Прощальный блюз восьмидесятых


Жизнь устроена так, что негативные события имеют свойство забываться, утрачивая значимость, а позитивные навсегда оставаться в памяти. Данный фактор обуславливает причину внезапно возникающей ностальгии. В большинстве случаев, она не имеет территориальных признаков, а обусловлена счастливыми моментами, сохранившимися в доброй памяти. Анализируя эпизоды собственной жизни, я сделал вывод, что самая интересная и насыщенная событиями эпоха, это юность о которой и пойдёт речь. Моё счастливое время – восьмидесятые годы, отличающиеся от двухтысячных дефицитом товаров народного потребления и продуктов питания, длинными очередями и полупустыми прилавками магазинов, отсутствием сотовой связи, компьютеров и гаджетов, без которых не мыслит существования современный юноша. Но мы обходились имеющимся, заменяя компьютеры и социальные сети занятиями спортом, прогулками на природе и материальным общением. Кто-то может счесть мою юность неполноценной и ущербной, но это мнение ошибочно. Моя жизнь являлась счастливой и беззаботной. Мы жили на одном дыхании, твёрдо зная, что происходящие перемены, несут исключительно позитивный характер. Восьмидесятые годы, остались в моих воспоминаниях самыми светлыми и дорогими.

Друг

В шестнадцать лет у меня появился новый друг, которого звали Костя. По настоятельному требованию учительницы математики, являвшейся нашим классным руководителем, я пересел с задней парты на вторую, оказавшись по соседству с Костей и учительским столом. К тому времени, я несколько лет занимался в спортивной школе гимнастикой, выполнял сложные упражнения на брусьях и перекладине, вследствие чего имел крепкие бицепсы, атлетическую фигуру и непререкаемый авторитет среди учащихся и дворовых хулиганов. Костя не являлся «ботаником», но авторитет и уважение не заслужил, поэтому над ним частенько издевались ученики, ставящие себя рангом выше. В первые дни знакомства Костя мне не понравился, показавшись мелочным, скупым и слабым, но нас сблизило увлечение отечественной рок музыкой, после чего мы стали общаться.

Затем мы подружились. Это произошло после того как я лишился дворовых товарищей, с которыми проводил свободное время. Излюбленным местом нашего отдыха являлась веранда детского сада, на которой мы собирались вечерами для игры в карты. Как правило, играли одной колодой, но когда появлялись избыточные игроки, приходилось смешивать две. Так случилось и в этот вечер, мы играли, пока на веранду не нагрянули подвыпившие дембеля из соседних домов и не попросили нас убраться к такой-то матери. Семеро дембелей превосходили нас габаритами и силой, поэтому мы с позором освободили им место. Двигаясь в направлении дома, мы возмущались и негодовали, после чего поступило предложение наказать обидчиков. Коллектив поддержал инициативу, и мы решили размяться, прихватить с собой крепких парней и совершить молниеносную карательную акцию. Моей задачей являлся отвлекающий манёвр, а остальные, подкравшись к дембелям сзади, осуществляли внезапную карательную акцию. Всё шло по плану и спустя некоторое время команда из одиннадцати человек, достигла сетчатой ограды детского сада.

- Твой выход, Паша! – услышал я голос Алексея, настроенного решительно и агрессивно.

Потрепав меня за плечо, он добавил:

- Один в драку не ввязывайся, отвлеки их внимание, затем появимся мы и всех положим!

Я мельком взглянул на друзей и заметил в их глазах нерешительность и страх. В мыслях мелькнула тень сомнения, но я безбоязненно форсировал высокий забор детского сада и попросил:

- Только не подведите, ребята. Если не успеете вовремя, они порвут меня как Бобик грелку!

- Не паникуй, у нас всё под контролем! – послышалось в ответ, когда я совершал первые шаги по неприятельской территории. Моё сердце заколотилось в ускоренном ритме, а внутренний голос предупредил:

- Если ребята подведут, тебе придётся ознакомиться с прейскурантом цен на лекарства.

Обратив внимание на приближающегося подростка, дембеля отвлеклись от карт и принялись с интересом изучать «камикадзе». Остановившись в десятке метров от них, я произнёс, сверля гневным взглядом ненавистные физиономии:

- Ну что, допрыгались, козлы бздливые? Контора «Рога и копыта» закрыта, попрошу всех покинуть помещение!

Оглядевшись вокруг, они дружно поднялись и молча двинулись в мою сторону, скрипя зубами от злости. Взглянув на стройные ряды противника, я стал медленно отступать, осознавая собственную ничтожность. Сердце забилось ещё стремительней, а внутренний голос посоветовал:

- Паша, спасайся, пока цел!

Моя миссия оказалась выполненной, отвлекая их внимание, я тянул время, ожидая подкрепление.

- Почему они так долго? – недоумевал я, в тот момент, когда один из соперников выдвинулся вперёд, нанося сокрушительный удар кулаком в область моей головы. Увернувшись от пролетевшего со свистом кулака, я сделал шаг назад, блокируя удар, наносимый ногой. В следующий миг, исполнив техничную низкую подсечку, я красиво уложил его на землю. Падение получилось ожидаемо жёстким. Больно ударившись кобчиком, противник застонал, а в мою сторону посыпалась нецензурная брань, после которой неприятель перешёл в массированное наступление. Увернувшись от града кулаков и блокировав удары ногами, я запрыгнул на макет деревянной лодки, возвышающийся на метр от земли. Заняв круговую оборону на господствующей высоте, я нанёс серию ответных ударов ногами по рукам и физиономиям атакующих противников. Получив неожиданно жёсткий отпор, они временно отступили, рассвирепев уже не на шутку. В ожидании подкрепления, я подлил масла в огонь оскорбительной фразой:

- Что, козлы, умылись кровью? Толи ещё будет!

Не решаясь испытывать на прочность мои ботинки собственными физиономиями, они заняли боевые позиции, находясь на значительном расстоянии. Воспользовавшись растерянностью, наступившей в рядах противника, я осмотрелся и оценил обстановку. От увиденного зрелища, я испытал недоумение, переходящее в шок. Мои друзья находиться за забором, не решаясь его форсировать и вступить в драку. Проснувшийся внутренний голос сообщил:

- Их трусость не стоит твоего здоровья, Паша. Спасайся, пока не стал инвалидом!

Продолжать бой с семью дембелями не имело перспективы. Понимая факт, что оппоненты сбросят меня с господствующей высоты, а затем забьют ногами, я судорожно искал пути спасения, но не мог найти, будучи окружённым.

- Сам спустишься, или сбить камнями? – задал вопрос один из «доброжелателей», вытирая кровь с разбитых губ и поднимая с земли увесистый булыжник.

Я молчал, а противник выдвинулся вперёд, готовясь метнуть камень. Подобное развитие событий не предвещало счастливого конца, и я принял решение, сообщив:

- Не бросай, я сдаюсь!

Подняв руки вверх, я состроил виноватую мину, после чего, он швырнул булыжник в кусты, кровожадно улыбаясь и теряя бдительность. Воспользовавшись ситуацией, я совершил прыжок, нанеся удар ногой в голову и повергнув противника на землю. Он грохнулся в пыль, а я, удачно приземлившись, бросился бежать в направлении забора. Пока дембеля приходили в себя, я одним махом преодолел ограду и помахал им ручкой. Отборную брань, услышанную в следующую секунду невозможно передать литературными словами, поэтому я воспринял её как похвалу, оставшись довольным собой, и нанесённым врагу ущербом. Моё позорное бегство, оправдывал численный перевес противника, а душевная травма навсегда осталась в памяти, научив доверять только себе и собственным силам. К сожалению, с друзьями детства мне пришлось расстаться, в то время я не смог принять их извинения и простить предательство. Мой юношеский максимализм и отсутствие жизненного опыта не позволили мне в дальнейшем считать их товарищами. Я и теперь не уверен в правильности принятого решения, но что-то в глубине души подсказывает, что я оказался прав.

После того как Костя записал для меня несколько кассет с музыкой современных советских рок исполнителей, у нас завязалась дружба. В знак благодарности, я набил физиономию одному из его постоянных обидчиков. Уже на следующий день Костю зауважали, а я убедился, что он неплохой парень. Общение со мной сделало его раскрепощённым и уверенным в себе. Костя стал меньше опасаться прежних обидчиков, а им пришлось смириться с данным обстоятельством.

Нашим любимым занятием являлось посещение концертов рок музыкантов. Несколько часов пролетали на одном дыхании, а затем мы бродили по окрестным лесам и пели понравившиеся песни. Тогда мы думали, что у нас неплохо получается, а по большому счёту, мы пели для себя и собственного счастья. Именно так мы проводили свободные вечера, гуляли и пели, а когда ложились спать, любимые песни в собственном исполнении долго звучали в голове, отгоняя сон. С прежними друзьями я больше не встречался, обретя уверенность в Косте. Проводя время с новым другом, я точно знал, что этот парень умеет ценить добро.

Первая любовь

Закончив девятый класс, я остался в городе, а Костю отправили на дачу в ближайшее Подмосковье. В первый месяц летних каникул мне повезло, удалось по знакомству устроиться на работу. На заводе мне заплатили тридцать восемь рублей, деньги не большие, но они оказались не лишними. На второй месяц подработки меня не взяли, но я не переживал, так как приехал Костя и привёз грандиозную новость – он влюбился. В восьмидесятых, к этому чувству относились серьёзно и с полной ответственностью. Парни встречались с девушками не для разнообразия в жизни, а для длительных отношений с последующим созданием семьи. В настоящее время это звучит нелепо, но многие пары начинали сексуальные отношения только после свадьбы. Некоторые пары оформляли брак сразу после достижения совершеннолетия, а затем заводили детей. В восьмидесятых, в девяноста случаях из ста, любимая девушка спустя некоторое время, становилась любимой супругой.

- Рассказывай подробно, – попросил я, встретившись с Костей. Что за девушка? Как зовут?

- Её зовут Таня, – ответил он. Блондинка, миниатюрная, хрупкая, стройная и необыкновенно красивая! Она соседка по даче, живёт там постоянно, вместе с родителями.

- Повезло тебе! – порадовался я, по-доброму завидуя другу. А у тебя с ней что-нибудь было?

- Конечно, было, – ответил Костя. Всё было! Гуляли под Луной, целовались, вино пили.

- Я не об этом, Костя, – произнёс я. У вас это было?

- Что это? – не понял друг. Я же говорю, целовались!

- Ну, это,… ну, секс, – не унимался я, слегка покраснев от того, что у меня хватило наглости произнести запретное слово, считавшееся в те времена до безобразия неприличным.

- А, понял, – ответил он. Секса не было, но я чувствовал, что она не возражает. Жаль, что не нашлось презерватива.

- А без презерватива побоялся? – поинтересовался я.

- Не побоялся, - ответил Костя с грустью в голосе. Просто не решился. Случись, что и появятся дети, а зачем они нам? Мы сами ещё дети.

- Молодец! – похвалил я. Умеешь держать себя в руках. Редкое достоинство для мужчины.

- Да какой я молодец? – расстроился Костя. Если честно, я жалею, что мы этого не сделали. В ближайшее время, такого случая больше не представятся. Презервативы я купил уже здесь, а сделать это теперь негде.

- Мне жаль тебя, Костя, – посочувствовал я. Не расстраивайся, главное не это, а любовь. Вы же друг друга любите?

- Конечно, любим, – уверенно произнёс он. Она сразу на меня запала, ну а я на неё. Ради нашей любви, я претерпел такое унижение! Представь себе, с каким лицом я покупал в аптеке презервативы. Я даже глаза боялся поднять. Мне казалось, что надо мною потешается не только продавщица, а вся очередь. Паша, поверь мне, ни за какие сказочные богатства я не смогу повторить это ещё раз.

- Знаешь, Костя, - ответил я, немного поразмыслив, - такое и я бы не смог сделать. Это не трусость. Мало кто пожелает терпеть унижение, догадываясь, что над тобой смеётся вся аптека, а ты стоишь как оплёванный.

- Вот видишь, – гордо произнёс Костя. А я смог, но в ближайшее время они мне не пригодятся.

- Не грусти, – попытался успокоить я. Главное, что у тебя есть красивая девушка, всё остальное непременно произойдёт.

- Я на это надеюсь, - воспрянул духом Костя. Хочу пригласить её в Москву, с тобой познакомить. Погуляем вместе, винца выпьем, ты не возражаешь?

- Конечно, нет! – согласился я, обрадовавшись. Может быть, она подругу с собой захватит?

- С подругой проблема, Паша, - грустным тоном, ответил Костя. Ты понимаешь, лето. Все подруги разъехались. Может быть, ты сам кого-нибудь пригласишь?

- Мне даже пригласить некого, – задумался я. Впрочем, есть одна девушка, моя соседка, Томка. Только она нас на три года моложе, но выглядит почти как ровесница.

- Сойдёт, Паша! – обрадовался Костя. На безрыбье и рак рыба, только пусть не рассказывает, что она малолетка и глупых вопросов задаёт поменьше.

- Обижаешь, Костя, - ответил я. Она не глупая, а очень сообразительная и симпатичная девчонка. Будь она на пару лет постарше, я бы в неё влюбился, а так не могу, она ещё ребёнок.

- Значит, договорились, – подвёл итог Костя. В субботу берёшь ребёнка за шиворот и тащишь в Москву. О месте встречи сообщу накануне, пока что сам не знаю ...

Тамару не пришлось долго уговаривать, услышав предложение погулять по Москве со мной и моими друзьями, она с радостью согласилась. Затем, немного поразмыслив, она поинтересовалась:

- Паша, ты, что меня на свидание приглашаешь?

Пришлось подробно объяснить ситуацию, после чего она произнесла, явно расстроившись:

- Значит, мне предстоит сыграть роль твоей девушки? Что ж, тоже не плохо, но я хочу, чтобы это не являлось ролью!

Строго взглянув на обнаглевшую малолетку, я ответил тоном, не допускающим возражений:

- Об этом, даже не мечтай! Продолжим тему года через три, когда подрастёшь, а пока относись ко мне как к старшему брату. Рано тебе ещё с парнями встречаться, поняла?

- Не тебе решать, – надула губки Тамара. Ты не старший брат и не смеешь указывать!

- Хорошо, не буду, – согласился я, опасаясь, что она обидится и на смотрины Костиной девушки придётся ехать одному. Но не забывай, что ты играешь роль моей девушки.

- Да успокойся ты, – ответила Тамара. Не стану я к тебе приставать, не бойся. Кстати, подскажи, как мне одеться?

- Откуда я знаю, – пробурчал я в ответ. Одевайся нарядно, в общем, пока, до субботы. Целоваться не будем!

Пока, пока, женишок! – послышался её голос, когда я спускался вниз по лестнице…

Суббота настала быстро, я ждал Томку на скамейке за домом и когда увидел, то едва не свалился со скамьи от возмущения.

Томка надела короткую футболку, выше пупка, мини юбку, розовые колготки в сетку и босоножки на высоком каблуке. На лицо она нанесла «тонну» косметики, а губы раскрасила в цвет пожарной машины. В целом, она выглядела очень сексуально и привлекательно, но больше напоминала малолетнюю жрицу любви, а не девушку приличного парня, каковым я себя считал. В довершение картины, от неё за версту, распространялся аромат дорогих французских духов, и этот запах сильно возбуждал.

Осмотрев её с головы до ног, я подумал:

- Если я скажу, что она вырядилась как на панель, она непременно обидится и пошлёт меня куда подальше. Придётся сказать, что она мне нравится.

Словно прочитав мои мысли, она мило улыбнулась и поинтересовалась:

- Ну как я выгляжу?

- Как малолетняя проститутка! – ответил мой внутренний голос.

- Ты выглядишь обалденно, – едва сдерживая гнев, прошипел я. Только юбку вниз одёрни!

- Дурак! – произнесла она в ответ. Я просто хотела заставить тебя немного поревновать.

- Слишком ярко выглядишь! – возмутился я. Все мужики станут разглядывать твои ноги и пытаться заглянуть под юбку. А ревновать я не стану, не дождёшься. Если придётся кому-то в физиономию зарядить, я готов, но ревновать ты меня не заставишь. У тебя ещё нос не дорос.

- Ну, хватит обижаться! – ласково произнесла она, взяв меня под руку. Я же вижу, что ты злишься, не злись. В следующий раз оденусь как колхозница и стану выглядеть девушкой из провинции. Идём на автобус.

- Идём, – ответил я, подумав:

- Только бы не встретить кого-нибудь из знакомых, а то подумают, что я влюбился в малолетнюю шлюху.

- Да расслабься ты, – нежно произнесла Томка, снова прочитав мои мысли. Никто тебя не осуждает, наоборот все завидуют. Ты такой большой и такой глупый ...

С Костей и Таней мы встретились в парке культуры и отдыха имени Горького. Я представил им Тамару, а Костя познакомил нас с Таней. Она, действительно, оказалась хороша. Как и рассказывал Костя, всё находилось при ней, и внешность, и фигура и прочие женские достоинства. Как ни странно, я ей тоже понравился и понял это по её взгляду. Таня в буквальном смысле пожирала меня большими красивыми глазами, даже не стесняясь, Кости. Мне нравилось, что красивая девушка уделяет мне столько внимания, но обидеть друга я не мог. Томка тоже заметила её оценивающие взгляды, и повела себя дерзко и агрессивно по отношению к ней. Казалось, что только Костя ничего не замечает, но ослеплённый любовью, он, действительно, не видел ничего, кроме милого лика своей возлюбленной.

В этот день не случилось ничего выдающегося, не считая того, что Таня тайком сунула мне в руку записку с номером своего телефона и мило улыбнувшись, прошептала на ухо, едва не засунув в него язык:

- Обязательно позвони, это очень важно!

Затем мы гуляли в парке, пили алкогольные коктейли в баре и развлекались на аттракционах. Когда стало темнеть, мы посадили Таню в пригородную электричку, которая, плавно тронувшись, повезла её домой. Костя волновался больше всех, махал ей руками, посылал воздушные поцелуи, а она смотрела только на меня грустными и прекрасными глазами. Влюблённый Костя, даже не заметил не достойного поведения своей девушки. По дороге домой он много о ней рассказывал, хвалил её достоинства и интересовался, понравилась ли она мне. Попрощавшись с Костей, я проводил до подъезда Томку и решил посидеть на скамейке, чтобы осмыслить произошедшее событие.

- Я не хочу домой, – упёрлась моя малолетка. Можно, я ещё немного с тобой погуляю?

- Уже поздно, - ответил я, тоном, не терпящим возражений. Родители тебя ждут и волнуются, а мне хочется побыть одному.

- Будешь думать об этой девочке? – поинтересовалась она. Таня на тебя запала, а Костик ослеп от любви!

- Он хороший друг, – ответил я. Она мне тоже понравилась, но я не могу предать друга!

- Все люди предатели, – убеждённо произнесла Томка. Ты же станешь с ней встречаться? Я видела, как ты на неё смотришь.

- Я не предатель, - возразил я. Но непременно с нею встречусь, чтобы разрешить возникшую ситуацию.

- А затем вернёшься ко мне, – пошутила Томка.

- Куда же я от тебя денусь, – ответил я.

- Тогда спокойной ночи, я иду домой! – успокоилась Томка, нежно обняв меня за плечи. Она прильнула губами к моим губам, а я, вдохнув пьянящий аромат её духов, не смог не ответить на поцелуй, продлившийся достаточно долго. Придя в себя, я оторвался от её нежных губ и спросил:

- Зачем ты это сделала?

- Я люблю тебя! – ответила она. Затем, немного помолчав, добавила:

- Уже давно люблю тебя! Хочешь, я стану твоей женщиной? Ты сможешь делать со мной всё, что захочешь.

- Ты с ума сошла! – почти прокричал я. Да какая из тебя женщина, ты же ещё ребёнок. Даже не думай о серьёзных отношениях, подрасти сначала.

- Ну и чёрт с тобой! – обиделась Тамара. Так бы и сказал, что я тебе не нравлюсь. Она всё равно тебя бросит, но сначала бросит Костю. Вы что, слепые. У Тани на физиономии написано, что она шалава подзаборная!

Из Томкиных глаз покатились слёзы, и она побежала вверх по лестнице.

- Томка, не обижайся! – крикнул я ей вслед. Ты мне нравишься!

- Дурак! – донеслось сверху, и я услышал стук закрывшейся двери.

- Сама дура малолетняя, – подумал я, присаживаясь на скамейку. Ну что мне с тобой делать? Возомнила себя взрослой и не желает ничего понимать. Полагаю, мне придется на ней жениться, но только после армии, если она не выскочит замуж за другого мужчину.

Выкурив сигарету, я решил, что пора идти спать, утро вечера мудренее.

На следующий день я долго не решался позвонить Тане, но всё-таки взял трубку и набрал её номер.

- Алло! – я узнал её голос.

- Привет, Таня! – ответил я. Это звонит Паша.

Таня обрадовалась моему звонку и сразу предложила встретиться. Я согласился. Мы договорились, что встреча состоится на железнодорожном вокзале в семь вечера.

День пролетел незаметно, в семь часов подошла пригородная электричка и она вышла из вагона, стройная, красивая и желанная. Мне стало жаль, что она не моя девушка, таких красавиц я видел только в кино. Мне сразу вспомнилась поговорка:

- Как увижу я Наташку, сердце рвётся из рубашки, как увижу я Маринку, сердце рвётся из ширинки.

Стыдно признаться, но моё сердце рвалось вовсе не из рубашки. Таня подошла ко мне, и «дружески» поцеловав в губы, огорошила внезапным откровением:

- Паша, ты мне нравишься, я тоже тебе нравлюсь, зачем нам Костик и твоя шлюшка Тамара? Предлагаю их бросить и встречаться самим. Пойдём к зеркалу в здание вокзала, и ты полюбуешься какая мы красивая пара!

- Ну, пойдём, – согласился я. Мне, действительно любопытно взглянуть на нас со стороны.

- Может быть, в последний раз, – подумал я.

- А если это только начало? – не согласился мой эгоистический внутренний голос.

Взяв меня под руку, Таня подвела к огромному зеркалу и с улыбкой произнесла, надев солнцезащитные очки:

- Если тебе не нравится наше отражение – можешь плюнуть мне в глаза, я не обижусь.

Возразить оказалось нечем, мы и впрямь смотрелись неплохо, но вспомнив Костю, я решил, что пора расставить всё по своим местам.

- Пойдём где-нибудь присядем, – предложил я. Нам нужно серьёзно поговорить.

- Я знаю, о чём ты хочешь говорить, – ответила она. Тебе жалко Костю? Да он мизинца твоего не стоит и моего тоже. Он жалкая размазня, а не мужчина. Все парни разъехались по трудовым лагерям, поэтому я проводила с ним время от скуки. Он много о тебе рассказывал и хвастался, какой хороший у него друг. Мне стало любопытно, и я захотела с тобой познакомиться. Это я предложила ему с тобой встретиться, а он даже не понял, зачем мне это нужно. Я не люблю Костю, а ты мне нравишься, плюнь на него! Посмотри на меня, неужели я тебе не нужна?

- Это счастье, иметь такую девушку, как ты, – честно признался я. Но Костя рассказал обо мне правду. Я неплохой человек и верный друг, поэтому не могу через него переступить. Пойми, Таня, я не предатель и не уговаривай меня им стать. Мне очень жаль, что я не встретил тебя раньше, чем он.

Она смотрела на меня прекрасными и грустными глазами, а мне хотелось плакать от несправедливости, с которой мы столкнулись. Я больше никогда в жизни не встречал эту девушку и не рассказал Косте о нашем разговоре. Через некоторое время я узнал, что Таня не пожелала больше с ним встречаться. Я искренне жалел Костю и себя. Тогда я не знал, что творится в душе девушки Тани, но не сомневался, что в данной ситуации принял правильное решение, выбрав друга, а не её. В последующей жизни мне нередко приходилось делать трудный выбор. В эти моменты я вспоминал случай с Таней, в качестве наглядного примера верного решения возникшей проблемы.

Когда я вернулся домой, дверь открыл отец. Я молча прошел мимо него, опустив голову.

- У тебя неприятности? – поинтересовался он.

- У меня вышел облом, папа, – сообщил я. Обломалась моя первая любовь. Таня девушка моего лучшего друга, поэтому я не стал вставать у него на пути.

- Тебе не повезло, – спокойно произнёс отец. Но это не беда, время лечит раны, а девушек на свете много. Не забывай, Паша, когда закрывается одна дверь, непременно откроется другая!

- Спасибо папа, ты меня утешил, – ответил я. А за меня не беспокойся, эта дверь уже открыта, но входить в неё мне ещё рано.

- Остаюсь в недоумении, – задумчиво протянул отец, а затем добавил, - впрочем, тебе видней!

Выпускной класс

Ласковое лето плавно перетекло в унылую пасмурную осень, подарив телу шоколадный загар и оставив приятные воспоминания о беспечных днях каникул.

За лето с Костей произошли позитивные метаморфозы. Он сильно вытянулся, став выше меня. Долгими летними вечерами мы занимались на турнике и брусьях, в результате чего его узкоплечая фигура юноши, приобрела формы начинающего атлета. Я искренне радовался за друга, а он благодарил меня за то, что я заставил его заняться спортом. В нашем классе существовала определённая иерархия. Юноши делилась на неприкасаемых и «мальчиков для битья». В число неприкасаемых, помимо меня, входили шестеро сбившихся в стаю «отморозков» и Димка Петров. Природа наградила Петрова выдающимися габаритами и богатырской силой, за что он по праву носил почётное звание «короля школы». Для развития мускулатуры, Петрову не требовалось заниматься спортом, но в наше время игнорировать спорт считалось позором. Петров искренне восхищался моей атлетической фигурой, а я, на добровольных началах, обучал его сложным и техничным упражнениям на перекладине и брусьях. В дворовых «разборках» мы являлись неизменными союзниками, но досуг проводили порознь, так как свободное время он посвящал своей девушке. Шестеро «отморозков» поодиночке не представляли ничего выдающегося, но они брали численностью, благодаря чему им удалось установить в школе свою диктатуру и порядки. Банде «шакалов» нравилось унижать и избивать слабых с последующей экспроприацией денежных средств, сигарет и понравившихся вещей. Ни я, ни «король» не могли в одиночку противостоять «отморозкам», но с нами они предпочитали не связываться, зато Костя являлся постоянным объектом их агрессий. Изменения, произошедшие с ним за лето, не впечатлили «шакалов», поэтому однажды, улучив выгодный момент, они решили в очередной раз над ним поиздеваться.

С урока физкультуры я ушёл немного раньше и ожидал Костю в столовой. Прозвенел звонок с урока, но Костя упорно не появлялся. Прождав несколько минут, я заподозрил неладное и решил проверить раздевалку. Попытавшись открыть дверь, я убедился, что её удерживают изнутри. В раздевалке слышались шум и возня. Резко дёрнув дверь на себя, я извлёк на свет божий самого мелкого из «шакалов». Потеряв равновесие от рывка, он, спотыкаясь, двигался вперёд. Решив придать ускорение, я отвесил ему внушительный пинок, после которого он кубарем полетел вниз по лестнице, сканируя физиономией бетонные ступеньки. Войдя в раздевалку, я увидел как пятеро «отморозков» избивают Костю, загнав его в угол. Мой друг отбивался из последних сил, пропуская удар за ударом. Не знаю, какой бес в меня вселился, но подобного приступа ярости я не испытывал никогда в жизни. Схватив пустое металлическое ведро, я швырнул его в «шакалов» и двинулся вперёд как лев, готовый порвать их в клочья. Вклинившись в лагерь неприятеля, я стал наносить удары, внося смятение в их ряды и отгоняя от Кости. Строй противника дрогнул, и мы заняли позицию в центре раздевалки, встав спиной к спине. Протерев лестницу лицом, взбешённый мелкий «шакал» ворвался в раздевалку с поднятыми кулаками и сразу ринулся в бой. Его нападение не стало для меня неожиданным. Получив ногой в нос, он влетел в стену, оставив трафарет окровавленной физиономии.

Последующие атаки «отморозков» оказались безуспешными, они отлетали как попкорн, от раскалённой сковородки. Поднимаясь, они снова бросались в бой, но попав под удар, валились на пол. В итоге, примирившись с горечью поражения и забрызгав кровью раздевалку, они трусливо отступили, поспешив в туалет зализывать раны и приводить в порядок одежду. Костя предложил «задвинуть» уроки, и мы направились обмывать победу к ближайшей палатке торгующей квасом. Купив по две большие кружки, мы удобно расположились на парапете магазина и принялись утолять жажду.

- Спасибо, Паша! – поблагодарил Костя, одарив меня преданным взглядом. Ты настоящий друг! Ты не просто спас мою шкуру, а заставил поверить в себя. Теперь ни один «шакал» не посмеет произнести обидное слово, а если посмеет, вырву язык и расшибу «табло».

- Одобряю! Иначе с ними нельзя, – поддержал я. А если им покажется мало, предлагаю повторить экзекуцию.

- С удовольствием! – согласился Костя. Всегда рад начистить обнаглевшую физиономию.

- Ладно, боец, отдохни, – успокоил его я. Теперь они станут обходить тебя стороной. Не удивляйся, ещё вспомнишь мои слова.

Подтверждение моих обещаний не замедлило себя ждать и воплотилось в жизнь уже на следующий день. Ни один из «отморозков» больше не дерзил Косте, стараясь держаться от него подальше и не провоцировать конфликт. Вместо наглости, в их взглядах появились уважение и страх, после чего мой друг занял достойное место в жёсткой школьной иерархии, вплотную приблизившись к статусу неприкасаемого.

Промчавшись студёным ветром по промозглым безлюдным улицам, золотая осень уступила место зиме, дышащей в спину бодрящим ароматом ледяной Арктической пустыни. Бесконечные снегопады завалили белой гадостью сонный, промёрзший город, который стал похож на безликую глыбу льда, медленно дрейфующую в бескрайнем пространственно-временном континууме. В далёком детстве, зима радовала нас ледяными горками, лыжами, санками, снежными бабами и хоккеем. Чем она могла порадовать подростка, которому исполнилось почти семнадцать лет? Ответ очевиден - ничем, если этим вечером в школе не проводится дискотека.

В восьмидесятые годы школьные дискотеки устраивались нередко. В нашем районе работало пять школ, и мы с нетерпением ждали, когда в одной из них состоится грандиозная музыкальная вечеринка. В дверях школы дежурили учителя и пропускали на дискотеку исключительно трезвых юношей, а приходить на танцы трезвым у нас считалось верхом неприличия. Мы покупали самый дешёвый портвейн, в пропорции бутылку на двоих или две на троих, выпивали из горлышка в ближайшей подворотне и, закусив конфеткой, спешили на танцы, преодолевая кордон учителей. Назвать это пьянством не поворачивается язык, так как «бухали» мы немного и не часто, вследствие чего данное безобразие являлось обыкновенной данью моде, а не пагубным пристрастием. Как правило, дискотеку открывал школьный ансамбль, который исполнял несколько известных песен в стиле рок, затем включали магнитофон и «оттопыривались» под ритмы отечественной и зарубежной эстрады. Когда заканчивались танцы, все расходились по домам, а некоторые счастливчики продолжали гулять с девушками, любуясь сказочной Луной, волшебными звёздами и непрезентабельными окрестными пейзажами. В число счастливчиков мы не входили, по причине отсутствия девушек, поэтому бродили по лесу одни и пели любимые песни. Порой случалось, что дискотека, проходящая на нейтральной территории, заканчивалась массовой потасовкой, в которой участвовали два непримиримых лагеря, состоящих из жителей разных районов. Подобные происшествия заканчивалось приездом милиции и жёсткими нарами «обезьянника». Затем, задержанных нарушителей порядка выпускали на свободу и мы возвращались на турники и брусья своего района, чтобы при встрече с неприятелем выглядеть более убедительно.

На одной из вечеринок я встретил подругу Марину, с которой учился до восьмого класса. Мы жили в одном доме, знали друг друга с «пелёнок» и каждое утро вместе ходили в школу. Марина хорошо училась и помогала мне делать домашние задания, но рано повзрослев, стала распутной девицей. В шестом классе она уже встречалась с парнями, которых меняла как перчатки. Закончив седьмой класс, Марина переехала в другой район, перешла в новую школу и на этом наши контакты прекратились. Несколько раз я встречал её на концертах, с разными парнями, но наше общение не выходило за рамки «здравствуйте - до свидания».

Встретившись в курилке, она поцеловала меня в щёчку и нежным голосом прощебетала:

- Привет. Я по тебе соскучилась!

- Привет, – обрадовался я. Какими судьбами в наших краях? Ностальгия замучила или нового кавалера ищешь?

- Ностальгия меня не беспокоит, а вот на счёт кавалера ты угадал, – улыбнулась Марина. Как думаешь, кого я ищу?

- Не могу себе представить! Неужели меня? – пошутил я.

- Тебя! – ответила она, стрельнув игривым взглядом. Не удивляйся, Паша, мне нужен именно ты.

- Интересно зачем? – полюбопытствовал я. Денег я тебе не должен, уж не влюбилась ли?

- Пока что нет, - ответила Марина. У меня к тебе имеется просьба. Я слышала, что ты в авторитете. Помоги одному козлу рыло начистить, а я в долгу не останусь!

- Откуда слух, что я в авторитете? – поинтересовался я. Кто тебе такое рассказал?

- Танк! – сообщила она. Позавчера его видела, он много хорошего о тебе рассказывал.

В нашем городе Танка любили и уважали. Он виртуозно играл на гитаре и являлся солистом известной рок группы, которая считалась рангом выше школьных ансамблей и прочих самодеятельных бригад. Танк был старше меня на несколько лет, а познакомились мы на зоне отдыха во время летних каникул, пару лет назад. Его знали все парни и девушки города, а он общался лишь с избранными. Мне повезло, я находился в числе тех, с кем он здоровался за руку.

- Значит, Танк, – ответил я. И как он поживает?

- Лучше всех, – весело произнесла Марина. Велел слать тебе поклон!

Спасибо! – обрадовался я. Увидишь его, передавай пламенный привет! Ну, рассказывай, чем тебе не угодил козёл, которому не терпится получить по физиономии.

- Одно время я с ним встречалась, затем он меня бросил. Но дело не в этом, бросил и бросил, я не в обиде. Беда в том, что он мне денег задолжал, а отдавать не хочет!

- И много он должен?

- Прилично, – сообщила Марина. Шестьдесят рублей. Мне их отчим подарил на день рождения. Собиралась сумку новую купить и туфельки в комиссионке, а он занял и не отдаёт. Помоги, пожалуйста!

- Я так понимаю, что мне предстоит выбить долг? – поинтересовался я.

- Набей ему физиономию, и он вернёт деньги на следующий день. Я его знаю, – ответила девушка.

- А если он мне лицо отретуширует, что тогда? Ведь он, наверняка, старше меня?

- Немножко постарше, - призналась Марина. Но ты сильней его. У тебя всё получится. Скажешь, что ты мой новый ухажёр, сунешь в рыло пару раз, ну и ногами отделай для профилактики!

- В общем, по полной программе? – спросил я.

- Мне его не жаль, – ответила она. Ты даже не представляешь, какой он козёл!

- Хорошо, договорились, – согласился я, глядя на её порочный, но очень симпатичный лик. Я полагаю, что встречу ты уже назначила?

- Завтра в семь вечера у летнего кинотеатра, – сообщила она, обрадовавшись. Смотри не подведи, я на тебя надеюсь.

- Не подведу, – ответил я. До завтра!

- Пока, пока, я побежала! – ответила девушка и, чмокнув меня в щёчку, растаяла как лёгкий дым.

На следующий день без десяти семь, я подходил к месту назначенной дуэли. Сначала я собирался позвать с собой Костю, опасаясь, что мой оппонент придёт на встречу не один. Затем я плюнул на все тревоги, положившись на судьбу, и решил не беспокоить друга. Марина ждала меня, сидя на скамье. Она курила и смотрела в мою сторону. Увидев, что я приближаюсь, она встала и двинулась навстречу.

- Привет, мой славный рыцарь! – произнесла она ласково и нежно, поцеловав меня в губы.

От сладкого поцелуя по телу пробежала дрожь, а где-то ниже живота непривычно заныло.

- Привет! – поздоровался я и поцеловал её в ответ. Под животом заныло ещё сильней.

- Он появится с минуты на минуту, – сообщила она, вырвавшись из объятий. Блондин в зелёной куртке, зовут Андрей. Понял?

- Как не понять. Мне жаль Андрея! – ответил я.

- А тебе не жаль себя? – поинтересовался мой внутренний голос.

- Тогда я спрячусь, – решила Марина. Пусть думает, что я как всегда опаздываю.

Минут через пять появился Андрей. Не знаю, почему Марина решила, что я сильней его. Он был на пол головы выше меня, спортивного телосложения и намного старше.

Когда он поравнялся со мной, я взял его за рукав куртки и сказал:

- Андрей, нам надо поговорить!

Сообразив в чём дело, он грубо выругался в адрес Марины и ответил:

- Говори быстро, не тяни, у меня мало времени!

- Я не хотел с тобой драться, – признался я. Собирался просто поговорить, но ты обидел Марину, а за словами надо следить. Придётся набить тебе физиономию, а если не вернёшь долг, я тебя закопаю! Ты понял меня, козёл?

Ничего не ответив, он нанёс сокрушительный удар в переносицу, но я успел немного отклониться и кулак лишь скользнул по моей физиономии. Я почти не ощутил боль, лишь неприятные ощущения. Второй удар, не замедлив себя ждать, влетел в ухо, отчего я временно о��лох, а в голове взорвался фейерверк огненных искр.

- Сегодня не лучший день, Паша, – ехидно посмеиваясь, произнёс мой внутренний голос, в тот момент, когда над моей головой вновь просвистел кулак.

- Теперь моя очередь, – решил я, резко раскрывшись и нанеся два ураганных удара, с левой руки, затем с правой в область головы. Оба удара попали в цель, и я услышал хруст сломанного носа. Мой противник опешил, теряя координацию.

- Теперь ногой в ухо! – мелькнула мысль, вслед за которой двинулась нога, вложив в удар вес моего тела.

Андрея повело в сторону, и он упал, закрывая голову руками.

- Тебе повезло больше чем ему, – кричал мой внутренний голос, когда я добивал противника ногами. В следующий раз, он встретит тебя со своими друзьями и Паше крышка!

- Ну, это мы ещё посмотрим! – возразил я внутреннему недоброжелателю, вынимая из кармана складной нож. Порезав в лоскуты куртку Андрея, я поднёс лезвие к его лицу и пригрозил:

- Если завтра не вернёшь долг, наделаю в тебе дырок и станешь похожим на свою верхнюю одежду. И не забудь попросить у девушки прощение. Ты меня понял, козёл?

- Я понял, убери нож! – послышался испуганный голос Андрея. Я всё верну!

Позже я узнал, что на следующий день он извинился и вернул ей долг, всё до копейки. Мой внутренний голос оказался абсолютно прав, мне действительно больше повезло. В жизни, нередко случается так, что побеждает не тот, кто сильней, а тот, кто прав и данный случай явился подтверждением прописной истины.

Увидев, что противник повержен и лежит на земле, Марина покинула укрытие, приблизилась к нам и, толкнув ногой Андрея, злобно произнесла:

- Ну что козёл, допрыгался? А я тебя предупреждала!

Взяв меня под руку, она добавила ласковым тоном:

- Идём ко мне домой, тебя ждёт награда!

- Тортик купила?- поинтересовался я.

- Не дождёшься! – ответила она, увлекая меня за собой.

Открыв дверь квартиры ключом, она повела меня в свою комнату. Закрыв на щеколду дверь, девушка включила приятную музыку и стала медленно раздеваться. Теперь я понимал, какой сюрприз меня ждёт и остался, им доволен. Что ещё надо подростку, получившему в ухо для полного счастья? Пожалуй, ничего, учитывая мой первый сексуальный опыт.

Когда всё закончилось, она поинтересовалась:

- Ну что, тебе понравился сюрприз?

- Это конечно хуже чем тортик, - пошутил я, - но тоже ничего! Теперь, как истинный джентльмен, я просто обязан на тебе жениться.

- Дурак ты Пашка! – ответила она. Ты всё шутишь, а я серьёзно на тебя запала. Если надумаешь, позвони мне. Встретимся, приятно проведём время, я же вижу, что тебе понравилось заниматься со мной сексом.

- Мне хорошо с тобой, Марина, – ответил я. Мы непременно ещё встретимся!

Произнося эти слова, я находился в полной уверенности, что мы действительно встретимся и не один раз, но судьба распорядилась иначе. По странному стечению обстоятельств, Марина помирилась с Андреем и продолжила с ним встречаться. Когда я об этом узнал, решил не расстраиваться, вспомнив поговорку - «Любовь зла, полюбишь и козла».

Химия и физика

Во второй половине учебного года нам представили нового классного руководителя. Им оказалась учительница химии и физики, молодая, надменная блондинка с пышной грудью, ненавидящая детей как фашист евреев. Во время школьных перемен она регулярно посещала комнату отдыха учителей физкультуры. Они запирались на ключ и никого к себе не пускали. Ученики полагали, что они занимаются сексом, я же думал, что они курят или «соображают» на троих. Являясь «круглым» отличником по химии, я неосмотрительно позволил себе поспорить с надменной блондинкой, за что она меня люто возненавидела. Мои устные ответы она оценивала в четыре балла, под возмущённый гул одноклассников, а за контрольные работы ставила трояки, мотивируя это тем, что у меня списывает половина класса. Будучи доброжелательным юношей, я не таил на неё зла, но она считала иначе. Виною всему послужил нелепый случай, произошедший после уроков, когда меня и троих учеников оставили убраться в классе.

Всё началось с броска тряпкой для протирки доски. Это оказалось забавно и через пару минут в классе разыгралось настоящее сражение на тряпках. Мы смачивали их водой, увеличивая вес, и бросали друг в друга. В пылу сражения, в ход пошла тяжёлая артиллерия - увесистая и грязная тряпка для мытья полов. В тот момент, когда наша новая классная руководительница появилась на пороге кабинета, я произвёл роковой бросок. Фатальный рикошет грязной половой тряпки вызвал ядовитую ненависть классной руководительницы и привёл к неприятному разговору с директором школы. Если бы я мог предположить, что мокрая тряпка с издевательским шлепком повиснет на её физиономии, смыв дорогой макияж, моя рука не поднялась бы на подобное деяние. Когда тряпка медленно сползла с её лица, в классе раздался дружный хохот моих товарищей. Не смеялся только я. В это трудно поверить, но я искренне сожалел о содеянном. После нелепого промаха, я тут же извинился. В тот момент, она напоминала рыбу, недавно выловленную из воды. Она широко раскрывала рот, но не могла произнести ни единого слова, от спазма, вызванного негодованием. Прочтя её мысли, я покинул класс и угрюмо побрёл в кабинет директора школы. С трудом сдерживая смех, он выслушал мои объяснения и, сообщив, что делает мне последнее «китайское» предупреждение, отпустил с миром. После нелепого случая, отношение учительницы ко мне переросло в звериную ненависть, а по окончании школы она жестоко отомстила, написав отвратительную характеристику, из которой следовало, что я умственно отсталый уголовник, порочащий школу и социалистическое общество.

Но всё это произошло позже, а пока я наслаждался жизнью. Сегодня в актовом зале школы меня наградили почётной грамотой и значком «Победитель» за первое место в соревнованиях по гимнастике, проводимых среди школ нашего города. Меня поздравил «любимый» директор, и высокопоставленный член в очках, представляющий комсомольскую организацию города. Собравшиеся ученики дружно поаплодировали, а я, получив заслуженный приз, гордо проследовал на перекур в школьный туалет.

На следующий день нашу школу посетил Танк. Услышав, что он меня ищет, я искренне удивился, не представляя, зачем я ему понадобился. Спустившись на первый этаж, я увидел его в окружении девчонок старшеклассниц, которые сходили по нему с ума. Заметив меня, он велел девчонкам разойтись и, поздоровавшись, предложил выйти на улицу подышать свежим воздухом.

- Рад видеть тебя в добром здравии! – улыбаясь, произнёс он, дружески теребя меня за плечо. Давай покурим, есть серьёзный разговор.

- Я тоже рад тебя видеть! – ответил я. Даже здесь, поклонницы не оставляют тебя в покое.

- Достали уже, прохода не дают, – серьёзно ответил он. Кстати, могу с тобой поделиться.

- Чем, поклонницами? – удивился я. Танк, ты шутишь, да?

- Какие шутки, Паша. Я говорю вполне серьёзно, – произнёс Танк, тоном заговорщика. Мне нужна твоя поддержка, если откажешься от моего предложения, я на тебя обижусь!

- А что за предложение, Танк? – поинтересовался я. Мне нужно выбить из кого-то долг?

- Вполне пристойное предложение, Паша, – сообщил он. И никакого криминала. Разве я могу способствовать тому, чтобы мой друг оказался за решёткой? Нет, Паша, я не такой человек! Дело заключается в следующем, мы готовим концерт к юбилею городского профессионально-технического училища. Там всё будет очень круто, сначала торжественная часть, потом наше выступление и затем дискотека. Это мероприятие находится под контролем комсомольской организации города, сам секретарь утверждает программу. Он лично посещает репетиции и решает, какие песни можно исполнять, а какие нельзя. В нашем репертуаре имеется шикарный блюз, кстати, я сам написал слова и музыку, а секретарь прослушал и одобрил, но с одним дополнением. Во время исполнения блюза, на сцене будет танцевать одна девушка, полагаю, что она его любовница. Знаю точно, что не жена, но дело не в этом. Её партнёр по танцу вывихнул руку, а программа насыщена разнообразными переворотами, сложными поддержками и прочими трюками, которые должен выполнять физически сильный мужчина с хорошей спортивной подготовкой. Догадываешься, кого я имею ввиду?

- Слушай Танк, - не понял я. Уж не хочешь ли ты, чтобы я танцевал на сцене вместе с ней?

- Именно этого я и хочу! – сообщил Танк, натянув на лицо широкую, добрую улыбку. Я рассказал Евгению Сергеевичу, так зовут секретаря, о том, что ты победитель соревнований по гимнастике среди школ. Он рассмотрел несколько серьёзных кандидатов и остановил свой выбор на тебе. Так что всё решено, приятель, всего один танец, и ты станешь известной личностью, при твоём появлении девушки будут выпрыгивать из своих трусиков!

- Танк, ты в своём уме? – удивился я. Чтобы я танцевал на сцене в присутствии моих знакомых? Да меня же засмеют!

- Когда я впервые взял в руки микрофон и спел, – вспомнил Танк, - думал то же самое, что меня засмеют. Как видишь, Паша всё вышло наоборот, я стал известной личностью. А знаешь почему?

- Почему? – поинтересовался я.

- А потому, что хорошо спел и людям понравилось! – ответил он. Нужно всё делать качественно, тогда тебя полюбят.

- Я, может быть, тоже бы спел, – запинаясь, признался я, - но танцевать, не согласен. Я что, клоун?

- Ничего ты не понимаешь, Паша, – возразил Танк. Танец – это искусство. А красивый танец, с шикарной девушкой – это зрелище, которое не может оставить людей равнодушными. Разве тебе не нравится зарубежная эстрада в сопровождении пластичных танцоров?

- Конечно, нравится! – ответил я. Но ведь там танцуют профессионалы.

- Поверь мне, друг, - произнёс Танк, сделав физиономию философа и положив ладонь на моё плечо. Профессионализм, это хорошо отработанное действие, не более того. Сделаем из тебя профессионала!

- Ну, уж нет! – возразил я. Мне такая профессия совсем не по вкусу. Выступить один раз, это ещё, куда ни шло, а танцевать постоянно я не хочу.

- Об этом тебя никто и не просит, – согласился Танк. Один раз и всё. Помнишь, как сказал Лёлик в фильме «Бриллиантовая рука»:

- Достаточно одной таблэтки!

- Хорошо, Танк, я согласен, – ещё немного поразмыслив, ответил я. Но учти, если бы с подобной просьбой обратился кто-то другой, я бы послал его куда подальше!

- Я был уверен, что ты меня не подведёшь!

- И не подведу, только у меня есть одно условие.

- Какое условие? – поинтересовался Танк.

- У меня есть друг, Костя, – ответил я. Может быть, ты видел его, вместе со мной на концертах?

- Конечно, видел! – признался Танк. Высокий такой?

- Да, это он, – согласился я. Костя мечтает спеть на сцене в какой-нибудь хорошей группе. Ты можешь сделать так, что он споёт вместе с тобой этот блюз?

- Без проблем! – даже не задумываясь, ответил Танк. Дадим ему гитару, у нас имеется одна лишняя, специально для таких случаев. Только в сеть включать не станем, и микрофон выключим, пусть себе бренчит и поёт, всё равно никто не услышит.

- Согласен! – решил я. Только ему ничего не говори, пусть думает, что всё по-настоящему.

- Договорились! – обрадовался Танк. Он никогда не узнает о том, что оборудование было выключено. Сегодня в семь, я жду тебя на репетицию. Где мы играем, ты знаешь.

- Как, уже сегодня? – расстроился я.

- Конечно, Паша! – подтвердил Танк, швырнув на газон окурок. Через четыре дня выступление. В общем, до вечера.

- Пока, – ответил я ему вслед, а затем добавил, - до вечера.

Знакомить меня с группой Танк не стал, так как я знал всех его музыкантов. Он представил меня только Кате, моей партнёрше по танцу. Она оказалась красивой, изящной девушкой, моей ровесницей. Десять лет она занималась балетом, затем Евгений Сергеевич стал пробовать её в различных группах на подтанцовках, а за это она платила ему любовью. Работать с ней оказалось легко и приятно, в первый же вечер мы разучили программу и как заметил Танк, у нас всё получилось вполне профессионально. Этим вечером её никто не встретил. Катя попросила меня проводить её домой, а затем затащила в постель, чему я искренне порадовался. В постели всё вышло неплохо, и я почти в неё влюбился, но она предупредила, что продолжения романа не получится. Впрочем, оно всё же получилось, когда следующим вечером Катя снова осталась одна. Затем её встретил секретарь, а мы сделали вид, что безразличны друг к другу. На последнюю репетицию пригласили Костю, который пару раз спел блюз дуэтом с Танком, после чего Танк сообщил, что его всё устраивает, а Косте надо ещё порепетировать дома. Когда мы возвращались домой, глаза Кости искрились счастьем, а мне стало стыдно за этот маленький обман. Глядя на него мне захотелось извиниться и рассказать правду, но я решил, что этого делать нельзя, потому что Танк ни за что не согласится спеть с Костей настоящим дуэтом.

Вечером следующего дня состоялся концерт. Моя маленькая танцовщица затащила меня в раздевалку и чуть не изнасиловала прямо перед выступлением. Нам помешал стук в дверь и требовательный голос Евгения Сергеевича:

- Куколка открой, я хочу посмотреть, как ты переодеваешься. У тебя чудесное платье!

Мне в срочном порядке пришлось покинуть дамскую раздевалку и эвакуироваться по пожарной лестнице. Когда я появился на глаза Танку, он произнёс, укоризненно качая головой:

- Я же тебя предупреждал, не блуди с подругой секретаря. Тебе что, девчонок мало? Ты же меня подставить можешь!

- Прости, Танк! – смутился я, - так получилось. Меня же никто не видел.

- Кроме меня, – сообщил Танк. Я курил в окошко актового зала и видел, как ты по пожарной лестнице козликом скачешь. Ты хоть поимел её?

- Да, как тебе сказать …, - начал я.

- Ладно, не рассказывай, – ответил он, широко улыбаясь. Вижу, что поимел. Молодец, так держать! Всех девушек не возьмёшь, но к этому необходимо стремиться.

Он хлопнул меня по плечу и добавил:

- Отдыхай, скоро твой выход и скажи Косте, чтоб не пропадал. А про Катьку лучше забудь, зачем тебе неприятности. Поверь мне, она этого не стоит. Шалава она!

Минут через пятнадцать, «шалава» появилась, представ во всей красе. Красное «французское» платье, туфли на высокой шпильке и белые ажурные колготки, делали её опьяняюще сексуальной. Нежно улыбнувшись, она прошептала мне на ухо:

- Не забывай меня, Казанова! Звони, когда будешь свободен, развлечёмся.

- Да, да, конечно, – ответил я, вспоминая напутствие Танка:

- Поверь мне, она этого не стоит.

Наш выход объявили так неожиданно, что я не сразу сообразил, что нам пора на сцену. Катя толкнула меня локтем в бок, злобно прошипев:

- Паша, ты что заснул? Нашёл время дремать, наш выход!

- Пашка, ну ты даёшь, – поддержал её Костя. Мы тут волнуемся, а тебе хоть бы хны!

- Иду я, иду! – ответил я, поднявшись со скамейки и взяв за руку партнёршу. Не дают спокойно подремать, неугомонные!

Втроём мы вышли на сцену, а Танк объявил в микрофон:

- Позвольте представить моих добрых друзей – яркую и несравненную звезду балета Катерину, и её партнёра Павла, чемпиона всего на свете, по спортивной и художественной гимнастике! Они исполнят немыслимый танец под великолепный, трогательный блюз. Вместе со мной будет петь молодой и очень талантливый музыкант Константин. Прошу поприветствовать наших новых исполнителей!

В зале послышались дружные аплодисменты, и настал момент истины. В дебюте танца Катя немного волновалась. Взяв её за талию, я выполнял поддержку и почувствовал, как сильно бьётся её сердце. Но волнение быстро прошло, уверенность моих сильных рук передалась ей и вскоре мы, не замечая никого вокруг, вполне профессионально делали своё дело. Всего несколько мучительно долгих минут и всё закончилось. Я взглянул на партнёршу и увидел слёзы в её глазах, которые катились по щекам хрустальными каплями и бесшумно падали, разлетаясь вдребезги, как разбиваются мечты и надежды. Уже потом, спустя пару месяцев, когда я случайно встретил её на улице, она рассказала, что это были слёзы любви и горечи. Она мысленно прощалась со мной, под сказочно красивый блюз, боясь признаться самой себе в том, что я стал ей небезразличен. В тот момент она не желала видеть никого кроме меня, но жестокая реальность заставила её вернуться к другому мужчине, сделав вид, что она любит только его. На следующий день после концерта, мне исполнилось семнадцать лет. Повода для радости не нашлось, и я решил не отмечать день рождения.

Обещания Танка, что девчонки увидев меня, станут выпрыгивать из трусов так и не сбылись. Многим понравился танец, меня хвалили и делали комплименты, на этом всё закончилось. Звездой эстрады я стал. Косте повезло больше. На некоторое время, он стал местной знаменитостью. За ним увивались девушки, с которыми он охотно встречался. Все ждали от него новых выступлений, но поняв, что они отменяются, потеряли к нему интерес и оставили в покое. В жизни наступил период застоя, но радовало то, что уходит старуха зима, а из-за грязных высоких сугробов уже показалась фигура доброго молодца апреля гордо шествующего по бескрайним просторам великой страны. Его долгожданное появление вызывало новые надежды на чистую и вечную любовь, которая непременно придёт и отогреет юное сердце, скованное холодными кристаллами льда.

Прощай школа

Государственные экзамены я сдал неожиданно легко, не смотря на козни, устраиваемые классным руководителем. Затем я пережил долгий и грустный выпускной вечер, на котором даже не прикоснулся к спиртному. Послушав концерт городских рок групп, и подёргавшись на дискотеке, мы разбежались по домам.

В целом, у меня вышел неплохой аттестат, но я не собирался поступать в институт. Моя семья жила не богато и уже имела на своём горбу студента, в лице моего старшего брата. По молодости мои отец и мать батрачили на двух работах, отчего едва не сдохли, как кони из известной поговорки. К несчастью, они заработали неизлечимые профессиональные заболевания, благодаря которым с трудом сводили концы с концами. Меня ожидал единственный путь, отслужить в армии, повторить трудовой подвиг родителей, а затем работать на таблетки и отправиться в мир иной, не дожив до пенсии. Подобная перспектива не окрыляла, поэтому я старался о ней не думать и жить одним днём, в тайне надеясь, что безрадостное завтра наступит ещё не скоро. Мой друг Костя руководствовался схожими принципами. Окончив школу, он мечтал по знакомству устроиться спасателем на базу отдыха, а по возможности устроить и меня. Затем, нам предстояло отслужить в армии и начать новую жизнь повзрослевшими и возмужавшими людьми. Всё это ожидало нас впереди, а пока, попрощавшись с опостылевшей школой, мы радовались новой жизни, не представляя себе, что в скором времени станем с тоской вспоминать беззаботные и весёлые школьные годы.

Наши радужные надежды сбылись. На три месяца нас приняли работать спасателями на базу отдыха, находящуюся на живописном берегу реки в одном из уголков Подмосковья. В наши обязанности входило следить за безопасностью отдыхающих на пляже людей, красить в красный цвет буи и в зелёный лодки. Работа оказалась не утомительной, а даже приятной. Мы проводили дни на пляже, а за это нас кормили в столовой и платили деньги, которые мы тратили на пиво, портвейн и сигареты. Расслабиться удавалось лишь после работы и исключительно в выходные дни, когда в клубе проводились дискотеки. В качестве жилья нам выделили маленький двух местный домик, уютный и тёплый. В выходные дни на базу приезжали студенты, для отдыха которых имелся палаточный городок. С их приездом зона оживала, становясь многолюдной и шумной. Днём они устраивали соревнования по гребле на лодках, игры в футбол и волейбол, а вечером разжигали костры, жарили шашлык, пили вино и водку, а когда начинала играть музыка, отправлялись на дискотеку. Как правило, они приезжали шумными компаниями, в которых и проводили досуг, ну а мы к ним не напрашивались, не мешая людям отдыхать. Завсегдатаями дискотек являлась «колхозная» шпана, проживающая в ближайшей деревне. Местные вели себя миролюбиво и никого не трогали, вследствие чего на зоне отдыха не случалось драк или разборок.

Отработав два месяца, мы ждали зарплату, и ничто не предвещало неприятностей. Как всегда, на выходные дни приехали студенты, которые тусовались своими компаниями. Закончив работу, мы сгоняли в деревню за спиртным, купив на последние деньги два ящика пива, и пять бутылок водки. Наша ноша оказалась нелёгкой, но мы мужественно справились с посланным испытанием и благополучно вернулись домой. Прихватив ящик пива, и поставив его охлаждаться в речку, мы расположились на берегу с удочками, за территорией зоны отдыха. Костя первым выловил плоского, костлявого подлещика и мы открыли по бутылке, решив обмыть первую рыбку.

- Смотри, какие девчонки к нам идут! – сообщил Костя, сделав большой глоток из бутылки. Я их на зоне не видел, полагаю, что они местные.

Я обернулся и стал наблюдать, как два очаровательных создания лёгкой, уверенной поступью движутся в нашу сторону. Таинственными аборигенками оказались блондинка и брюнетка, приблизительно одного роста и телосложения, но выглядевшие очень контрастно. Вероятно, брюнетка имела примесь азиатских кровей. Длинные тёмные волосы, едва раскосые глаза и правильные черты лица придавали ей неповторимый колорит и оригинальность, а короткая юбка и стройные длинные ноги, великолепным образом дополняли диковинную внешность, делая её неотразимой. Блондинка тоже оказалась не так себе. Её роскошные волосы имели оттенок платины, а голубые бездонные глаза и изящный овал лица могли свести с ума любого мужчину. Обтягивающая упругие ягодицы мини юбка и загорелые стройные ноги, завершали неповторимый образ шикарной девушки. Подойдя к нам, они расположились на поваленном дереве, и сексапильно закинув ногу на ногу почти хором спросили:

- Ребята, а вы с базы отдыха?

Я промолчал, а Костя ответил:

- Оттуда, мы там спасателями работаем! А что вы хотели, милые дамы? Может быть, вас пора спасать?

Они переглянулись и блондинка произнесла:

- Вы можете нас спасти, если угостите пивом. Мы устали и пить хочется. Вам же ничего не жалко для двух красивых девушек?

- Угощайтесь, на здоровье! – любезно согласился Костя. Пиво в реке, мы его охлаждаться поставили, возьмите сами.

Скинув босоножки, блондинка вошла в воду и, взяв две бутылки, вернулась обратно, протянув одну подруге.

- Спасибо, ребята! – поблагодарила она.

Утолив жажду, блондинка представилась:

- Меня Маша зовут!

- А меня Люба! – произнесла брюнетка, обольстительно улыбнувшись и пристально посмотрев на меня.

В ответ Костя назвал наши имена, а я поинтересовался:

- Девушки, а вы местные? Мы вас на зоне отдыха не встречали.

- Уже успели нас обсудить? – ответила вопросом на вопрос Люба.

- Успели, – сообщил Костя, - и вы нам очень понравились! Так вы из деревни?

- А мы что, похожи на колхозниц? – поинтересовалась Маша, смеясь. Если мы вам понравились, какая разница, откуда мы?

- Никакой разницы, – ответил я. Не хотите, не рассказывайте. Если вы вечером не заняты, можем вместе сходить на танцы.

- Так вы нас приглашаете? – обрадовались девчонки. В таком случае, мы свободны!

- Нам хотелось бы пойти на дискотеку в другое место, – сообщила блондинка Маша, переглянувшись с подругой. На противоположном берегу реки есть зона отдыха, прямо напротив нас, мы там были, и нам очень понравилось. На лодке мы доплывём минут за двадцать. Там тоже по выходным танцы.

- Ну, это не проблема! – обрадовался Костя. Лодку мы возьмём, только тучи мне не нравятся, возможно, начнётся шторм.

- Ну, ребята! - капризным тоном протянула брюнетка Люба. Мы хотим туда, свозите нас, пожалуйста. А мы вас отблагодарим, и если хорошо попросите, останемся на ночь.

Когда Костя услышал фразу «останемся на ночь» он засиял от счастья и сразу ответил, пока они не передумали:

- Мы согласны, милые девушки! Я уже бегу за лодкой, а вы посидите, пивка попейте!

- Я пойду с тобой, помогу, – решил я, сматывая удочку.

- Нет, Паша я пойду один, - возразил он почти шёпотом, чтобы его слова слышал только я. А ты девчонок посторожи, а то придут студенты и уведут. Береги их, как зеница око, они же на ночь с нами останутся!

- Хорошо, – согласился я. Иди, только не долго. И водку захвати, если нас застигнет шторм, замёрзнем без горючего!

- Возьму, возьму, – произнёс Костя, хватая удочки. И пивка ещё возьму, вдруг не хватит, ведь нас теперь четверо.

Пока он бегал за лодкой, мы пили пиво и мило беседовали. Девчонки оказались разговорчивыми и компанейскими, они вели себя так, как будто мы знали друг друга целую вечность. Спустя полчаса приплыл Костя. Он взял «Ласточку», так мы называли нашу любимую лодку, на которой мы всегда приходили первыми на соревнованиях. Затащив корму лодки на берег, он достал из неё сумку и предложил:

- Танцы начнутся в девять часов у нас уйма времени, я взял сосиски, предлагаю пожарить их на костре.

Девчонки обрадовались и, взяв сумку стали раскладывать еду, резать овощи и хлеб, а мы пошли за дровами. Отойдя от них подальше, Костя поинтересовался:

- Паша, какая из девушек тебе больше нравится?

- Пожалуй, Люба, – решил я. Она классная девчонка и внешность необычная, немножко экзотическая и красивая.

- Замечательно! – обрадовался Костя. Твоя экзотическая красавица чертовски хороша, просто глаз не оторвать, но мне больше по душе блондинки. Значит, мы договорились, Люба твоя, Маша моя!

- А если девушки решат иначе? – поинтересовался я.

- Тогда поменяемся, – сообщил он. В принципе, какая разница, нам же на них не жениться.

- Тоже верно, – согласился я. Но мне больше нравится Люба, и танцевать я хочу с ней.

- Настоящие друзья всегда найдут общий язык, – подвёл итог разговора Костя. Идём разжигать костёр, нас ждут великие дела и жгучие красавицы, жизнь удивительна и прекрасна!

Этот вечер получился романтическим и незабываемым. Закончив приготовление ужина, мы плотно перекусили, запили еду пивом и, погрузившись в «Ласточку», выдвинулись на дискотеку. Достигнув противоположного берега, мы привязали лодку к пирсу, выпили немного водки, запив пивом, и услышав первые аккорды, поспешили на танцы. По дороге в клуб Люба сама взяла меня под руку, показав, кого она выбрала. Я понял, что пока мы ходили за дровами, девчонки тоже нас делили, и радовался тому, что моя экзотическая красавица выбрала именно меня. Во время медленных танцев, я что есть сил, прижимал её к себе, чувствуя упругую грудь и возбуждённое биение сердца. Мои руки то и дело соскальзывали с талии на ягодицы, но Люба не противилась, лишь сильнее прижимаясь и давая понять, что она принадлежит только мне и готова к дальнейшему развитию отношений. Мне нравилась эта девушка. Приятный аромат волос моей избранницы кружил голову, а нежный шёлк отзывчивого тела, вызывал сильное сексуальное возбуждение. Дискотека закончилась как никогда быстро. Выйдя из клуба на улицу, мы ощутили сильный ветер и почувствовали морось начинающегося дождя. Вокруг полностью стемнело, а наш родной берег едва подсвечивался тусклыми фонарями освещения базы отдыха, змейкой тянувшимися по территории. Взяв за руки своих приятельниц, мы поспешили к лодке, в надежде добраться домой до начала шторма. Но нам не повезло, я слишком сильно нажимал на вёсла, поэтому одно из них с хрустом лопнуло, сломавшись пополам. Взяв обломок весла, Костя стал помогать грести, но скорость лодки снизилась в разы, а разбушевавшийся шторм медленно уносил «Ласточку» в сторону фарватера. Тяжёлые волны били в борт, силясь перевернуть наше судёнышко и обливая водой как из ведра. Свинцовые тучи нависли прямо над головами, а косые молнии, сопровождались оглушительными раскатами грома. Хлынувший дождь перерос в ливень, быстро наполняя лодку водой. Девчонки запаниковали, и нам пришлось в срочном порядке допить оставшуюся водку и пиво. Мы быстро опьянели, но так же быстро успокоились. Наши подруги затянули песню и принялись дружно вычерпывать из лодки воду, а у нас открылось второе дыхание для борьбы со стихией. Не знаю, сколько времени мы яростно гребли, добираясь до спасительного берега, но боязнь перевернуться и сгинуть в пучине волн куда-то ушла. Алкоголь сделал своё дело, и уже придя домой, мы обратили внимание на то, что вымокли до нитки и промёрзли до костей. Девчонки переоделись в наши сухие вещи, и мы продолжили лечиться водкой, чтобы не заболеть…

Затем мне приснился сон, в котором мы вчетвером танцевали нагишом под пальмами на песчаном берегу бескрайнего голубого океана. Проснувшись и с трудом разлепив веки, я увидел девчонок, которые сидели за столом, и пили чай. Сообразив, что мы находимся не в Рио-де-Жанейро, я немного загрустил. Костя проснулся одновременно со мной и, оглядевшись по сторонам бессмысленным взглядом, с тоской произнёс:

- Ребята, я ещё на этом свете или уже в аду? Налейте, пожалуйста, воды, а то я засохну как лягушка!

- Всё нормально, мальчики, – отозвалась Маша, протянув Косте кружку с водой. Мы живы, а это главное, вспомните вчерашний шторм. Мы чуть не умерли от страха!

- Да, это было круто, – согласился Костя, одним глотком, осушив кружку. Но я не знаю, что страшней, вчерашний шторм или сегодняшнее похмелье?

- А нам ещё работать, – с грустью добавил я. Девушки, может быть, пойдём на пляж? Окунёмся в воду, и станет легче!

- Мы к вам придём, сегодня вечером, – пообещала Люба, поднимаясь из-за стола. А сейчас, к сожалению, у нас имеются дела и нам нужно бежать.

- Приходите вечером, – простонал Костя. Только обязательно, у нас есть мяч, в футбол сыграем.

- Когда они ушли, Костя спросил серьёзным тоном:

- Паша, а у тебя с ней ночью, что то получилось?

Я собрался с мыслями, но воспоминания обрывались на том моменте, когда мы пили водку, расположившись за столом.

- Не знаю, – ответил я. А если честно, не помню.

- Вот и у меня такая же беда, - с грустью произнёс Костя. Память как обрубило. На моей подушке остались светлые волосы, значит, Маша спала со мной. Но я не помню, чтобы что-то было.

- А ничего и не могло быть, Костя, – немного поразмыслив, ответил я. Мы находились в таком состоянии, что самих хоть имей!

- Согласен, – отозвался Костя, улыбаясь. А жаль, таким моментом не воспользовались. Ну, мы и кретины безмозглые!

- Ладно, дружище, - произнёс я, - пора подниматься и на работу. Мы и так уже опоздали, директор будет недоволен.

Мы стали медленно одеваться, время от времени хватаясь за больные головы, и в этот «счастливый» миг в наш домик нагрянул сам директор базы отдыха. Взглянув на пол, заваленный пустыми бутылками, он покраснел от злости и гневно произнёс:

- Я вас прощаю в первый и последний раз! Если подобное безобразие повторится, я буду вынужден вас уволить. Вы должны знать, что здесь у меня повсюду глаза и уши, поэтому мне всё известно о ваших ночных прогулках на лодке. А ещё мне доложили, что у вас ночевали две девицы лёгкого поведения. Я запрещаю приводить в дом деревенских проституток, тем более оставлять их на ночь. Теперь я лично стану контролировать ваших гостей и если узнаю, что вы не одни, вызову милицию и выгоню вон! Понятно?

- Понятно! – хором ответили мы.

- Только деревенские девушки не проститутки, - возразил Костя. Они наши невесты.

- Очень хорошие девушки, - добавил я. Непьющие, порядочные, скромные. Идейные комсомолки и будущие коммунистки. А Вы их проститутками величать изволили. Нехорошо это и слово такое обидное!

- Я высказал своё мнение по этому поводу, – отрезал директор, разозлившись ещё больше. Если вам понятно, приведите себя в порядок и бегом на рабочее место. Ты смотри, жениться они надумали.

- Вот сука! – выругался Костя, когда директор скрылся за дверью. Разрушил заветные мечты и надежды, пёс смердящий. Куда мы их теперь пригласим?

- Некуда, – согласился я. Но они же где-то живут, попробуем напроситься к ним в гости.

- Других вариантов не существует, – поддержал меня Костя. Ладно, идём работать, надо всегда надеяться на лучшее.

Этот день тянулся мучительно долго и лишь под вечер на пляже появились наши подруги. Мы смотрели на них, как зачарованные странники. В купальных костюмах девушки выглядели неотразимо.

- Ну что в футбол сыграем или чего-нибудь весёленькое придумаем? – поинтересовалась Маша, глядя, как мы отдыхаем на деревянных лежаках.

- Сначала нужно искупаться, затем придумаем, – предложил я, поднимаясь с лежака.

- Что-то мне не хочется окунаться в воду, – ответил Костя, разглядывая симпатичный купальник на изящном теле своей блондинки.

- Я тоже не пойду, – поддержала его Маша, присаживаясь с ним рядом.

- А я с удовольствием окунусь! – решила Люба, взяв меня за руку. Идём, Паша, вода должна быть тёплая.

Доплыв до буя и держась за него рукой, она позвала меня к себе, и мы долго целовались, будучи не в силах друг от друга оторваться. Выйдя на берег, мы обнаружили, что Костя и Маша занимаются тем же, лёжа на тёплом песке пляжа.

- Ну, вы даёте, ребята! – поразилась Люба. Народу кругом полно, вы ещё сексом тут займитесь.

- Плевать на народ! – возразила Маша. А сексом мы давно бы занялись, но Костя говорит, что теперь негде.

Я вкратце обрисовал Любе сложившуюся ситуацию, и она не на шутку расстроилась.

- Не грусти, подруга! – успокоила Маша. Придётся ночевать у нас в деревне, в сарае на сеновале всем места хватит. На дискотеке нам тоже нельзя показываться вместе, мой старший брат не разрешает нам встречаться с парнями не из нашей деревни, а он у нас в авторитете.

- А что случится, если нас увидят вместе на дискотеке? – поинтересовался я.

- Будет плохо! – ответила Маша. Мой брат соберёт толпу, и они разнесут всю зону, а вам достанется больше всех. Вас двое, а их придёт человек пятьдесят.

- Ну, это не проблема, - быстро сообразил Костя. Лодка у нас имеется, потанцуем на том берегу, а потом уединимся в сарае. Честно говоря, я жду не дождусь этого момента.

- Да успокойся, Костик! – произнесла Маша нежным тоном. Сегодня я стану твоей и никуда не сбегу.

- Тогда берём сосиски, пиво и плывём на тот берег, – воспрянул духом мой друг. Устроим пикничок, затем на дискотеку!

- Замечательная идея! – поддержали девушки и мы стали собираться.

В этот раз у нас получился прекрасный пикничок, мы мало ели и пили, но много целовались. После окончания дискотеки, мы благополучно пересекли реку, привязали лодку и выдвинулись в направлении деревни. Романтичная, звёздная ночь нежно ласкала нас в объятиях, а душа легко и беззаботно парила в облаках. Дорогу ярко освещала огромная жёлтая Луна. На полпути из леса вышло около двух десятков подвыпивших парней, преградив нам путь. Атаману банды было лет двадцать пять, и мы без труда догадались, что это и есть Машин брат.

- Вот вы мне и попались, голубчики! – произнёс он, от удовольствия потирая руки. Вы, девушки, идите домой, а с ними, у меня состоится серьёзный разговор.

- Андрей, пообещай мне, что вы не станете их бить! – жалобно запричитала платиновая блондинка Маша. Они хорошие ребята и у нас ничего не было, правда!

- Обещаю, что мы только поговорим, – уверил её Андрей. А вы, пулей летите домой, если не хотите, чтобы у вас состоялся неприятный разговор с родителями.

- Только троньте их! – злобно произнесла Люба со слезами на глазах. Вернётся мой брат из тюрьмы и вам конец, козлы вонючие!

- Я же сказал, что не тронем, – повторил Андрей. Михей, проводи девушек по домам, а мы спокойно поговорим по душам. Надеюсь, что они всё поймут и вернутся на базу отдыха.

Трогательного прощания в этот раз не получилось. Девчонки нехотя пошли домой, а Андрей, дождавшись, когда они скроются в темноте, произнёс:

- Вы можете на меня обижаться, но я соврал, и разговаривать мне с вами не о чём. Таких козлов как вы нужно «валить», чтобы забыли к нам дорогу. Единственное, что я могу вам предложить, это помахаться со мной один на один. А потом, вас всё равно отделают так, что морду от жопы не отличите. Так что плохи ваши дела, ребятки, вы попали!

Поняв, что нам нечего терять, я ответил:

- Если мы будем драться с каждым из вас один на один, вам придётся записываться в очередь и долго ждать. Так что давайте закончим этот неприятный разговор и перейдём к делу!

Достав из кармана металлическую монетку, я подбросил её вверх. Она со звоном взмыла ввысь, Андрей проводил её взглядом, подняв голову, а Костя, воспользовавшись моментом, нанёс ему жесточайший удар ногой в пах. С диким воплем он схватился руками за «хозяйство», а я выключил его мощным ударом ногой в ухо. Упав в пыль, он покатился по земле и затих. Как в старые добрые времена мы встали спиной к спине и стали обороняться, но сегодняшний день нам не благоприятствовал. Минут пять нам удавалось обороняться, сдерживая натиск толпы, затем нас смели и до полусмерти избили ногами. Не знаю, сколько мы провалялись на земле, находясь без сознания, но я пришёл в себя, ощутив сильный холод. Костик лежал недалеко от меня и стонал. Я подполз к нему и, растолкав, привёл в чувство. Он открыл глаза, взглянул на меня и в шутку произнёс:

- Похоже, что даже в аду у меня не получится избавиться от твоей ужасной физиономии.

- Видел бы ты свою физию, – отшутился я. В настоящий момент, она больше похожа на обезьянью задницу.

- Паша, признайся, что ты пошутил, – произнёс он прискорбным тоном.

- Всё нормально, – ответил я. Останутся шрамы на теле, а в душе рассосутся. Мы молодые, раны заживут как на собаках. Из-за таких девушек не грех и в физиономию получить.

- А я в неё почти влюбился, – с грустью сообщил Костя. Залечим раны, приедем и порвём их поодиночке, правда, Паша? Устроим отлов козлов и надаём по рогам хорошенько!

- Как скажешь, – согласился я, помогая ему подняться с земли. Решишь порвать – порвём, за нами не заржавеет.

Опираясь друг на друга, и пошатываясь, мы медленно двинулись обратно, вспоминая искренние слёзы наших подруг.

Утром в наш дом нагрянул директор, принёс расчёт и заявил, что не желает больше видеть наши протокольные физиономии. Нам пришлось собраться и уехать первым автобусом. Девчонок мы больше никогда не видели. К глубокому сожалению, логическое завершение истории происходит лишь в кино, а в жизни нередко случается так, что всё внезапно обрывается. Когда мы ехали в автобусе Костя спросил:

- Как ты думаешь, мы ещё сюда вернёмся?

- Конечно! – ответил я. Отслужим в армии и приедем отдыхать с палаткой. Девчонки наши к тому времени выйдут замуж и обзаведутся детьми. Мы встретимся, выпьем водки с пивом и вспомним наши романтические приключения.

- А мне бы хотелось отомстить этим козлам! – произнёс Костя. Ведь мы же пострадавшая сторона.

- На мой взгляд, правда, за ними, – возразил я. На их месте мы поступили бы также, поэтому я их прощаю. Да и досталось не только нам, Андрей получил ногой в ухо. А ты лишил его достоинства!

Улыбнувшись, Костя произнёс:

- Ты прав. Мы им не кисло натыкали, я даже пальцы на обеих руках выбил. Я тоже их прощаю. Жаль только, что с девчонками ничего не получилось!

- Как это не получилось? Мы прекрасно провели время, что тебе ещё нужно?

- Паша, ты, что с Луны свалился? – удивился Костя, глядя мне в глаза. Мне нужен секс, а его не было!

- С сексом возникла проблема, - согласился я. А ты можешь думать о чём-то кроме секса?

- О чём ещё можно думать в семнадцать лет? – ответил он вопросом на вопрос. Мы ведь не настолько взрослые, чтоб голова болела о чём-то другом.

- Пора, Костя, начинать взрослеть, – посоветовал я. Детство осталось в прошлом, в настоящем нас ждут трудовые будни, а в ближайшем будущем служба в армии. Пойдёшь служить, забудешь о сексе.

- Ничего, – ответил он. До службы осталось несколько месяцев. Ещё попьём винца и девочек потискаем!

- Ты неисправим, – ответил я, закрыв глаза и пытаясь задремать.

Набрав скорость, тяжелый автобус увозил нас оттуда, где обитало счастье, и где навсегда остались незабываемые дни нашей юности.

Взрослая жизнь

Вернувшись в город, мы разошлись по домам и возле подъезда, я повстречал Томку.

- Привет, давно тебя не видела! – обрадовалась девушка, чмокнув меня в щёку. Ты где был?

- Работал спасателем на базе отдыха, – ответил я.

Она внимательно осмотрела моё разбитое лицо и снова спросила:

- А по дороге домой попал под поезд?

- Да нет, случились разногласия с местными аборигенами, – ответил я.

- А этими разногласиями явились девочки? – догадалась она.

- Ну, типа того, – произнёс я, почему-то стесняясь говорить ей правду.

- Вы прямо как два кобеля, ты и твой Костя! – произнесла она злобным тоном. Мало вам городских шалав, захотелось для разнообразия деревенских поиметь?

- Тебе то что? – ответил я, оглядывая её с ног до головы и не понимая, что изменилось в этой девушке.

- Мне ничего! – обиделась Тамара. Я ведь тебе никто и ты меня всерьёз не воспринимаешь. Ладно, пока. Иди в свою берлогу, зализывай раны.

Она повернулась и стала быстрым шагом удаляться. Я смотрел вслед и почти не узнавал её. По-детски угловатая фигура, обрела изящные округлые очертания, она явно повзрослела и стала ещё красивей. Такой она мне нравилась и даже вызывала сексуальный интерес.

- Ну, ты и идиот! – проснулся мой внутренний голос. Девочка повзрослела, а ты и не заметил, что гадкий утёнок превратился в прекрасного лебедя. А она ждала от тебя комплиментов. Ну и баран ты, Паша! Догони её, в кино пригласи.

- Томка! – крикнул я ей вслед. Погоди.

Она остановилась и спросила, обернувшись:

- Ну, чего тебе ещё?

- А ты прекрасно выглядишь, правда. Стала шикарной дамой, просто глаз не оторвать! Давай с тобой в кино сходим? Я получил расчёт, деньги имеются.

Она улыбнулась, поинтересовавшись:

- Когда?

- В ближайшие дни, – сообщил я. Лицо в порядок приведу, в таком виде стыдно людям на глаза показываться.

- Хорошо, – обрадовалась девушка, - я согласна, позвони мне. Я буду ждать!

Когда она исчезла из виду, я поднялся по лестнице, открыл дверь квартиры и завалился спать, не снимая одежды. Мне снилась зона отдыха, Костя и девушки, но вместо Любы я был с Томкой. Мы плавали на лодке, жарили сосиски, пили пиво и целовались. Во сне ко мне снова вернулось счастье.

Синяки и ссадины зажили быстро. Мы устроились работать на завод, чтобы добывать деньги на пропитание, Костя токарем я фрезеровщиком. Через военкомат, мы поступили учиться в автошколу, свободного времени почти не осталось. Четыре дня в неделю после работы мы посещали занятия, а возвращаясь, домой валились с ног от усталости. Когда наступали долгожданные выходные дни, мы отрывались по полной программе, включающей прогулки на свежем воздухе, кино и танцплощадку. У нас образовалась великолепная компания - Костя, я и Томка. Вначале она безболезненно влилась в наш коллектив, но затем я стал ревновать её к своему другу.

Однажды поздним вечером, проводив Костю, мы возвращались домой и я поинтересовался:

- Тома, а у тебя есть подруга, такая же красивая, как ты? Если нет такой, сойдёт и «крокодил».

- Ты всё шутишь, Паша, - ответила она. Понимаю, к чему ты клонишь. Хочешь, чтобы я нашла подругу Косте?

- Да, хочу! – честно признался я. Мне кажется, что я ревную тебя к нему.

- Сам виноват, – ответила она. Определись кто я тебе, соседка или твоя девушка. А подруга у меня есть, и я непременно познакомлю её с Костей, не хочу, чтобы ты ревновал. Ему она понравится, между прочим, блондинка.

- Спасибо! – поблагодарил я. А на счёт тебя я определился. Ещё в конце лета, когда встретил, вернувшись с зоны отдыха.

- Неужели? И что ты решил? – улыбаясь, спросила Томка, полагая, что я снова отвергну её чувства.

- Решил, что ты моя девушка, – сообщил я, немного стесняясь. Прости, что у меня не хватало смелости в этом признаться.

- Какая же ты сволочь, Паша! – произнесла Томка, со слезами на глазах. Зачем так долго меня мучил?

Она прижалась ко мне, и наши губы слились в долгом, трепетном поцелуе.

Этим вечером всё встало на свои места, и я наконец-то нашёл именно то, что так долго искал. Мы гуляли до рассвета, будучи не в силах расстаться. В глазах моей возлюбленной играли озорные искорки счастья, а я впервые в жизни осознал, что слова «любовь» и «секс» не являются синонимами.

Томка выполнила обещание и на танцплощадке познакомила Костю с симпатичной подружкой Оксаной, после чего ряды нашей дружной компании пополнились. Я искренне радовался за друга, потому, что Оксана пришлась ему по душе и стала чем-то большим, чем просто подруга. Теперь, мы вчетвером проводили свободное время и радовались каждому новому дню.

Мне очень хотелось, закончить рассказ на этой оптимистичной ноте. Моё повествование могло стать похожим на красивое кино, но, к сожалению, в жизни всё складывается не так гладко.

Так что же произошло потом? Сначала пришла зима. Мне даже показалось, что она не такая долгая и холодная как обычно. Затем явился месяц март. В середине апреля Костя ушёл служить отечеству. Я сильно к нему привязался и на проводах напился так, что не мог передвигаться без посторонней помощи. Томка тащила меня домой, облокотив на своё хрупкое плечо, а я еле передвигал ногами, потеряв один ботинок. Через неделю я получил повестку, в которой значилось - явиться в военкомат с вещами. Мне оставалось провести на воле всего три дня.

Этим вечером в одной из школ нашего района проводилась дискотека. Не просто танцевальная вечеринка, а потрясающая, неповторимая и легендарная дискотека восьмидесятых на которой пел мой друг Танк и его знаменитая на весь город группа. Они исполнили и мой любимый блюз, под звуки которого я навсегда попрощался с юностью. На дискотеке я повстречал множество знакомых, которым понравилась моя девушка, а я гордился тем, что она моя. Когда вечеринка закончилась, и мы вышли на улицу, Томка достала из кармана ключи и сообщила:

- Это ключи от квартиры моей старшей сестры Гали. Она с мужем отдыхает на Кавказе, а квартира свободна. У нас осталось всего два дня и две ночи. Я уже полгода являюсь твоей девушкой, а мы ни разу не занимались сексом. Я знаю, что ты до сих пор считаешь меня малолеткой, а я хочу быть твоей женой, пусть это продлится всего лишь два дня!

Её откровение сразило меня наповал, и я не посмел отказаться. Два счастливых дня пролетели как две минуты. Затем, Тамара отказалась идти на мои проводы, а я не настаивал, понимая, что больно и грустно снова видеть её красивые, заплаканные глаза.

Два года армейской службы тянулись словно вечность, каждую неделю мы переписывались и обменивались фотографиями. За два года, я настолько привык к армейским устоям и дисциплине, что меня стали посещать мысли остаться на сверхсрочную службу. Но я не решился этого сделать, так как сильно соскучился по родным и Тамаре. В общем и целом, служба мне понравилась, и эта школа не раз выручала меня в дальнейшей жизни.

В родной город я вернулся уже за полночь. Так получилось, что сначала задержался самолёт, потом я не успел на последний автобус, вследствие чего мне пришлось отдать последние деньги наглому и жадному таксисту. Меня встретили родные и друзья, но среди них не оказалось любимой девушки. Незадолго до моей демобилизации она вместе с родителями уехала на постоянное место жительства в Израиль. Тамара не решилась сообщить об этом в письме, не желая огорчать любимого человека. Её прощальное послание мне передала мама.

В восьмидесятые годы, мы жили за «железным занавесом», поэтому уехать на постоянное место жительства за границу означало покинуть родину безвозвратно. Мы не имели возможности перезваниваться по мобильной связи или писать друг другу СМС, так как в то время не существовало подобной техники. Письма почему-то не доходили, полагаю, что вмешалась коммунистическая цензура. Сначала я сильно переживал, искренне сожалея о том, что не родился евреем и не могу уехать к любимой. Но время лечит. Я заставил себя успокоиться, и на душе стало легче. Конечно, я её любил, но молодому человеку нельзя жить прошлым, чтобы не потерять настоящее и будущее. Спустя некоторое время из армии демобилизовался Костя, и жизнь постепенно вошла в прежнее русло. Я перестал верить в чудо и надеяться, что Томка когда-нибудь вернётся.

Впрочем, чудо всё же произошло, судьба оказалась благосклонна ко мне и Тамаре. Мы снова встретились, но уже в девяностые годы, когда рухнул «железный занавес», изменив до неузнаваемости нашу страну. Тома приехала погостить к родственникам, не пожелавшим жить на чужбине. Она не вышла замуж, а повзрослев, расцвела словно роза. Впрочем, это совсем другая история, не имеющая отношения к восьмидесятым.

Подлинные имена действующих персонажей повести изменены автором. Любые совпадения, прошу считать случайными.

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.