Бей хвостом Загадка солнечного дельфина


Секрет солнечного дельфина или похищение волшебной жемчужины

Глава 1.

Заговор
В чёрной-чёрной глубине, на чёрном-чёрном дне, в самом Чёрном омуте сидел чёрный осьминог и сверкал красными глазами.

У него было столько огромных ног-щупалец, что росли они даже из головы.

Какой они длины, вообще никто не знал, потому что большинство самых толстых ног уходили в глубь бездонного омута, покрытого чёрными-чёрными водорослями.

Осьминог Шпрут никогда не покидал своего логова, но его жуткие щупальца легко хватали любого обитателя дна, проплывающего мимо Чёрного омута, и все его ужасно боялись.

Все, кроме дельфинов.

Шпрут поднял голову и съёжился.

С поверхности моря слышались весёлые крики дельфинов.

Вокруг страшилища почернела вода, это означало, что он не на шутку разозлился.

Осьминог оскалился и зарычал:

— Скоро я это прекращу!

У стены омута дрожала стайка креветок и несколько осьминогов.

— Я вас собрал здесь, чтобы рассказать секретный план!

Вдруг громко загудел пароход.

Шпрут мгновенно дёрнул за крепкую толстую водоросль, и омут закрылся крышкой из морского мха.

Стало темно и тихо.

Только красные глаза Шпрута злобно сверкали в темноте.

Всё в омуте покраснело: и стены, и водоросли, и вода, словно кто-то пролил краску.

Только теперь Шпрут немного успокоился и, ухмыльнувшись, прошипел:

— Я придумал, как победить дельфинов и украсть у них волшебную Жемчужину!

Несколько креветок, предчувствуя страшные события, рухнули в обморок.

— И не сметь притворяться больными! — рявкнул осьминог на креветок. — Если кто-нибудь испортит мой план, вот что я с вами сделаю! — Осьминог с ужасным свистом пронзил воду щупальцами и обвил ими всех креветок.

— Шпру-у-ут!

Шпру-у-ут! — вдруг донеслось сверху, и в Чёрный омут влетела морская каракатица.

Осьминог от неожиданности выпустил креветок, и те быстренько зарылись в водоросли.

— Я только что наверху был.

За дельфинами следил, — засуетился вокруг страшилища его прихвостень,

Злюн, и гордо всучил Шпруту что-то белое. — Это кукуруза, её люди едят.

Мне понравилось, дарю!

— Да как ты смеешь?!

Влетать без стука в моё логово!

— А было открыто.

Я думал…

— Чем ты думал?!

Каракатица!

Чем ты можешь думать! — Шпрут кинулся кукурузой в Злюна.

Тот увернулся, и кукурузина попала прямо в лоб симпатичной осьминожке Жменьке.

— Хотел как лучше. — Злюн смущённо хихикнул и заторопился к выходу. — Там ещё есть.

Хочешь, принесу, пока креветки не растаскали?

— Ах ты, каракатица! — разозлилась осьминожка и вцепилась в Злюна всеми восемью ногами. — Я тебя сейчас самого растаскаю!

— Молчать! — гаркнул Шпрут.

Креветки снова попадали в обморок, но, вспомнив про угрозу Шпрута, сразу повскакивали.

Злюн вылетел из омута и взвился к поверхности моря.

— Сами вы каракатицы!

Я морской крокодил! — закричал Злюн и даже стукнул кулаком по воде, потому что точно знал, что со дна Чёрной пещеры его не слышно и не видно. — Вот проси у меня кукурузину, на все колени упади, ни за что не дам — даже понюхать!

Тем временем в Чёрном омуте стало ещё страшнее.

Глаза Шпрута от злости стали ярко-красными.

Щёлкая присосками, он поглядел на осьминожку:

— Жменька, ты заходила последней и оставила вход открытым!

А если бы меня подслушали дельфины?!

Осьминожка кинулась к боковому входу и захлопнула дверь.

— Вот мой план! — Осьминог пронзил воду щупальцем, и все задрожали. — Вы должны выкрасть Жемчужину!

— Но дельфины её прячут… — в зловещей тишине пробормотала Жменька.

Она была самой красивой среди осьминожек этой местности, и только она могла изредка возразить или повлиять на мнение Шпрута.

Поэтому все смотрели на неё преданно и с надеждой.

Жменька это обожала.

— Ты же знаешь, что Жемчужина принадлежит им.

А с дельфинами даже ты не справишься.

По омуту пронеслась волна шёпота.

Такое сказать Шпруту!

Несколько осьминожек, мечтающих выйти замуж за всесильного Шпрута, сверкнули глазами и приготовились поэффектнее упасть в обморок, чтобы показать, как они оскорблены словами Жменьки.

Злодей окутался чёрным ядовитым туманом.

Всякий, кто попадал в этот туман, некоторое время не мог двигаться.

Осьминог обвил Жменьку щупальцами.

Она закрыла глаза и приготовилась к худшему.

— Слушай меня внимательно. — Шпрут поднес осьминожку к ужасному рту, похожему на пасть дракона.

Клубы тумана распространились по омуту и сковали остальных.

Креветки и осьминоги, покачиваясь как поплавки, внимали булькающему голосу осьминога.

— Ты подружишься с самым доверчивым из дельфинов и заставишь его показать, где хранится Жемчужина.

План такой… — Шпрут помолчал и что-то тихо зашептал на ухо Жменьке: — Возьмёшь в помощь Злюна и креветок.

Шпрут отпустил Жменьку и развалился на водорослях:

— Хорошо!

Мяконько.

Осьминог ещё покачался на водорослях, как в гамаке:

— И чтобы сегодня Жемчужина была у меня!

Или…

Вдруг около двери послышался треск.

Шпрут резко просунул туда самое тонкое из щупалец и, обнаружив щель, пришёл в ярость.

— Нас кто-то подслушивал!

Злю-ю-юн! — завопил Шпрут. — Креветки, позвать мне сюда Злюна!

Немедленно!

Всех в порошок сотру!
Глава 2.

Солнечный дельфинёнок
Злюн носился по морю как угорелый и останавливал каждую рыбу, которая попадалась на его пути.

— Меня!

Главного помощника!

Так опозорить перед всеми! — кричал он в ухо маленькому окуню. — Вот попросит он у меня помощи!

Вообще больше никогда не подплыву к омуту!

Ага! — Злюн схватил медузу.

Она испуганно вытаращила глаза. — Это Шпрут специально сделал, чтобы показать Жменьке, какой он главный!

Медуза просочилась между щупалец каракатицы и, лихорадочно дёргая ножками, заторопилась прочь.

Злюн вертел головой в надежде ещё кого-нибудь схватить, но все рыбы попрятались, и только крабы нахально щёлкали клещами-хваталками.

— Чего, лупоглазые, расщёлкались? — Злюн показал крабам язык, покрутил щупальцем у виска и вытаращил глаза.

Крабы, нахмурив лбы, ещё громче защёлкали клешнями и угрожающе замерли перед нападением.

— Ай-ой-ой!

Как страшно! — Злюн оторвал водоросли, кинул ими в кучку крабов, и быстренько скрылся из виду. — Надоело всё!

В конце концов, крокодил я или нет?

Уйду к дельфинам, с ними хоть поговорить можно. — Злюн почувствовал, что кто-то тянет его вниз. — Эй!

В чём дело?

Но креветки уже облепили каракатицу и потащили в Чёрный омут.

***

В это время морской конёк Пластик носился по морю в поисках своего друга дельфина Дэника.

— Ужас!

Кошмар!

Я это предчувствовал!

И по гороскопу у меня неудачный день! — бубнил себе под нос Пластик. — И чёрный туман из омута тоже плохой знак.

Пластик обладал удивительным даром влипать во всякие истории.

Наверное, поэтому он каждый день случайно прогуливался мимо Чёрного-чёрного омута, где водились самые страшные морские обитатели.

Он был очень подозрительным морским коньком, верил во все приметы, которые сам же и выдумывал.

— Вот оно!

Это крах!

Недаром я сегодня во сне видел червяка, — Пластик выпучил глаза и схватился за голову, застонав, — и он меня укусил!!!

Сейчас конёк, тоже как обычно и, конечно, совершенно случайно, задержался у Чёрного омута и подслушал, как злодей Шпрут говорил о Жемчужине.

А Жемчужина в море была только одна, — но какая!

Пластик сразу же понял, что Шпрут затеял что-то жутко коварное.

— Где носит этого дельфина! — возмутился Пластик. — Как только важное дело, так его и след простыл!

Можно подумать, спасать море — это только моё дело!

Почему я должен ловить врагов и подозревать недругов!

А этот, с позволения сказать, дельфин, носится наперегонки с лодками и кораблями!

И даже не думает помочь своему другу — мне!

Благородному борцу за справедливость и чистую воду!

Заговорившись сам с собой, морской конёк врезался в подводный риф и, отлетев назад, вдруг радостно воскликнул:

— Точно!

Он играет с лодками.

Дэник! — закричал изо всех сил Пластик и полетел к поверхности моря. — Дэник!

Дэн нёсся впереди моторной лодки.

Иногда он подплывал близко-близко, так, что видел улыбки на лицах людей.

И как только протянутые руки, казалось, вот-вот коснутся его носа, он, вильнув хвостом, уносился в глубину.

А потом, с радостным свистом, взлетал высоко над водой!

Дэн мог прыгать долго, лишь бы слышать весёлые голоса и смех.

Он обожал радовать людей.

Ведь он много раз видел, как красиво выпрыгивают из воды мама и папа!

И как морские брызги блестят и переливаются в лучах солнца!

Кстати,

Дэн, на морском языке, значит «солнце».

Наверное, поэтому дельфинёнок очень любил солнце и грустил, когда идёт дождь.

А ещё Дэник обожал ночами лежать на лунной дорожке.

Тогда на нём отражались сотни маленьких звездочек, и он представлял себя звёздным небом.

В очередной раз выпрыгнув из воды,

Дэн неожиданно почувствовал себя тяжелее, чем обычно.

— Скачешь, да?

Развлекаешься?

Я всегда тебе говорил, что ты по гороскопу не дельфин, а конь, — послышался тоненький голосок. — Это я должен резвиться и по волнам скакать!

А ты в море за порядком следить!

Почему я всё должен делать за тебя?!

Шпрут, между прочим, козни строит, пока ты тут развлекаешься!

Дэник сразу узнал своего друга.

— Ты что, опять плохой сон увидел? — захохотал дельфинёнок. — Когда ты уже успокоишься,

Пластик.

Посмотри, какая красота вокруг!

Дэник выпрыгнул из воды и, несколько раз кувыркнувшись в воздухе, плюхнулся в воду.

Пластик не отставал.

— Это сейчас красота, а завтра этой красоты может не быть.

Я тут проплывал мимо Чёрного омута, так Шпрут…

— Вечно ты чего-нибудь боишься!

Шпрут неопасен, пока Жемчужина у нас! — Дэник собрался вновь выпрыгнуть из воды, но конёк вцепился ему в плавник и закричал:

— Вот именно что «пока»!

Я слышал, что он хочет выкрасть Жемчужину!

А Шпрут по гороскопу — скунс!

А это значит, что если он чего задумал, то сделает обязательно!

Дэник снова расхохотался:

— Успокойся,

Пластик.

Шпрут такой тяжелый, что не может даже от дна оторваться.

Конёк задумался.

Действительно осьминог, хоть и имел такую силищу, что мог запросто потопить лодку, но со дна Чёрного омута почему-то не мог всплыть.

— А Жемчужина точно хорошо спрятана?

Охрана надёжная?

Может, проверить? — Пластик обернулся, но Дэника рядом уже не было. — Дэник!

Ты где?

И вдруг он услышал пронзительный крик.

— На помощь!
Глава 3.

Дэник влюбляется
— На помощь!!! — На дне кто-то неистово кричал.

Пластик дёрнул хвостом и неожиданно поплыл в противоположную сторону так быстро, что сам не сразу сообразил куда плывет.

У морского конька хвост был необычного строения и мог поворачиваться в любую сторону, поэтому Пластик с перепугу часто путал направление, отчего все рыбы насмехались над ним.

Но он, как любой уважающий себя морской конёк, не обращал внимания на глупых рыб.

— Тьфу ты.

Опять перепутал, — посетовал Пластик и, показав язык гогочущим рыбам, устремился на дно.

Дэник, услышав зов о помощи, нырнул в пучину.

За подводным рифом он увидел, как маленькая осьминожка отбивается от морской каракатицы.

Прижавшись к камню, она отмахивалась красивой блестящей сумочкой, которую пытался отобрать хулиган.

Дэник кинулся на помощь:

— Эй, каракатица, отойди от осьминожки!

— Сам ты каракатица!

А я,

Злюн морской крокодил! — огрызнулся драчун.

— Тем более!

Твоё место в Африке! — расхохотался Дэник.

Злюн осмотрелся и, поняв, что дельфинёнок совсем один, прицепился к его хвосту.

— Сейчас посмотрим, где моё место!

Дэник не ожидал такой наглости, ведь на дельфинов в море никто не решался нападать.

— Я оседлал дельфина! — загоготал Злюн. — Ай да я!

Я самый сильный в море!

Я царь горы!

Я король кораллов!

Дэник попытался стряхнуть каракатицу, но Злюн словно прилип.

Он так осмелел, что впился клювом в плавник дельфину.

Плавник оказался очень твёрдым, и два передних зуба драчуна согнулись.

— Фто это? — оскалился Злюн. — Ты фогнул мне фубы?

Ты вификнул мне клюф?

Тут Жменька прицелилась и запустила ракушкой в каракатицу.

— Ай, фто ты дерёшься-то?

Фто я тебе такого фделал-то? — Злюн соскользнул со спины дельфинёнка и воткнулся клювом в ил.

Вдруг струя песка залепила глаза и Дэнику, и Жменьке.

— Вот тебе!

Вот тебе!

Я покажу, как нападать на меня! — Пластик, быстро перебирая плавниками, забрасывал всех песком.

Вода замутилась.

— Хватит,

Пластик!

Прекрати! — крикнул Дэник. — Кто на тебя нападает?

— Каракатица!

— Он не на тебя нападал, а на меня.

— Какая разница? — Пластик прыгнул на образовавшуюся вместо Злюна кучку песка. — Всё!

Я победил!

— А где же Злюн? — Дэник покрутил головой, но каракатицы нигде не было.

— Враг разбит и обращён в бегство, — гордо заявил морской конёк. — Дэник!

Ты меня не дослушал…

— Подожди,

Пластик. — Дельфинёнок подплыл к плачущей осьминожке. — Что с тобой случилось?

— Меня зовут Жменька, — всхлипнула осьминожка и заморгала длинными ресницами. — Со мной приключилась беда.

Она схватилась щупальцами за голову и зарыдала, вздрагивая всем телом.

— Что, шапочку потеряла? — съехидничал Пластик. — Это дело поправимое.

Возьми любую медузу — вот тебе и шляпка!

— Нет, всё намного хуже.

Я заблудилась и случайно заплыла в царство Чёрных Кораллов.

— Ой, пойдём отсюда,

Дэник! — Конёк потянул дельфина за хвост, но тот отмахнулся и подплыл к Жменьке поближе.

— Ужас!

Оттуда же невозможно вернуться!

Осьминожка жалобно посмотрела на дельфинёнка и опять расплакалась.

Пластик тоже подплыл поближе:

— Эй, хватит реветь.

У нас и так море солёное!

Ты кто по гороскопу?

Дэник сердито посмотрел на друга и снова обратился к Жменьке:

– Как же ты смогла оттуда выбраться?

— Честно говоря, сама не помню.

Ой, лучше бы я оттуда вообще не выплывала!

— А зачем выплыла? — снова вмешался Пластик и получил от Дэника хвостом по лбу.

— Ах, так?

Да?

Ну и, пожалуйста!

Ну и целуйся тут с этой плаксой, раз ты такой!

Друг называется!

Я по глазам вижу, что по гороскопу она — жаба! — Конёк фыркнул и, дрыгнув хвостом, отлетел в сторону.

— Ты из-за меня поссорился с другом? — пискнула осьминожка и кокетливо наклонила голову. — Мне очень жаль.

Ты такой добрый.

Дэник улыбнулся:

— Вообще-то Пластик очень хороший!

Просто вечно чего-то опасается.

Всюду ему враги мерещатся.

Напридумывает всякой чепухи, а потом ещё и обидится.

Но это ненадолго.

Он вспыльчивый, но отходчивый.

Так что же с тобой произошло?

Я могу тебе помочь?

Жменька снова сморщила носик и, всхлипывая, заговорила:

— А ты не испугаешься, если я тебе расскажу что-то очень страшное?

— Я ничего не боюсь! — воскликнул Дэник. — Рассказывай!

Глава 4.

Я спасу тебя!

Маленькая осьминожка Жменька взглянула на Дэника полными слёз глазами и начала рассказ:

— Я убегала от Злюна.

Он меня всё время обижает и хочет отобрать сумочку.

Я бежала, бежала… Как оказалась в царстве чёрных кораллов, и сама не знаю.

Долго там плутала и обожглась о ядовитые камни.

Дэник посмотрел на ноги осьминожки.

Несколько ножек висели, как верёвочки, и совсем не двигались.

— Так вот почему ты не могла от него убежать?

— Да.

Скоро мои ножки позеленеют, и тогда я не смогу плавать!

А-а-а!

Я бедная, несчастная осьминожка! — Жменька зарыдала так громко, что Дэник чуть не оглох.

— Я знаю, что может спасти от яда чёрных кораллов, — неуверенно сказал Дэник, — но это запрещено, я не могу… Хотя, если спросить разрешения у папы, то…

— У меня нет времени.

Силы оставляют меня! — заголосила Жменька. — Прощай,

Дэник.

Конечно, я знаю, что волшебная Жемчужина меня бы спасла, но ты не мучайся совестью, что не помог мне.

Пожалуйста, спрячь меня в камнях.

И я тихо буду ждать своего конца!

Жменька соскользнула с камня и беспомощно повалилась на песок.

Сумочка шмякнулась о дно, и в ней что-то крякнуло.

Осьминожка быстренько схватила сумочку и перекинула лямку через голову.

— Ну что, не все ноги отсохли?

Вон как ловко с сумкой управилась! — Позади дельфина стоял морской конёк. — Дэник, я, несмотря на обиду, вернулся, потому что знаю одну тайну про Шпру…

— Ой-ой-ой! — запричитала осьминожка. — Чувствую, что последняя нога тоже перестала двигаться.

Я теряю сознание.

Дэник, прощай!

Жменька опустила голову на свою красивую сумочку и, всхлипывая, закрыла глаза.

Пластик толкнул осьминожку:

— Ух, ты!

Красиво лежит.

Как лебедь белая.

Только очень чёрная.

— Я не чёрная! — слабым голосом возразила осьминожка.

— Ну, значит, зелёная! — прикрикнул Пластик и, повернувшись к Дэнику, добавил: — Это по гороскопу.

— Пластик, как ты можешь!

Надо ее спасти. — Дельфин подплыл к осьминожке. — Помоги, посади Жменьку мне на спину.

— Ещё чего! — рассердился конёк. — Значит, моё важное сообщение ты слушать не хочешь!

А вместо этого будешь катать на себе это ногастое недоразумение.

Дельфин подплыл под осьминожку так, чтобы она оказалась на его спине.

— Держись,

Жменька.

Я тебя отнесу в грот.

И волшебная Жемчужина обязательно вылечит твои ножки.

— Не пущу! — Конёк так возмутился, что покрылся мурашками. — Ты головой стукнулся?

Это запрещено!

Даже мне нельзя плавать в грот, где хранится Жемчужина.

А ведь я твой лучший друг!

Сегодня по гороскопу неудачный…

— Вот как лучший друг ты мне и помоги, — перебил Дэник конька. — Пока я буду лечить Жменьку, ты последишь за входом в грот.

— Да?

Умный какой!

А если кто-нибудь приплывёт?

Что я скажу?

Здравствуйте, я тут мимо проплываю?!

Дельфины сразу поднимут тревогу!

Или таких тумаков надают, что я забуду кто я сам по гороскопу!

Нет, это невозможно! — Пластик уткнулся хвостом в песок и замер.

— Да успокойся ты.

Просто спрячешься и, если что, дашь мне знать, а я что-нибудь придумаю. — Дэн легонько стукнул друга, и тот повалился на дно, как примятая трава.

— Нет, нет и нет! — Пластик, вытащил из песка хвост и стряхнул прилипших креветок. — Надо плыть к дельфинам, и пусть они решат, как её лечить.

Вдруг в сумочке Жменьки что-то зашумело, осьминожка открыла глаза и, встряхнув сумочку, начала охать:

— Ох, мне хуже.

Ох,

Дэник, спаси меня.

Ах, только дельфин мне сможет помочь.

Ведь призвание дельфина — спасать всех!

Ай-я-яй, как мне плохо!

— Потерпи, сейчас тебе станет лучше!

Пластик ты со мной или нет?

Конёк сузил глаза и, отвернувшись, горько произнёс:

— Дэник!

Ты неправ!

Ох, как ты неправ,

Дэник!

Дэн помчался к секретному гроту, где дельфины прятали волшебную Жемчужину.

Осьминожка всеми щупальцами вцепилась в его плавник.

Пластик хотел кинуться следом, но вдруг песок зашевелился, как живой.

И через секунду Пластика окружила плотным кольцом толпа креветок.

— Эй, мелюзга!

Ну-ка, уступите дорогу морскому коню!

Креветки захохотали и принялись щекотать Пластика.

— Ой-ой!

Щекотно!

Только не это!

Ой, ха-ха-ха!

— Не ходи к дельфинам, — жужжали креветки, — ты разве не видишь, что Дэник влюбился в осьминожку.

— Жменька, самая красивая осьминожка в нашем море, понимать должен.

А ты мешать вздумал!

Пластик вдруг перестал хохотать.

— Как это влюбился?!

Дэник не может влюбиться.

Что же, он теперь со мной и дружить не будет?

Будет с этой многоножкой везде плавать?

Пластик сел на камушек и загрустил.

Креветки увидели, что конёк не собирается никуда плыть, и перестали на него нападать.

— Похоже, у нашего Дэника совсем плохо с головой.

Влюбиться в какого-то головастика с ногами!

Между прочим, по гороскопу — она жаба!

И что он в ней нашёл?

— А то и нашёл! — наперебой залепетали креветки. — У неё целых восемь ног и все от ушей!

Красотка!

— Это у вас чисто креветочный взгляд, — вздохнул Пластик и вдруг увидел на песке огромную тень.

— Ну что, допрыгался, конёк?

Попался?..
Конец ознакомительного фрагмента

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.