Вдохновение.Сборник Поэзии.Часть 4.


Сон Жизни

Я вижу Сон, как будто я живу, –

Встаю с постели, моюсь, одеваюсь,

Своих родных по имени зову,

Готовлю завтрак, ем и убираюсь,

Иду за дверь, стремясь не опаздать

На грязный транспорт, мечущийся в трассе, –

Я проклят сам себя ему отдать,

И тратить Время в грохоте и трясе.

В пути готовлюсь встретиться лицом

С поднадоевшим «дружным коллективом»,

Перед глухим «начальником-отцом»

Вещать «успехи» выспренно и льстиво.

Затем – тружусь, работаю, сную,

Одно и то же вечно повторяя,

У тех – беру, а этим – раздаю,

Попутно недостатки исправляя.

Согбенно приношу бумаге Дань,

Залив её чернильными слезами,

Массирую натруженную длань, –

И Данные в машину лезут сами.

На перерыве – что-то где-то ем,

Закусывая как-то и как-будто,

Жеванием одних и тех же тем

С коллегами откармливая Спрута,

Остаток дня глотаю циферблат,

Варя часы кипением рассудка,

Встречая светом солнечный закат,

Стираю пот, отсчитываю сутки,

Иду домой, как выжатый лимон,

Храня в коре кислотные пустоты,

И Быту отдаю себя в полон,

Проглатывая ужин и заботы...

Разрозненные складывая Звенья,

Периной Впечатления стелю,

И в дрёме прозреваю с удивленьем,

Что я живу, как-будто просто сплю!..

29.04.2005

Суворов

Античной Славою воспитан,

Он Жизнью Летопись писал,

И был Характером испытан,

Пройдя сквозь яд осиных жал.

Он ревновал к одной лишь Славе,

Отринув Почестей хомут,

Предпочитал Перинам Гравий,

Безделью – Доблести и Труд,

Балам – уют библиотечный,

Хоромам – флигеля затвор,

И чудаком прослыл беспечным,

Забыв про рауты и Двор.

Он в зеркала глядеть боялся,

Чтоб лик свой вдруг не возлюбить,

В постели твёрдой отсыпался,

Не позволял себя кормить,

Носил одёжу ткани скромной,

Терпел безропотно нужду,

И выбегал зимою тёмной

Нагим поплавать на пруду.

«Боялся» в Жизни только Женщин

Ценя их Власть и Красоту:

Всегда – застенчив, часто – нежен,

В делах сердечных – на лету.

Слугу держал родным и близким, –

Таким же будучи Слугой, –

И щи хлебал из общей миски,

И щедрой даровал рукой.

Знал офицеров поголовно,

Солдатам строгим был отцом,

Переживал о Чести кровно,

Бескомпромиссным слыл борцом,

Звал пулю – «дурой» бесталанной,

И в войске зрил «богатырей»,

Учил работать неустанно

Чтоб скинуть тяготы скорей,

Идти вперёд, горя отвагой,

Сражаться быстро и с умом, –

Коля штыком, пронзая шпагой,

Опережая пушек гром.

И потому, блистая Силой,

И со щитом, и на коне, –

Что необычно для России! –

Он был Всегда Готов К Войне.

И потому он брал преграды,

Что остужали пыл других,

Громил державы, рвал осады,

Храня покой союзных лиг,

Перевалил крутые горы,

Гоня врагов себе подстать,

Клянясь мятежникам, что скоро

Он сможет их Столицу взять...

Грехи Войны осознавая,

Он часто каятся ходил,

Своим Смирением стяжая

Благословенье Высших Сил

Он не боялся быть «немодным»,

Служа, не мог хвостом вилять, –

И написал кровавым потом

Науку Жить и Побеждать...

29.04.2005

Предполётный Час

Зал Ожидания наполнен,

Стоят баулы на полу,

Лениво мается в истоме

Народ, приближенный к стеклу,

Через которое заметна

Литая чёрным полоса, –

И объявляет голос медно,

И стрелки ёрзают в часах.

Я весь настроен на отправку,

Со мною – скромный чемодан,

В душе какой-то привкус сладкий, –

Как-будто выкурен ладан.

Вливаюсь в очередь большую,

Чтоб грань границы преступить,

Собою заново рискую,

Готовый Странствие испить.

Сдаю багаж и документы,

И проверяюсь на металл, –

В очах мелькает кинолента,

В которой я актёром стал.

Теперь я временно оторван

От стран, народов, государств,

Мой Разум выверен и скован,

Как перед номером гимнаст.

Кругом снуют, кричат и шепчут,

Вдувают в нервы кровоток, –

Лишь я готов, как быстрый кречет,

Проделать в воздухе виток.

И, озаряемый улыбкой,

Гляжу на милых стюардесс, –

Они манят клубникой в сливках,

Сквозь униформенный надрез.

Сажусь Ионой в чреве светлом,

Роднясь застёжкою с Китом,

Журнал проглядываю бегло,

И оставляю напотом.

Сейчас послышется гуденье,

Громада Чудища взревёт,

И, совершая Превращенье,

Цепь Притяженья разорвёт,

Навстречу Солнцу воспаряя,

Через завесу облаков...

Я улыбаюсь, ибо знаю:

Я к Взлёту Новому готов!

30.04.2005

Любовь к Людям

Хотя сомненья Душу разъедают,

Но всё равно, – люблю я Род Людской!

Его метанья биться заставляют

Сосуд сердечный бешенной дугой.

И, проверяя бег кардиограммы,

Смеряя шпили взлётов и глубин,

Я вспоминаю ноющие шрамы,

Что пережил собою я один,

Мгновения слепящего восторга,

Вознагражденья суетных трудов,

Нытьё в груди засевшего осколка,

Цветенье плодоносящих садов...

Всё это Люди дали мне в наследство

Меня Собой навек обогатив,

Слагая Оду Радостей и Бедствий,

Что я пою, о Времени забыв.

Мой лик Иуды ядом целовали,

Я знал Святых, к которым припадал,

Меня точили, плавили, ковали,

Даря Душе неведомый закал.

Я был не раз непонят или предан,

Насмешкою и завистью гоним,

Когда – богат, когда – ужасно беден,

Поймав Успех иль бегая за ним,

Познал бездомность, голод и ненастье,

Вкусил от явств лоснящихся господ,

Стяжал Любви забвение и счастье,

Отпил Нектар, сорвал Запретный Плод,

Достиг Высот, укрытых облаками,

И низко падал, крылья растопив,

Себя губил своими же руками,

Рукам чужим спасенье поручив.

Но всякий раз, повсюду, у Любого

Я постигал Ученье Бытия,

И понимал, что значит просто Слово

Себя Делами разными поя.

Я благодарен всем, кого я встретил, –

Большим Друзьям и Мелочным Врагам, –

За то, что Путь мой красочен и светел,

И что иду из грязи к облакам,

За то, что я постиг или постигну,

Борьбу с Несовершенствами в себе,

За то, к чему я с роду не привыкну,

И что несу заложенным в Судьбе!

Скажу в Душе: пусть будет то, что будет, –

Я не скрываю чувства за стеной.

Я Вас люблю, родные мои Люди!

Спасибо Вам за то, что Вы со мной!..

01.05.2005

Слово Ацтекских Богов

Страшен Оскал Вселенной,

Вечен Угрозы жезл,

Каждой Эпохе Смена

Бьёт из кипящих чресл.

Плиты Земли застывшей

В море Огня плывут,

Страны смертями дышат,

Головы с плеч секут.

Вынем ножи и копья,

Жертвы творя удел, –

Боги питаются Кровью,

Боги требуют Тел!

Кровь – Энергия Мира,

В Солнце вливает Мощь, –

Вот почему секира

Сеет червонный дождь

На алтарях и в храмах,

Сердце даря жрецам,

Курит смердящий запах,

Ход сообщив часам.

Платится Дань Катастрофе

Отодвигая Смерть, –

Раз за полвека кровью

Жизнь обретает Твердь!

Плотью творят причастье

К таинствам грозных сил, –

Люди едят проклятье,

Кости деля от жил...

Зиждется Обновленье,

Тучно маис растёт, –

Кровь отдаёт Цветенье,

Сердце Земли поёт!

Жертвы идут на небо,

Святость свою приняв, –

Глина вернётся в Слепок,

Злато сольётся в сплав...

Пишутся Славословья,

Напоминая вновь:

Боги питаются Кровью,

Обожествляя Кровь!..

02.05.2005

Чужие Ошибки

Пожинаем чужие Ошибки,

Извлекая Рецепты из них,

Небоскрёбы возводим на Зыбком,

В мерзлоте насаждая Цветник.

Наступаем на ржавые Грабли,

Под мозолями чувствуя Лоб,

Льём на Сердце Сомнения капли,

Упиваемся Ложью взахлёб.

На глаза одеваем повязку,

Полагаясь на хилую трость,

Отпустив Заблуждения в пляску,

Собираем Последствия в гроздь.

Отрезвляемся долго и страшно

После диких загулов Ума,

Проклинаем понуро и злачно,

То, что выжато было Впотьмах.

В голове осязаем Круженье,

На Себя с тошнотою смотря,

Понимаем иллюзий Крушенье,

Невиновных за это коря.

В Паутинах запутавшись липких,

Постигаем Урок Ключевой:

Презирая Чужие Ошибки,

Мы родним их с Самими Собой...

02.05.2005

Священный Бокал

Изумруд горделивой Бутыли

Разливает Рубином Вино,

И Хрусталь леденящего стиля

Наполняет изящное дно.

Предвкушение сладкого Вкуса

Занимает намётанный Глаз,

Обнажается дерзкая Муза,

Распускаясь в вакхический Пляс.

Горячатся Перо и Бумага,

Источая стихов родники,

Аппетит полыхает от Смака,

Управляя полётом Руки.

Табуны неуёмных Фантазий

Рассекают пространства Мечты,

Разрываются молнии Пассий,

Средь Деяний хлебов золотых.

Я краснею в накале Эмоций,

Направляя в Безвременье Взгляд,

Я слежу за цветением Розы,

В лепестках осязая Закат.

Понимая своё Превращенье,

Не узнаю вовеки Исток,

Позабыв о чужом Разрешенье

Преступаю Заветный Порог.

Занимаю златые Чертоги,

Разливая хмельные Слова,

Пробуждаю бурлящие Соки,

Волшебством прикасаясь едва.

Исцеляя болезни Вселенной,

Восхищаясь Идеей Большой, –

Я Вином упиваюсь Нетленным,

И искрюсь самоцветной Душой!..

03.05.2005

Легенда Поталы

В Храме Большого Чжу

Молился Великий Пятый:

« – Я с Верой Тебе служу,

Деяний сплавляя Злато!»

«Пошли таинственный Знак,

Меня одари Виденьем,

Чтоб Истины Вечный Стяг

Поднялся под новой Сенью!..»

Вибрации тысяч мантр

Волной отверзали своды,

Смолистый курился пар,

Мерцали цвета позолоты,

Монахи, глаза закрыв,

Играли на низких трубах,

Грохочущий реял взрыв

Больших барабанов грубых.

Прекрасных мандал песок

Стирался могучей ваджрой,

Струился молитвы ток,

Как Мир Поднебесный, старой.

И молвил Великий Пятый

Дэсриду Санджай-Джамцо:

« – Узрел я Святые Палаты

Своё озарив Лицо!»

«Я в камне сложу Нирвану,

Чтоб снова родиться в ней,

Страны Властелином стану,

Средь ликов Древних Царей!»

«Ты должен моё Откровенье

Создать, не жалея сил,

Для Света ты будешь Тенью,

Мечте подчиняя пыл!»

Санджай сотворил поклоны,

Промолвив: «Теперь я Твой!»,

И стал одесную трона,

Покорной босой стопой...

И прибыл Великий Пятый

К подошве горы Чагбо,

И вызвал Людей Богатых,

От них отделив рабов.

Сказал: «На прекрасный Подвиг

Зову я мирскую Пыль!

Дворец мой пребудет стоек,

И славен за тысячу миль!»

«Себе заслужите Право

Рожденья среди Святых, –

Мешайте Мечты составы

Из Камня создайте Стих!..»

Поклялись гордые Кхамба,

Арий, Лхоха и Амдо,

Владетели Уй и Цзана,

Что всё отдадут на то,

И будет Дворец построен,

Для Сущности Совершенств,

И вырастет слой за слоем

Дарами из многих мест.

В бескрайних степях волнистых,

Краях Кукунор и Лобнор,

Отрогах Алтая мглистых,

Хребтах аркатогских гор,

Джунгар-ойратские Ханы

На землю слили Кумыс,

Почтили свои Субурганы,

И очи подняли ввысь,

Реча: «На великое Дело

Людей призывает Далай!

Святая Карма созрела,

Собой озаряя Край!»

«Поддержим Его начинанье,

Пошлём Войска и Металл!» –

Усы умащая дланью,

Большой Гуши-Хан сказал.

В Китае, Ладакхе, Непале

Сложили святые Дары,

И Должное все воздали,

Свои сундуки открыв...

Тогда вопрошал с почтеньем

Патрона Дэсрид Санджай:

« – Я жажду Благословенья,

Собрав большой Урожай!»

«Раскрой, о Хозяин, планы,

Поведай Замысла блик,

Ведь я – Твой строитель главный,

Что в Камне возводит Стих!»

Изрёк ему Далай-лама:

« – Я зрю неприступность Стен,

С которых Сиянье Храма

Сердца повергает в плен,»

«Бессчётных покоев злато,

Убранство великих Зал,

Вздымание лестниц покатых,

Величественный Портал,»

«Кручёные Галереи,

Ведущие вглубь Горы,

Где смертный пройти не смеет,

В сокрытые Тьмой Миры,»

«Мерцание тысяч Статуй,

Шелка дорогих Икон,

Забвенье Гробниц богатых,

Скрывающих вечный сон...»

Мечтание источая,

И живописуя Деталь,

Палитры красок мешая,

Великий смотрелся в Даль.

А рядом сидел покорённый

Полётом Души Санджай, –

Внимая почти со стоном,

Земной постигая Рай.

Губами водя неслышно,

Он слушал и запоминал,

Рисуя Замысел Вышний,

Который в себя вобрал.

Прижавшись к подножью Трона,

Раскрыв широко глаза,

Он молвил, заворожённо:

« – Мне ясна моя Стезя!..»

И взялся Санджай за Дело,

Народов поток собрав, –

Работа вовсю кипела,

Мечты заключая в Сплав.

Восстал из отрогов Марбо

Высокий Дворец Побран, –

Точь в точь по тому эстампу,

Где вывел Строитель план.

Вздымались каскады Лестниц,

Сверкали драконы крыш,

Рабочие пели песни,

Скрывая страданья грыж.

Страна выжимала соки,

За годом сменялся год,

Но высился Труд Жестокий

Растя из горных пород

Виденье Великого Ламы,

Мечте придавая Быль,

Из недр извлекая самых

Уменье, пропорции, стиль.

Цвели Идеальные Рощи, –

Ведь в Замысле виделся Рай! –

И с каждым годом всё больше

В Него уходил Санджай...

Но вот, наконец Дэсрида

Призвал Великий к Себе:

« – Работа твоя неизбытна,

Как будто в твоём горбе»

«Она запустила корни,

Не зная себе конца!

Нельзя ли трудиться проворней,

Стяжая плоды венца?!»

«Ты видишь, я стар и болен,

Моя Оболочка – тлен,

И скоро буду свободен,

От пут земных Перемен.»

«Желаю узреть Виденье,

Что мне Божество дало,

Под Новой покоиться Сенью,

Блаженством объяв Чело!»

«Хочу я, переродившись,

В Дворец переехать свой,

И с кельей навек простившись,

Познать Удел золотой!..»

Блуждая горящим взглядом,

Санджай Ему отвечал:

« – Желанье Владыки свято,

Но лучше, чтоб Он обождал!»

«Я делаю всё как надо,

Вкусив Идеала Высь,

И Мысль моя богата,

Фундамент ведя в Карниз.»

«Ты будешь сидеть в Чертоге,

Когда он Тебя воплотит,

И златом обуешь ноги,

Как гору объял гранит.»

«Я весь пронизан Виденьем,

Что Ты мне создать велел,

И, став Идеала тенью,

Я стал безрассудно смел.»

Мой Дух Тебе верен остался, –

Тебе говорю, не тая:

Я Замыслом весь пропитался, –

Мечта эта ныне Моя!..»

Почил на атласном Ложе

Великий Пятый Далай,

И в Мире один продолжил

Дворец создавать Санджай.

Но Стройкой своей одержимый,

Боялся он глаз чужих,

Что могут почесть «большими»

Затраты на «Каменный Стих».

И скрыл он под страхом смерти

От всех Властелина уход, –

Как прежде писались сметы,

В неведеньи жил народ,

Монахи молились в Храмах,

Считая, что сам Далай

Живёт вглубине Побрана,

И зиждет обещанный «Рай».

Но в тайном высоком Зале

За весом замков и дверей,

Каменья и злато мерцали

Под взорами Древних Царей.

То был Субурган драгоценный,

В котором покоился Прах, –

В покрытых Сокровищем стенах,

Вселявших молитвенный страх.

И часто, под сенью ночною,

Санчжай поднимался туда,

И низко склонясь головою

К плоду своего же труда,

Шептал: « О, Великий Владыка!

Немного ещё подожди!

И Замысел станет пред Ликом

Дыханье спирая в груди!»

« Не Всё на сегодня готово,

Остались простые штрихи, –

И я воплощу Твоё Слово,

Сжимая больные виски!»

« Когда озарится Цветеньем

Виденья прекрасная нить,

Найду Твоё Перерожденье,

Чтоб в новом Раю воцарить!..»

Шестнадцать лет пролетело,

И ночь сменяла заря, –

Строительство всё кипело,

Броженье спиною зря.

Народ под пятой налогов

Расправить плечи не мог,

И ламы, страшась жестоко

Боялись ступить за порог.

Но мрачный Санджай Предела

Работе своей не видал, –

Мечта его вдаль летела,

Планируя тысячный Зал...

Тогда джунгарские Ханы

Спросили: «Владыка где?

Подлунные жаждут страны

Склониться к Его руке!»

И в скрытом негодованьи

Воскликнул Великий Хан:

« – Пусть Истина ныне восстанет,

Сквозь Стройки невиданный план!»

«Я сам отправлюсь в поездку,

Чтоб лично Владыку узреть,

Его вопрошая веско,

Когда он намерен успеть»

«Дворец Золотой закончить!» –

И выехал с Войском вдаль...

Однажды, средь тёмной ночи,

Когда божий город спал,

Санджай на коленях молился,

С «Патроном» своим говоря, –

Вдруг Хан перед ним явился,

Мерцанье могилы зря!

« – Так вот где почил Великий,

Сокрытый твоей рукой!

Он стал для тебя Веригой,

Мешая тебя с землёй!»

«Теперь ты сполна ответишь

За то, что мы без Вождя,

И смерть неминуемо встретишь,

Проклятье с собою ведя!..»

В последний раз опустился

К преддверью Могилы Дэсрид,

И молвил: « Мой план разбился,

А сам я в Веках разбит!»

« Не дали мне то доделать,

Что Ты, Владыка, велел, –

И Стройка осталась неспелой,

И Лик Твой на Трон не воссел!»

« Теперь не бывать счастливым

Тому, кто здесь будет жить, –

Судьба порастёт крапивой,

И станет пращою бить!»

« Восстанут Враги и Козни,

И Люди разрушат Рай,

И вспомнит Земля мои кости,

Средь волчьих жестоких стай!»

« Вы вторглись в Дело Святое,

И Вам предреку на Святом:

Тому не видать Покоя,

Кто взял Недостроенный Дом!..»

С тех пор Века пролетели,

И воды струились с гор,

Неистово выли метели,

Леса собирая в хор,

Эпохи калейдоскопом

В Забвенье своё неслись,

События шли галопом,

Молитвы летели ввысь.

Но так и осталось Проклятье

Над Стройкой Великой той, –

У стен её бились рати,

Творился в ночи разбой,

Интриги душили глотки,

Кипела борьба за Власть,

Давили рабов колодки,

Нирвану сменяла Страсть,

Пока иноземные орды

Не взяли Страну в полон,

Вгрызаясь в чужие Породы,

И руша «Блаженный Трон».

Наследник того Далая

В Изгнаньи давно живёт,

Насилие смыть стараясь

Потоком солёных «Вод».

Объявлен «Врагом» он Дома

И Ложью навек заклят,

Качаясь на грани Излома

В тиши Гималайских гряд.

Скитаться Ему с Народом

Под вражий Вороний грай, –

Пока под Небесным Сводом

Стоит Недостроенный Рай!..

05.05.2005

Енгибаров

Заложник Смеха, раб Арены,

Он был Подвижником Искусств,

И упивался сладким пленом,

Заворожённый взглядом Муз.

Рождённый в Роще, рос в Уюте,

Познав Прощенье и Любовь,

Был сорванцом всегда по сути,

Но отдавался власти снов.

Читал он с детства и помногу,

Мечтал о славе моряка,

Себя воспитывая строго,

Как призывала Дух Строка.

Ранимый, тонкий по натуре,

Себя Поэзии отдал,

И Сердце сжав в «тигровой шкуре»,

Для Цирка «витязем» восстал.

В Искусстве Клоуна предвидел

Возможность нравы исправлять,

И был не Мим, а Обличитель,

Стремясь Действительность распять.

Ужим Кривлянья презирая,

Гоня Поверхностности хлам,

Он строил Новое, стараясь

В его Природу вникнуть Сам.

Став совершенным Акробатом,

Крутил кульбиты Чувств людских,

Писал Фантазией богатой

Эксперимента вышний стих,

Ведя Трагедию до Смеха,

Давя из Хохота Слезу,

Он делал Быдло Человеком, –

Как в Пыль осаживал Росу.

Он был Писатель и Философ,

И долго с Ясенем дружил,

С детьми играл и нюхал розы,

Велосипедом колесил,

Любил Людей и был любимым,

Дружил со Многими Один, –

С Сибирью, Питером и Крымом, –

Страны своей прекрасный сын.

Но, обречённый Смехом Гений,

Он был Отшельником в Душе,

И видя в Жизни много Терний,

Страдал в духовном Неглиже.

И рано умер, Сердца Пляску

Своею Кровью окропив, –

Так Бенефис сложился в Сказку,

Слезами Клоуна умыв...

06.05.2005

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий