И быстрей наступала весна. Жизнь казалась такой бесконечной, Как безбрежный морской водоём. То, что юность бывает беспечной Только в старости мы узнаём. Годы нити морщин размножают И всё ближе последний редут. Нас давно уже не провожают И встречать на вокзал не придут. И сейчас у последнего круга Я готов без конца повторять: Тяжело отыскать себе друга, Но так просто его потерять. Где ж вы нынче, друзья дорогие? Обрели ли покой и уют? Наши песни давно уж другие Вечерами, как прежде, поют. Ах, ребята, родные ребята, Как я был бы увидеть вас рад! Кто сказал, что возможно когда-то Всё, как прежде, вернётся назад? ********** 1980 – 1997 г. Друзьям юности (спустя много лет) Думал – всё, позади поезда, И давно отстучали колёса. С небосклона скатилась звезда, Словно камень случайный с откоса. В дальний путь позвала за собой: Собирайся, бродяга, в дорогу. Уж давно бы пора, милый мой, Поклониться родному порогу. Поклониться родимым местам, Где прошло твоё детство и юность. Только кто виноват в том, что там Теперь всюду холодная лунность? Ты ведь небо всю жизнь бороздил, Оттого-то, видать, и зазнался. И края, где родился, забыл, Навестить так и не догадался. Там берёзы давно подросли, А иных уже нет, их спилили. Старый дом за оградой снесли И кто жил в нём - давно позабыли. Там забыли. Но я не забыл… Невозможно забыть, где родился, Где учился, мечтал и любил, И где с первой любовью простился. Так что, в общем, порога-то нет. Время всё беспощадно итожит. Но друзей моей юности свет Манит, манит и сердце тревожит. И вот в кассе беру я билет. Мне купейный, мне до Балашова! Трое суток? Ах, как тесен свет! Лишь три дня –и я в юности снова! ---------------- МТС – вот услуга услуг! Я звоню, я в четвёртом вагоне, И мой друг, поседевший мой друг, Обнимает меня на перроне. Он ругатель, каких поискать, Скажет так, что рвёт сердце на части, Кроет в душу и в бога, и в мать Все большие и малые власти. С ним согласны, да, пенсия – дрянь И другие дела не в порядке, И куда по России ни глянь – Города и деревни в упадке. Думал, кто же тут ждёт? Столько лет!.. Зря ты в прошлое так окунулся. Ждали, встретили. Здравствуй! Привет! Я приехал, друзья, я вернулся. Наливайте за встречу вина! Вы всё те же, чуть-чуть постарели, Только лишь на висках седина, Как небрежный мазок акварели. А девчонки! Таких не найти По какой не прошёл бы аллее. Да хоть весь Балашов ты пройди, - Не найдёшь – я клянусь – веселее. А причёски, морщинки - не в счёт, (Не стесняйтесь их, вы же любимы), Это время даёт свой расчёт, Но проходит пока ещё мимо. Нас всё меньше. Ах, мир так не прост! Уже многое нам не по силам. Мы с Татьяной идём на погост Поклониться знакомым могилам. Здесь повсюду надгробья, кресты. Слышишь, сердце забилось тревожно? Навести и сюда бы мосты! Невозможно, увы, невозможно. Тут наставники наши лежат, Их покой тополя охраняют. Вашей памятью здесь дорожат И по прежнему не забывают. Глянув даты, невольно дрожу, Сколько их тут, ушедших до срока! Отчего? - я Татьяну прошу, - Водка всё. От неё… от порока. ---------------- Жаль, что время нельзя растянуть, Удлинить, словно строчку в газете, Я бы лёг, постарался б заснуть, - А проснулся б в «вчера» на рассвете. Невозможно, пора уезжать, Как всегда одному. Ненавижу! Хоть на час бы экспресс задержать, - Может, больше друзей не увижу. Поезда эти словно назло Едут с точностью старта ракеты. Хоть сейчас бы, хоть раз повезло, - Наши песни ещё не допеты. Тихих слёз не скрываешь порой, Отвернёшься, да ладно, бывает! Вслед печально помашут рукой И вагон в синей дымке растает. При прощанье мой голос дрожал, Оттого-то и хриплым казался. Сколько раз я один уезжал! Сколько раз я один возвращался! ---------------- Предзакатный серебряный свет, Луч играет на стеклах вагона, И она… через столько-то лет! Провожает меня у перрона. - Помнишь, Таня? Как глупо! – Молчи! В юность нет, и не будет возврата… И теперь хоть шепчи, хоть кричи! То ли мы, то ли жизнь виновата? Разошлись? Что ж, бывает и так. Словно в детской нелепой картинке Жизнь, как ржавый прогнивший пятак, Развалилась на две половинки. Нужных слов мы с тобой не нашли В нашей юности золотокудрой, Все мосты за собою сожгли, И гордились… ах, как это мудро! А потом всё исчезло вдали… …Лишь засевший под сердцем осколок! Мы друг друга простить не смогли Из-за глупых и мелких размолвок. Боком вышла излишняя гордость, Неуменье обиды прощать. И хоть гордость, конечно, не подлость, Но завалы всю жизнь расчищать. Потому среди вёсен и буден Я судьбе, как последний дурак, Неподсуден! – кричу – неподсуден! Ну, за что же со мною ты так? Где-то там, в запоздалом супружестве Жизнь последний итог подведёт. Не покинь, не покинь меня мужество! Ну а всё остальное пройдёт. --------------- И ответ не найти, не любя. Я другой и ты тоже другая. Нежно в губы целую тебя И… прощай навсегда, дорогая. Дождь, перрон, её зонтик, вокзал И слова, только смысл не доходит. Я в окно ей «Прощай!» прокричал, - И экспресс мой уральский отходит. ---------------- Ты в руках нервно зонтик сжимаешь, А в глазах и тоска и печаль. В первый раз ты меня провожаешь, И в последний. Последний? Как жаль! ---------------- Что кричат там иные про родину! Вы не верьте – такому не быть. Пусть она иногда и уродина, Но её невозможно забыть. Ах, ребята, родные ребята! Я всю жизнь был бы видеть вас рад. Были мы молодыми когда-то, -

Ничего не вернётся назад…

----------------------------------------

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.